Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Константин Чхеидзе – русский писатель в Чехословакии


Нелли Павласкова

Отвечая в газетных интервью на вопрос о своей национальности, Константин Чхеидзе говорил: «Я кавказец. Родился в 1897 году на Кавказе». Его родным языком был русский, ибо Чхеидзе был внуком русского православного полковника, боровшегося на Кавказе с движением имама Шамиля, и сыном грузинского князя-католика из древнего рода феодалов Чхеидзе, рода, берущего начало в 12-м веке и получившего от Екатерины Второй земли и имения в Моздоке. Моздок начала 20-го века оживает почти во всех романах Чхеидзе, написанных в Чехословакии и переведенных на чешский и словацкий языки. Это и автобиографический литературный дебют «Страна Прометея», и романы «Смотрящий на солнце», «Навстречу грозе», «Невеста гор», где запечатлены и революция, и гражданская война, и жизнь столичных российских беженцев на Кавказе во время гражданской войны.

Все это молодой Чхеидзе испытает позже, а пока ему, 11-летнему мальчику, предстоит, как и любому представителю кавказского княжеского рода, получить военное образование. Кадетский корпус Петра Великого в Полтаве подарил ему встречу с русской литературой и дружбу с чеченским кадетом Асланбеком Шериповым, ставшим, в годы революции, знаменитым чеченским красным комиссаром. После окончания в 17-м году юнкерского кавалерийского училища в Твери Чхеидзе отправляют в Нальчик, в кабардинский кавказский полк, входящий в состав «дикой дивизии». Вместе со своим полком он принимает участие в корниловском мятеже и до конца 19-го года остается на посту адъютанта князя Бековича-Черкесского – губернатора Кабарды. В 19-м году он ожидал смерти в большевистской тюрьме Пятигорска, в 20-м -участвовал в боях белой армии в Крыму. Затем эмиграция в Турцию и Болгарию, в 23-м году - прибытие в Чехословакию. Свои мытарства этих лет он описал в романе «Пророк». Константин Чхеидзе закончил в Праге русское отделение юридического факультета университета. Вступил в общество евразийцев, стал даже руководителем пражского евразийского семинара, который, в отличие от парижского, занимал последовательные антисоветские позиции. На 23-й день после вступления советской армии в Прагу, Чхеидзе был арестован органами НКВД и отправлен в Советский Союз. О последующей судьбе писателя мне рассказал его ближайший друг и переводчико, многолетний директор Славянской библиотеки в Праге, ныне ее научный сотрудник Иржи Вацек.

«С Константином Александровичем Чхеидзе я общался последние 10 лет его жизни - с 1963 года. Это уже было 8 лет после его возвращения из лагерей. Его обвиняли в его деятельности в белогвардейском движении и потом в евразийском движении в Чехословакии и во Франции. Так как во время гитлеровской оккупации Чехословакии он стоял на стороне России, Советского Союза, он ни в коем случае с немецкими оккупантами не хотел иметь ничего общего, его не могли ни в чем таком обвинять.

Он вернулся в 1955 году, и мемуары, которые он написал на переломе 50-60-х годов, кончаются днем, когда в 55 году на чехословацко-советской границе его передают советские органы чехословацким, и чехословацкий капитан на границе всю группу возвращенцев приветствует: «Ну, ребята, поздравляю вас с возвращением домой». В 55 году он вернулся в Прагу.

Он тогда не предполагал, что настанет время, когда он даст литературное свидетельство о том, что он пережил. Прежде всего, о своем пребывания в лагерях и о своей жизни вообще. В 67-м году было время оттепели, чешский Литературный фонд при Союзе чехословацких писателей ему дал стипендию, чтобы он написал свои мемуары. Он работал над этими мемуарами 4 года, мы стали друзьями, и я эти мемуары перевел на чешский язык».

В конце 60-начале 70-х годов Константин Чхеидзе, под псевдонимом Алькостан, издает сказки и легенды под общим названием «Волшебный перстень», снова издает роман «Невеста гор», сказки «Мозоли и монеты», «Храбрый всадник», «Мириам», «Амазонки». В июле 74 года, в тяжелой депрессии, сразу после того, как центральная переводческая организация расторгла с ним рабочий контракт, писатель кончает жизнь самоубийством. Его мемуары «События, встречи, размышления» до сих пор не выходили ни на русском, ни на чешском языках. Они хранятся у его дочери.

XS
SM
MD
LG