Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Обвинение в адрес немецкого правительства в связи с продажей "Юганскнефтегаза"


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Юрий Векслер и Олег Кусов.

Андрей Шароградский: Роберт Амстердам, адвокат, который представляет интересы заключенного в тюрьму бывшего генерального директора корпорации ЮКОС Михаила Ходорковского и холдинговой компании "Менатеп", заявил в интервью британской газете "The Independent", что "Дойче Банк" фигурировал в деле о покупке акций крупнейшего нефтедобывающего предприятия ЮКОСа "Юганскнефтегаза" как завуалированный представитель немецкого правительства. О реакции в Германии на это заявление - берлинский корреспондент Радио Свобода Юрий Векслер.

Юрий Векслер: Это обвинение в адрес немецкого правительства пока в Германии не комментируется. Но в неофициальном разговоре со мной на эту тему один из близких к правительству экономических экспертов пошутил, что «у него есть собственное мнение, но он с ним не согласен». Этот специалист по восточноевропейской политике сказал: "Я не знаю наверняка, стоит ли за действиями "Дойче Банка" Шредер, но это вполне может быть, так как находится в русле его глобальной стратегии, в которой экономические факторы определяют почти все. Он человек на удивление эмоциональный, мечтает об экономическом и, прежде всего, энергетическом альянсе с Россией, о долгосрочном экономическом партнерстве. Шредер, которого еще в молодые годы за связи и дружбу с магнатами немецкой экономики называли "Genosse der Bosse"("товарищ боссов"), побуждает в последние годы этих боссов инвестировать в Россию и в России. Поэтому он готов подыгрывать другу Путину в истории с ЮКОСом, так как это в нынешнем кремлевском варианте «хаммеризации» российской экономики может на места американских бизнесменов, с которыми партнерствовали олигархи, привести европейских, и прежде всего немецких промышленников и финансистов. С этой точки зрения действия "Дойче Банка" по готовности профинансировать покупку "Газпромом" "Юганскнефтегаза", и в особенности попытка "Дойче Банка" опротестовать решение суда в Хьюстоне, осложнившая сделку как Кремлю, так и самому "Дойче Банку", могут быть истолкованы как действия, защищающие стратегические и экономические интересы правительства. Поэтому вполне можно предположить и то, что эти действия были выполнены по просьбе правительства, а точнее, лично канцлера Шредера".

Эти соображения немецкого эксперта дают возможность с немецким акцентом озвучить вопрос газеты "The Independent": откуда у "Роснефти" при долге в 4,4 миллиарда долларов нашлись деньги на покупку "Юганскнефтегаза"?

Надо сказать, что Шредер в своей дружбе с Путиным и его Россией является в Германии объектом критики. Что же до участия "Дойче Банка" в разгроме ЮКОСа, то мнения многих политиков, для которых построение правового государства в России не менее важно, чем германские экономические интересы, выразила в своем недавнем выступлении наблюдающая по поручению Совета Европы за делом ЮКОСа спикер свободных немецких демократов по европейской политике госпожа Сабина Лойтхойзер-Шнарренбергер.

Сабина Лойтхойзер-Шнарренбергер: Что касается руководящей роли "Дойче Банка" в выделении денег "Газпрому" на покупку "Юганскнефтегаза", то она заслуживает критической оценки. Это выглядит проблематично и для немецкой политики, когда немецкие владельцы средств соучаствуют в спорном превращении частного концерна в государственную собственность. Я нахожу весьма скандальным, что в итоге немецкие банки оказывают влияние на процессы по присвоению Российским государством ЮКОСа и играют в этих процессах в России столь существенную роль.

Андрей Шароградский: И еще одно событие, связанное, правда, косвенно с делом ЮКОСа и продажей "Юганскнефтегаза" - это отставка Андрея Илларионова с поста председателя межведомственной комиссии по участию России в "Большой восьмерке". Напомню, что Илларионов, который также является советником по экономике президента России, заявил в конце декабря, что продажа "Юганскнефтегаза" - это афера года.

Мой коллега Олег Кусов попросил прокомментировать отставку Илларионова директора программ Фонда "Открытая Россия" Ирину Ясину.

Ирина Ясина: То есть как бы это отставка с ряда постов, но не со всех. Да, ведь он остается экономическим советником. В последние недели Андрей Николаевич занимает очень... то есть он и раньше, видимо, занимал, но теперь занимает достаточно принципиальную позицию в вопросе о том, как развивается экономика нашей страны в последнее время, ну, и связанной с ней политикой, естественно. Поэтому напрашивался такой вывод, что Андрей Николаевич просто провоцирует своих оппонентов в Кремле на то, чтобы они приняли по отношению к нему какие-то административные меры. Я помню, что самый часто задаваемый вопрос был в Москве о том, что "а чего ж он сам не уйдет". Но вот мне кажется, что он правильно абсолютно делал, что не уходил сам и не облегчал тем самым работу своим начальникам - пускай уж они его уволят и объяснят, почему они его увольняют.

Несмотря на его прямые и очень резкие заявления, о том, что король голый, король не решился его уволить совсем, а он его лишил, так скажем, значимой работы. Потому что "G8" - это, конечно, возможность постоянных контактов и необходимость постоянных контактов с крупнейшими европейскими и мировыми державами. И поэтому, конечно, когда наш король сомневался в том, что Андрей Николаевич будет постоянно только лоялен, не будет говорить правду о том, что происходит в экономике страны, тем не менее, он решился на то, что выходить в "паблик", тем более в такой международный "паблик" от имени правительства и президента такому человеку не надо.

Тем не менее, Андрея Николаевича считают советником по экономике президента, поэтому я думаю, что власти придется, если он не угомонится, так скажем, придется принимать еще какие-то дополнительные меры воздействия. У меня есть глубокая уверенность в том, что Андрей Николаевич делает все абсолютно сознательно, правильно, и честь профессионального экономиста для него дороже, чем сиюминутные блага.

Олег Кусов: Ирина Евгеньевна, функции Илларионова в «Группе Восьми" перешли помощнику президента России Игорю Шувалову. За этим не последует смена экономического курса?

Ирина Ясина: Понимаете, ведь наш экономический курс сменился уже давным-давно. И, собственно, все высказывания Андрея Николаевича Илларионова этому и посвящены, что последние год-полтора у нас совершенно не либеральная, совершенно другая политика в экономике. Что, собственно, и дало себя знать в последнее время в тех темпах экономического роста, который мы наблюдаем, и в от отказе даже от разговоров об удвоении ВВП, которое нынче стало невозможным.

Ну, Шувалов... в экономике нет такой фамилии "Шувалов". Никто не знает такого экономиста Шувалова. Наверное, он хороший чиновник, наверное, он будет выполнять распоряжения, более отчетливо формулировать цели и задачи, которые ставит перед ним партия и правительство, знаете, как раньше говорили. Видимо, просто более сговорчивый человек. А ничего не изменится. Все изменилось уже. Все так и будет.

Олег Кусов: Эксперты говорят, что точка зрения Шувалова полностью совпадает с официальной линией Кремля. Вы согласны с таким утверждением?

Ирина Ясина: Абсолютно. Я просто назвала это по советской привычке «точкой зрения партии и правительства».

XS
SM
MD
LG