Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Москве состоится Всероссийская церемония вручения «ТЭФИ-2005»


Программу ведет Олег Вахрушев. В программе принимает участие Марина Мясникова, заведующая кафедрой сценических и экранных искусств Екатеринбургского государственного театрального института, доцент кафедры телевидения и радиовещания Уральского государственного университета.

Олег Вахрушев: Завтра в Москве состоится Всероссийская церемония вручения «ТЭФИ-2005». В этом году изменится система голосования академиков – она будет полностью открытой. Кроме того, впервые нет номинации «Лучшая региональная информационная программа». Тем не менее, в нашей программе речь будет идти именно о региональном телевидении.

А нашим слушателям мы предлагаем ответить на вопрос: отвечает ли вашим потребностям региональное телевидение?

Итак, завтра будут объявлены имена обладателей национальной премии «ТЭФИ». Академик Российской Академии телевидения, президент Томского медиахолдинга Аркадий Майофис говорит, что информационную журналистику в России похоронили преждевременно. Есть ли шансы у региональных компаний получить бронзового «Орфея» при новой системе голосования, о свободе информационных журналистов в регионах и столице – об этом с Аркадием Майофисом беседовала моя коллега Мелани Бачина.

Мелани Бачина: Аркадий Исаевич, очень много говорили в последнее время по поводу нового способа голосования на церемонии «ТЭФИ». Впервые в этом году она будет совершенно по-другому... будут воткрытую академики голосовать. Очень много скепсиса было по поводу того, что теперь голосование будет абсолютно предвзятым, будут риски у академиков, и они просто не пойдут против своего начальства и так далее.

Аркадий Майофис: Есть только один плюс – это то, что академики, может быть, наконец, посмотрят программы, которые им представили. Потому что будет неудобно – всем будет видно, кто и как голосует. А насколько мне известно, мало кто смотрит в полном объеме. Таких, как я - а я смотрю почти все, или все, вот как в этот раз – я все посмотрел, - таких единицы. Я с трудом себе представляю, как будет какой-нибудь сотрудник «Первого» канала голосовать против своих собственных программ.

Вообще система принятия решений в Академии, она мне не понятна. Нам спускают как бы директиву, как мы теперь будем в этом году голосовать. Собирается какое-то представительство, по не понятным мне тоже принципам избранное. И нам приходится только выбирать уже из того, что нам дадут. Понятно, что, по всей видимости, Владимир Владимирович стремится к максимальной прозрачности. Но мне кажется, что выбран не тот путь для прозрачности. Наоборот, еще больше субъективизма будет в голосовании.

Мелани Бачина: В этом году впервые Томская телекомпания «ТВ-2» будет участвовать в номинации вместе с другими информационными каналами федеральными. То есть в этом году, я имею в виду, впервые нет номинации «Региональная информационная программа». И теперь «Новости» и программа «Час пик» из Томска будут в одной номинации вместе с НТВ и «Вести-Москва». Вот насколько для вас это серьезно? Возможно ли соревноваться в профессионализме региональной компании и серьезным федеральным компаниям?

Аркадий Майофис: Мне кажется, этот вопрос был правомерен пять лет назад, когда мы впервые попали на «ТЭФИ». Сейчас я не вижу большой разницы именно в профессионализме между центральными каналами и некоторыми региональными компаниями страны. Сейчас уже мало кто будет обращать внимание, на какой камере это снято, дрожит ли камера при съемках. Понятно, что не дрожит во всех телекомпаниях, которые более-менее серьезно телевидением занимаются.

А вообще я считаю, что сейчас некоторые региональные телекомпании по подходу к новостям, в содержательном смысле значительно превосходят центральные каналы.

Мелани Бачина: Почему это произошло? Почему в регионах вдруг телевидение стало сильнее, чем на центральных каналах федеральных?

Аркадий Майофис: Не только сильнее, оно и интереснее, чем центральные каналы. Вы же знаете, что я представитель того крыла телевизионного, для которых большое значение имеют взгляды. Наша телекомпания всегда славилась либеральными подходами. Я считаю, что проблема в том, что просто о многих вещах рассказывать нельзя, или о многих вещах нельзя рассказывать так, как журналистам этого бы хотелось. У нас нет таких препон. И в этом смысле мы на самом деле свободнее.

