Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Человек может влиять на исторический процесс, утверждают авторы книги «Выбирая свою историю»


Александр Иличевский

Издательство «КоЛибри» выпустило книгу «Выбирая свою историю». Она написана тремя историками: И. Карацубой, И. Курукиным и Н. Соколовым. Книга составлена из исторических очерков, рассказывающих о поворотных моментах российской истории, о тех ее эпизодах, когда история как бы поколебавшись все-таки пошла по тому пути, по которому она пошла. Историки попытались показать, что все могло быть совсем иначе. И тот путь, по которому пошла история, во многом был определен сознательным выбором отдельных людей.

Уже в названии книги подчеркивается, что каждый человек способен в меньшей или большей степени повлиять на историю своей страны, что он постоянно живет «выбирая свою историю».

Ответственность за будущее

Сюжеты очерков, составивших книгу, охватывают всю историю России: от призвания варягов до 1997 года. Авторы пишут во введении, что эта книга не является ни учебником истории, ни строгой научной монографией. Все попытки рассмотрения и анализа исторических процессов с точки зрения единой закономерности (будь то исторический материализм или «теория вызова» Тойнби) на сегодняшний день не удались. Книга «Выбирая свою историю» исходит из явного предположения о неполной предопределенности исторических событий: случайность, играет в истории важнейшую роль.

В некоторых очерках довольно трудно распознать ветви вероятного, но так и наступившего будущего. Как, например, в главе о национальной и религиозной политике Александра III. В других очерках варианты будущего вполне очевидны: Александр Невский подавил зародившееся в вечевых городах гражданское правление - если бы оно набрало силу, Россия могла стать республикой, а не империей. В некоторых главах авторы ограничиваются только кратким изложением возможных вариантов развития событий. Например, говоря о народовольческом терроре, они показывают, что Александр II мог бы избежать гибели, если бы ему удалось довести реформы 1860 года до логического конца: тогда он мог бы рассчитывать на поддержку гражданского общества, которое в реальности так и не сформировалось. В другом месте авторы объясняют победу радикального социализма над умеренным тем, что присяжные оправдали Веру Засулич. Если бы приговор был вынесен, радикальному движению мог быть нанесен сильный удар.

Авторы на примерах попытались показать своего рода податливость будущего перед актом сознательного выбора. Историки полагают, что как раз понимание этого и может стать первым шагом к возникновению гражданского общества, того общества, которое осознает свою ответственность за собственное будущее.

Лотман. Случайность в истории

Концепция книги «Выбирая свою историю» во многом восходит к работам Юрия Лотмана, посвященным обоснованию исторической семиотики. В них русский ученый опирается на научные идеи Ильи Пригожина, изучавшего поведение неравновесных химических процессов. Теория поведения сложных систем описывает такие ситуации, в которых микроскопические изменения параметров, определяющих состояние системы, могут привести к радикальной перестройке ее макроскопической структуры. Лотман предложил включить случайность в поле зрения исторической науки. Он показал, что случайность может влиять на ход исторического процесса, находящегося в состоянии неустойчивости. В таких состояниях на реальный ход истории может воздействовать сознательный выбор человека. Этот выбор становится объективным элементом исторического процесса: песчинка может столкнуть гору.

Зазор между историей и ее описанием

Историк Ольга Эдельман, комментируя книгу «Выбирая свою историю», сказала: «Книга написана профессиональными историками. И это как раз очень интересно, потому что они решились выйти за рамки того, что обычно позволяет академическая благопристойность. Знаете, вообще-то у историков считается дурным тоном говорить о том, "что могло бы быть, если бы..." Но профессиональный историк, в отличие от, скажем, журналиста или литератора, которого этому не учили, или возомнившего о себе какого-нибудь бывшего математика, — историк с образованием, как минимум, не только знает какие-то факты, но и понимает механизмы получения знаний об истории. И последний момент очень важен. В некотором роде именно здесь и ловушка. Ведь на самом деле, говоря об истории, мы неизбежно обсуждаем не столько саму историческую реальность, сколько ее описания, образы. Между ними и "объективной реальностью" всегда есть зазор. Ну, представьте, несколько разных людей обязательно по-разному опишут вам какое-то событие или человека, дадут разные оценки. А к этому прибавьте неполноту информации о прошлом, всякие искажения и т.п. Плюс отбор фактов, сделанный историком — в соответствии с его видением вещей, концепцией, представлением о важном и неважном. Получается, что мы всегда рассуждаем по поводу некого набора отражений... Соответственно, и нереализованные альтернативы принадлежат тоже в первую очередь к этому описанию. А если принять за основу другое описание — там и точки перелома, и упущенные альтернативы окажутся другими».

XS
SM
MD
LG