Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Возвращение российского государства в большую культурную политику


Программу ведет Дмитрий Морозов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Праге Кирилл Кобрин.

Дмитрий Морозов: В Москве сегодня вручаются награды лауреатам премии "Российский национальный Олимп". Эта премия учреждена 6 лет назад целым рядом общественных организаций страны совместно с правительством России. О возвращении российского государства в большую культурную политику и о новом всплеске государственного интереса к премиальной жизни мой коллега Кирилл Кобрин побеседовал с известным культурологом и социологом Борисом Дубиным.

Кирилл Кобрин: В последние несколько лет государство в России активно возвращается в так называемую премиальную сферу, это и новые премии по литературе, и масса других премий. Говорит ли это о том, что сейчас государство озабочено формированием некой культурной элиты и нового культурного канона?

Борис Дубин: Я бы немножко по-другому сказал. Государство стремится в последние несколько лет все более явно обозначить свое символическое присутствие во всех сферах. Это касается и экономики, и политики, и финансов, и культуры, в частности. Но именно обозначить символическое присутствие. Что я имею в виду? Символически присутствовать, но не брать на себя слишком серьезных обязательств. Это, конечно, другая интонация, другой стиль поведения, в общем, другая эпоха. Это, в частности, обозначает, что государство имеет определенный интерес к культуре, но не слишком большой. Иначе говоря, люди культуры, которые в 60-70-е годы теперь уже прошлого века отчасти стремились приблизить к власти для того, чтобы влиять на нее в какую-то более благотворную сторону, теперь, похоже, не очень интересуют власть. У нее появились гораздо более молодые, спорые помощники - пиаровцы всевозможные, менеджеры и так далее, которым в этом смысле символический авторитет культуры, то есть быть интеллигентами, не так важно, они могут трудиться и анонимно, но за хорошие деньги. Иначе говоря, вся композиция действующих лиц изменилась, изменился стиль их взаимодействия, изменились интонации их обращения друг к другу. А интерес к премиям, в том числе к самым большим, а уж, конечно, государственное все должно быть самым большим, он в этом смысле как раз ровно соответствует тому, на что государство готово пойти по отношению к культуре, до какой черты оно готово дойти и куда оно дальше не пойдет. Ровно такая же ситуация сейчас, скажем, с библиотеками или с театрами. Государство уже готово подобрать вконец разоренные им же библиотеки, театры и прочее, но не слишком сильно хотело бы закладываться на большие обязательства. Я бы сказал, все это вместе взятое - это некоторые новые символические политики власти, но именно символические.

XS
SM
MD
LG