Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Москве и Петербурге прошли протесты против низкопробного юмора


Программу ведет Ольга Писпанен. В программе принимает участие Сергей Родин, директор, продюсер «Grand media group».

Ольга Писпанен: Вначале давайте послушаем репортаж на тему, которую будем сегодня обсуждать в прямом эфире Радио Свобода.

Юмористические передачи заполнили сегодняшний телевизионный эфир. На двух центральных каналах одни и те же лица сатириков и пародистов сменяют друг друга. Не меняется только репертуар. Есть ли альтернатива «Кривому зеркалу»? Протесты против низкопробного юмора прошли уже в двух городах – в Москве и в Петербурге. Рассказывает корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская.

Татьяна Вольтская: Митинг протеста против засилья телепрограмм с участием юмориста Евгения Петросяна провели в Петербурге студенты. Они развернули плакаты с лозунгами «Юмор без сатиры – деньги на ветер!», «Юмористов - тьма. Хотим света!», «Петросяна – на хорошую пенсию!». Основные требования митингующих состояли в том, чтобы Евгений Петросян ушел со сцены, а время телепередачи «Кривое зеркало», которая, по мнению организаторов пикета, навязывает телезрителям грубый и «бородатый» юмор, было сокращено.

После протестов московских студентов даже сам артист признал, что его не устраивает политика ОРТ, которая тиражирует его выступления в таком количестве, которого никто не выдержит. Но, с другой стороны, он называет эту кампанию «черным пиаром», выражая уверенность в том, что его «заказали» враги и завистники, которым не дает покоя его популярность.

Еще одна версия войны против юмора – желание государственных телеканалов освободить время для пропагандистских передач в связи с предстоящими выборами в Московскую городскую Думу.

Как бы то ни было, очевидно одно – с юмором в телевизионном королевстве что-то не ладно. «Юмор, как эстрадный жанр, за последние десятилетия сильно изменился», - говорит артист Семен Альтов.

Семен Альтов: Он стал коммерческим, он стал продуктом, частью бизнеса. То есть, с одной стороны, они, как бы угадывая пожелания публики, готовят тот продукт, который им нужен, а за счет этого продукта они воспитывают публику, которая уже без этого продукта жить не может. Поэтому эти фразы уважаемых руководителей РТР: «Что мы можем сделать? Видите, рейтинг у этих передач таков», - я думаю, что они имеют к этому отношение, поскольку они кроме этого практически ничего и не дают. Поэтому это такое взаимное движение навстречу друг другу и опускает планку юмора. Вообще хорошего же в мире всегда действительно очень мало. Его не может быть много. Поэтому будет засилье среднего юмора. И, наверное, это нормально. Кто захочет потоньше, ну, найдет он.

Татьяна Вольтская: Есть и еще одно немаловажное обстоятельство.

Семен Альтов: Я знаю и по своим выступлениям, что даже относительно небольшая цена на билет, в первую очередь она отсекает учителей, врачей, то есть тех людей, которые в силу своего образования и являются носителями интеллигентности. Публика стала другая – сытая такая.

Татьяна Вольтская: А новая публика ищет новые формы. В Москве, например, популярной становится «Stand Up Comedy», проникшая в некоторые модные клубы. Но это уже совсем другая история.

Ольга Писпанен: Эту же тему мы сегодня будем обсуждать и с нашим гостем. У нас в студии директор, продюсер «Grand media group» Сергей Родин.

Доброе утро, Сергей.

Сергей Родин: Доброе утро.

Ольга Писпанен: Сергей, давайте объясним сначала слушателям, почему именно вы здесь в студии. Потому что как раз вот тем, чем закончила репортаж наш корреспондент – «Stand Up Comedy» должно появиться в Петербурге тоже. Это уже появилось в Москве. Расскажите, пожалуйста, более подробно об этом проекте.

Сергей Родин: Да, безусловно, мы открываем в Петербурге «Комеди Клаб Питер Стайл» - это дочерний проект московского «Комеди». И, безусловно, эти ребята будут выступать в жанре «Stand Up Comedy», и все в таком роде.

