Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Книга Владимира Липовецкого «Ковчег детей, или Невероятная одиссея»


Программу ведет Татьяна Валович. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская. Гость студии – автор книги «Ковчег детей, или Невероятная одиссея» Владимир Липовецкий.

Татьяна Валович: В Петербурге, в издательстве «Азбука-классика» вышла книга Владимира Липовецкого «Ковчег детей, или Невероятная одиссея», повествующая о спасении 800 петроградских детей в 1918 -1920 годах двумя офицерами-волонтерами американского Красного Креста. Рассказывает корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская.

Татьяна Вольтская: Одна из самых невероятных российских историй ХХ века была неизвестна до 70-х годов. Два волонтера из американского Красного Креста спасли 800 русских детей – такой сюжет во время «холодной войны» сразу отметался советскими издательствами и киностудиями как проамериканская пропаганда. Владимир Липовецкий, моряк и журналист, случайно узнав об этой истории, посвятил ей 25 лет жизни. Шаг за шагом, встречаясь с участниками событий, работая в архивах, он возвратил из небытия удивительную быль о том, как 800 петроградских детей совершили кругосветное путешествие, переплыв два океана, побывав в Китае, Японии, Америке и Европе.

Летом 1918 года Петросовет решил отправить из голодного Петрограда несколько тысяч детей в более сытые губернии. Около 800 детей отправили на Урал, сразу после их прибытия началась гражданская война, путь домой был отрезан. После тяжелейших осени и зимы их спасением занялись два офицера-волонтера американского Красного Креста, воспринявшие беду русских детей как свою. Дети проделали путь до Владивостока, затем морем до Америки, где их принял президент Вудро Вильсон. Затем, переплылв Атлантику, оказались во Франции, в Россию вернулись через Финляндию. Говорит заместитель генерального директора издательства «Азбука» Алексей Гордин.

Алексей Гордин: История уникальная. Думаю, что это вообще одна из последних такого масштаба историй про ХХ век. Частные истории бесконечные. Они некогда не кончатся. История, которая объединила тысячу человек, которые проехали вокруг земного шара, чтобы эта история не была известна 80 так! Таких историй практически нет.

Татьяна Вольтская: На представление книги в пресс-центре информагентства «Интерфакс – Северо-Запад» пришла дочь одного их спасенных детей Любовь Леонидовна Данилова. Ее отец Леонид Данилов был одним из самых известных ленинградских библиофилов.

Любовь Данилова: Эта история не только о том, как спасали этих людей. Эта история о величайшем гуманизме, величайшем милосердии, которое объединило людей разных рас, разных национальностей в борьбе за спасение этих детских жизней.

Татьяна Вольтская: Среди спасенных детей были будущий знаменитый биолог, соратник Вавилова, профессор Иванов, великий балетмейстер Якобсон и многие другие замечательные люди.

Татьяна Валович: У нас в гостях автор книги «Ковчег детей» Владимир Липовецкий.

Владимир, разрешите поздравить вас с тем, что ваша одиссея закончилась также благополучно, может быть, даже более благополучно, которые скитались в гражданскую войну. Или не закончилась еще?

Владимир Липовецкий: Сигнальный экземпляр книги появился только пять дней назад. Я и сам держу в руках, не веря, что это уже состоялось. Мне кажется, что это своеобразный подарок не только мне, а тем, кто увидит эту книгу к новому году.

Татьяна Валович: Вы не думаете, что она всколыхнет еще больше откликов, когда эта история станет достоянием народа? Правда, о ней уже немного рассказывали. Но вот то, что вчера на пресс-конференцию пришла женщина (одна из дочерей тех, кто был спасен) и принесла тот номерочек, которыми снабжались все - это один из откликов. Не будет ли продолжения истории?

Владимир Липовецкий: Вы, может быть, заинтриговали слушателей, что это за номерок, который она принесла. Я скажу буквально два факта, которые вчера тоже не были названы. Весной, когда был ужасный голод в Питере, во многих газетах, в том числе «Красной газете» (была такая газета), появились объявления, что питательные колонии объявляют прием и посылку детей в хлебородные места. Всего было послано в Поволжье, на Украину, на Кубань, в другие места 11 тысяч детей. Эти дети, которые покинули Питер весной, вернулись благополучно в августе.

Татьяна Валович: Как и было запланировано.

