Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Объявлен список финалистов премии "Букер – Открытая Россия" 2005 года


Специально для сайта

Владимир Губайловский

На пресс-конференции, которая состоялась в гостинице "Золотое кольцо" на Смоленской площади в Москве, жюри премии "Букер – Открытая Россия" объявило короткий список (шорт-лист) претендентов на главную литературную премию 2005 года. В состав жюри премии этого года входят: Василий Аксенов (председатель), критик Евгений Ермолин (Ярославль), поэт и прозаик Николай Кононов (Санкт-Петербург), критик Алла Марченко (Москва) и руководитель Государственного камерного оркестра "Виртуозы Москвы" Владимир Спиваков. В шорт-лист этого года вошли:

1. Гуцко Денис. "Без пути-следа" (Москва, "Дружба народов", 2005,№11, №12)

2. Евсеев Борис. "Романчик" (Москва, "Октябрь", 2005, №2)

3. Ермаков Олег. "Холст" (Москва, "Новый мир", 2005, №3, №4)

4. Найман Анатолий. Каблуков (Москва, "Октябрь", №8, №9, 2004, Москва, Вагриус, 2005)

5. Солнцев Роман. Золотое дно (Красноярск, "День и ночь", 2005, №№3-4, №№5-6)

Солнцев Роман. Минус Лавриков (Санкт-Петербург, "Нева", 2004, №8.)

6. Чижова Елена. Преступница (СПб: Звезда, 2005, №1, №2.)

Роман Солнцев представлен в шорт-листе двумя романами, которые члены жюри сочли возможным соединить в одной позиции. Лауреат Премии "Букер-Открытая Россия" будет объявлен 1 декабря 2005 года. Главая премия составляет 15 000 долларов США; остальные пять финалистов получат по 1000 долларов.

В этом году из 65 номинированных произведений для участия в конкурсе было допущено только 22. Остальные произведения были отклонены жюри по разным причинам – в основном, по несоответствию формату: представленные тексты жюри сочло не романами, а произведениями других жанров. Другие тексты были отклонены, как недостаточно качественные. Уже на стадии формирования лонг-листа решение жюри в некоторых случаях выглядело крайне спорным. Например, в случае романа Марины Палей "Клеменс". ("Нева", №3 №4). Как бы не относились к роману Марины Палей уважаемые члены жюри – то что "Клеменс" именно роман, не вызывает никакого сомнения. Василий Аксенов, объясняя критирии отбора который проводило жюри, сказал, в частности: размер имеет значение – роман – "это достаточно большой текст, а нам предлагали текста в полпальца толщиной". По этому параметру роман Палей, безусловно, проходит. Тем не менее, почему-то он не попал даже в лонг-лист.

Во время пресс-конференции, посвященной объявлению шорт-листа, Наталья Иванова, заместитель главного редактора журнала "Знамя", спросила уважаемое жюри: "Каким образом вам удалось добиться полной аннигиляции качества художественных произведений? Как вы смогли так сосредоточиться на содержании, что полностью забыли о качестве? Поделитесь опытом". Ни одного произведения, опубликованного в "Знамени", в букерском шорт-листе этого года нет. Но вопрос Натальи Ивановой был задан о совершенно определенном романе, который вошел в лонг-лист, но в число финалистов не попал. И Василий Аксенов заговорил именно о нем – это роман Михаила Шишкина "Венерин волос". (Москва, "Знамя", №4, №5, №6).

Аксенов сказал: "Это роман такого уровня, что если включать его в шорт-лист, то ему непременно нужно давать лауреатство. А он уже получил другую крупную премию". Роман Михаила Шишкина получил премию "Национальный бестселлер" за 2005 год, но на решение жюри повлияло, по-видимому, и то, что другой роман Михаила Шишкина "Измаил" (Москва, "Знамя", 1999, №10, №11, №12) уже был удостоен Букеровской премии за 2000 год. Но логика букеровского жюри все-таки выглядит парадоксально. Если ей следовать, то нужно добавить в положение о премии соответствующий пункт: автор, однажды удостоенный премии, не может входить в шорт-лист.

Владимир Спиваков высказал свое особое мнение. Он сказал, что отстаивал роман Шишкина: "Мне кажется, проза Шишкина похожа на музыку Шнитке". Но мнение Спивакова других членов жюри не тронуло.

Алла Марченко сказала: "Одной из задач было сбить букеровскую тусовку, а то одни и те же люди кочуют из одного шорт-листа в другой". При таком подходе, конечно, Шишкина никак нельзя было пускать в шорт-лист. Но при таком отношении художественные качества текста действительно где-то далеко в стороне ("аннигилируют" - по выражению Натальи Ивановой), а все решается из соображений, литературе совершенно внешних. В тусовке? Отойди. У нас смена караула. Алла Марченко, сказала, в частности, что авторы, вошедшие в шорт-лист представляют собой некоторое единство. Но задача букеровского жюри все-таки не состоит в том, чтобы представить некий ансамбль – такой подход неизбежно односторонен. Представляется, что в шорт-лист самой престижной российской литературной премии должны войти самые яркие тексты минувшего года.

Роман "Венерин волос" вызвал самые разные, в том числе полярные точки зрения (Например, "За!" – Майи Кучерской, "Против!" – Никиты Елисеева), но в любом случае он стал один из самых ярких и запоминающихся событий 2005 года, и выбор букеровского жюри трудно объясним.

Члены жюри так много говорили о выдающихся достоинствах романов Романа Солнцева, что сложилось двоякое впечатление. То ли они оправдывались за выбор, который был абсолютно непредсказуем и показался большинству журналистов и критиков, не меньшей мере, спорным, то ли члены жюри уже решили, кому достанется главная премия.

Критик Ирина Роднянская так сформулировала свое впечатление от короткого списка: "Яркие тексты – именно яркие, а не сосредоточенные на существенности и содержании, в шорт-лист не вошли. А такие тексты были в лонг-листе: это и роман Шишкина, и "Священная книга оборотня" Виктора Пелевина, и роман Дмитрия Быкова "Эвакуатор". В результате список получился бледненький. Хотя в нем и есть значительные вещи. Я бы отметила роман Олега Ермакова "Холст" – очень важный для автора, который нащупывает новые пути в литературе, расширяет свой тематический круг. Создается впечатление, что попадание любого действительно яркого романа в шорт-лист поставило бы остальные тексты в явно проигрышное положение".

XS
SM
MD
LG