Ольга Писпанен: Хорошо. Тогда давайте разберемся, что же это такое за жанр.

Сергей Родин: Жанр на самом деле пришел как бы из Америки. Вообще по логике своей, если брать классику, то это свободный жанр, где каждый человек, который сидит, допустим, в баре, в ресторане или в кафе, может выйти на сцену и просто показать себя, то есть рассмешить – и это своего рода естественный отбор. То есть либо он пошутил так, что все посмеялись, и его, естественно, все подняли на руки и похлопали, либо его закидали помидорами – вот и все.

Ольга Писпанен: Но, тем не менее, то, что, например, существует в Америке... вот вы сами даже оговорились, что любой человек, сидящий в зале, в каком-то специальном зале, где проходят рауты «Stand Up Comedy», может подняться на сцену и представить на публике какие-то свои достижения в жанре юмора. А здесь же, то, что мы видим, например, телевизионную версию на канале ТНТ «Stand Up Comedy» - это совсем не то. Это те же самые люди, которых мы видим, например, в КВН, то есть уже проверенные люди.

Сергей Родин: Видели.

Ольга Писпанен: Да, видели. Люди, которые уже привыкли именно так жить, именно этим зарабатывать себе на жизнь, это их профессия.

Сергей Родин: Конечно.

Ольга Писпанен: И только они. Никто из сидящих в зале... вот я ни разу не видела, чтобы они поднялись и сказали: «Я тоже хочу выйти».

Сергей Родин: Почему? Безусловно, поднимаются люди, и их приглашают. То есть они могут выйти на сцену и свободно сказать. Ну, мы говорим о формате выступления именно в жанре «Stand Up». То есть у нас в России, и если говорить именно по Петербургу, у нас приемлемы только два вида его. То есть это то, о чем мы говорили, - по Америке. И второй – это именно «Комеди Клаб Питер Стайл». То есть это действительно будет юмор высокого качества. И я не позволю сам, и редакторы не пропустят человека не подготовленного, если они не поймут, что это за юмор, и попадает ли он в формат этого «Stand Up Comedy».

Ольга Писпанен: То есть даже есть редактор?

Сергей Родин: Безусловно.

Ольга Писпанен: Какой же это экспромт? В принципе, «Stand Up» - это же экспромт, это человек, выходящий на сцену и начинающий говорить монологи, то есть как бы заигрывать с публикой. Либо как-то наоборот. Но, во всяком случае, включать ее в свое выступление.

Сергей Родин: Вы представьте, что, допустим, собираются, грубо говоря, 30 человек в одном помещении, назовем это либо баром, либо рестораном, либо клубом, и мы делаем набор: то есть выходит один наш «хэдлайнер», «один на один артист», и мы собираем просто толпу, которая начинает выходить и что-то говорить, люди из зала. И вот представьте, час такого «Stand Up», если мы не проверяем и не видели программу, и как этот человек может выступить, и какое будет шоу. Соответственно, люди разойдутся с плохим настроением.

Ольга Писпанен: Но это же и есть жанр.

Сергей Родин: Но это классика американская.

Ольга Писпанен: Да, это же и есть тот самый «Stand Up», когда каждый может себя проверить. Вот я считаю себя юмористом, я считаю себя смешным, я выйду – и меня могут закидать помидорами, да могут. А могут и овации устроить. Так и рождаются звезды.

Сергей Родин: Это все на авось.

Ольга Писпанен: Давайте послушаем дозвонившихся. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Наталья, Санкт-Петербург. Вот я не поняла. Скажите, это будет показываться по телевизору?

Сергей Родин: Это уже идет по телевизору – «Комеди Клаб».

Ольга Писпанен: Имеется в виду, видимо, питерский проект.

Сергей Родин: Питерский проект будет участвовать в съемках. 14-15 ноября будут проводиться съемки, и ребята из «Питер Стайла» будут выступать непосредственно тоже в «Комеди Москоу Стайл».

