Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Литературная премия «Большая книга» - 100 тысяч долларов


Елена Фанайлова

В Москве в Музее Льва Толстого объявлено о создании новой российской национальной литературной премии под названием «Большая книга». Учредили премию Федеральное агентство по печати, Федеральное агентство по кинематографии, ВГТРК, ИТАР-ТАСС, Институт русской литературы, «Газпром-медиа», издательский дом «Комсомольская правда» и "Альфа-банк".

«Большая книга» пока велика только своими деньгами: 3 миллиона рублей, то есть 100 тысяч долларов, получит прозаик-победитель, 1,5 миллиона и миллион - писатели, занявшие второе и третье места. О книгах заговорят не раньше апреля, когда будет сформирован лонг-лист, а источники премиального фонда известны. О них рассказал Владимир Григорьев, бывший заместитель министра печати, ныне заместитель руководителя Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям - председатель Фонда поддержки новой премии «Большая книга»: «В этот фонд вошел добрый десяток отечественных предпринимателей либо как частные лица, либо как компании. Фонд аккумулировал порядка 150 миллионов рублей. Был проведен тендер среди финансовых институтов по управлению этими деньгами, этот тендер выиграл "Альфа-банк", который предложил самый высокий процент по управлению средствами, поэтому премия получилась такой значительной».

Владимир Григорьев добавил, что премия будет присуждаться за качество литературы, вне зависимости от политических пристрастий авторов: и левые, и правые, и традиционалисты, и постмодернисты, пишущие и романы, и рассказы, и документальную литературу, будут иметь шансы на победу.

Руководитель Федерального агентства по культуре и кинематографии Михаил Швыдкой счел необходимым отметить высокую духовность русской литературы: «Российскому человеку важно, чтобы жизнь была великая и литература была даже не великой, а святой. Для России состояние литературы - это отражение жизни национального духа, это больше, чем просто сложение слов в некоторые тексты. Для России слово - нечто упорядочивающее жизнь. И не случайно эту премию называют, с моей точки зрения, несколько претенциозно "Большая книга", но для нас это сегодня очень важно».

Эдвард Радзинский, сопредседатель жюри премии, не слишком высоко оценил современную российскую словесность последних 15 лет: «Улица по-прежнему "корчится безъязыкая", но иначе и быть не могло. Нельзя 80 лет жить без Бога, без святой книги и потом спросить: "А где же она, эта литература?"»

Однако Эдвард Радзинский делает исключение для литературы сегодняшнего дня и предполагает в ней внезапное появление великих произведений уровня Достоевского и Камю. На вопрос Радио Свобода, будет ли жюри выбирать интеллектуальную или коммерческую прозу, известный драматург ответил так: «Предположим, у вас выступает Кара-Мурза, а рядом, тут же вы берете первого секретаря московского отделения Коммунистической партии, который такое несет… и Кара-Мурза его слушает. А вслед за ним у вас выступает Лимонов… Вы называете это свободой? Но это же и есть свобода. Почему вы думаете, что здесь должно быть что-то другое? Весь вопрос, что и как? Литература, она чувствует».

Но литературная общественность пока находится в затруднении: какой же тактики будет придерживаться жюри премии «Большая книга»? Своими сомнениями поделилась корреспондент газеты «Коммерсант» Лиза Новикова: «Премия, перед тем, как учреждаться, должна сначала решить, под кого она делается. Что это будет? Такой модный автор, как Пелевин или такой стилист, как Шишкин, или новый патриот, как Алексей Иванов?» Продолжает прозаик, критик, координатор молодежной премии «Дебют» Ольга Славникова: «Такая премия может дать серьезную коммерческую раскрутку некоему автору, который отвечает требованиям рынка. И если не существует в механизме премии некоего барьера, противоядия против коммерческого уклона, то можно предсказать, что премию получит Маринина, например. Тогда мы все дружно порадуемся за Маринину, но литературой будем заниматься в другом месте».

Литературный критик Юлия Рахаева заметила: «Я поняла, что этим людям очень хочется, чтобы появилась, наконец, та книга, про которую можно сказать, вот она - Большая книга. Я думаю, в общем, и премия, и все остальное родилось именно из этого желания. Хочется только надеяться вместе с жюри, что это желание мистическое, и оно приведет какого-то на этот олимп, причем приведет достойного человека».

Поскольку премия «Большая книга» вообще не заявляет никаких формальных ограничений, кроме высокой духовности, ее длинный список будет зависеть от анонимных экспертов, которых назначит попечительский совет. Короткий список определит жюри, так называемая «Литературная академия» - около ста человек, среди которых не только литераторы и критики, но и режиссеры, художники, библиотекари, учителя. Придумано на первый взгляд демократично, но в литературных кулуарах уже идут разговоры, что при такой невероятной премиальной сумме трудно удержаться и «не порадеть родному человечку».

XS
SM
MD
LG