Владимир Липовецкий: Да, они отсутствовали три месяца и вернулись к началу учебного года. А вот эти дети, о которых написана книга, они тоже покинули в 18 мая 1918 года Финляндский вокзал, а вернулись только спустя три года, совершив кругосветную одиссею. Их судьба сложилась необычно, в чем-то даже трагически.

Татьяна Валович: Их одиссея началась в 1918 году. А в каком году вы начали свое расследование?

Владимир Липовецкий: Цифра 8 имеет какое-то постоянно хождение в этой истории.

Татьяна Валович: Магическое.

Владимир Липовецкий: Да. Я по профессии не только филолог, но еще и профессиональный моряк. Мне пришлось быть участником двух кругосветных путешествий и иных всяких, в том числе и китойбоных в Антарктике. В 1978 году наш рыболовный траулер занимался промыслом у западных берегов США - это Аляска, Калифорния, Канада. Мы зашли в Сиэтл (есть такой порт на границе Канады и США), чтобы пополнить провизию, воду. Поднялся лоцман и протянул свежий номер газеты «Сиэтл Таймс». Я взглянул. На первой странице газеты были кричащие заголовки, что в собственном доме был зверски убит накануне 80-летний человек Барл Бремхол и его жена Оливия. Их убил молодой сосед, умалишенный студент.

Здесь огромный элемент случайностей. Первый элемент, что мы зашли туда, что это случилось вчера, а утренние газеты, которые поднял лоцман, я мог бы никогда и не увидеть. Если бы я оказался на этом судне на день раньше или на день позже, не было бы в руках газеты, мне не была бы известна эта история. Меня заинтересовало, что это за человек, который так трагически погиб. Женщина, профессор Вашингтонского университета…Русские, живущие в США, всегда приходят на судно попить кваску, съесть борща, хлеба.

Татьяна Валович: Пообщаться со своими соотечественниками.

Владимир Липовецкий: Пообщаться, да. Я спросил: «Что это за новость такая? Кто этот человек?» Она первая мне сказала: «Это человек, которого я хорошо знаю. Он спас 800 детей Петрограда».

А потом после полугодового плавания, когда я прибыл в Хабаровск (я жил в Хабаровске), мне жена говорит: «Вот тут на столе лежат два десятка писем. Я их не открывала. Это письма из Ленинграда». Открыв письма, я увидел, что это бывшие дети-путешественники. Им, конечно, было под 60, и под 70. Они меня умоляли, чтобы я немедленно прибыл в Питер. Им сообщили о гибели этого человека. Они хотели, чтобы я рассказал, в чем причина. Они решили, что это политическое убийство.

Татьяна Валович: А каким образом они узнали? Вы каким-то образом сообщали? Как они узнали ваш адрес?

Владимир Липовецкий: Тут уже снова нужно вернуться назад. Дети путешествовали с 1918 по 1920-1921 год. Последний ребенок перешел границу Финляндии-России, был отдан в руки чиновника Петросовета в феврале 1921 года. Американцев, которые сопровождали детей, возглавлял американский Красный Крест. На борту судна был полковник Райли Аллен и майор Баррол Бремхол. Полковник Райли Аллен был журналистом. Он умер в 1966 году, а Бремхола убили в 1978 году. Он пережил его на 12 лет.

Так случилось, что ни у кого из этих двух людей, которые были с детьми более двух лет, не было детей. Бог не одарил их потомством. Но когда спрашивали у Бремхола и Райли Аллена: «Есть ли у вас дети?» Они всегда уверенно отвечали: «Мы богатые папы. У нас 780 детей». Они мечтали вернуться в Россию в качестве туристов и посмотреть, как сложилась судьба их бывших питомцев.

Татьяна Валович: Им это удалось, ведь был «железный занавес»?

Владимир Липовецкий: Райли Аллен умер. Он жил на Гавайях в Гонолулу. Он был редактором ведущий газеты. А Бремхол стал ведущим банковским воротилой в штате Вашингтон. В 1972 году он вместе с женой отправился в туристическое путешествие Москва-Санкт-Петербург. Это было за шесть лет до его смерти. Первое, что он сделал в Москве, он явился в офис советского Красного Креста и сказал: «Я человек, который участвовал в беспримерной операции по спасению 800 детей Петрограда». История эта была забыта, естественно, не случайно. Американцы в качестве спасителей никому не были нужны. На него посмотрели, как на полоумного человека. Не могло такого быть. Он видел недоверие в глазах наших служащих Красного Креста. Ему не оставалось ничего другого, как уйти, не получив информацию.