Вы знаете, все-таки о профессионализме я хотел бы сказать. Например, в номинации «Репортаж» представлен сюжет из Анадырской, Чукотской телекомпании. И он просто по своему уровню бьет репортажи центральных каналов в профессиональном смысле, в плане каких-то профессиональных подходов, а не только с точки зрения того, может чего-то журналист сказать или не может. Это просто очень добротный, классный материал. И я надеюсь, что он как раз «ТЭФИ» и получит. По крайней мере, если я попаду в число номинантов, я буду за него голосовать. И не потому, что он из Чукотки, из региона, а потому что он самый сильный.

Мелани Бачина: На региональном информационном поле, так как вы все-таки знаете вообще ситуацию в регионах, как академик Телевизионной академии, какие бы регионы вы выделили, какие программы? Может быть, кто-то вдруг, неожиданно вырос за последнее время. Вообще, много регионов России способны делать хорошее телевидение?

Аркадий Майофис: Совсем мало. И какого-то явного, очевидного роста за этот год не наблюдалось в региональном телевидении. Я бы по-прежнему выделял «Четвертый» канала Екатеринбурга, то есть он показывает добротный, стабильно высокий профессиональный уровень. И они тоже попали в разные номинации. В том числе мы будем соперничать с ними в номинации «Интервьюер», наша Юля Мучник и Евгений Енин с «Четвертого» канала. Вот, пожалуй, кроме нашей, я бы выделил еще эту телекомпанию – и все. Все остальное – это всплески, типа сюжета с Чукотки.

Мелани Бачина: Каковы вообще перспективы развития регионального телевидения в России? В этой ситуации политической, которая складывается в построении вертикали власти, насколько возможно и дальнейшее существование свободных региональных телекомпаний, каковы перспективы?

Аркадий Майофис: Атмосфера в журналистике на местах, она зависит от личности первого руководителя. То есть мы знаем ситуацию в Кемерово. По крайней мере, мне рассказывают многие мои коллеги о том, что там происходит. Там, по сути дела, происходит то же самое, что и на уровне страны, только еще хуже. А если говорить о Томской области, то известно, что Кресс, может быть, и не доволен некоторыми средствами массовой информации, в том числе и «ТВ-2», но никаких действий он не предпринимает. И даже приходит к нам в эфир. А это же всегда показатель – приходит губернатор или не приходит.

Я считаю, что таких регионов достаточно много в стране. И это, может быть, единственная на сегодняшний день гарантия, что журналистика еще будет сохраняться. Потому что в некоторых городах, наподобие Томска, еще есть возможность работать без оглядки.

И вот вы говорите о том, что на нас давление... Нет никакого давления. То есть оно, может быть, эмоционального характера. Мы боимся заранее того, что это может быть. Мы сами иногда перед выборами собираем журналистов и просим их быть осторожнее, но только осторожнее в профессиональном смысле: «перед выборами ситуация накаляется, и поэтому будьте объективными, давайте две стороны», - и так далее. Это к зажиму свободы слова не имеет никакого отношения.

И я знаю, что во многих городах именно это и происходит. И в этом смысле у регионального телевидения сейчас очень хорошая пора для развития. Как я уже говорил, слухи о смерти информационной журналистики сильно преувеличены. И мы ожидаем, что какие-то изменения в политической жизни страны произойдут. И региональные телекомпании многие, по крайней мере, к этому больше готовы. Мне кажется, что страна находится в каком-то режиме ожидания того, что что-то произойдет, а следовательно, у журналистов есть возможность рассказывать о чем-то, кроме того, что на дорогах произошло очередное ДТП или Путин встретился в очередной раз с министром.

Мелани Бачина: Хорошо. Вот если говорить про «ТЭФИ», которая будет проходить сейчас. В двух номинациях Томская телекомпания региональная участвует вместе с Екатеринбургом, как вы сказали. Каковы вообще при нынешней системе голосования в «ТЭФИ», вообще при нынешнем раскладе, который существует в стране, каковы возможности и шансы победить у региональных компаний? Не обязательно томской, а Екатеринбурга например.

Аркадий Майофис: Все шансы есть. Пришла пора регионального телевидения в связи с преждевременной кончиной центрального. Просто наше время приходит. И не потому, что нас будут жалеть, что мы из регионов и нам надо хоть что-то дать. А просто потому, что мы на самом деле неплохо работаем. Раньше мы все-таки прекрасно понимали, что... ну, не прекрасно понимали, но многие так говорили и думали о том, что «дали регионалам, ну, понятно, что это все-таки региональное телевидение, и нельзя сравнивать ни по уровню денег, ни по уровню оформления программ, ни по уровню еще чего-то с центральным». Сейчас уже так сказать нельзя.

