Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российская книга о Барби "Полая женщина. Мир Барби: изнутри снаружи"


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Елена Фанайлова.

Андрей Шарый: Любопытная книга вышла в московском издательстве "НЛО". Называется она "Полая женщина. Мир Барби: изнутри снаружи". В книге рассматривается история на сегодняшний день одной из самых популярных кукол в социологическом и культурологическом контекстах. С автором книги Линор Горалик беседовала моя коллега Елена Фанайлова.

Елена Фанайлова: О кукле Барби существует множество книг и статей, в том числе довольно серьезных, в основном, по-английски. Российская книга о Барби выходит впервые. О чем она?

Линор Горалик: Эта книга не так о Барби, как обо всем, что ее окружает, обо всем, что с ней связано совершенно в других областях - от рынка труда до гендерного воспитания. Даже структурно она организована по Барби - внешность Барби, профессия Барби, гендерное воспитание Барби, сексуальность. Она не о Барби, а о людях.

Елена Фанайлова: Чем люди похожи на Барби?

Линор Горалик: Люди похожи на Барби тем, что Барби - это мечта. Когда люди говорят о мире Барби, или покупают Барби, или покупают аксессуары, они покупают идеализированный мир. В мире Барби не происходит никаких фантастических событий. В нем просто все хорошо - денег столько, сколько нужно, люди такие, какие хочется, социальные связи построены так, как приятно. Это очень обыкновенный мир, очень приземленный, очень банальный, просто в нем очень хорошо находиться. Это то за что ее так ненавидят и это, почему этот феномен так себя хорошо продает.

Елена Фанайлова: Я бы сказала, что за это можно любить, потому что это же беспроблемная модель.

Линор Горалик: За это можно изумительным образом ненавидеть, потому что все люди устроены по-разному. Чужое благополучие очень часто вызывает агрессию и в очень большой мере. Барби существует в разных ипостасях, на самом деле. Она очень не цельный феномен, очень раздробленный. Но если говорить о Барби в самой воспринимаемой модели - о Барби как о девочке-подростке, то она оказывается одной из тех девочек, которые существуют в каждой школе, которая ходит с подружками по коридору под руку так, что надо расступаться. Она - королева бала. Феномен этот девочек устроен довольно печальным образом. Во-первых, это обычно девочки неблагополучные, а, во-вторых, все хотят держаться к ним поближе, но они вызывают очень сильные негативные эмоции. Когда ты вдаешься в эти подробности, читаешь, как описывают этих всеми любимых девочек, там редко находится доброе слово.

Я пользовалась в очень большом количестве выходившими книгами и статьями об истории Барби и, формально говоря, человеческим материалом. Это форумы взрослых коллекционеров и форумы детей, это официальные сайты. Меня меньше интересовали цифры, чем история. Истории бывали поразительные. Большинство историй, когда их рассказывают взрослые (а все-таки целевая аудитория этих сайтов - это не 8-летние дети), страшновато. Через живой журнал я просила присылать мне рассказы какие-нибудь о Барби. Мне пришло письмо без подписи с разрешением его опубликовать, если нужно, где было написано: "Мне почти 40 лет. Я в разводе. У меня маленькая дочь, которую я очень люблю. Развод был очень плохим. Я фактически не могу с ней общаться. Но каждый раз, когда у меня выпадает такая возможность, я приношу ей в подарок Барби. Каждый раз я чувствую, что она любит этих кукол больше, чем меня".

Елена Фанайлова: Это письмо от мужчины?

Линор Горалик: Да, это письмо от взрослого мужчины. Оно страшное на двух уровнях. Во-первых, на уровне этой железной уверенности, что есть то, чем можно завоевать внимание ребенка, девочки. Про это в книге есть отдельное - почему Барби считается ультимативным подарком, хотя девочки не так уж поддерживают это мнение. Второе, конечно, это тем, что мы видим, как механизм проекции работает вдвойне: один раз, когда он проецирует на Барби свои эмоции к дочери, а второй раз, когда он считает, что дочь делает тоже по искаженной схеме.

Были истории очень трогательные. Одна из самых интересных тем, которые обсуждались на этих форумах, - знают ли окружающие, что вы коллекционируете Барби? Кто-то говорил не просто знают, все знают, что главное хобби, помогают. Другие люди говорили: "Вы что, с ума сошли. Я женщина, мне 45 лет. Я директор фирмы из 200 человек. Если кто-нибудь узнает, что я коллекционирую Барби, я могу попрощаться со своей должностью сегодня".

Другой тип - это другая тема в форуме. Как те, у кого есть с этим проблема, выходили из чулана, признавались окружающим? Там было много историй. Одна была веселая. Человек пишет, что он мужчина. Ему 28 лет. У него коллекция из больше чем 2 тысяч экземпляров. Он собирает их с 6 лет. Он купил гараж, пристроил к своему дому, чтобы их можно было правильно разместить, правильно хранить и все остальное. Об этом знают ровно четыре человека. Все считают, что в этом гараже художественная мастерская, куда он никого не пускает, потому что рисует картины, которые не хочет никому показывать. У него достаточно проблем с тем, что он вышел из чулана как гей, чтобы еще признаваться, что он собирает Барби.

Как всегда в этих историях Барби вообще не играет роли! Она является чистым объектом проекции. За что ее собственно любят дети? Барби может быть кем угодно.

Елена Фанайлова: В чем специфика русского человека, который полюбил Барби?

Линор Горалик: Во-первых, это переживание шоковое или ностальгическое. Это или люди, которые помнят Барби как фантастический символ статуса, или это те же люди, которые впервые увидели ее уже взрослыми и в другие времена, и были потрясены тем или иным способом. Кто-то рассказывал, ради чего столько шума. Кто-то рассказывал, что какой бы была моя жизнь, если бы это у меня было, когда я была маленькой девочкой. Другая специфика - это люди рассказывают, как здесь, в мире, в котором жить некоторым образом сложнее, труднее, эта самая роль Барби, как мера мечты.

XS
SM
MD
LG