Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Италии вышел словарь русских слов, которые встречаются в итальянском языке


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Померанцев.

Андрей Шароградский: В Италии вышел словарь русских слов, которые встречаются в итальянском языке. Это исследование написано по-итальянски. Наш сотрудник Игорь Померанцев, автор цикла передач "Новые приключения русского языка", позвонил в Рим журналисту Алексею Букалову и задал ему несколько вопрос об отношении итальянцев к русскому языку.

Игорь Померанцев: В Риме часто звучит русская речь - как на нее реагируют?

Алексей Букалов: Русская речь звучит очень часто, и чем дальше, тем чаще. В принципе, на нее уже особой реакции отторжения нет, она привычна. Рим - город туристов, и на нее не обращают внимание. Иностранцев много, и они говорят на своих наречиях.

Игорь Померанцев: В русский язык прочно вошли итальянские музыкальные термины, гастрономические, винные. Какие-либо русские слова, кроме "перестройка" и "большевик", вошли в состав итальянского?

Алексей Букалов: Могу вам привести один конкретный пример. Вышел словарь такой, известный итальянский исторический писатель и исследователь словесности Джорджио-Мария Николае насчитал два десятка заимствований из русского языка, в том числе такие слова, как баул, бабка, бричка, буран, бурка, верста, каша, лапти, няня, поп, сарафан, уха... Достаточный список?

Игорь Померанцев: В XX веке Коммунистическая партия Италии была очень влиятельной политической силой в стране. Это как-то сказывалось на распространении русского языка?

Алексей Букалов: Да, это сказывалось чисто организационно. Дело в том, что итальянская Компартия руководила работой большого количества отделений, ассоциаций дружбы с Советским Союзом, и при каждом из этих отделений обязательно действовали курсы русского языка. Так что организационно это была структура, которая именно помогала распространению языка.

Игорь Померанцев: Итальянцы коммунисты, которые учились в Высшей партийной школе в Москве, пропагандировали русский язык?

Алексей Букалов: Они его использовали в рабочих целях, а не в пропагандистских. Они им пользовались, чтобы читать руководящие документы, которые приходили из Москвы, но дальше этого не шло.

Игорь Померанцев: Как вы думаете, руководители итальянской Компартии говорили по-русски?

Алексей Букалов: Я думаю, что большинство из них умели говорить по-русски, особенно те, которые долгие годы работали в Коминтерне и жили в Советском Союзе. Тот же Тольятти или Лонго - у них были приличные знания русского языка, хотя они все-таки предпочитали, особенно на официальном уровне, разговаривать через переводчиков. В частности, мне доводилось переводить именно для них с итальянского на русский и обратно.

Игорь Померанцев: В Италии сейчас около 200 студентов, изучающих русский язык в высших учебных заведениях. Почему они выбирают эту профессию?

Алексей Букалов: Прежде всего я думаю, что эта цифра занижена несколько, потому что если по всем университетам, в том числе по мелким, маленьким университетам собрать сведения, эта цифра будет выше. Они изучают русский язык, к сожалению, не из практических соображений, не потому, что они надеются - как, скажем, японцы, которые изучают английский, - пользоваться им как инструментом своего общения, делового общения с миром. Это в основном желание прочитать по-русски знаменитую прозу Достоевского или драматургию Чехова. Вот этот ореол русской культуры для итальянцев до сих пор очень притягателен, и я думаю, что это главная причина столь большого количества изучающих русский язык в Италии.

Игорь Померанцев: В Италии живет много русских жен, со своими детьми они говорят по-русски?

Алексей Букалов: В большинстве своем нет, к сожалению. Потому что нет структуры, нет базы, которая помогла бы поддерживать этот язык на образовательном уровне. Скажем, во Франции есть замечательные школы для русских детей, в Бостоне есть такие школы - в Италии я таких школ не знаю. Большинство русских жен, вышедших замуж за итальянцев, живут в провинции, а в провинции это еще труднее сделать.

Игорь Померанцев: В знаменитой Ватиканской библиотеке есть русские книги?

Алексей Букалов: Собственно Ватиканская библиотека никакой светской литературы не содержит. Это скорее можно сказать о библиотеках разных структур Ватикана. Вот, скажем, Ватиканский институт "Руссикум", который занимается изучением Русской Православной церкви и истории религии в России, имеет замечательную русскую библиотеку, в которой есть уникальные совершенно и Евангелия на русском языке, и труды русских философов и теологов.

Игорь Померанцев: Алексей, русская культура способствует популяризации языка в стране?

Алексей Букалов: Именно русская культура стоит во главе угла сохраняющегося интереса к русскому языку. И люди, которые его пропагандируют. Моя бывшая преподавательница итальянского языка Юлия Абрамовна Добровольская, которая до сих пор живет и преподает в Милане (хотя она ровесница Октября), она выпустила несколько потрясающих учебников "Русский для итальянцев", к которым приложила записи песен Окуджавы, стихов Бродского и Пастернака. И это совершенно по-другому повернуло людей к языку, показало язык живой, а не тот пыльный язык, который обычно пропагандировался в старых учебниках.

Игорь Померанцев: Алексей, вы уже давно живете в Италии. Когда вы говорите по-итальянски с итальянцами, они чувствуют в вашей речи русский акцент?

Алексей Букалов: Вы знаете, это одно из моих достижений, что я могу продержаться, скажем, минут десять, не выдав в себе иностранца. Они чувствуют присутствие другого языка, но они определяют это так: если он сам северянин, он говорит - "вы, наверное, с юга", а если он южанин, он говорит - "вы, наверное, с севера". То есть что-то неуловимое присутствует. Ну, а потом, конечно, я начинаю делать наверняка какие-то ошибки - и тогда уже выдаю себя с головой.

Игорь Померанцев: Профессионально помогает то, что вы говорите практически без акцента по-итальянски?

Алексей Букалов: Профессионально мне это очень мешает, потому что когда итальянцы приглашают российского журналиста на телевидение, на радио, они хотят, чтобы это был иностранец, чтобы был слышен его акцент, трудности языка. Поэтому это препятствует моему общению со средствами массовой информации, во всяком случае, на радио и телевидении.

XS
SM
MD
LG