Я смотрю программы «Четвертого» канала Екатеринбурга, и с точки зрения просто внешнего вида, дизайна, и я не вижу отличия от центральных каналов. Доросли уже в профессиональном смысле до центральных каналов. А учитывая те обстоятельства, о которых мы говорили, что работать спокойнее, свободнее в каком-то смысле, поэтому это и происходит.

Мне кажется, что здравый смысл, несмотря на политические подоплеки, несмотря на интриги, которые вечно перед «ТЭФИ» плетутся, все-таки здравый смысл, как правило, когда мы смотрим на результаты, он побеждает. Потому что в большинстве случаев действительно дают призы лучшим. Иногда бывают исключения. Ну, без них, видимо, не обойдется.

Олег Вахрушев: В гостях Екатеринбургской студии Радио Свобода - Марина Мясникова, заведующая кафедрой сценических и экранных искусств Екатеринбургского государственного театрального института, доцент кафедры телевидения и радиовещания Уральского государственного университета.

Здравствуйте, Марина Александровна.

Марина Мясникова: Здравствуйте.

Олег Вахрушев: Федеральное телевидение умерло, как только что нам поведали, а региональное живет и развивается. Вы согласны с этим?

Марина Мясникова: Не совсем согласна, конечно. Потому что федеральное телевидение существует, ну, может быть, есть некое однообразие уже во многих программах федерального телевидения, а региональное дает все-таки новые краски, мне кажется.

Олег Вахрушев: Вы занимаетесь как раз тем, что готовите кадры для регионального... зачастую для регионального телевидения. Хотя не будем скрывать, что многие екатеринбургские телевизионные деятели уже и на федеральных каналах работают тоже. Сложно это? Тут же идет речь о том, что не достаточно быть красивым, обаятельным человеком, не достаточно быть просто, скажем так, мастером журналистского дела, а нужно обладать таким явлением в себе, как личность, некая харизматичность. Как воспитывать таких людей?

Марина Мясникова: Это действительно большая проблема. Надо сказать, что наша школа журналистики существует на Урале уже очень давно, много десятилетий. И, тем не менее, вот в какой-то момент мы почувствовали, что необходимо совершенствовать это образование. И вот почему при театральном институте возникла вот такая кафедра сценических и экранных искусств. Эта кафедра готовит актеров-телеведущих. Есть там разговор и о радио тоже. То есть это уже, как мы называем, люди более синтетические - то есть и актеры, и плюс это люди, способные работать как журналисты даже и как репортеры. Вот мне кажется, это дает те самые краски, о которых я сказала. И надо сказать, что не везде в стране этим занимаются. Этим занимаются только в Петербурге еще, в ЛГИТМиКе знаменитом. То есть мы попытались как бы добавить к тому, что есть.

Для меня это важно, потому что, на мой взгляд, нельзя говорить только об информационном телевидении. Очень часто почему-то, наверное, поскольку информационное телевидение действительно в последние десятилетия очень выросло и заняло очень важные позиции в эфире, тем не менее, мне кажется, стали упускать другие направления. Я имею в виду художественное телевидение, художественную публицистику, просветительство. Вот как раз на федеральных каналах сейчас довольно много документальных фильмов и такой публицистики, которую мы видим, телевизионной. Поэтому хотелось бы нам добавить этого, вот этих красок. Поэтому мы и занялись вот этой работой.

Олег Вахрушев: Итак, Академия Российского телевидения на этой неделе выбирает обладателей национальной премии «ТЭФИ». По числу упоминаний программ и производителей в финале лидируют «Первый» канал, «Россия» и «Культура». При этом телеакадемиков особенно радует увеличение числа номинантов из регионов. О телерынке Свердловской области, которая регулярно поставляет победителей на конкурс «ТЭФИ», рассказывает екатеринбургский корреспондент Радио Свобода Ирина Мурашова.

Ирина Мурашова: В финале номинации «Интервьюер» премии «ТЭФИ-2005» два места из трех заняли региональные журналисты Юлия Мучник из Томска и Евгений Енин из Екатеринбурга. Конкуренцию им составляет москвич Владимир Соловьев. Несмотря на громкое имя соперника в борьбе за обладание статуэткой, Евгений Енин настроен спокойно – считает, что качество региональных телепрограмм может быть не хуже столичных.

