Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Русский язык в Вене


Программу ведет Арслан Саидов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Игорь Померанцев.

Арслан Саидов: В последнее время в Австрии увеличилось число учащихся, изучающих русский язык. Только в Вене русский язык преподают в 25 школах, а посещают эти уроки более 800 школьников. Об отношении австрийцев к русскому языку разговаривают мой коллега Игорь Померанцев и австрийский филолог и писатель Курт Лойдгеф.

Игорь Померанцев: Курт, что и зачем учит русский язык в Австрии?

Курт Лойдгеф: Первое, это образовательная система - в школах, в гимназиях, в университетах изучают русский язык. Конечно, русский изучают сравнительно не во многих школах, потому что первый язык практически у всех английский. Еще именно сейчас испанский пользуется большой популярностью у молодежи, даже перегнал, мне кажется, французский. Но изучают и русский. Могут, например, два года изучать русский как факультатив, как в моем случае было в гимназии. Почему в школе учат русский? Русский язык играет все еще какую-то роль как средство международного общения. Русский был языком Российской империи, потом - Советского Союза, сейчас - России, в какой-то степени - постсоветского пространства вообще. Бизнесмены тоже изучают русский, потому что хоть элементарное знакомство с языком нужно, чтобы ориентироваться в стране.

Игорь Померанцев: С чем или с кем ассоциируется русский язык в Австрии?

Курт Лойдгеф: Смотря у кого. Большинство населения знает очень мало, но и они ассоциируют русский язык с бывшим Союзом. Средства массовой информации раньше передавали такую картину византийской культуры: умирающие мужчины и парады, могли еще какие-то ракеты показывать. Но теперь это, наверное, изменилось, уже можно сказать, что это какой-то "недо-Запад". Еще со времен оккупации, с 1945 до 1955 года, в том числе и советскими войсками, остались, наверное, у большинства населения - это, конечно, уже пожилые люди сейчас, старое поколение - довольно отрицательные в основном воспоминания. Заставили людей учить русский язык даже с пулеметом в руке (есть такие истории). С другой стороны, те, кого депортировали, - были и такие, которые были в плену, в Сибири, в шахты попали, - у них совсем другая коллективная память, потому что они поняли больше, что произошло в России и в Советском Союзе, что сталинизм - это режим, а не люди, что советское население тоже страдало, и у них более положительные ассоциации с русским языком. Потом, конечно, Вена - это город музыки, и в опере, и вообще русскоязычные музыканты играют довольно важную роль. И конечно, литература, русская классика является частью европейского литературного канона.

Игорь Померанцев: Курт, а почему и где вы учили русский? И часто ли вам приходится говорить по-русски в Вене?

Курт Лойдгеф: Я два года занимался русским в гимназии, это был факультатив. Потом - в Венском университете. А потом научила жизнь - я больше года прожил в Киеве. В Вене, конечно, русская речь тоже слышна довольно часто.

Игорь Померанцев: Какие русские слова вошли в состав немецкого языка в Австрии?

Курт Лойдгеф: Конечно, есть слова "гласность" и "перестройка". Потом слово "нет". Это интересно, но "нет" используют не только в контексте России, но и как какое-то категорическое отрицание, какое-то "нет враждебной власти", которая никого не жалеет и служит только своим собственным целям. Потом, "Калашников" - это автомат Калашникова. Потом еще "матрешка", конечно. Есть и такие слова, как "олигарх", это, конечно, греческого происхождения корни, но все-таки это тоже из русского языка. Потом такие слова, как "водка", "на здоровье". Еще мы говорили про оккупацию, и старое поколение понимает еще слово "стой", потому что, когда оккупант кричал "стой", человек должен быть стоять, чтобы не стреляли.

Игорь Померанцев: Русская классика как-то влияет на отношение к русскому языку в Австрии?

Курт Лойдгеф: И да и нет. Нет, потому что русский мало изучают, но читают русскую классику в переводах. И я думаю, что влияет тем, что русская культура, культура русского языка считается культурной культурой.

Игорь Померанцев: В ваших романах есть русская тема, русские имена, русские слова?

Курт Лойдгеф: Есть. В первом романе, который называется по-русски "Люди", есть русская тема. Роман опирается на инверсию людей и денег. Это значит, что у денег есть язык, сознание, а люди являются просто средствами, которые пользуются деньги. И там есть один такой "деньга", которого зовут Немирный, и он делает фальшивых людей, потому что люди не живут. У него есть такие русские контакты. Сюжет там детективный просто, и там такая тематика 90-х годов в России, как обменные пункты, инфляция. Ну, можно еще вспоминать какие-то песни: "Смело, товарищи, в ногу", "Калинка"...

Игорь Померанцев: Курт, получается, что в Австрии у русского языка есть очень серьезный агент, и этот агент - вы.

Курт Лойдгеф: Ну, я не знаю, насколько я серьезный агент. Но я стараюсь, да.

XS
SM
MD
LG