Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Новый роман Зэйди Смит «О красоте»


Марина Ефимова

Зэйди Смит с триумфом дебютировала в британской литературе несколько лет назад романом «Белые зубы», который был удостоен премии Whitbread за лучший дебютный роман, а также многих других. Она сразу стала любимицей критики, но ее вторая книга, «Человек автографов», особого успеха не имела. И вот теперь у Смит вышел третий роман.

«Пожалуй, можно начать с е-мэйла, который Джером послал отцу...». Так открывается новый, и уже нашумевший, роман молодой британской писательницы Зэйди Смит, который называется «О красоте». Начало романа сбило меня: я решила, что это отсылка к «Рождественской сказке» Диккенса, к знаменитой первой её фразе “Marley was dead to begin with” - «Начать с того, что Марли был мёртв»... Но я ошиблась: начало романа «О красоте» - намек на другого английского романиста – И. М. Форстера. Первая фраза почти дословно (если, конечно, заменить е-мэйл на письмо), повторяет начало его романа «Тупик Говарда». И не случайно, разумеется: роман Зэйди Смит – намеренное подражание форстеровскому шедевру, но подражание в лучшем смысле этого слова, легкое и изящное – только как дань уважения замечательному, хоть и не вышедшему в классики романисту.

Писательница Зэди Смит настолько молода (год рождения 1975), что по определению ее рецензента, известного критика Фрэнка Рича: «...она благополучно пропустила 60-е (годы рождения нашей грусти и наших убеждений), и совершенно не обременена ни меланхолией, ни догмами. В новом ее романе (втором по счету), предмет наблюдения автора – жестокие культурные войны, раздирающие Америку на правых и левых даже в этой сфере. Однако, будучи англичанкой, Смит способна видеть в них то, чего не посмел бы углядеть ни один американец, – уморительный комизм и нелепость. Причем, ее роман смешит и правых, и левых (с той только разницей, что они смеются в разных местах)».

Как и у Форстера, роман Зэйди Смит описывает трудные отношения двух семей из разных слоев общества, абсолютно несовместимых ни по статусу, ни по традиции, ни по духу. Только действие романа происходит не в Англии перед Первой мировой войной, а в нынешнем американском университетском городке под Бостоном.

В романе Форстера «Тупик Говарда» лондонская обедневшая аристократка, интеллигентка и либералка Элен Шлегель нелогично влюбляется в прозаического, трезвого и чрезвычайно успешного бизнесмена Генри Уилкокса. Ей неожиданно нравится та уверенность и смелость, с которой Уилкокс отрицает все, что проповедует ее круг (социализм, суфражизм, альтруизм), и даже приравнивает искусство и литературу к пустым развлечениям.

В романе Смит «О красоте» юный альтруист Джером Уэлси, сын американского профессора, специалиста по Рембрандту, доучиваясь в Лондоне, нелогично увлекается взглядами заклятого врага и соперника отца, тоже специалиста по Рембрандту, тринидадского ученого Монти Киппса. Рецензент романа так кратко характеризует идеологические различия двух семей:

«В доме Уэлси, в Бостоне, исповедуют идеи равенства всех людей, верят в бесспорное превосходство демократии, исповедуют все модные теории об искусстве, пренебрегают идеей богатства и презирают политику. В доме Киппсов говорят о реальной политике, о деньгах, об экономике, объявляют равенство мифом и мультикультурализм – модной выдумкой. Они считают, что настоящее искусство – это Господень дар, которым обладают единицы, а всё остальное - так называемое искусство - лишь способ проводить в жизнь любую неубедительную идеологию».

В своих взглядах патриархи обеих семей доходят до нелепых крайностей. Одурманенный модными эстетическими теориями Говард Уэлси рассуждает о розе, о цветке, - как о «единстве биологической и культурной конструкции». Никогда не имевший дела с порнографией, он, тем не менее, пишет осуждающую статью о ней в академический сборник. В своих лекциях о Рембрандте он представляет его студентам не как великого художника, раздвинувшего границы живописи, а лишь как умелого мастера, точно выполняющего требования богатых клиентов. Он словно хочет принизить Рембрандта до понятного ему уровня.

Но Смит безжалостна к обоим патриархам, и ее Монти Киппс – не меньший лицемер, чем Уэлси.

Как и в романе Форстера «Тупик Говарда», в романе Смит обе семьи горько расплачиваются за экстремизм своих отцов. И благодаря этому повороту, роман «О красоте» не вырождается в однообразное издевательство над всем и вся, но наполняется кровью реальной драмы - драмы предательства.

XS
SM
MD
LG