Ольга Писпанен: То есть это будут разные группы... не знаю, как назвать, артистов комедии... Как назвать?

Сергей Родин: Проект.

Ольга Писпанен: И еще есть вопрос у нашей слушательницы. Мы недослушали.

Слушатель: Объясните доступно, я смогу это увидеть по телевизору, и когда?

Сергей Родин: Безусловно, сможете увидеть. Это, скорее всего, будет конец 2005 года. Я просто точно сейчас не знаю, когда выйдут в эфир вот эти передачи, которые будут сниматься 14 и 15 ноября. Но, безусловно, они там будут.

Ольга Писпанен: Насколько я понимаю, слушательница спрашивает именно про питерский проект.

Сергей Родин: Так я про это и говорю.

Ольга Писпанен: То есть это будут отдельные два проекта?

Сергей Родин: Да. Будет «Москоу Стайл», «Питер Стайл». Есть «Ебург Стайл», в Екатеринбурге происходящий. Сейчас планируются еще в других городах открытия.

Ольга Писпанен: То есть это такие отделения...

Сергей Родин: Это система.

Ольга Писпанен: Это целая система, которую вы будете создавать в нескольких городах?

Сергей Родин: Это система именно доброкачественного, независимого юмора.

Ольга Писпанен: Кто определяет добро и качество?

Сергей Родин: Публика, аудитория.

Ольга Писпанен: Вот смотрите, мы опять сталкиваемся с одной и той же проблемой. Мы все время говорим... не только мы, руководители каналов, вот о чем говорил Семен Альтов, о том, что определяет публика. Решили руководители каналов - и показывают нам «Кривое зеркало» по всем федеральным каналам без конца, или «Аншлаг». Они говорят, что «высокие рейтинги, определяет публика». А здесь какие будут рейтинги? То есть вы будете смотреть по телевизионным рейтингам или по рейтингам... не знаю, по отклику зрителей в зале?

Сергей Родин: Естественно, это и рейтинги, во-первых, телевизионные. Во-вторых, мы будет проводить постоянные опросы. Опять же опросы с фокус-группами. То есть контроль...

Ольга Писпанен: По каждому отдельно взятому артисту?

Сергей Родин: Безусловно. Это же четкая система. И здесь надо понимать, что если, допустим, этот человек не понравился один раз, не понравился второй раз, ну, мы будем делать выводы. Значит, он должен делать лучше. Либо он должен попробовать себя в новом амплуа или, допустим, стать новым типажом, безусловно.

Ольга Писпанен: Вот есть команда. Я посмотрела несколько программ «Москоу Стайл» на ТНТ «Комеди Клаб». И все равно там практически одни и те же лица.

Сергей Родин: Да.

Ольга Писпанен: А куда деваться молодым да борзым?

Сергей Родин: Идти в другой проект «Stand Up».

Ольга Писпанен: Почему? Вот вы говорите о том, что там будет существовать высококачественный, альтернативный юмор.

Сергей Родин: Конечно.

Ольга Писпанен: Но это получается точно такое же закрытое общество, как тот же самый «Аншлаг», как тот же самый КВН.

Сергей Родин: Нет, понимаете, здесь на самом деле все просто и свободно. Нельзя говорить о том, что мы устанавливаем какие-то рамки. Ни в коем случае. Но в любом случае, честно говоря, мы – и я, и редакторы – не допустим того, чтобы прошел какой-то не очень положительный или плохой материал. Вот и все. Потому что мы отвечаем за смех в зале, мы отвечаем за то, что люди пришли. И они должны получить то удовольствие, за которым они пришли в это место – на «Комеди Клаб Питер Стайл». Вот и все.

Ольга Писпанен: Давайте послушаем еще звонок. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Меня зовут Алексей. Я из города Подольска. У меня такой вопрос. Скажите, а как вы будете определять рейтинг телевизионной передачи «Комеди Клаб»? Если честно, мое личное мнение, что там не очень смешно, скажем так. Может быть, это американский какой-то юмор, но как-то не знаю... Хотя Петросян мне нравится больше, наверное. Спасибо.