Он приехал в Питер. Что он делает в Ленинграде? Он ходит по центральным улицам из конца в конец по Невскому, по Пушкинской. Он вглядывается в лица пожилых людей, а вдруг его кто-то узнает или он? Но все это безрезультатно. Все туристы всегда приходят в Кировский театр посмотреть балет. Он идет на балет «Спартак». Когда судно путешествовало через океан, американцы подарили детям оркестр. И вот вечером судно идет по Тихому океану, играет концерт (музыканты – это дети), девочки танцуют на палубе, которая освещена прожектором. Девочки танцуют, а мальчики наблюдают. Но один мальчик танцевал, и делал он это совершенно виртуозно. Ему было 16 лет.

Татьяна Валович: Это, наверное, был Леонид Якобсон.

Владимир Липовецкий: Леонид Якобсон, который стал великим хореографом.

Татьяна Валович: Владимир, понятно, что в бытность Советского Союза эта вся история не была нужна никому из руководителей. Но как получилось так. Ведь Аллен Райли, который возглавил всю эту экспедицию по спасению русских детей, был журналист. Он сам ничего не писал, никого не заинтересовала эта история, нет никаких книг?

Владимир Липовецкий: Позвольте я вам очень коротко расскажу то, на чем я остановился. Итак, Баллор Бремхол прочесывает центр, надеясь встретить или быть встреченным. Потом он идет в Кировский театр и попадает на балет "Спартак", который поставил один из тех, кого он ищет. В этом зале находился Якобсон, хореограф, бывший колонист, и Баррол Бремхол, американский майор Красного Креста. Но они не нашли друг друга. А через год они приехали с женой. И на этот раз все было иначе. Он был награжден самой высокой наградой Красного Креста Советского Союза, а затем в Питере в Доме "Дружбы" собралось 200 бывших детей-колонистов. Там была самая трогательная встреча.

Заинтересовался кто-либо или нет? Многие годы дети скрывали всячески, что они были за рубежом. В анкетах никто из них не указывал об этом.

Татьяна Валович: Безусловно, было такое время.

Владимир Липовецкий: Даже Якобсон в анкете не указал, что он когда-либо был в Америке. Это ему помешало бы и даже лишило бы возможности работать. Перед тем, как книга вышла в свет, у меня недавно был разговор с Майей Михайловной Плисецкой. Она сказала: "Ни в коем случае не пишите в вашей книге, что Якобсон был в Америке". "Почему?" "Потому что этого не было. Это фантазия. Я с ним была в Америке. Мы очень откровенно разговаривали. Мы друзья. Но он никогда мне не говорил, что он был в Америке. Он не мог мне этого не сказать. Не пишите об этом. Вы попадете в неловкое положение". Недавно, месяц назад, Ирина Давыдовна Якобсон (его вдова, ей 82 года, в прошлом балерина Мариинского театра) сказала, что когда они женились, многие годы он даже своей жене не говорил, что он был в Америке. И только потом, когда разрядилась обстановка, тогда он ей сознался.

Хочу вам сказать, что многие люди лишились карьеры и даже жизни, хотя Америку и Японию они посетили, будучи детьми - 6 лет, 10 лет, 16 лет. Вот как все это было тяжело.

В США некий человек, который еще застал живого Райли Аллена, написал небольшую, чисто документальную книгу. Он никогда не видел детей. Там колоссальное количество ошибок. Книга была названа "Дикие дети Урала", что крайне обидело детей. А Леня Якобсон был назван девочкой. Хочу сказать, что там была масса описок.

Татьяна Валович: Эта книга была переведена на русский язык?

Владимир Липовецкий: Нет, она не была переведена. Она была переведена для детей-колонистов. Они по очереди читали. Она написана с чувством теплоты, но наивно и с бесчисленным количеством ошибок исторических, фактических. Ее даже неловко издавать.

Татьяна Валович: Ваша книга "Ковчег детей" будет ли переведена на английский язык? Ведь наверняка есть потомки тех, кто остались и в Америке, кто помогал русским детям. Ведь многие дети потом не возвратились потом в Россию, потому что их семьи в то время уже эмигрировали из Петрограда.

