Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Валерий Панюшкин представил книгу «Михаил Ходорковский. Узник тишины»


Елена Фанайлова

На открывшейся 30 ноября Московской международной книжной ярмарке Non/fiction специальный корреспондент газеты «Коммерсантъ» Валерий Панюшкин представил книгу «Михаил Ходорковский. Узник тишины (История про то, как человеку в России стать свободным и что ему за это будет)». Книга написана после оглашения приговора Ходорковскому. Валерий Панюшкин считает, что ему удалось разобраться в некоторых особенностях биографии и психологии Ходорковского:

- Во-первых, где-то году в 2000 Михаил Борисович Ходорковский, что называется, «сошел с ума», то есть стал приличным человеком. По поводу дефолта 1998 года он, похоже, испытал сильные угрызения совести. И это было страшным внутренним переворотом. К тому же, с юности, с детства, насколько я понял из его писем, из общения с мамой, из общения с женой, он был человеком заносчивым, и это еще одна причина. С одной стороны, ты понимаешь, что ты не хочешь жить в тех условиях, в которых ты живешь, с другой стороны, ты считаешь себя вправе это понимать. Есть еще довольно много обстоятельств. Например, это какая-то чисто менеджерская жилка моего героя. Человек выдумывает некоторую бизнес-идею. Например, сейчас мы объединим нефтяную компанию, объединим демократические партии, выведем нефтепровод из подчинения государства и тогда станем свободными. Человек выдумывает прекрасную бизнес-схему вывода себя и многих других из состояния несвободы, но в этом идеальном бизнес-плане нет некоторых простых вещей, например, не учитывается, что кто-то испугается, кто-то предаст, кто-то просто захочет денег. Такие вполне гуманитарные вещи не учитывались, насколько я понимаю, технократическим умом Михаила Ходорковского.

- Валерий, а вам не удалось обсудить свои умозаключения непосредственно с Ходорковским?

- Ну, конечно же, удалось. Я ему писал, он мне отвечал. Он описывал, например, приватизацию или свои комсомольские годы. Если он это делает в своих интервью или статьях, то он говорит: мы сделали серьезную ошибку. А в частном письме (я его предупредил, что оно будет опубликовано, но все равно это - частное письмо) он пишет: дурак я, дурак. Это представляет его в каком-то ином виде, менее важном что ли. Здесь он не политический деятель, бизнесмен, богатейший человеком страны, узник №1, а просто человек.

- Какие книги вы собираетесь еще написать?

- Как только правящий режим падет, я немедленно напишу о Путине.

- Ваш коллега Колесников уже написал

- У меня, по-моему, вполне складывается такой жанр - истории об узниках. Я же не писал про Ходорковского, когда он был богатейшим человеком страны, а вот когда он попал в тюрьму... С человеком произошла драма. Вот как только что-то подобное произойдет с Путиным, я немедленно про него напишу, и тоже, думаю, сделаю это с глубоким сочувствием.

XS
SM
MD
LG