Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Неизвестная история Мао


Марина Ефимова, Нью-Йорк

Каждый раз, когда Мао Цзэдуна навещали важные иностранные гости, он встречал их одной и той же тщательно отрепетированной репризой. Великий Кормчий говорил: «У наших предков хватило ума придумать книгопечатание, но не газеты; открыть порох, но не пушки; а главное - изобрести компас, но не открыть с его помощью Америку».

Мир с тех пор изрядно изменился, и Китай все-таки открыл Америку, да так успешно, что сегодня трудно выйти из американского магазина без товара, сделанного в Китае. Сложнее ответить на вопрос, открыла ли Америка Китай?

Как показывают авторы новой биографии Мао Цзэдуна («Мао. Неизвестная история» («Mao: The Unknown Story») Чжан Жун (Jung Chang) и Джон Холидей (Jon Halliday), в сознании Запада еще много белых пятен, которые мешают понять великую страну, привлекающую к себе все более пристальное внимание.

Маленькая девочка из провинции Сычуань

«Если бы великий Мао действительно был наделен даром предвидения, он нашел бы в провинции Сычуань маленькую девочку по имени Чжан Жун и убил бы и ее, и всех ее родственников до девятого колена. Но девочка выросла, уехала в Великобританию и недавно опубликовала биографию Мао, которая навсегда разрушит его репутацию. В этой великолепной книге - результате десяти лет дотошных интервью и кропотливых поисков в архивах - методично уничтожаются любые притязания Мао Цзэдуна на симпатии или легитимность». Так характеризует взрывную силу книги «Мао. Неизвестная история» известный журналист, специалист по Китаю, корреспондент газеты «Нью-Йорк Таймс» Николас Кристоф (Nicholas D. Kristof) в своей рецензии «Мао: настоящий Мао» («Mao: The Real Mao») ( Русский перевод рецензии).

70 лет назад Эдгар Сноу (Edgar Snow) своей эффектной книгой «Красная звезда над Китаем» («Star Over China») сделал Мао героем для всего Запада. И после этого, что бы ни случалось, западные интеллектуалы каждый раз находили тысячу объяснений и оправданий для Мао Цзэдуна и его исторической миссии. Есть надежда, что книга «Мао. Неизвестная история» заставит, наконец, либералов забыть свои ностальгические юношеские чувства и мифы, навеянные Эдгаром Сноу. Авторы книги, писательница - Чжан Жун и историк Джон Холидей собрали свидетельства и документы, показавшие, что вся мифология китайской компартии и биографии Мао была сфабрикована.

Сталин и Мао слушают нас

Любопытно сравнить жизнь Мао с некоторыми фактами биографии Сталина. Кристоф пишет: «Известно, что первая жена Мао Ян Кайхуэй (Yang Kaihui) была убита в 1930 году его политическим и военным противником. И это всё. Но авторы цитируют ее письма, найденные во время реконструкции ее старого дома в 1982 и в 1990 годах. В этих письмах, написанных незадолго до ее смерти, глубокая любовь к Мао трагически соединяется с ужасом перед его жестокостью: «Убей, убей, убей!.. Это всё, что я слышу, - пишет она. – Почему человек так жесток?..» Из приведенных в книге свидетельств и документов становится ясно, что Мао мог легко спасти жену, мать троих его детей, вывезти ее из опасного места, но он и пальцем не шевельнул. Ей было 29 лет, когда ее застрелили».

К 1930 году в армии назрело недоверие к Мао, и он начал «чистки». В книге приведены его доклады в Центральный комитет партии о том, что он обнаружил в армии 4400 предателей, подверг их допросам с пристрастием и большинство казнил. Секретный отчет, также приведенный в книге, показывает, что четверть всей армии была уничтожена, часто - после зверских пыток раскаленными прутьями. Как и Сталин, Мао легко избавлялся от бывших соратников - искалечил и отравил своего соперника Ван Миня (Wang Ming), легко расставался со своими убеждениями и легко распоряжался массами. Этот «лучший друг крестьянства» сказал во время крестьянского голода пятидесятых годов: «Научите крестьян меньше есть. Пусть делают кашу пожиже. Государство должно сделать все, чтобы уберечь крестьян от переедания». А Москве в 1958 году, обсуждая вопрос перенаселенности, он жизнерадостно заявил: «Работая так, как они работают, со всеми новыми проектами, половина китайцев, вероятно, скоро вымрет».

Новая книга о Мао заново осветила и роль Москвы в биографии китайского вождя. Кристоф пишет: «По официальной мифологии, Мао в 1921 году стал отцом-основателем китайской компартии. Но из книги ясно, что партия была организована на год раньше, и в течение девяти месяцев 1920 года Советская Россия финансировала 94% партийного бюджета КПК, и лишь 6% средств поступили из местных источников. Мао стал лидером не потому, что его любил народ, а потому, что его любила Москва, в том числе и благодаря его откровенному подхалимству. Например, советским лидерам он сказал однажды: «Манифест последнего Коминтерна был таким блестящим, что заставил меня подпрыгнуть от радости 300 раз».

Развенчание мифа

Принятая Западом версия биографии Мао Цзэдуна на поверку оказывается сфабрикованной. Причем, этому способствовали даже такие замечательные историки и журналисты, как Гаррисон Солсбери (Harrison Salisbury), выпустивший в 1985 году книгу «The Long March» («Долгий марш») – о главном якобы героическом походе коммунистов во главе с Мао Цзэдуном. Солсбери описывает, по его выражению, «самоубийственную атаку» коммунистов на занятый местными бандами мост. Но Кристоф пишет: «В своем триумфальном научном поиске Чжан Жун и Джон Холидей нашли доказательства того, что и весь знаменитый марш совершался при попустительстве Чан Кайши (который хотел припугнуть коммунистами южные провинции), и атака на мост была сфабрикована: все 22 человека, в ней якобы участвовавшие, оказались живы, и единственной потерей на мосту была пропавшая лошадь. Что касается самого Мао, то в поздних рассказах он проговорился, что не шел, шатаясь от усталости, как это представляла легенда о марше, а его несли. «На марше я всю дорогу лежал на носилках, - рассказывал он. - И что ж я делал? Я читал!»

Книга «Мао. Неизвестная история» описывает, конечно, и достаточно известные начинания Мао Цзэдуна, например, «культурную революцию» шестидесятых. За время правления Мао число жертв режима, по подсчетам авторов книги, превысило 70 миллионов человек.

В конце рецензии Николас Кристоф, признавая, что в ней дан убедительный портрет монстра, все же выражает надежду, что правление Мао оставило и положительный след в истории Китая: он, например, провел земельную реформу, он эмансипировал женщин: «Может быть, лучшее сравнение - с китайским правителем Цинь Шихуанди, жившим 2200 лет назад. Он был дикарем, он сжигал книги, а вместе с ними и их авторов, но он ввел в стране общие деньги и систему законов. Он создал почву для правления следующей, просвещенной династии Хань – Золотого века Китая». Но, кажется, что такую объективность по отношению к Мао Цзэдуну можно будет проявить только через 2200 лет.

XS
SM
MD
LG