Владимир Липовецкий: Да, случилось так, что несколько процентов детей оказались в Англии, Франции, в США. У нас была такая олимпийская чемпионка Кучинская. Кто-то из ее родственников был среди этого. Потом кто-то из родственников Чкалова. Это особый рассказ.

По поводу перевода. Недавно книга совершенно случайно попала в штат Вашингтон одной женщине. Она профессор славянских языков. Мне сообщили, что она ее прочитала не отрываясь. Некий другой человек, историк, тоже прочел книгу и позвонил мне с просьбой, чтобы я ему разрешил перевести книгу на английский язык. Насколько мне известно, книга уже переведена. Возможно, в ближайшие дни или недели, по крайней мере, до нового года станет известно. В книге есть отзыв о ней переводчика.

Татьяна Валович: Слушаем дозвонившегося до нас слушателя.

Слушатель: Эта история настолько трогательна, уникальна и интересна, что первая мысль возникает, что можно было бы такой гуманистический фильм сделать на этом сюжете.

Татьяна Валович: Я думаю, что фильм тоже должен быть. Вы ведь предпринимали попытки организовать съемки?

Владимир Липовецкий: Фильм такой есть. Когда я получил кучу писем по возвращении домой, я вылетел в Ленинград. Дети (а это уже взрослые люди) устроили в особняке Кшесинской поминки. Они ко мне обратились с такой просьбой. Они мне, как в русской сказке, дали три задания - сделать документальный фильм, пока они живы, написать книгу и снять художественный фильм. Что касается документального фильма, можно написать книгу о том, как я добивался, чтобы такой фильм состоялся. Это было во время "холодной войны". Такой фильм состоялся. Он называется "Миссия".

Татьяна Валович: А кем он был снят?

Владимир Липовецкий: Он был снят грузинской студией режиссером Бакрадзе, пробивной человек. Эта кассета у меня лежит. Фильм показывался в США. Как-то его НТВ показало. Когда он был готов, я собрал детей-колонистов и показал им этот фильм. В нем 17 бывших детей, которых, конечно же, у нет в живых. Но сегодня речь идет о фильме художественном.

Из трех заданий - два выполнено. Художественный фильм - это дорогой проект. Это было несколько лет назад. Меня пригласил в Америку Стэнли Крамер, известный кинорежиссер, автор "Нюрнбергского процесса". Он и Чухрай хотели делать фильм, но они три года назад скончались. Сегодня до меня доходят дальние слухи, что темой заинтересовался Спилберг. Но это требует еще работы.

Татьяна Валович: Наверняка ведь надо написать сценарий.

Владимир Липовецкий: Сценарный план мы обсуждали со Стэнли Крамером. Он говорил, что в центре сценария должна быть любовь американского офицера Красного Креста, в данном случае Райли Аллена и русской девушки-воспитательницы.

Татьяна Валович: Марии Леоновой, которая, к сожалению, скончалась.

Владимир Липовецкий: Да. Через всю эту любовную интригу должна крутиться вот эта одиссея.

Татьяна Валович: Владимир, в вашей книге есть даже история в истории. Мне очень поразила история Феди Кузовкова, который проделал путь по Америке самостоятельно со своей собакой. Он тоже был среди этих детей. Он искал своего отца. Потом опять же присоединился вновь. Эту историю, кто вам рассказал?

Владимир Липовецкий: Среди детей всегда есть авантюристы. Когда судно с детьми подошло к Сан-Франциско, а потом на три дня поселили их в военном лагере, двое мальчишек решили сбежать с западного на восточное побережье Америки и добраться самостоятельно. Судну предстоял путь из Сан-Франциско к Панамскому каналу, потом Карибское море, Нью-Йорк. Кстати, в Нью-Йорке детей приветствовал тогдашний президент Вудро Вильсон и его жена. И вот эти двое мальчишек добрались. Судьбу одного из мальчишек я решил показать. Это как бы книга в книге.

Мальчик-беспризорник с собакой отправляется совершенно в невообразимое путешествие через североамериканский континент. Я в подробностях рассказываю об их быте, об их приключениях.

Татьяна Валович: Как советское правительство отслеживало судьбу детей?