Евгений Енин: Есть телевидение малых городов. Там нет достаточного рекламного рынка, чтобы тамошние телекомпании могли позволить себе хороших журналистов, хорошую технику, хорошие студии. В больших городах ситуациях, конечно же, другая. Там, где есть подходящий рекламный рынок, это телевидение вполне конкурентоспособно с телевидением федеральным.

Ирина Мурашова: В январе этого года в Свердловской области появился новый телеканал – специализированный православный – первый в России. Круглосуточный эфир телекомпании «Союз» обеспечивают 65 человек. Утренняя программа, детская - «В гостях у Дуняши», прямые трансляции всенощных, старые фильмы и мультфильмы. Игумен Дмитрий Байбаков считает, что над качеством еще надо работать, но уровень достаточно высок и так – за счет того, что в программы вложены душа, любовь и старание.

Дмитрий Байбаков: То качество, которое мы стараемся достигать, к которому мы стремимся, достигается за счет такого утраченного в нашем Отечестве понятия, как идейная убежденность. То есть люди работают не ради хлеба куса, а ради Иисуса.

Ирина Мурашова: Православные программы составляют большую часть вещания «Союза», но есть и просто познавательные и культурные светские передачи. Специализированного же учебного телеканала в Свердловской области нет. Нет и спортивного, хотя государственный тренер сборной команды России по Уральскому федеральному округу Сергей Новаковский уверен, что материала для эфира хватило бы, да и зрителям он нужен.

Сергей Новаковский: Наши футболисты, наши хоккеисты, почему они хорошо играли и на международной арене? Да потому что раньше мы ходили смотреть на своих. Когда были «ребята с нашего двора», мы их знали, а сейчас, вы посмотрите, что творится с игровыми видами спорта. Просто покупают людей за границей. И, в общем-то, уже простому обывателю, зрителю не интересно смотреть на приезжего спортсмена.

Ирина Мурашова: Сейчас жители Екатеринбурга, не обращаясь к услугам кабельных компаний, могут смотреть 16 телеканалов – федеральных и местных. Возможно, скоро их станет больше. Урал развивает отношения со Словенией. Партнеры предлагают Свердловской области внедрить новую систему ip-телевидения - по телефонному кабелю можно будет принимать около 100 телевизионных каналов, пользоваться интернетом и, конечно, собственно телефонной связью.

Олег Вахрушев: Марина Александровна, 16 телевизионных каналов в одном городе с 1,5-милилонным населением, не много ли? Я понимаю, что в этом случае все выпускники ваших обеих кафедр найдут себе работу, поскольку действительно достаточно большое количество каналов, мне так кажется. А каково ваше мнение?

Марина Мясникова: Мне кажется, что это хорошо, это оптимально. Может быть и больше. Так что чем больше... как говорят, больше товаров хороших и разных. Нет, я не думаю, что это много. Это дает действительно какой-то спектр, многообразие.

И вот речь шла о православном канале, например. Я слышала, что идея такая, что это будет местный канал «Культура». То есть мне кажется, это было бы замечательно. Специализированные каналы – это прекрасно. И у нас пока этого нет. И я повторяю, у нас просто теряются какие-то направления вещания, даже те, которые были. Опять я говорю о художественном вещании. У нас, по существу, ни на одном канале нельзя сейчас записать ни концерт классической музыки, хотя у нас есть замечательные коллективы здесь, которые ездят по всему миру и могли бы звучать в нашем эфире. Правда? Спектакли, театры, актеры этих театров, которые могли бы делать телевизионные спектакли. Мне кажется, это то, что теряется за чисто информацией только или развлечением.

Кстати, ток-шоу или развлекательные шоу у нас ведь здесь, в регионе, очень малочисленны. Правда?

Олег Вахрушев: Ну, если поставить в одно время с федеральными какими-то ток-шоу, то тяжело будет соревноваться.

Марина Мясникова: А вот почему тяжело? Люди те же, проблемы своеобразные. И, может быть, это было бы интересно. Вот есть такое шоу «Легко ли быть молодым?» - это на областном телевидении, не очень, может быть, известно и популярно, но попытки есть. И мои студенты тоже там участвуют порой. И я вижу, с каким интересом они обсуждают эти молодежные проблемы.

