Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В московском «Манеже» открылся Международный Салон изящных искусств


Программу «Итоги недели» ведет Дмитрий Волчек. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Анна Колчина.

Дмитрий Волчек: В московском «Манеже» открылся Международный Салон изящных искусств. 68 ведущих галерей мира привезли своих коллекции для продажи в Москве. Однако для большинства посетителей салон продолжает оставаться просто выставкой. Зрителей изумляет не только количество собранных в одном месте произведений искусства, но и цены на них. О самых ценных работах, представленных в «Манеже», - корреспондент Свободы Анна Колчина.

Анна Колчина: Картины Ренуара, Пикассо, Сезанна, Модильяни продаются в центре Москвы. Так же можно купить себе домой портрет жены художника-сюрреалиста Рене Магрита, а рядом поставить миниатюрный красный диван в форме губ, автор - Сальвадор Дали. Диван почти такой же, как в доме Дали в Фигейросе. Или, пожалуй, лучше оформить квартиру в более классическом стиле. Для такого интерьера подойдут австрийские музыкальные часы из белого мрамора и позолоченной бронзы 19 века и шкаф-бюро из венского фарфора. В «Манеже» проходит Салон изящных искусств. Своими картинами и драгоценностями он может затмить и Пушкинский музей, и музей дОрсе в Париже. Но самое удивительное – все эти шедевры подаются. Правда, те австрийские часы стоят 500 тысяч евро, и для большинства посетителей салон продолжает оставаться просто выставкой.

Зрителей изумляет не только собранные в одном месте и в огромном количестве произведения мирового искусства, но и цены на них. Дизайн выставки в «Манеже» разработал французский художник Патрик Уркад, взяв за образец, по его словам, атмосферу авеню Монтень, где огромное число ювелирных рядов. Гуляя по «Манежу», то и дело попадаешь в совершенно разнородные залы. Например, из исканного интерьера французского классицизма в коммунальную кухню Ильи Кабакова. Большее количество картин Брейгеля, чем представлено сейчас в «Манеже», пожалуй, можно увидеть только в художественной галерее Альбертино в Вене. О своей парижской галерее фламандской живописи рассказывает Аксель Вандерштапен.

Аксель Вандерштапен: Меня зовут Аксель Вандерштапен, я представляю господина де Йонкхере, который директор галереи De Jonckheere. Галерея De Jonckheere специализируется на фламандских художниках, начиная концом 15 века до 17 века. Здесь живопись от двухсот тысяч до четырех миллионов.

Анна Колчина: На вопрос о том, купили что-нибудь у галереи, Вандерштапен ответил:

Аксель Вандерштапен: Еще нет. Мы ждем.

Анна Колчина: Главной опасностью для всех коллекционеров являются подделки предметов искусства.

Аксель Вандерштапен: Никогда. Потому что если будет какая-то проблема, значит мы потеряем нашу и репутацию, и мы все потеряем тогда. Если мы чувствуем, что что-то неправильно, мы не купим, потому что не можем рисковать.

Анна Колчина: Следующий зал после фламандкой живописи – парижская картинная галерея. Ее директор рассказывает.

Жак Беродье: Мое имя Жак Беродье. Самая дорогая картина, которая у нас есть – это картина Рене Магрита, одного из самых известных художников-сюрреалистов. Он так же уровня как Макс Эрнст, Сальвадора Дали. А мы продаем очень известную его картину, она пользуется огромным интересом у москвичей. Вот ее история. Мы купили эту картину у частного коллекционера в Японии, а много лет назад она висела в одном бельгийском казино. С тех пор картина объездила полмира, переходя от одного коллекционера к другому. Магрит изобразил свою жену. Так же как и у Дали, который изображать Галу, главным объектом вдохновения у Магрита становится его жена. Это полотно стоит два миллиона долларов. Кстати, очень многие интересуются картиной, но пока покупателей нет. Если мы не продадим эту картину в Москве, мы продадим ее в Токио или Нью-Йорке. У нас также есть очень милая работа Ренуара за 1500 тысяч долларов, и работа Сислея в очень приятных тонах за 600 тысяч долларов.

Анна Колчина: О покупателях у Жака Беродье тоже сложилось свое мнение.

Жак Беродье: Обычно они никогда не раскрывают своих имен.

Анна Колчина: Кстати, вход в салон ограничен. С пригласительными билетами здесь можно гулять до позднего вечера. Но пригласительные билеты обычно только у VIP-гостей, то есть потенциальных покупателей. А простые зрители могут ходить по салону только с двух до пяти часов вечера.

Франк Флегель, коллекционер Уорхола и Лихтенштейна, рассказывает.

Франк Флегель: Мы думали, что люди будут приходить и покупать Уорхола. Мы ведь знаем, что в Москве открылась его огромная выставка, мы думали, что это будет способствовать продаже, но пока этого не происходит. Пока мы продали только картину Роя Лихтенштейна, и ни одного Уорхола.

Анна Колчина: Картины русских художников тоже продаются в «Манеже». У московской галереи «Старые мастера» уже купили несколько работ. Но о ценах продавцы говорить отказаны.

Женщина: Пока ведутся переговоры о цене. К сожалению, коммерческая тайна, мы ее не разглашаем. Потому что цена была одна, сейчас ведутся переговоры о понижении, причем значительном понижении.

Анна Колчина: Один из самых древних экспонатов салона – скифский бамбуковый лук 3 века до нашей эры. Владелец лука и директор галереи античного искусства рассказывает:

- Наша галерея античного искусства располагается в Женеве и в Нью-Йорке. Здесь представлены предметы классического искусства, греческие и римские мозаики. Наш уникальный экспонат – бамбуковый лук 3 века до нашей эры, его цена 250 тысяч долларов. Мы уже продали несколько предметов – кольца, браслеты. Одно проданное кольцо могло бы стать отличным свадебным подарком. Это 10 век нашей эры, золотое кольцо с двумя высеченными фигурами на нем. Очень красиво. Может быть это станет подарком невесте. Коллекционеры покупают эти вещи, потому что они просто влюбляются в них.

Анна Колчина: И хотя международный салон устраивается в Москве уже во второй раз, мы не скоро привыкнем к тому, что картины Шагала того же уровня, что недавно показывали в Третьяковке, можно купить.

XS
SM
MD
LG