Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

На фестивале в Венеции показана уже почти половина программы


Программу ведет Надежда Перцева. Принимает участие кинокритик Андрей Плахов.

Надежда Перцева: В Венеции проходит международный кинофестиваль. О первых итогах своими впечатлениями делится Андрей Плахов.

Андрей Плахов: На фестивале в Венеции показана уже почти половина программы. Похоже, лидером конкурса остается фильм Джорджа Клуни "Спокойной ночи и удачи", встреченный овацией и, похоже, обреченный не остаться без наград. Он показался бы типовым образцом политического кино, если бы не был окутан аурой ностальгии по временам, когда и у правых, и у левых были искренние идеалы, толстые негритянки исполняли живой джаз, а истовые журналисты в клубах табачного дыма занимались разоблачением маккартизма. Это была Америка 1953 года, немного напоминающая Россию периода расцвета НТВ и надвигающихся репрессий.

Другой образец черно-белого романтизма - фильм "Постоянные любовники" Филиппа Гареля. Этот французский режиссер воспроизвел собственный опыт участия в молодежном бунте 1968 года. Чтобы личный характер предприятия стал очевиден, он привлек на главную роль собственного сына Луи Гареля и собственного отца, легендарного актера Мориса Гареля. Все трое, если делать скидку на возрастную разницу, похожи друг на друга, как капли воды. Гарель-сын уже успел сняться у Бернардо Бертолуччи в "Мечтателях", где действие происходило в том же 1968 в большой парижской квартире. В "Постоянных любовниках" тоже большая квартира, тоже кучка молодых идеалистов, но вместо секса - стычки с полицией, роковые влюбленности, гашиш с опиумом, юношеский надлом и опасные игры со смертью. Ни одного шага навстречу публике. Но, в отличие от фальшивых "Мечтателей", каждому кадру здесь веришь, даже когда герои баррикад уподобляются мифологическим ликам Байрона, Робеспьера, Сержа Гинзбура или фигурам полотен Делакруа. Как в трагедиях Расина, здесь налицо конфликт между долгом и чувством, между историей и вечностью.

Эта же тема обещает возникнуть в несколько ином жанровом регистре в фильме Алексея Германа-младшего "Гарпастум", который покажут в Венеции на днях. И здесь черно-белая фактура служит выявлению романтического конфликта, только координатой служит другой исторический год - 1914-й.

Цветное кино в конкурсе пока что не принесло столь же интригующих открытий. Хотя показаны были и фильм "Сюрприз" Такесиа Китано, полный режиссерско-актерского нарциссизма, и корейская поэма о насилии "Сочувствие госпоже Месть" Чхан Ук Пака, и многомиллионная фантазийная сказка "Братья Гримм" Терри Гиллиама, и дипломатическая мелодрама "Персона нон-грата" Кшиштофа Занусси с Никитой Михалковым в роли неотразимого любовника и замминистра иностранных дел России. На пресс-показе этого фильма произошел первый микроскандал. Русско-польские диалоги переводились только на английский, и публика начала возмущаться: "Мы не в Америке, мы в Италии! Где итальянский перевод?" Просмотр прервали и через несколько минут начали снова, уже с правильным переводом. Зато финал фильма порадовал итальянскую публику. Пока поляки выясняли свои отношения с русскими, контракт на поставку вертолетов в Латинскую Америку уплыл к итальянцам, и они доказали свою конкурентоспособность.

XS
SM
MD
LG