Олег Вахрушев: С другой стороны, Марина Александровна, вот множество каналов в Екатеринбурге, но среди них только один, который достиг приличного уровня – это «Четвертый» канал.

Марина Мясникова: Я бы не сказала, что один. Потому что есть еще «41-ый» канал, который тоже является лауреатом «ТЭФИ».

Олег Вахрушев: Хорошо, два. А остальные?

Марина Мясникова: Ну, создать канал не так просто. Есть способные журналисты, которые работают на разных каналах. У нас еще есть тенденция перехода с одного канала на другой. Мне кажется, неплохо работает ТВЦ, «Новости», которые ведет Элина Тихонова. «Вести-Урал», кстати сказать, Мстислав Захаров. Поэтому есть люди, которые работают прилично. Может быть, канал, как целое, выглядит по сравнению с «Четвертым» каналом не так ярко. «Четвертый» канал, действительно, известен уже сейчас на всю страну, и он уже был лауреатом «ТЭФИ», журналисты этого канала.

Кроме того, хотелось бы, конечно, сказать и о том, что наши региональные журналисты, выпускники, работают действительно и в Москве, и по всему миру. Вот Павел Зарубин (может быть, вы видели в «Вестях») из Америки вещает. И, в общем, это очень приятно.

Я думаю, что, конечно, создать канал, как целое, - это не так просто. Но чем больше будет каналов, тем больше, мне кажется, и каких-то перспектив, и возможностей.

Олег Вахрушев: Марина Александровна, как сделать так, чтобы включая местное телевидение, через некоторое время не переключать канал, скажем так, оттого, что «радует» местный колорит речи?

Марина Мясникова: Я вам скажу одну вещь. У нас в университете бывали специалисты, например, с Би-Би-Си, то есть западные журналисты, английские в частности, которые, например, говорят о том, что региональный окрас речи, например, в Великобритании – это очень хорошо. Это тот самый колорит местный, который близок аудитории. Тот же Иннокентий Шеремет и его компания демонстрируют такой стиль своеобразный, собственный. И многие его любят.

Что касается собственно правильности речи и нашего уральского говора, то, наверное, не стоит его акцентировать. Поэтому мы, собственно, и учим студентов сценической речи и в театральном институте, и на факультете журналистики сейчас есть такая дисциплина «культура речи». Я согласна, что речь должна быть правильной, безусловно. Но, тем не менее, какой-то колорит местный возможен, и это совсем неплохо.

Олег Вахрушев: Скажите, пожалуйста, вы все равно следите за работами своих выпускников. И вот то, что вы видите на экране – сюжеты либо в «Новостях», либо это какие-то большие программы – на каком уровне это сейчас находится, как вам кажется? Если сравнивать и с Российским телевидением федеральным, и с мировым.

Марина Мясникова: Я должна сказать, что, конечно, на разном уровне. Вот что касается «Новостей», то здесь есть очевиднейший прогресс за последние 10-15 лет. И опять же возвращаемся к «Четвертому» каналу и к «41-ому» каналу. Что касается, повторяю, вот тех видов программ, которые отсутствуют у нас или их мало... вот я говорю, чем меньше, тем, получается, и ниже качество, потому что нет никакой конкуренции. Давайте вспомним, например, Элеонору Расулову, которая делала программы «Мужской портрет», «Женщина с характером» - это были очень приличные программы, это был очень хороший уровень. Сейчас они не выходят в эфир. Но я знаю, что Элеонора очень активно работает. Есть еще какие-то специализированные программы. Я знаю, вот Валерий Морозов делал. То есть, мне кажется, есть попытки интересно все-таки поработать в разных направлениях телевидения.

Олег Вахрушев: Возвращаясь к организации региональной телекомпании, там же не только ведущий – тот человек, который с экрана на нас смотрит, но это же еще и операторы, это еще и техническое оснащение, и масса всего. На операторов, насколько я знаю, в Екатеринбурге никто не учит. Откуда берутся эти люди? И, может быть, у «Четвертого» канала и «41-го» канала именно так хорошо обстоит дело с эфиром именно потому, что они просто забрали себе операторов, которые сами, по наитию, скажем так, работают?

Марина Мясникова: Вполне возможно, что это именно так. У нас, в общем, существует киностудия очень давно, есть свои традиции. И, действительно, были очень хорошие операторы. Я знаю, что при киностудии сейчас существует Академия кино, и там, собственно, они уже этим занимаются давно. И недавно они лицензировались. Я как раз была членом этой комиссии лицензионной. И они учат, пытаются учить и операторов, и монтажеров, и режиссеров. Восполняется, таким образом, этот пробел.