Ольга Писпанен: Вот такое мнение.

Сергей Родин: На какой вопрос сначала отвечать – по поводу рейтингов или по поводу...

Ольга Писпанен: На все вопросы отвечайте.

Сергей Родин: По поводу рейтингов. Определяем не мы, а определяют каналы. То есть нам, безусловно, просто дают цифры этого эфира, то есть вот этого рейтинга. А по поводу личного мнения – нравится или не нравится, я, безусловно, ценю ваше мнение действительно. И если вам не нравится «Комеди», а вам ближе Петросян... ну, значит, у вас интерес именно к Петросяну и к «Аншлагу». И если выходят передачи Евгения Петросяна, я думаю, что их смотрят, и есть интерес у толпы к нему.

Ольга Писпанен: Вот был репортаж нашего корреспондента о том, что уже прошли несколько даже акций протеста против программ Петросяна. Скажите, пожалуйста, а вот ваше отношение?

Сергей Родин: Господи, я думаю, что это просто как пиар Евгению Петросяну.

Ольга Писпанен: Вы так думаете?

Сергей Родин: Может быть, как «черный» пиар. Господи, конечно, все это нормально. Ну не может группа, допустим, из семи человек стоять с плакатиками в нужном, видном месте и кричать, что «Долой Петросяна со сцены». Ну, просто привлечение внимания перед его концертом.

Ольга Писпанен: А все-таки нужны такие программы на телевидении, как то же самое «Кривое зеркало»?

Сергей Родин: Если их смотрят, наверное, нужны.

Ольга Писпанен: А на одном канале вы бы хотели существовать?

Сергей Родин: С ним?

Ольга Писпанен: Да.

Сергей Родин: А нас просто не допустят вместе с ним на один канал.

Ольга Писпанен: Ну а например? Например, вам предлагают идти... вот идут одна за другой программы - сначала Петросяна, а потом «Комеди Клаб».

Сергей Родин: Понятно. То есть Евгений Петросян «на разогреве», а мы в конце. Да?

Ольга Писпанен: Или наоборот.

Сергей Родин: Безусловно. Если Евгений Петросян не захочет уйти с этого канала, где будет выступать «Комеди», то безусловно. Почему нет?

Ольга Писпанен: И у нас есть звонки. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Сергей Родин, я вас поддерживаю. Такие юмористы, как Петросян и все выходцы из прежнего времени, они хранители интеллектуального юмора. Тот юмор, который сейчас пробивается через «Комеди Клаб», - это юмор упрощенный и где-то ниже пояса, собственно говоря, с «голубизной», и проще говоря, это американизированный юмор, который нам совершенно неприемлем.

А вот студентики, которые машут всякими плакатами, - это похоже на «оранжевую» революцию. Я считаю, пусть себе машут, а вы, мэтры юмора, отстаивайте свое. Юмор должен быть интеллектуальным. Спасибо.

Ольга Писпанен: Сергей, отвечайте.

Сергей Родин: Вот так! По поводу «оранжевой» революции», зайдя немножко в политику. То есть если на Украине творили то, что назвали сейчас «оранжевой» революцией», и после того, как они одержали там, так сказать, победу, и пришли к тому, что вообще не знают сейчас, что делать, то у нас здесь все совершенно понятно. «Комеди» - это нормально действующая структура. То есть это не только юмористы. Здесь работает и группа маркетологов, и пиарщиков, и рекламистов. То есть вот есть понимание того, что народу надо в данный момент.

Спешу с вами не согласиться по поводу не интеллектуального юмора, а юмора ниже пояса. Да, есть где-то «черный» юмор, но он свободный, безусловно.

Ольга Писпанен: А что значит – свободный юмор? Цензура какая-либо есть?

Сергей Родин: Никакой цензуры, вообще никакой. Абсолютно нет никакой цензуры.

