Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Екатеринбурге прошла коллегия Министерства культуры, посвященная кинообслуживанию населения


Программу ведет Олег Вахрушев. В программе принимают участие - Наталья Маликова, директор Центра социальных технологий «Оптима», Николай Владычкин, директор мультиплекса «Салют», Ада Бернатоните, кинокритик, и корреспондент Радио Свобода в Томске Мелани Бачина.

Олег Вахрушев: В Екатеринбурге прошла коллегия Министерства культуры, посвященная кинообслуживанию населения Свердловской области. За последние 20 лет количество кинотеатров в населенных пунктах области уменьшилось на 80 процентов.

О проблемах и качестве современного кинообслуживания мы и будем говорить сегодня с экспертами в Томске и Екатеринбурге.

Сегодня рядом со мной в Екатеринбургской студии Радио Свобода – директор Центра социальных технологий «Оптима», кандидат философских наук Наталья Маликова. Которая, кстати, представила на коллегии министерства содоклад о результатах социологического исследования «Кинопредпочтения жителей Свердловской области».

Здравствуйте, Наталья Николаевна.

Наталья Маликова: Здравствуйте.

Олег Вахрушев: И директор крупнейшего регионального кинотеатра России, мультиплекса «Салют» Николай Владычкин.

Здравствуйте, Николай Абрамович.

Николай Владычкин: Доброе утро.

Олег Вахрушев: Чуть позже по телефонной линии из Томска к беседе присоединятся моя коллега Мелани Бачина и кинокритик Ада Бернатоните.

А нашим слушателям мы предлагаем ответить на вопрос: какие фильмы вы хотели бы посмотреть в современном кинотеатре?

Однако в начале беседы – к существующим проблемам. В Екатеринбурге прошла коллегия Министерства культуры Свердловской области, по итогам которой принято решение разработать комплексную программу развития кинообслуживания населения. В прошлом году на Среднем Урале работало 112 киноустановок - это чуть более 5 процентов от уровня 1984 года. Подробнее о том, как кино хотят вернуть в село, расскажет екатеринбургский корреспондент Радио Свобода Ирина Мурашова.

Ирина Мурашова: В прошлом году в 29 муниципальных образованиях Свердловской области кинопоказов не было вообще. Власти региона говорят о том, что подрастает целое поколение детей, которые никогда не были в кинотеатре. Чтобы спасти ситуацию, два года назад начался перевод сельского кинопоказа на систему видеопередвижек. Область закупила 24 таких комплекта, каждый стоит около 200 тысяч рублей.

Первыми технику получили те районы, которые смогли организовать условия для кинопоказа - помещение, автомобиль с водителем и киномеханика. Этот своеобразный конкурс выиграли Ирбитский и Слободо-Туринский районы. Рассказывают руководители Управлений культуры этих районов Галина Гуляева и Людмила Молодых.

Галина Гуляева: У многих людей ностальгия по старым фильмам, особенно у пожилых людей. Молодежь больше смотрит современные, зарубежные фильмы.

Людмила Молодых: Когда колхозникам стало как бы труднее жить, когда до сих пор месяцами они не получают зарплату или зарплата очень маленькая, люди потянулись в клуб. И мы очень рады, что снова возвращается кино. Для нас прямо панацеей является то, что в маленькие села сейчас мы сможем приехать и показать это все.

Ирина Мурашова: Показывать фильмы при помощи видеопередвижек можно практически на любой ровной поверхности. Размер экрана растягивается до 7 метров, качество картинки и звука при этом неплохое. Список из нескольких сотен лент - от классики отечественного и зарубежного кинематографа до учебных фильмов - не самый свежий, но на селе рады и этому.

За 8 месяцев этого года проведено свыше тысячи таких киносеансов, их посетили почти 53 тысячи зрителей. Средняя цена билета - 7 рублей - вполне устраивает сельчан. Главное теперь - привлечь в кино тех, кто отвык или не привык туда ходить. «Зрителя надо увлечь героем, который в последнее время – редкость», - считает директор Свердловской киностудии Михаил Чурбанов.