Ну, конечно, много и самоучек. У меня был смешной случай. Одна студентка замечательная, работая на «41-ом» канале, один раз сказала мне: «Дайте мне фильм Дзиги Вертова «Человек с киноаппаратом». Я говорю: «Зачем?». «Я хочу показать своему оператору, чтобы он так снимал». Ну, понятно, что так снимать он не сможет, потому что, конечно, надо этому учиться. Это профессия.

Олег Вахрушев: При Уральском государственном университете возможно такое создать? Или это достаточно сложно?

Марина Мясникова: Видите ли, поскольку у нас готовят все-таки журналистов... Нет, я думаю, что пока у нас этого нет. У нас есть учебная студия студенческая, и там, конечно, ребята пытаются и берут в руки камеру. И там есть, собственно, такое ознакомление, они знают эту технику и участвуют в монтаже. Но у нас просто нет такой специализации на факультете.

Олег Вахрушев: Итак, завтра в Москве состоится Всероссийская церемония вручения «ТЭФИ-2005». В этом году, как мы уже знаем, изменится система голосования академиков – она будет полностью открытой. Кроме того, в этом году впервые нет номинации «Лучшая региональная информационная программа». Тем не менее, региональные компании участвуют в конкурсе.

Программа новостей «Час пик» Томской телекомпании «ТВ-2» попала в номинацию «Лучшая информационная программа» вместе с федеральными программами «Вести-Москва» и «Сегодня» на НТВ. Руководство регионального канала заявляет, что это не случайность. Разница между центральным и региональным телевидением исчезла. Более того, во многих российских регионах сегодня средства массовой информации более свободны, чем в столице. Рассказывает Мелани Бачина.

Мелани Бачина: В арсенале Томской телекомпании «ТВ-2» восемь «Орфеев», из них половина со Всероссийского конкурса «ТЭФИ», другая – с конкурса «ТЭФИ-Регион». Таким количеством бронзовых статуэток – признания профессионализма – сегодня не может похвастать ни одна региональная компания. На «ТЭФИ-2005» телекомпания «ТВ-2» сразу в двух номинациях – «Лучшая информационная программа» и «Лучший интервьюер».

Томск не единственный российский регион, который попадает на Всероссийскую церемонию вручения «ТЭФИ». Регулярно с томичами на федеральном уровне соревнуются коллеги из Екатеринбурга. По мнению главного редактора телекомпании «ТВ-2», региональное телевидение в последние годы вышло на новый уровень развития. И связано это не только с профессионализмом местных журналистов, но и с политической ситуацией в стране.

Виктор Мучник: У федералов есть понятное преимущество. С точки зрения ресурсов у региональных компаний есть большое преимущество с точки зрения большей свободы. И некоторые компании, в том числе и наши, этим преимуществом пользуются. Большая свобода дает понятную возможность делать какие-то вещи просто интереснее. Регион региону рознь – так было всегда, и в 90-е годы. В России были очень несвободные регионы и были регионы, в которых и телевидение, и вообще общество чувствовало себя посвободнее. Так и сейчас. Я убежден в том, что вертикаль власти, как ее тщательно и основательно ни выстраивай, выстроить ее столь основательно, чтобы вообще уничтожить всякую свободу СМИ в регионах, – это практически невозможно.

Мелани Бачина: На федеральном уровне почти нет публичной политики, а потому почти нет и настоящей журналистики, считает Виктор Мучник. Региональные компании живут и развиваются вопреки ситуации в стране и благодаря тому, что в столице существует цензура. В последние годы «региональщики» не только участвовали наравне с центральными каналами во Всероссийском конкурсе «ТЭФИ», но и побеждали.

В этом году все будет по-другому, и шансов у маленьких компаний получить «Орфея» мало. Связано это в первую очередь с новой процедурой голосования на «ТЭФИ». Говорит главный редактор телекомпании «ТВ-2» Виктор Мучник.