Владимир Липовецкий: Дети были брошены. Они оказались зимой без денег, хлеба, одежды. Им пришел на помощь американский Красный Крест. Там, конечно, были волонтеры бескорыстные. Шла речь о погибающих детях. Но в Кремле это восприняли совершенно по-другому. Нарком просвещения Луначарский и нарком иностранных дел Чечерин по всему миру по радио послали заявление, что американцы похитили детей, превратили их в маленьких рабов, заставляют их делать тяжелые работы, что они живут в тифозных бараках. Это было совершенной ложью. Я описывают всю эту дезинформацию.

Татьяна Валович: Извинилось как-то потом российское правительство?

Владимир Липовецкий: У меня много писем, которые писали дети, будучи в дороге домой. Считанные письма дошли до Петрограда. Послушайте письмо. "Дорогие папа и мама! Получили ли вы наше письмо из Владивостока? Если получили, то уже знаете, что мы отправились в долгое-долгое путешествие на японском пароходе. Сначала мы побывали на острове Хоккайдо, потом переплыли весь Тихий океан и посетили Сан-Франциско. Сейчас мы находимся в самом большом городе земли Нью-Йорке. Как же здесь интересно. Нас поместили на острове. Каждый день мы бывает на экскурсии. Вчера мы посмотрели Мюзик-холл, а еще нам показали водное представление, где молодые женщины ныряли под воду, а, выйдя из воды, распустили свои длинные волосы и стали похожи на русалок. Водят нас по Нью-Йорку и пешком. Задрав головы, мы смотрим на небоскребы, что даже слетали кепки и панамки. Здесь в Нью-Йорке много негров. Они любят ходить в светлых шляпах и с тросточками. Побывали мы и на улицах, где живут бедные люди. На высоте 9-го этажа протянута проволока, а на ней висит белье. Такой способ сушки белья нас очень рассмешил.

Часто наши автобусы останавливают американцы, раздают пакетики со сладостями, поят холодным молоком в бумажных стаканчиках, а еще ставят в автобусы ящики с яблоками. Мы так заелись, что съедали самые вкусные, а остальное выбрасываем" и так далее.

Татьяна Валович: Это в то время, когда в Петрограде такой голод. Дети ни в чем не нуждались.

Владимир Липовецкий: А Чечерин говорил, что они голодают, что их недокармливают, что они просят милостыню и так далее. Была полнейшая дезинформация. В книге я пытаюсь это доказать словами самих колонистов.

Татьяна Валович: Публикации тех лет в газетах - российских, американских - как-то освещалась эта история? Удалось ли вам это найти?

Владимир Липовецкий: Я хочу вам сказать, что для того, чтобы изучить эту историю, я был в очень многих архивах и американских, и российских.

Татьяна Валович: А где было легче работать?

Владимир Липовецкий: Дело в том, что у меня есть некая такая природная способность убеждать в необходимости. Шли навстречу. Я был даже дважды в Гонолулу, и в Нью-Йорке, и в Портланде, во многих местах. Хочу сказать одну вещь. Много книг написано об истории Санкт-Петербурга. Эта книга о недавней истории. Это трогательная история о наших бабушках и дедушках. В пресс-релизе написано очень правильно, что нужно, чтобы эта книга оказалась как можно в большем количестве библиотек.

Татьяна Валович: Мое мнение, что в каждой семье ленинградца, петербуржца она должна быть.

Владимир Липовецкий: Я полагаю, что в Петербурге есть состоятельные люди. Может быть, кто-то из них захочет к Новому году сделать подарок. Почему бы не купить несколько тысяч экземпляров этой книги богатому бизнесмену и подарить школьным библиотекам, детские дома. Эта книга, эта история должна стать достоянием, прежде всего, детей.

Татьяна Валович: Потому что это рассказ об общечеловеческой солидарности, которая всегда и во все времена есть. Это самое главное, что есть у человечества.

Владимир Липовецкий: Я знаю, что город на Неве гордится своим оперным театром, и БДТ, и совершенно изумительными музеями. Я не живу в этом городе. Я вас уверяю, что вы можете гордиться своим издательством "Азбука". Книги издаются не только на высочайшем полиграфическом уровне, список книг говорит о высочайшем вкусе, понимании и знании мировой литературы.

Татьяна Валович: Что в последнее время, к сожалению, в России тоже большая редкость.

XS
SM
MD
LG