Михаил Чурбанов: Для нас важен в центре проекта некий герой, формирование некоего образа нового героя. Просто нужны темы, которые волнуют сегодня молодежь либо поколение постарше, в зависимости от того, на кого будет ориентирован фильм. И второе - эти фильмы, они недорогие. То есть реально как бы это объем инвестиций до миллиона долларов.

Ирина Мурашова: За год один передвижной видеокомплекс «зарабатывает» около 16 тысяч рублей. Учитывая, что в кинотеатрах Екатеринбурга в несколько раз больше может дать всего лишь один двухчасовой сеанс, это смешная сумма. Но результаты соцопросов доказывают, что программа по внедрению кинопередвижек в село все-таки нужна. Около 80 процентов жителей Свердловской области считают просмотр фильмов хорошим способом для отдыха.

Олег Вахрушев: Наталья Николаевна, скажите, пожалуйста, ситуация с кино на селе, она действительно плачевна?

Наталья Маликова: Она действительно плачевна, коль скоро большинству сельчан сегодня данный вид услуги просто не доступен. По результатам нашего исследования, примерно 55 процентов опрошенных жителей Свердловской области, и из них большая часть, конечно же, - это жители сел и малых городов, указали, что они не были в кино либо никогда, либо более 10 лет назад. То есть вот эта ситуация как раз подтверждает то, что селу просто крайне необходимо решать эту проблему.

Олег Вахрушев: Николай Абрамовича, а как в городе дело обстоит? Сейчас эта услуга доступна всем или все-таки есть категории населения, которые не могут себе позволить пойти в кино? И что вы делаете, как директор крупнейшего регионального кинотеатра, для того, чтобы люди в кинотеатр все-таки ходили?

Николай Владычкин: Кино практически доступно. Конечно, цены в городе не те, что на селе, и это понятно. Но и кино, в общем-то, затратно. Потому что сегодняшние кинотеатр или мультиплекс – это дорогое удовольствие. Они начинены современной техникой, и фильмы идут, естественно, высокого качества.

Но цены у нас очень разные. У нас всегда первый сеанс, независимо от цены фильма, от цены билета, - это льготный сеанс. У нас есть системы скидок для студентов. С понедельника по четверг они практически получают 50 процентов стоимости билета. У нас существуют детские билеты. Бывают социальные показы для пожилых людей. Бывает еще что-то. То есть, в принципе, кино доступно. У нас разброс цен от 50 рублей до 180.

Олег Вахрушев: Наталья Николаевна, что хотят видеть на селе, и разнится ли этот список у разных категорий населения?

Наталья Маликова: Если говорить о жанровых предпочтениях сельчан, то они предпочитают мелодраму и комедии. Если их сравнивать с горожанами, то у горожан на первом месте гораздо чаще фильмы более жестких, скажем так, жанров. Это могут быть боевики, это может быть фэнтези, это могут быть приключенческие фильмы. Ну а что касается производителей фильмов, то у сельчан это главным образом отечественное кино, и прежде всего, старое отечественное кино. Ну, это объясняется еще и специфической структурой жителей села, потому что село в основном – это стареющее все-таки население, и такие их кинопредпочтения вполне очевидны. И более того, надо учитывать, что кинопредпочтения сельчан формируются главным образом тем, что предлагается сегодня на телевизионном экране. А телевизионный экран в основном, конечно, предлагает для этой категории мелодрамы мексиканские, бразильские, теперь уже появившиеся и отечественные. Вот это и определяет их художественный вкус.

Олег Вахрушев: Николай Абрамович, как вы заполняете те или иные ниши по списку фильмов для тех или иных категорий граждан?

Николай Владычкин: Вот мелодрама как раз не очень пользуется спросом у нашего городского зрителя. А на первом месте все-таки комедии, которых, к сожалению, очень мало. И фактически, если точно сказать, то на первом месте стоит триллер, причем жесткий триллер.