Виктор Мучник: Нынешняя процедура конкурса, она, как известно, такова, что людям, которые будут голосовать за какие-то программы, им придется голосовать открыто. То есть телевизионное начальство будет, грубо говоря, знать, как и кто проголосовал. Ну и здесь вопрос в том, насколько люди будут готовы на эти риски пойти и честно проголосовать. Предыдущая история с попыткой части Академии выступить с инициативой некоего воззвания относительно проблем со свободой слова в России, тем не менее, показала, что какая-то часть Академии не готова ни к какому противостоянию с власть имущими. И эта часть Академии достаточно большая.

Мелани Бачина: В любом случае, для томских журналистов компании «ТВ-2» победа на «ТЭФИ» - это не главное. Важным было оказаться в номинации. В окончательном голосовании существует множество случайных обстоятельств, которые определяют результат. Но попасть в номинацию – это значит, что телевизионные академики, которые реально видели программу, репортаж или ведущего, представленные на конкурс, оценили именно профессионализм и сочли достойными номинации. Это и есть настоящее признание, говорят томские журналисты. Остальное – просто удача.

Олег Вахрушев: Марина Александровна, на ваш взгляд, премия «ТЭФИ» объективна?

Марина Мясникова: Очень трудно сказать. Потому что все-таки виден какой-то набор повторяющихся имен порой. Хотелось бы расширить круг. Может быть, те же академики не знают всех. Вот этого хотелось бы пожелать «ТЭФИ», мне кажется, тогда было бы больше объективности.

Олег Вахрушев: Хорошо. А что нужно сделать руководству отдельно взятой региональной телекомпании, чтобы получить признание на российском, скажем так, уровне, может быть, даже мировом? Ну, кроме того, что денег поднакопить.

Марина Мясникова: Мы сейчас слушали очень много интересных высказываний именно о профессионализме. То есть, наверное, надо действительно хорошо учить.

Олег Вахрушев: Кадровая работа?

Марина Мясникова: Кадры решают все по-прежнему. Мне кажется, сколько бы денег ни вкладывали... Мы видим сейчас на федеральном телевидении, как много программ, от которых люди устали. В эти программы вкладываются огромные деньги, тем не менее, люди не хотят уже смотреть эти программы. Правда? То есть хочется, чтобы было что-то новое.

И хотелось бы напомнить, что во всем мире существует такая система, как общественное телевидение. Почему-то о нем не говорят.

Олег Вахрушев: Вот появится Общественная палата, будет общественное телевидение...

Марина Мясникова: Да. Я думаю, эти слова очень стыкуются. Вы знаете, что такое общественное телевидение? Это совершенно особые телекомпании. Мы были в Америке на стажировке...

Олег Вахрушев: Которые существуют на деньги налогоплательщиков.

Марина Мясникова: Да. Там существует три пункта основных. То есть особая система финансирования - абонентская плата плюс благотворительные фонды, частично бюджет. Второе – отсутствие рекламы. И третье – просветительский характер. Вот это те каналы, которые служат именно населению. И в этом смысле они более свободны. Они, может быть, и культурнее, и шире взгляд у них на вещи. Потому что все равно, несмотря на то, что мы говорим о свободе регионального телевидения, все равно мы видим на отдельных каналах приоритеты. Мы видим, что один канал поддерживает одну ветвь власти, другой – другую. Хотелось бы, чтобы был такой канал... и сейчас об этом много говорят и на федеральном уровне. И хотелось бы, чтобы и у нас это было в стране – общественное телевидение.

Олег Вахрушев: Достаточно спорное, по-моему, Марина Александровна, это заявление. Потому что все равно, как ни крути, кто платит деньги, тот, собственно говоря, и заказывает в данном случае то, что показывают с экрана.

Марина Мясникова: Это абсолютно верно.

Олег Вахрушев: А поскольку будет давать правительство Российской Федерации эти деньги, то... Вывод?

Марина Мясникова: Общественное телевидение – это не правительство.

Олег Вахрушев: Но деньги распределяются все равно через тех людей, которые там находятся, все равно через чиновников.

Марина Мясникова: Частично. То есть это действительно абонентская плата. Очень большое влияние оказывает именно общественность. И хотелось бы, чтобы роль общественности возрастала. Об этом сейчас говорят и в Союзе журналистов России, и в стране. И я думаю, что надо и на местном уровне об этом тоже говорить. Просто не говорят об этом, понимаете.

Олег Вахрушев: Хорошо. Мы поговорили и о региональном телевидении, и об общественном телевидении, в том числе, с Мариной Мясниковой.

Благодарю вас, Марина Александровна.

XS
SM
MD
LG