Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Просчеты Жилищного кодекса


Программу «Итоги недели» ведет Дмитрий Волчек. Принимает участие депутат Государственной Думы Галина Хованская.

Дмитрий Волчек: Во вторник первого марта в России вступает в силу новый Жилищный кодекс. Документ этот прочитали сотни тысяч, а может, миллионы граждан страны. Ничуть не преувеличиваю: вот уже несколько месяцев скромная 20-рублевая брошюра остается на первых местах в списке российских бестселлеров, отбивая атаки и «Кода Да Винчи» и нового сериала Бориса Акунина. О Жилищном кодексе мы и будем сегодня говорить. Гость программы «Итоги недели» - эксперт по вопросам жилищного законодательства, депутат Государственной Думы Галина Хованская.

Галина Петровна, оправдан ли такой интерес к этой брошюре, не напрасно ли идут в книжные магазины люди и тратят 20 рублей?

Галина Хованская: Нет, конечно, не напрасно. С этим документом нужно ознакомиться каждому гражданину Российской Федерации, потому что он касается буквально всех - и богатых, и бедных, и имущих, и неимущих, то есть буквально каждого человека. Даже если у него все прекрасно, он когда-то получил квартиру, значит он озабочен содержанием своего дома, платежами и так далее. Так что настоятельно рекомендую приобрести брошюру.

Дмитрий Волчек: Некоторые журналисты сравнивают реформу ЖКХ с монетизацией льгот - по негативным для граждан последствиям. Приходилось даже читать, что монетизация –сущие пустяки в сравнении с тем, что собираются делать в жилищной сфере. Таким гиперболам обычно не очень веришь. Но, может быть, есть в них здравый смысл?

Галина Хованская: Вы знаете, это не гипербола - это абсолютно соответствует действительности. Потому что, действительно, проходит монетизация для многих льготников, которые раньше имели право на получение жилья в первоочередном порядке. Этот институт льготных очередей ликвидирован полностью. Практически последний гвоздь в гроб этого института забит Жилищным кодексом, первого марта этого института существовать не будет. Не в Жилищном кодексе, а уже в другом законе, который поспешно был принят в конце года Государственной Думой сразу во втором и третьем чтении, описана процедура, что будет со старой очередью, что будет со старыми льготниками. Те категории, которые являются обязательством федерального уровня – в первую очередь те, кто перечислен в законе о ветеранах, те, кто перечислен в законе о защите прав инвалидов в Российской Федерации, чернобыльцы, - вот для них предлагается именно монетизация их права. Я напомню, что раньше чернобыльцы, страдающие лучевой болезнью, имели право получить жилье в течение трех месяцев. Сейчас им будут предлагать деньги - это та самая монетизация. И все бы было бы неплохо, потому что деньги – гибкий инструмент, почему бы нет. Не брать квартиру у чиновника, где он хочет, а самому выйти на рынок жилья. Но, обратите внимание, о каких категориях идет речь – инвалиды, чернобыльцы, страдающие лучевой болезнью, в том числе перечисленные в законе о ветеранах инвалиды войны и приравненные к ним лица, то есть люди, которые активно выйти на рынок жилья не смогут. Но и это было бы полбеды, потому что зачастую у них есть другие члены семьи, которые могут помочь решить эту проблему. Но посмотрите, что делается. Я сравнила цифры оценки «рыночной» стоимости квадратного метра по Москве, по документам, утвержденным Министерством, возглавляемом господином Христенко: в Москве эти выплаты будут составлять 17,5 тысяч за квадратный метр. Вот те, кто живут в Москве, улыбнутся сейчас, услышав эту цифру. Даже в субсидиях из московского бюджета, предоставляемых московским очередникам, расчет ведется исходя из 30 тысяч рублей. И то, мы считаем, это самое дешевое типовое жилье в районах массовой застройки. Вот такая монетизация. То есть опять непонятно, кто эту разницу хотя бы до минимальной стоимости компенсирует. Хорошо, Москва, предположим, из своего бюджета компенсирует. А что будет в бедных регионах? Ведь там тоже дельта будет весьма существенной. И на эти деньги люди, по крайней мере, в Москве и Санкт-Петербурге и в других регионах, в Московской области, в Ленинградской области, там, где жилье достаточно дорого стоит, просто не смогут квартиру купить по нормам элементарным для их семьи. Вот какая складывается ситуация. Так что никакая это не гипербола – это абсолютная истина.

Дмитрий Волчек: Раз вы согласились с этим сравнением, я хочу привести слова члена-корреспондента Российской Академии наук Николая Лапина. Он написал, что «при попытках продавить Жилищный кодекс власти столкнутся с сопротивлением, которое многократно превысит сопротивление, возникшее по поводу монетизации льгот». Вы согласны с таким прогнозом?