Олег Вахрушев: А с чем это связано? Это жизнь в городе так довела людей?

Николай Владычкин: Наверное, происходит некая разрядка от стрессов, именно так. Причем мы анализировали, кому больше – юношам или девушкам, - ну, трудно отдать кому-то предпочтение. Пожалуй, скорее всего, девушкам нравится именно такой жесткий жанр.

Олег Вахрушев: Николай Абрамович, у вас в мультиплексе достаточно часто проходят акции, которые посвящены тем или иным, может быть, праздникам либо событиям. Вы целенаправленно делаете это для того, чтобы привлечь, кстати, тех людей, которые никогда и не были, может быть, в кинотеатре либо очень и очень давно?

Николай Владычкин: Во-первых, просто я работаю очень давно и помню все, что было до этого. То есть я «золотой век» советского или российского кино не застал, но серебряный уж точно застал. Когда ходили к нам почти на аншлаги. Поэтому многое из того востребовано и сегодня. И если уж совсем серьезно говорить, публику надо воспитывать для того, чтобы она ходила на серьезное кино. А на всякие безделушки они как бы и без того придут.

Олег Вахрушев: Что вы называете «безделушками»?

Николай Владычкин: Ну, фильмы-однодневки, например, «Мужчина по вызову-2» и так далее. Даже серьезно сказать, что это кино для большого экрана, невозможно. Потому что фильмы все-таки – это фильмы, а это, скорее всего, некая видеопродукция.

У нас проходят всевозможные акции. Мы себя считаем не просто кинотеатром, а фестивальным дворцом. И так получилось, что в городе вот такого места нет, и мы заполнили эту нишу. Мы открыли специальный зал артхаусного кино, в котором показываем все фильмы, которые были победителями международных кинофестивалей. Но вначале мы его назвали «зал европейского кино». И по возможности давали то, что... в прокате, к сожалению, нет этих стран, не присутствуют. Но потом поняли, что мы как бы сужаем свои возможности. И мы стали показывать и азиатское кино. Потом мы сделали «зал российского кино». Просто года два назад мы почувствовали, что есть спрос на эти фильмы. Мы открыли зал небольшого размера на 50 мест, и не сразу он заполнялся. А сегодня российское кино уже работает не в этих залах, а в самых больших залах, и работает хорошо. И российское кино сегодня, в принципе, завоевывает свое место. Если сказать как бы цифру по кинотеатру, а у нас цифра очень большая, российское кино забирает около 50 процентов зрителей.

Олег Вахрушев: Наталья Николаевна, а вот вы чем это объясните? Можно ли сделать какие-то выводы, исходя из ваших исследований, почему так происходит? Смотрите, может быть, и на селе делать то же самое - привозить не отдельные фильмы, а привозить какие-то программы, чтобы человек мог выбрать?

Наталья Маликова: То, что сельчанами кинопрограммы будут востребованы, это факт очевидный. Тем более, в тех условиях, в которых оказалось сегодня современное село. Конечно же, кино должно быть в селе дотационным, там должны быть подготовлены специальные социальные программы, и, может быть, комплекс программ.

Но проблема заключается в том, что, к великому сожалению, для современного сельчанина образ кинозала – это образ клуба 40-50-х годов. И даже когда мы пытались в процессе наших интервью с сельчанами спросить у них, какие дополнительные услуги они хотели бы иметь, этот ряд у них совершенно не выстраивается. То есть они даже не представляют себе то, какие услуги на самом деле, комплекс услуг может оказать современный кинотеатр. Поэтому если говорить о комплексе программ, я думаю, что пока это еще преждевременно. Просто сельчанами это даже может быть не востребовано.

