Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Прошло 30 лет со дня убийства Пьера Паоло Пазолини


Дмитрий Волчек, Прага

Алексей Букалов, Рим

30 лет назад 2 ноября 1975 года на пляже в Остии был убит знаменитый итальянский кинорежиссер и писатель Пьер Паоло Пазолини. Весной 2005 года Пино Пелози, осужденный за убийство Пазолини и на процессе сознавшийся, отказался от своего признания, заявив, что он боялся говорить правду, потому что ему угрожали. Многие друзья Пазолини с самого начала считали, что кинорежиссер стал жертвой заговора. Скончавшийся несколько недель назад ближайший друг Пазолини Сержио Читти говорил, что Пазолини погиб не от руки Пелози - Пазолини убили власти.

В этом году расследование убийства было возобновлено. Прокуратура выдала ордер на продолжение следствия. Все левые в Италии всегда утверждали, что великий поэт и режиссер был убит неофашистами. Между прочим, Читти в интервью, которое он дал незадолго до его смерти, говорил о том, что ему удалось выяснить, что Пино Пелози был использован как приманка для Пазолини, что вместе с ними в Остию последовали еще пять человек, которых Пелози даже не знал. Вот эти люди и убили поэта. Официальный отказ от своего признания Пино Пелози сделал 7 мая этого года и довольно неожиданно, хотя признание на суде было добровольным.

Судебные преследования за непристойность и богохульство сопровождали весь творческий путь Пазолини. За 20 лет он 33 раза представал перед судом. Девять его фильмов встретили серьезные препятствия со стороны цензуры, а его самого очень часто обвиняли в нарушении приличий, но каждый раз оправдывали. Это, конечно, не причина для того, чтобы убивать, но эту статистику сегодня вспоминает итальянская пресса в связи с 30-летием гибели Пазолини.

Сегодня Италия вспоминает своего кумира, своего учителя. "30 лет без Пазолини" - вот основной заголовок большинства газет и тема радио- и телепередач. По всей Италии проходит ретроспектива его фильмов, проходят читательские конференции, открываются выставки. Сегодняшнее утро на центральном телевидении Италии началось словами другого властителя дум - Альберта Моравиа, который назвал Пазолини одним из величайших национальных поэтов ХХ века.

О том, как выглядит наследие Пазолини сегодня, говорит кинокритик Андрей Плахов.

- Андрей, Пазолини был одержим мыслью о смерти, и даже говорил, что только смерть дает смысл жизни, что только после смерти можно понять замыслы и величие человека. Между тем, создается впечатление, что даже, спустя 30 лет после смерти, идеи Пазолини остаются по большей части непонятными и невостребованными. Если вы помните сатирический фильм Чипри и Мареско, там как раз обыгрываются все пошлые клише, которыми окружено имя Пазолини. Почему произошло именно так?

- Здесь, видимо, все дело в том, что Пазолини принадлежит к числу так называемых "проклятых поэтов", то есть художников, выбивающихся из всяких норм. Конечно, по отношению к искусству вообще странно говорить о норме, но, тем не менее, именно таких персонажей достаточно много в истории литературы, живописи и уже кинематографа, но много, если мы возьмем всю историю.

Что касается Пазолини, то это был как раз один из немногих персонажей такого типа в кинематографе того периода, когда он работал, то есть в кинематографе 50-х-60-х годов. Он вышел из лона неореализма. Первыми своими фильмами доказал свою причастность к той традиции, которая уже принесла большой успех итальянскому кино. Однако он очень быстро порвал с этой традицией и пошел совершенно неожиданным и оригинальным путем, который, в конце концов, привел его к таким экстремальным фильмам, которыми он, собственно, и прославился, и к неожиданной, но в каком-то смысле закономерной смерти.

Но также не надо забывать и о том, что помимо того, что Пазолини был кинорежиссером, он был и замечательным литератором, и ученым-лингвистом, и философом. Его литературное наследие достаточно обширно и, по-моему, тоже еще не осмысленно. Может быть, должно пройти какое-то время для того, чтобы эта фигура высветилась в некоей новой перспективе, как это часто бывает с творчеством так называемых "проклятых поэтов".

- У Пазолини в начале семидесятых были большие планы кинематографические, литературные. Он написал значительную часть гигантского романа "Нефть". Даже незаконченный текст свидетельствует о том, что это шедевр. Он предполагал, что его фильм "Сало" станет первой частью трилогии о зле. Многие итальянские режиссеры нонконформисты, ровесники Пазолини, имена которых гремели 30 лет назад, так и остались в той эпохе. За последние десятилетия ничего значительного они не создали. Если судить по замыслам Пазолини, по тому эстетическому курсу, которому он следовал в последние годы жизни, как вам кажется, сегодня, будь он жив, он тоже был бы неактуальным патриархом?

- Вот этот вопрос можно рассматривать только в сослагательном наклонении. Невозможно представить себе, чтобы Пазолини был жив и в то же время превратился в некий памятник самому себе, или в какую-то устаревшую архаичную фигуру, как это произошло с очень многими знаменитыми в ту эпоху кинорежиссерами. Но, видимо, парадокс этой судьбы в том и состоит, что Пазолини не пережил свою эпоху и свое время. Он погиб, оставив для нас, его современников и потомков, некую загадку, что, собственно, представляет собой феномен его искусства, его мыслей, его страстей, что могло бы с ними произойти, продолжи он разрабатывать свою линию. Может быть, и не нужно было продолжать ее разрабатывать, потому что она оборвалась на самом кульминационном пике. С другой стороны, я все-таки думаю, что если бы случилось иначе, и Пазолини остался бы жив, скорее всего, он все-таки повторил бы путь Луис Бунюэль, который, как известно, не состарился ни физически, ни творчески, прожил достаточно долго и потрясал мир своими удивительными фильмами.

- Пазолини был человеком левых взглядов, проще говоря, коммунистом. В Советском Союзе некоторые его фильмы были в прокате. Это практически единственное, что приходит в голову, когда думаешь о связях Пазолини с Россией. Может быть, вы что-то добавите?

- Да, Пазолини с Россией был связан только в том смысле, что его ранние фильмы, как мы уже говорили, имеют некое отношение к неореализму, в частности, картина "Мама Рома", в которой замечательно выступила Анна Маньяни, звезда и актриса итальянского неорелизма, любимая в нашей стране. Но потом все связи России с Пазолини были прерваны, причем прерваны очень грубо, несмотря на то, что он, действительно, был коммунистом, но очень своеобразным коммунистом. Он одновременно был и католиком, и гомосексуалистом, он был одновременно многим. Вряд ли кто-то мог его воспринять во всей целостности: кому-то были ближе одни аспекты его личности, другим - совершенно другие. Но даже этот коммунистический аспект не был востребован в Советском Союзе. Практически все его фильмы были запрещены не только для публичных, но и даже для архивных показов. Я прекрасно помню, что, имея неофициальный статус кинокритика, я обращался в Госфильмофонд с просьбой показать мне некоторые фильмы Пазолини для написания одной работы. Мне было отказано в очень зловещей форме с намеком на то, что даже сам запрос таких фильмов как, например, "Сало" - это некий вызов, который может повлечь за собой санкции КГБ или что-то в этом роде. Причем, надо сказать, что это было едва ли не в эпоху перестройки.

XS
SM
MD
LG