И по поводу того, что интеллектуально или не интеллектуально, я вам могу сказать, что шутки, допустим, не побоюсь этого слова, совдеповского устоя 70-летнего, я где-то с ними не соглашусь, потому что где-то в них присутствует банальщина. Здесь ребята, действительно, работают не по шаблонам, а индивидуально. И по поводу интеллекта, и творчества я их поднимаю намного выше, на ранг, чем кого-либо из тех, кто был перед ними.

Ольга Писпанен: Давайте послушаем еще звонок. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Я хотел бы сказать, что у нас юмор в России очень специфический. Такого юмора практически нет нигде. Я не могу представить себе, чтобы японцы так шутили над собой, так оскорбляли свои народы. Ведь у нас перед распадом Советского Союза юмор был направлен против молдаван, против украинцев, против чукчей, против армян. Ходили такие сказки, что обезьяны тоже делятся – абрамяны, орангутаны и так далее, гаврилы здоровые, работящие. И мы знаем, к чему это все привело. Нужно как можно аккуратнее. Один наш великий деятель был в Турции, и он начал расхваливать свой русский народ, какой он интеллектуальный, какой он умный. А турецкий премьер спросил: «Неужели у вас нет дураков?». Он говорит: «Есть. Но только мы их турками называем». И мы знаем, к чему это привело. Юмор – это очень специфическая вещь. Я считаю, что нужно как можно аккуратнее. Потому что, в конце концов, такой юмор, как сейчас...

Ольга Писпанен: К сожалению, оборвался звонок. Но, в принципе, понятно.

Как вы считаете, можно ли вышучивать вот такие вещи, как национальность, какие-то отличительные черты по языковому признаку и так далее?

Сергей Родин: Вы знаете, это похоже, по-моему, если мы все смотрели какие-то старые, добрые американские фильмы, где именно ребята из «Stand Up» высмеивают, что «твоя мама такая толстая», - это и есть вот этот примитивный юмор, о котором мы говорим. Высмеивают именно расовые предрассудки.

Я приведу пример. У нас был проект до этого, и после этого один критик написал статью на предмет того, что «почему высмеивают самое доброе, все положительное? Нет никакого негатива. Почему не высмеивают Вьетнамскую войну? То есть не высмеивают афроамериканцев». И в тот же момент он возмутился тем, что у нас ребята... есть опять же некий проект внутри «Комеди» - это «Питерское быдло»...

Ольга Писпанен: Проект так называется?

Сергей Родин: Ну да. Внутри «Комеди Клаба» есть «Комеди Клаб Питер Стайл», и есть два молодых человека, которых мы называем «Питерское быдло». Ребята как раз вышучивают, скажем так, представителей коротко стриженных молодых людей пост-1992 года. И они высмеяли район Дыбенко. После чего этот критик описывает то, что «мне не понятно, почему вы обсмеяли Дыбенко. Там же живет моя теща». То есть здесь идет его противоречие. И я уже потом стал интересоваться его профессионализмом – возможно или не возможно ему там работать. На предмет того, что он говорит: «Почему не высмеивают здесь какие-то глобальные вопросы?», - а когда задели его личные – вот о Дыбенко: «Вот меня задели».

Ольга Писпанен: Скажите, пожалуйста, существуют ли какие-то критерии юмора, употребимого вот в этом проекте «Stand Up Comedy»? На что вы закроете глаза, например, а чего не пропустите ни в коем случае в ваш проект? Какой юмор ни в коем случае не сможет звучать с вашей сцены?

Сергей Родин: Постный.

Ольга Писпанен: То есть пусть это будет зло, пусть это будет остросоциально, пусть это будет ниже пояса, но только должно быть смешно?

Сергей Родин: Но кто-то же должен сказать, правильно? Пусть это будет как-то иронично, но это абсолютно нормально. Почему нет?

Ольга Писпанен: Вот это как раз единственное, что постоянно как бы и ставится в укор сегодняшнему юмору – это то, что он весь сместился, если можно так сказать, с головы до ниже пояса.