Олег Вахрушев: И сейчас я обращаюсь к моей коллеге Мелани Бачиной и ее гостье Аде Бернатоните. Ада, скажите, пожалуйста, насколько я в курсе, в Томске достаточно серьезный бум идет по поводу кино, сложно купить билеты. Но хотелось бы спросить вас, поскольку вы серьезно занимаетесь кино, о том, насколько художественная ценность того или иного кинофильма определяет количество зрителей?

Ада Бернатоните: Вы знаете, дело в том, что по поводу стационарных кинотеатров я очень сильно сомневаюсь, хотя бум, естественно, есть. А то, что касается непосредственно моей деятельности, как ведущего киноклуба «Аэлитное кино», то честно признаюсь, своего зрителя надо приучать к хорошему кино. И мне кажется, за два года я это сумела сделать. Тем более что зритель готов был (и это не моя заслуга) смотреть очень хорошее кино. И когда я собираю аншлаги, допустим, на «Заводной апельсин» или на «Черную кошку, белый кот», это понятно, потому что это на слуху, это известно. Но, например, в последний вторник я собрала аншлаг на фильм «На десять минут старше: Труба». Это коллекция миниатюр от виртуозов стиля Джима Джармуша, Аки Каурисмяки и так далее.

Народ действительно очень и очень хочет смотреть очень хорошее кино, которое бы вызывало определенную рефлексию, может быть, даже боль, а через эту боль человек больше бы понимал...

Олег Вахрушев: Ада, на ваш взгляд, эти фильмы, в принципе, могут дойти до большого экрана?

Ада Бернатоните: До большого экрана?.. Так они уже были на большом экране.

Олег Вахрушев: То есть очень давно, да?

Ада Бернатоните: Да, некоторые очень давно. Некоторые, как только что говорил ваш собеседник, в линии артхаусного кино. Но есть же еще и видеопрокат, и видеоколлекции. То есть как бы, так или иначе, зритель смотрит не только «Мужчину по вызову-2». Я сама работаю в видеопрокате и знаю, что средний зритель очень хочет бояться и смеяться, желательно одновременно. Ужастики и комедии – это любимые жанры среднестатистического зрителя. Но вместе с тем, если человек приходит ко мне и говорит: «Я хочу посмотреть Луи Малля», - то он потом будет смотреть все, что у меня есть. Или: «Я хочу посмотреть Пазолини, покажите мне его», - и дальше он начинает смотреть один фильм за другим. Как вчера у меня, например, на киноклубе, когда я предложила: «Мы смотрим сейчас «Твин Пикс» сериал»... Представляете, в аудитории мы смотрим «Твин Пикс» по средам. И когда я показала две серии, спрашиваю: «Следующую показывать?», - все говорят: «Да, затянуло, давайте».

Мелани Бачина: Ада, вот вы говорите, что есть необходимость сегодня у людей смотреть вот это «кино не для всех». Все-таки это необходимость или это есть еще определенная дань моде, вот это «аэлитное кино», или претензия, скажем, на оригинальность и так далее? Потому что массовое кино, которое сегодня существует, оно пользуется дикой популярностью. Действительно, люди возвращаются в кинотеатры и начинают смотреть кино снова.

Ада Бернатоните: Люди возвращаются в кинотеатры и начинают смотреть кино, потому что им очень хочется общения. Пусть оно будет условно, как в кинотеатре стационарном, потому что ты просто сидишь рядом с каким-то человеком и в общем эмоциональном ажиотаже смотришь одно и то же, то есть человек нуждается в общении. То, что касается «аэлитного кино», то, что касается интеллектуального кино, умного кино, скажем так... потому что я очень не люблю этот термин «кино не для всех», оно как бы сразу определяет: вот это для всех, а это не для всех, этот умный, а этот не очень. Я не очень люблю этот термин. То, что касается хорошего кино, скажем так, настоящего кино, у зрителя никогда не иссякала потребность его смотреть, никогда, и не важно, в каком возрасте.

Мелани Бачина: То есть это не дань моде?