Галина Хованская: Я не только согласна, я могу просто на конкретных примерах, и мы уже начали это делать, показать, что будет именно так. Если вам дают вместо полноценной квартиры компенсацию в размере 60% стоимости и при этом говорят, что вам компенсируют по рыночной стоимости 100%, уже люди будут понимать, что это обман. Я могу сказать, что будут огромные трагедии человеческие при введении 31 статьи Жилищного кодекса, где говорится о бывших членах семьи собственника. Характерный пример как из абсолютизации права пользователя жилья, которое принадлежит другому собственнику: например, старики-родители купили квартиру в ЖСК, а бывшая невестка или зять приходят и шантажирует их своим правом пользования и добиваются судебных решений в свою пользу. Это несправедливо, это неправильно. Но есть другая крайность. Есть престарелые пенсионного возраста супруг или супруга, инвалиды, за которыми необходим уход и в отношении которых имеются алиментные обязательства у бывшего собственника. Сейчас судьбу бывших членов семьи будет решать суд. Единственное, что удалость сделать – это убрать срок. Он устанавливался максимум год для того, чтобы решить проблему. Сейчас этот срок отсутствует, и суд будет руководствоваться какими-то своими соображениями, всю эту ситуацию анализируя в отрытом судебном заседании; он может установить срок и десять лет, и в принципе до конца жизни человек может жить в этом помещении. Казалось бы, тоже неплохо. В отношении лиц, у которых есть обязательства по уплате алиментов, тоже есть норма о том, что суд может обязать собственника обеспечить другим жилым помещением. Не говорится, каким, но, по крайней мере, не на улицу выбрасывают человека. Как правило, понятно, о ком идет речь – то есть лица, в отношении которых есть обязательства по уплате алиментов, то есть пенсионного возраста бывшие супруги и так далее. К сожалению, буквально следующая норма этой же статьи перечеркивает все усилия, даже самые гуманные решения судов. Потому что, продав квартиру, собственник лишает права не только бывших членов семьи, но и всех нынешних. То есть с вещами на выход все. И это приведет к серьезным трагедиям. Исключение составят лишь лица, которые находятся под опекой или попечительством (в этом случае нужно будет согласие органов опеки и попечительства) и дети, причем не все, есть такие категории, которые под защиту этой нормы не попадают. Дети из неблагополучных семей. То, что касается детей от другого брака, они же не родственники, они никто, их судьба представляется очень печальной. В результате это будет обязанностью государства, и я такую политику просто не понимаю. Потому что в итоге они должны встать на учет на социальное жилье. Хороший вопрос – где они будут жить все это время? В каких-то специальных фондах маневренных или домах, специально приспособленных для лиц без определенного места жительства? Такие дома есть в Москве, но я не знаю, какая ситуация в других регионах России, вряд ли она настолько благополучна.

Дмитрий Волчек: Ужасную картину вы рисуете, Галина Петровна. Понятно, кто однозначно проигрывает от принятия пакета законов. А есть категории, которые выигрывают?

Галина Хованская: Я скажу еще о тех, кто проигрывает, потому что это очень существенно. После первого марта не смогут приватизировать жилье, полученное после первого марта, те, кто сейчас стоит в очереди и живет в общежитиях, в аварийных домах, в служебных жилых помещениях, в квартирах в военных городках и так далее. Я хочу обратить особое внимание, что это дело для Конституционного суда очень интересное. В принципе эта норма должна быть отменена, потому что она противоречит конституции Российской Федерации. Человек встал на очередь 20 лет назад, прожил в общежитии больше 20 лет. Для того, чтобы встать на очередь в Москве, надо было еще десять лет до этого прожить в Москве. Представляете, человек живет 25 лет в Москве, у него уже дети выросли, внуки появились, получит наконец долгожданную квартиру или не получит, но приватизировать не сможет ни то, что занимает в общежитии, ни то, что когда-то получит. Вот это исключительно несправедливая норма и непонятное для меня ограничение права граждан.

Дмитрий Волчек: Давайте послушаем первый звонок. Олег из Петербурга, добрый вечер.

Слушатель: Здравствуйте. Я бы хотел узнать у Галины Хованской, могу ли я приватизировать неприватизированное жилье после введения Жилищного кодекса, имея на руках ордер этого помещения, но не имея договора социального найма, о котором говорится в новом проекте?

