Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Туайен – художница-сюрреалистка и неизвестная героиня


Нелли Павласкова

В Чехии состоялась премьера нового фильма «Туайен» классика «новой волны» 60-х годов, кинорежиссера Яна Немеца. Туайен - псевдоним знаменитой чешской художницы-сюрреалистки, работы которой украшают многие европейские картинные галереи.

Туайен родилась в Праге в 1902 году, а умерла в 1980 году в Париже. В шестнадцать лет, начинающей художницей-анархисткой, она навсегда отказалась от своего гражданского имени Мария Черминова и приняла загадочный псевдоним, по ее же словам «несклоняемый и не имеющий рода». Возможно, «Туайен» происходит от французского «ситуайен» - гражданин. Всю жизнь художница носила только мужские костюмы, дружила исключительно с мужчинами и так же, как и они, не боялась «крутой эротики» в своих картинах и книжных иллюстрациях. С принятием нового имени Туайен отказалась от всех уз, связывавших ее с родными, и построила всю свою дальнейшую жизнь на длительных и прочных связях с единомышленниками по искусству: с сюрреалистами Чехии и Франции.

В начале двадцатых годов ее другом и партнером стал чешский художник и писатель, корреспондент журнала «Эротическое ревю» Индржих Штырский, с которым Туайен уехала на несколько лет в Париж, где выставляла свои картины. Вернувшись в Прагу, Туайен и Штырский основали вместе с поэтом Витезславом Незвалом «Группу сюрреалистов Чехии», поддерживающую активные связи с парижанами Андре Бретоном и Полем Элюаром.

Кинорежиссер Ян Немец, взявшийся за нелегкий фильм о Туайен, покинул Чехословакию в начале семидесятых годов из-за советской оккупации, жил в США, а в Прагу вернулся в бурные дни «бархатной революции» 89 года. В последние годы снимает исключительно экспериментальные фильмы, как, например, «Ночные разговоры с мамой», отмеченный призами на фестивалях, и «Пейзаж моего сердца», снятый под впечатлением перенесенной им операции шунтирования. Цифровая технология съемки и на этот раз позволила режиссеру снять нетрадиционный по форме и содержанию фильм, который очень точно показал неразрывную связь творчества Туайен-художницы с сюрреалистической прозой и поэзией, показал сюрреализм как стиль жизни этих людей. Вот как рассказывает об этом сам Немец.

«Я не эксперт в вопросах сюрреализма или другого -изма – ни в искусстве, ни в политике. Я начал снимать этот фильм потому, что меня ошеломила судьба двух художников, Туайен и Гайзера, в тяжелые для нашей страны времена государственного терроризма – как при нацизме, так и при коммунизме. А сюрреализм – это ведь соединение несоединимых и невзаимосвязанных предметов и вещей, это отрицание реального мира. И мне показалось, что та эпоха была абсолютно сюрреалистической, потому что столько ужасов творилось под маской абсолютного спокойствия. Та эпоха более сюрреалистическая, чем мой фильм».

В центре фильма - главным образом один эпизод из жизни Туайен. В начале немецкой оккупации она не позволила своему возлюбленному, самому молодому из членов «Группы сюрреалистов Чехословакии», поэту и художнику Индржиху Гайзеру, пришить к одежде желтую звезду и явиться на сборный пункт, откуда гестапо отвозило ее еврейских сограждан в лагеря смерти. Все годы оккупации она скрывала Гайзера у себя в квартире и спасла ему жизнь. Все эти страшные и голодные годы они не переставали вдвоем работать, художница написала цикл картин «Место казни» и «Сгинь, война» по мотивам прозы Гайзера. В 47 году, в предчувствии наступления коммунистического переворота в Чехословакии, они оба покинули страну и уехали в Париж, получив там позже политическое убежище. В 53 году Гайзер, который был на 12 лет моложе Туайен, скоропостижно скончался, упал и умер прямо на парижской улице. Туайен на 27 лет пережила своего друга. История о том, как Туайен скрывала Гайзера от гестапо, была раньше совсем не известна. Вот что говорит Ян Немец.

«Я не знаю точно, почему этот ее поступок замалчивался. Может быть, дело в том, что сюрреалисты и люди, близкие им, программно отрицали паблисити, они жили скрытой, замкнутой личной жизнью, не давали интервью, ничего о себе не рассказывали. А эта история - особенная. Чешка Туайен скрывала у себя в квартире на протяжении всех лет немецкой оккупации человека еврейского происхождения. Я не знаю второго такого чеха, который бы это сделал. Сокрытие еврея означало смерть для всех родных, близких и знакомых этого человека. Туайен это сделала, как нечто само собой разумеющееся и потом после войны не хотела никакой славы».

Из отрывочных сведений о парижской жизни Туайен известно, что она жила с Андре Бретоном вплоть до его смерти в 1966 году. В 1969 году Общество французских сюрреалистов было распущено. После смерти Бретона она переехала в его дом на улице Фонтэн, известный как мировой центр сюрреализма, здесь у нее была мастерская. При жизни Бретон и Бенжамен Пере написали обширную монографию о творчестве Туайен. В 77 году она перестала работать и в 80 году умерла.

XS
SM
MD
LG