Ада Бернатоните: Это не дань моде. Это безусловное желание быть в контексте самого себя. Кино, как мне кажется, как никакой другой вид искусства, помогает человеку разобраться в самом себе. Не случайно Даниэль говорил о том, что просмотр кинофильма в кинотеатре похож на сеанс психоанализа. Это мое совершенно четкое убеждение, что у кино абсолютно психоаналитическая природа.

Мелани Бачина: И теперь у нас массовый сеанс психоанализа получается.

Ада Бернатоните: Да-да, массовый сеанс психоанализа.

Олег Вахрушев: Николай Абрамович, когда говорила Ада о возврате хорошего кино снова на большие экраны, вы покачали головой. Что это значит? Это действительно невозможно сделать?

Николай Владычкин: Есть разница между теми зрителями, которые смотрят высокое кино, и массовым зрителем. Есть как бы специфика кинотеатра и видеотеки, она разная. Потому что здесь как бы никуда не денешься – фактор экономический присутствует. У нас, скажем, зрители, которые ходят на артхаусное кино, говорят: «Вот мы не ходили в ваши остальные залы, и не пойдем». То есть мы специально ищем и как бы даем возможность людям выбирать то, что они хотят. У нас четыре зала, и ежедневно у нас примерно 8-10 наименований фильмов. Это совершенно сознательная акция. Потому что каждый выбирает свое кино. Свобода – на мой взгляд, это и есть возможность выбора. А как бы в эти артхаусные залы ходят бывшие члены киноклубов. У нас их было много. И, кстати говоря, именно наш документальный клуб был тем явлением, на котором родился Неигровой фестиваль России.

Олег Вахрушев: Который вы приняли вновь в этом году.

Николай Владычкин: Да. Мы приняли его в 1988 году. Просто их было так много... К сожалению, многие разъехались в разные страны. И возраст уже... Но то, что молодежь начинает снова ходить, это безусловно.

Мы даем разную продукцию. Например, мы дали в этом году фестиваль мультипликации Великобритании. Они через консульство специально нам привезли. Мы дали «Новое кино Германии». Мы показали ретроспективы итальянского кино. Вот с 5 октября у нас идет фестиваль «Новое кино Великобритании», с консульством. Это уже десятый по счету такой фестиваль. В начале декабря мы делаем показ фильмов Франции. К нам, как обещали, приедут актеры и режиссеры. Мы заключили договор с Нидерландами. В декабре этого года это будет представлено.

То есть мы даем возможность посмотреть не только кино, которое появляется на наших кинорынках, но и кино, которое, к сожалению, мы никогда не видим, и, может быть, не увидим. То есть мы не знаем Польшу, мы не знаем современного кино, допустим, Югославии, Венгрии. А кино высокое, интересное, разное. И нужно искать способы для того, чтобы его дать зрителю.

Олег Вахрушев: Ада, скажите, пожалуйста, на ваш взгляд, что нужно сегодня делать для того, чтобы воспитать тот самый вкус к хорошему кино, о котором вы говорили? И, наверное, не у тех людей, которые уже в зрелом возрасте, которые и книги читают, и смотрят телеканал «Культура» (извините за банальную фразу). Но как воспитать у молодежи вкус к хорошему кино?

Ада Бернатоните: Вы знаете, я хочу сразу отметить, что в основном моя аудитория в моем зрительном зале на 100 посадочных мест – это студенты, это молодые люди – это те, кто воспитывает себя только сегодня. И я думаю, что у них достаточно высокий уровень духовности будет, и уже есть, потому что они хотят рефлексировать, они не боятся болеть душой, а не просто следить за тем, как на экране мелькают действия.

И не нужно думать о том, как дать зрителю хорошее кино. Зритель сам возьмет это кино, именно то, которое захочет. Не случайно у нас структура следующая: перед началом фильма я даю небольшую фильмографическую, информационную справку о режиссере, о фильме и так далее, а потом мы смотрим кино. А потом те, кто хочет... я никого не заставляю, никого не обязываю, никого не прошу даже, то есть хотите – оставайтесь на обсуждение. И мы говорим. Иногда обсуждения затягиваются до 12 ночи, и такое было.