Галина Хованская: Самый популярный вопрос последнего времени. Дело в том, что раньше никакого социального найма не существовало. Действительно, основанием для вселения в жилое помещение, относящееся к государственному или муниципальному фонду, был ордер. Так что вы сможете с этим документом приватизировать свою квартиру. В конце концов, это обязанность властей заключать договора социального найма. И в основном они заключаются на вновь предоставляемое жилье, после того, как изменения были внесены в закон об изменении приватизации жилищного фонда в отношении именно социального найма. Раньше был просто наем, никакого социального найма не было, но по существу это и был тот самый социальный наем. Так что вам беспокоится не о чем.

Дмитрий Волчек: Галина Петровна, вы сказали, что законы принимались в спешке. Почему так спешили, кто торопил?

Галина Хованская: Вообще в спешке принимался весь пакет по формированию рынка доступного жилья. И Жилищный кодекс, как вы уже догадались, никакого отношения к формированию рынка доступного жилья не имеет. Скорее, если характеризовать этот документ, можно сказать, что он о тех гражданах, которым жилье это будет недоступно, хотя было доступно ранее. Его искусственно включили в этот пакет. И спешка была, такова была воля фракции «Единая Россия», они получили соответствующие указания сверху. Голосование, честно говоря, бездумное. С таким трудом удалось провести поправки, совершенно очевидные, касающиеся права детей-сирот на получение жилья при выходе из детского учреждения вне всякой очереди. Это приходилось доказывать, хотя звучит сейчас странно. Мне с огромным трудом удалось провести поправку в отношении права на получение вне очереди жилья теми лицами, с кем по состоянию здоровья нельзя жить в одном помещении, самые тяжелые заболевания. К сожалению, не все тяжелобольные этой нормой смогут воспользоваться, а только те, кто перечислен в новом постановлении 817 правительства Российской Федерации. Это тяжелые психические заболевания, это заразные формы заболеваний, это больные с выделениями, ВИЧ-инфицированные дети, самые тяжелые заболевания. А что касается диабетиков, страдающих сердечно-сосудистыми заболеваниями, астмой в тяжелой форме, к сожалению, на них эта норма не распространяется. И как это ни дико звучит, они встанут все в общую очередь с первого марта. Новые очередники инвалиды, тяжелейшие больные встанут в общую очередь. Реабилитированные граждане, по которым нет решений до сих пор, заканчивается этот процесс, но он не закончен. И что, 80-летний старик встанет в общую очередь? Это все равно, что сказать – ты жилье не получишь никогда.

Дмитрий Волчек: Московская городская дума предлагала Государственной Думе внести ряд важных поправок в Жилищный кодекс, и все были отвергнуты. Почему?

Галина Хованская: Вы знаете, часть из них была и в моих поправках, было некое совпадение, эта часть поправок все-таки прошла. Объем принятых поправок, внесенных мною и группой независимых депутатов, а также некоторыми депутатами от оппозиционных фракций, которые присоединились к нашим поправкам. Это где-то 40%, включая все редакционные поправки – это, конечно, очень мало. Хотя нам прогнозировали максимум 10%.

Дмитрий Волчек: Евгений из Кургана, добрый вечер.

Слушатель: Здравствуйте. У меня вопрос к вашему гостю: что предусмотрено в Жилищном кодексе по поводу страхования жилья? Расскажите об этом поподробнее, что есть в кодексе про страхование.

Галина Хованская: Вы знаете, Евгений, я вас должна успокоить: дебаты по поводу обязательности страхования кончились в пользу добровольного страхования. И говорится о том, что вы можете, не должны, а можете страховать занимаемое вами жилое помещение. В первую очередь понятно, что это обязанность собственника заботиться о своем жилье, потому что он несет все риски и всю ответственность за свое жилое помещение. В случае, если это помещение будет разрушено по каким-то причинам, вам придется решать проблему самостоятельно. В Москве существует схема льготного страхования, когда бюджет доплачивает. А что касается нанимателя жилого помещения, то, как вы понимаете, обязанность страховать этот фонд у государства и у муниципальной власти, а не у вас, вы этого делать не должны. Была такая попытка навязать даже нанимателям страхование. Такие дела со страхованием.

Дмитрий Волчек: Кто, собственно, несет ответственность за то, что кодекс и пакет законов был принят с такими, мягко говоря, недоработками? Вот вы упомянули «Единую Россию». А есть ли какой-то один антигерой в этой драме, или это коллективный чиновничий разум?