Сергей Родин: Абсолютно нет. Понимаете, некоторые выступают и говорят матом со сцены, то есть если человек может все обыграть «горячим» словцом, мы, наоборот, это приветствуем, и даже больше. Ну, если у него, допустим, на душе нагорело, почему он не может этого сказать? Никто же не запрещает этого. Все это нормально.

Ольга Писпанен: Раньше, в советское время, ну, было «Вокруг смеха». Вот такой юмор существовал. Тем не менее, он, скорее всего, был... так как был практически запретный, поэтому он, может быть, был очень многоярусным, так скажем. Кто-то понимал вот этот уровень смысла шутки, кто-то еще глубже копал, понимал, кто-то, может быть, более понятливый уже смеялся совсем над другим...

Сергей Родин: Единицы.

Ольга Писпанен: Да. Вот сегодня в юморе могут быть такие глубинные смыслы или все должно быть предельно ясно?

Сергей Родин: Вы знаете, на самом деле, чем проще объясняются народу какие-то шутки, тем проще им понимать это.

Ольга Писпанен: А это нужно, чтобы было вот так все просто, чтобы было все разжевано и положено? «А вот здесь смейтесь» - и в студии высвечивается табличка «Аплодисменты».

Сергей Родин: У нас есть замечательный молодой человек...

Ольга Писпанен: У вас есть такая табличка?

Сергей Родин: Нет, у нас нет такой таблички. Мы просто стоим с кнутами сзади и бьем людей...

Ольга Писпанен: ...и бьете в тот момент, когда нужно смеяться.

Сергей Родин: Ну, это шутка. У нас просто есть замечательный человек в проекте – это молодой человек по прозвищу Элвис, и этот молодой человек действительно выдает людям именно хороший, интеллектуальный юмор. Честно говоря, я сейчас не помню всех его монологов, но, безусловно, это именно те темы, над которыми даже стоит призадуматься, даже где-то можно сделать выводы. Потому что он высмеивает какие-то проблемы. Допустим, приходят к нам люди со стажем, то есть бизнесмены, у которых есть какие-то идеи в голове, концепции развиваются. А этот человек просто со сцены все это высмеивает. И люди в шоке просто: «Как так, мы сидим, ломаем голову, наши маркетологи проводят какие-то исследования, а вы тут уже все это высмеиваете, и вам от этого просто смешно?». Это абсолютно нормально.

Ольга Писпанен: И у нас есть звонки. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Владимир Иванович, Москва. По поводу вашей передачи, Сергей, хотел бы сказать следующее, что юмор у нас есть зеркало нашего общества, то есть это мы все есть такие. А то, что люди отображают на сцене в такой форме, это мы такие есть. И тут нечего обижаться. Мы не можем сказать власти слова, мы занимаемся подхалимажем, мы не контролируем власть, мы позволяем ей воровать. И юмор, как сама форма литературная, он отображает это в такой форме, пусть вульгарной. Мы и есть вульгарны. Не надо искать виноватых.

Ольга Писпанен: Сергей, а по вашему мнению, может ли артист такого жанра каким-то образом участвовать в политике, то есть каким-то образом задействовать свой дар юмориста для того, чтобы реагировать или призывать к чему-то его зрителей?

Сергей Родин: Ни в коем случае мы не приветствовали никакой оппозиции, не преследуем никаких политических целей. Просто когда действительно ребята выходят говорить, они говорят, может быть, где-то о наболевшем, может быть, действительно о том, что интересно. Ни в коем случае никто из нас - ни я, ни молодые люди, ни резиденты, то есть все те, кто участвует в проекте – не полезет никогда в политику, никто и никогда не будет этим заниматься. Потому что, грубо говоря, люди должны заниматься в той сфере, где они профессионалы. То есть резиденты «Комеди», они профессионалы в юморе. Мы профессионалы, допустим, в шоу-бизнесе. Политики пусть занимаются политикой, потому что они этим умеют заниматься.