Мелани Бачина: Ада, вот вы говорите о ста посадочных местах. А что говорить о других молодых людях? Их же тысячи.

Ада Бернатоните: Знаете, и эти тысячи, в конце концов, придут и на эти 100 посадочных мест, и на другие места, которых гораздо больше. Может быть, я несколько наивна в этом плане, но, допустим, когда я начинала, у меня тоже было по 7-8 человек в зрительном зале. Так или иначе, только искренность, только знания, только ощущение того, что тебе это нужно – тогда и другим это будет нужно. Очень грубое сравнение, но оно у меня напрашивается. Я сама, как на иглу, подсела в свое время на очень хорошее кино, и я занимаюсь именно этим сейчас. Я вокруг себя собираю, собираю, собираю людей и предлагаю им очень и очень хорошее кино. И они готовы.

Олег Вахрушев: Спасибо.

Вот есть пример, когда один человек собирает вокруг себя молодых людей. Наталья Николаевна, на ваш взгляд, что можно сделать на селе, поскольку вы уж скрупулезно разбирались в обстановке?

Наталья Маликова: На министерской коллегии как раз у нас и прозвучало, что в малых городах... я бы хотела подчеркнуть, что речь должна идти не только о селах, но и о малых городах. Потому что на самом деле большая часть населения России проживает именно в малых городах на сегодняшний день. И ситуация в малых городах столь же кризисная, как и на селе. Потому что мы отмечали в Свердловской области, даже в таких городах, как Качканар, Кушва, довольно крупных, с численностью населения 30 тысяч человек и более, что нет ни одного кинотеатра. Так вот, если говорить об этих населенных пунктах, то я бы сказала, что, конечно, здесь в первую очередь нужны серьезные социальные программы, комплексные, продуманные специалистами, действительно интересные и действительно актуальные, и прежде всего, конечно же, для молодежи. Потому что молодежь (вот с чего мы начали), на сегодняшний день действительно выросло поколение вот в этих территориях, которое понятия не имеет, что такое кино большого экрана. А это действительно совершенно другое эмоциональное восприятие, с его специфическими законами массового воздействия на массовую аудиторию. И думается, что и воспитательный эффект от таких фильмов мог бы быть, конечно же, огромным.

Олег Вахрушев: То есть, в принципе, можно говорить о том, что для того, чтобы привить вкус к кино, нужно, чтобы это кино, по большому счету, появилось?

Наталья Маликова: Да, чтобы оно было.

Олег Вахрушев: Николай Абрамович, вы как человек киноиндустрии, на ваш взгляд, как воспитывать вкус к хорошему кино?

Николай Владычкин: Банально, но надо ходить в кино.

Олег Вахрушев: Смотреть все подряд?

Николай Владычкин: Надо приучать ходить в кино. Надо приучать к тому, что кино – это потребность, кино – это место общения, кино – это возможность открыть для себя мир и так далее. То есть как бы не замыкаться. Сначала это. Потому что потом можно будет говорить только с теми, кто ходит в кино, кто смотрит кино. А те, кто не ходит, тех надо еще привлечь. И привлекаем всеми способами доступными, в том числе и качеством показа, зданиями, интерьерами, созданием комфортных условий и так далее. Многие сейчас как только заходят, спрашивают: «Где у вас гардероб? А у вас это есть? А это у вас есть?». То есть спрос очень высок. Ну, куда денешься... время пришло другое.

Вот я слушаю мою коллегу, к сожалению, на селе, конечно, грустная картина. Но надо дать возможность того, чтобы и там появилось кино. Кино – это ведь еще и большая экономика. Это все надо просчитывать. Одной идеей не насытишь. Надо, чтобы сходилось и то, и другое.

Олег Вахрушев: Спасибо за участие в программе.

XS
SM
MD
LG