Галина Хованская: Вы понимаете, «кто шил пиджак», как когда-то говорил Райкин, установить сейчас будет очень сложно. Грустно, что иногда так бездумно нажимают на кнопки, потому что есть указания сверху, не вдумываясь в том, что вы решаете судьбу многих сотен, иногда тысяч, миллионов граждан Российской Федерации. И вы знаете, на самом пленарном заседании мне удалось всего две поправки провести. То есть весь объем поправок, там более сотни, это только на комитете, причем с большим трудом удалось их отстоять. Фракция «Единая Россия» и правительство Российской Федерации - авторы официальные этого законопроекта. Я вносила свой альтернативный проект, еще был третий законопроект (Жилищный кодекс, я сейчас о нем только говорю), который был разработан Олегом Шеиным, это фракция «Родина». Но наши два проекта даже не рассматривались, потому что после того, как был принят в первом чтении правительственный законопроект, наши по формальному признаку были отклонены. Потому что не могут рассматриваться одновременно на ту же тему несколько законопроектов. И я очень сожалею. Потому что мне пришлось переписать 250 поправок к кодексу, еще несколько десятков к закону о введении в действие, а к нему претензии очень серьезные. Я уже сказала о приватизации. Очень печальное ограничение на деприватизацию жилого помещения, тоже двумя годами - до первого января 2007 года. И здесь я совсем не понимаю логику тех, кто предложил ограничить эту норму, которая будет востребована. Я хочу напомнить, что собственник жилого помещения с введением в действие Жилищного кодекса будет платить еще не только полностью, но еще за капитальный ремонт добавляется новый платеж, потому что он собственник. С трудом удалось уберечь от этого социального нанимателя, потому что он же теперь малоимущий. Тем не менее, пришлось доказывать, что с малоимущего нанимателя социальную плату за капитальный ремонт взимать нельзя, к тому же он наниматель, а не собственник. Собственником является государство, значит и должно нести вот эти расходы по капитальному ремонту дома, в котором он сдает помещения в наем. Вот такая картина.

Дмитрий Волчек: Лидия Ильинична из Москвы, добрый вечер.

Слушательница: Галина Петровна, у меня два с половиной вопроса. Дочка с семьей стоит в общей очереди четвертый год. Получат они в течение своей жизни что-нибудь или нет?

Галина Хованская: Если вы живете в Москве, то срок 20 лет, сейчас срок обеспечения по общей очереди. Но есть, конечно, через 15 лет, если не ухудшат законодательство Москвы. Я долгое время была депутатом городской думы, в свое время удалось принять постановление о том, что выплачивается 90% субсидия из бюджета, и через 15 лет те, кто стоят в общей очереди, смогут претендовать на эту субсидию: значит срок сокращается. Есть также форма, если ваша дочь будет крепко стоять на ногах в финансовом смысле, то есть такая форма купли-продажи с рассрочкой платежа на очень льготных условиях. На эту форму сейчас очень много пошло очередников, и у нас даже не хватает квартир для того, чтобы предложить в нужном объеме. Но все зависит от ваших материальных возможностей, потому что можно просто стоять. Но расчет тех, кто считает, что очередь уменьшится резко, не оправдается, с моей точки зрения. Потому что все-таки у нас население бедное. У нас малоимущих, действительно живущих за чертой бедности, более 20%. И по моим наблюдениям, именно эти люди стоят в очереди на жилье. Потому что остальные либо взяли субсидию, либо каким-то другим образом на рынке жилья решили эту проблему. Так что надежды разработчиков не оправдаются. Как они сказали: мы сейчас раскассируем эту очередь. Не получится раскассировать, останется тот же самый процент.

Дмитрий Волчек: Вопрос Сергея Владимировича из Московской области. Добрый вечер.

Слушатель: Здравствуйте. Вы знаете, мы живем в коммунальной квартире, три соседа в трех комнатах, и года через два или три нас должны сносить. В связи с этим у меня два вопроса. Первый вопрос: какую жилплощадь каждому из хозяев обязаны будут предоставить? И второй вопрос: не потеряем ли мы права на бесплатную приватизацию той жилплощади, которую мы получим, потому что мы все свои комнаты не приватизировали?

Галина Хованская: Сергей Владимирович, у вас остается практически понедельник, последний день, когда вы можете подать заявление на приватизацию, иначе вы право, безусловно, потеряете. Это первое. Второе: очень тоже неприятная информация, все зависит, безусловно, от законодательства регионального, но общее правило – что имеешь, то получишь при сносе. Оно гораздо хуже, чем было в старом Жилищном кодексе, когда вы могли рассчитывать на квартиру по нормам, переезжая из сносимого дома из комнаты в квартире коммунального заселения. Сейчас имеешь комнату - и получишь комнату, имеешь однокомнатную квартиру на пять человек, и получишь однокомнатную квартиру. И дальше - живи и стой себе в очереди 20 лет. Вот какая ситуация. Вообще эта норма тоже нарушает конституцию, потому что ухудшается положение граждан, а статья 55 конституции говорит о том, что не могут в России приниматься законы, отменяющие или умаляющие права граждан.

XS
SM
MD
LG