Ольга Писпанен: И у нас еще есть звонок. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Хочется сказать о тех людях, которые на сцене, - Петросян, Альтов и другие. Хочется призвать всех к тому, чтобы все-таки в своем юморе они отражали сегодняшние недостатки в большей степени. То, что просмеяли мы великий и гордый народ и страну великую, они должны это понимать. И понимая это, должны реабилитироваться перед слушателями.

Ольга Писпанен: Вот такое мнение.

Скажите, пожалуйста, а вот какие-то социальные проблемы должны ли использовать как темы юмористы?

Сергей Родин: Вы знаете, на самом деле используются все темы абсолютно, которые есть. Допустим, день рождения у соседской кошки...

Ольга Писпанен: Вот нет. Посмотрите, например, КВН. Я, правда, не очень много смотрела его в последнее время, не так, как в советское, но тем не менее. Осталась либо реклама – бесконечное высмеивание и обыгрывание каких-то рекламных роликов, заигрывание с жюри бесконечное просто, беспардонное, и с руководством канала, на котором идет КВН.

Сергей Родин: Понимаете, моя позиция здесь такова, что у каждого проекта есть своя история, свои цели и свои задачи. Цели и задачи, которые сейчас преследует КВН и АМИК... я о них даже не знаю, я туда не лезу, и я это не смотрю.

Ольга Писпанен: Но не секрет, что в какой-то момент какие-то структуры (не будем говорить какие) становятся практически такой... ну, не мафией, конечно, в полном смысле слова, но очень закрытой «семьей»...

Сергей Родин: Да, безусловно.

Ольга Писпанен: ...в которой действуют жесткие свои законы, крутятся какие-то определенные цены, деньги и так далее. Вот вы будете по таким же законам жить?

Сергей Родин: Абсолютно нет. Я же и говорю, что у нас все свободно. Если придет молодой человек или девушка, которые скажут: «Ребята, у меня есть что рассказать», - и действительно если это очень хорошо, то есть это можно показывать и над этим будут смеяться, это принесет какую-то радость, какие-то впечатления народу, пусть даже, может быть, кто-то всплакнет – это будет плюс. Но если опять же выйдут, как мы говорили, и просто посмеются над жюри, которого, естественно, у нас нет... ну, это на самом деле не наше, нам это не интересно. Это все как бы прошлое. «Комеди» - это новая волна юмора.

Ольга Писпанен: То есть вы верите в то, что вот именно это новая волна юмора, она, наконец-то, оздоровит это общество людей, занимающихся, зарабатывающих этим себе на жизнь?

Сергей Родин: Безусловно.

Ольга Писпанен: А вы не боитесь, что как бы Россия достаточно... не то чтобы «на ура» принимает новые жанры? У нас был бум мюзиклов не так давно, который как был, так и сошел.

Сергей Родин: У нас просто многие боятся всего нового.

Ольга Писпанен: Я об этом и говорю, они боятся. Ну, публика, она не привыкла... Более того, «Stand Up Comedy» предполагает и подразумевает какое-то все-таки участие более-менее живое публики. А для этого люди должны не только ходить на запись программы, чтобы их показали по телевизору мельком, а люди должны ходить в какие-то места, где проходит, например, «Stand Up Comedy». Да?

Сергей Родин: Безусловно.

Ольга Писпанен: А у нас же нет вообще культуры клубной.

Сергей Родин: Она отсутствует у нас вообще во всей России, начнем с того.

Ольга Писпанен: Я про это и говорю. Вот нет ее. Для кого же вы будете... Какой вы видите свою публику?

Сергей Родин: А те, кто придет.

Ольга Писпанен: То есть у вас нет какого-то определенного...

Сергей Родин: Нет, есть определенный критерий. Просто эта публика, она сама приходит, та, на которую мы рассчитываем. У нас нет, допустим, такого: «Вы нам не понравились – вы не проходите. У вас один глаз зеленый, а другой синий».

Ольга Писпанен: «Главное, что вы пришли».

Сергей Родин: Да, это главное.

Ольга Писпанен: Удачи вам! Большое спасибо.

XS
SM
MD
LG