Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Москве завершается показ спектаклей театрального фестиваля "Балтийский дом"


Программу ведет Полина Ольденбург. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Ирина Петерс.

Полина Ольденбург: В Москве завершается показ спектаклей популярного международного театрального фестиваля "Балтийский дом". На этот раз его тема - литовский акцент и в центре внимания театр Литвы, занимающий сегодня, по мнению критиков, лидирующее положение на театральной карте Европы. Зрителям представлены четыре работы трех литовских режиссеров разных поколений и, как обычно, аншлаг, билеты раскуплены загодя.

В чем же секрет успеха современного литовского театра? Ответы на этот вопрос у нашего вильнюсского корреспондента Ирины Петерс.

Ирина Петерс: Итак, четыре спектакля известных литовских режиссеров. "Песнь песней" признанного мастера, классика современного театрального искусства Эймунтаса Некрошюса, "Эдип-царь" самого востребованного молодого режиссера Литвы Оскара Коршуноваса, "Арабская ночь" и "Покушение" известного в Европе, но пока незнакомого Москве Цезариса Граужиниса. Кроме того, вся история литовского театра и его первые лица представлены в работах фотохудожника Дмитрия Матвеева на выставке в театральном центре на Страстном.

Что касается сути литовской театральной школы, об этом известный актер Юозас Будрайтис высказался так: "В Литве действительно сейчас много режиссерской энергии, создалась целая плеяда постановщиков, которые диктуют в какой-то степени направление развития современного театра".

Критики же на вопрос, в чем сила и притягательность литовской режиссуры, отвечают так: в яркой афористичности, в особом искусстве символизма. Литовская театральная культура чрезвычайно поэтична, что и завораживает.

Лия Ахеджакова называет Литву настоящей театральной Меккой, которая вот здесь, как она сказала, у нас под боком. А вот что я услышала однажды от Олега Табакова: "Литовцы вообще отличаются большой внутренней силой духа, она-то и проявляется на сцене".

О скрытом литовском темпераменте говорит и актер Владас Багдонас: "Мы имели огромный успех во Франции. Тамошние газеты написали так: "Ничего особенного не ожидали от спокойных, молчаливых и скучноватых литовцев, и вдруг на сцене такая мощь режиссеру, такая актерская сила. Этот процесс открытия прежде закрытого и поразил больше всего".

За что ценит Литовский театр вильнюсский критик Татьяна Болтушнекеня.

Татьяна Болтушнекеня: За его верность памяти легендарного режиссера и педагога Юозаса Мильтиниса, первым создавшего в Литве концептуальный интеллектуальный театр, Паневежеский драматический. На пьесах Шекспира, Ибсена, Чехова, Стринберга, Беранарда Шоу воспитывались актеры, которых учитель ориентировал на высокую эстетику, на непрестанное интеллектуальное самоусовершенствование. Актерская школа Мильтиниса и поныне жива, как и принципы его режиссуры, которые воплощаются сегодня и в метафорических, философских спектаклях Эймунтаса Некрошюса, и в поисках социальной правды, ведомых Йонасом Вайткусом, и в театре Оскара Коршуноваса, яростно ниспровергающим привычные истины, и в утонченно психологических представлениях Римаса Туминаса, не единожды убеждавшего нас, что правда - хорошо, а счастье - лучше.

В спектакле Мильтиниса интеллектуальные пьесы игрались в такой тяжелой обстановке, Паневежес послевоенный, этот театр был светоч. Приходили крестьяне, рабочие - и Мельтинис никогда не отменял спектакли. Его ученики - и Бобкаускас, и Банионис - даже для двух человек они играли.

Ирина Петерс: Каунасский режиссер Александр Сарубиновас пробует сравнивать современный литовский театр с российским.

Александр Сарубиновас: Более эстетичен. Эта театральная эстетика, она на высоком уровне. И Некрошюс, и Туминас, они ставят русскую классику. Эти постановки как раз и были самыми лучшими спектаклями. Вообще, становление литовского театра было на стыке двух культур - и русского театра, и Михаила Чехова, который работал в Литве, и влияние западной культуры. Мы видим и плюсы, и минусы той же драматургии, мы знаем, за какую ниточку потянуть.

Ирина Петерс: Популярный российский актер Евгений Миронов, работавший с режиссером Эймунтасом Некрошюсом над спектаклем "Вишневый сад" и называющий литовского постановщика великим молчуном, то ли в шутку, то ли всерьез однажды признался: "Когда я почувствовал силу литовского театра, захотелось все бросить в Москве, выучить литовский язык, уехать в Вильнюс и попроситься в театр Некрошюса, хоть на вторые роли".

Весь этот ряд дифирамбов в адрес литовского театра я думала продолжить мнением Сергея Юрского, гостящего нынче в Вильнюсе, но, спасибо мэтру за откровенность, он кроме любви выразил и тревогу.

Сергей Юрский: Влияние настолько велико, что велика и ответственность. Мне кажется, что опасность этого театра в своеволии, он слишком стал самоуверен. В этой самоуверенности я вижу уже появившееся однообразие. Я никак не говорю о театре в целом, я говорю о конкретных вещах. Я здесь, в Литве, потому что влияние литовского искусства огромно, оно стало еще сильнее. И потому я с величайшим любопытством и любовью приехал встретиться с деятелями литовского искусства здесь, в Вильнюсе, и со зрителями.

XS
SM
MD
LG