Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Занятость и безработица в Свердловской области


Программу ведет Евгения Назарец. В программе принимает участие Анатолий Кудряшев, заместитель директора Екатеринбургского центра занятости.

Евгения Назарец: Свердловская область занимает первое место в России по числу людей, нашедших работу после обращения в Службу занятости и направления на профессиональное переобучение. Кризисным для региона был 1998 год, когда без работы остались 14 процентов жителей Свердловской области. В 2004 году этот показатель сократился вдвое – лучший результат за последние шесть лет. И эта тенденция сохранится, прогнозируют специалисты.

Другие подробности у екатеринбургского корреспондента Радио Свобода Ирины Мурашовой.

Ирина Мурашова: Специалисты Службы занятости населения не советуют свердловчанам становиться бухгалтерами, юристами, экономистами и финансистами – сейчас их уже гораздо больше, чем надо рынку труда. Зато в дефиците милиционеры, водители автомобилей, каменщики, газоэлектросварщики, слесари, плотники, а также станочники, токари, фрезеровщики, врачи, облицовщики, монтажники и страховые агенты. Уральцы осваивать эти специальности не хотят, и работодатели вынуждены нанимать на работу жителей других регионов или даже других стран. Рассказывает директор государственного предприятия «Свердловский миграционный центр» Михаил Бочкарев.

Михаил Бочкарев: Действительно, сложные и тяжелые работы. Они привлекали для своих работ, в том числе, и бомжей. Но после первой получки наши бомжи исчезали. Тяжелая работа – раз, и второе – склонность к употреблению спиртных напитков. Что касается трудовых мигрантов, то они как раз этим не страдают. Главная задача – заработать как можно больше и отправить на родину. Зарплаты достигают 8-10 тысяч рублей, потому что они работают не по 8 часов, как наши. Как правило, это 12-14 часов.

Ирина Мурашова: 70 процентов трудовых мигрантов – люди с высшим образованием, но на заработках в России эта квалификация не нужна. Правда, сейчас Министерства здравоохранения России и Киргизии рассматривают возможность работы в России киргизских врачей.

Другой источник надежных кадров – альтернативная служба. По словам руководителя департамента Службы занятости населения Свердловской области Анатолия Шмулея, сейчас в Свердловской области живут 63 молодых человека, которые предпочли тяжелую работу службе в армии.

Анатолий Шмулей: Надо спасибо сказать «Уралвагонзаводу» и «Трансмашу», что они общежития предоставили и работу, и опекунство над этими ребятами установили.

Ирина Мурашова: Принципиально новым методом управления рынком труда обещает стать эксперимент, который сейчас проходит в четырех регионах России – в Свердловской, в Ленинградской, Томской и Кировской областях. Надо только зайти на сайт «Роструд».

Анатолий Шмулей: Вот было время, когда мы вакансию сверяли, допустим, один раз в два месяца с предприятием. Вакансии на листочке бумаги вывесили - человек приходит в одно место, а там уже занято, в другое – занято. Сегодня с внедрением этой программы мы начинаем говорить о работе и о представлении информации в реальном режиме времени. Вакансия заполнена – через час она должна быть с сайта убрана.

Ирина Мурашова: Парадоксально, но это новейшая технология может помешать работе самих Служб занятости. Здесь тоже не хватает специалистов: в отделах профобучения и в отделах текущего приема. Из-за низкой зарплаты люди не задерживаются в службе, ведь у них перед глазами вся база гораздо более выгодных вакансий.

Евгения Назарец: Итак, сегодня в Екатеринбургской студии Радио Свобода заместитель директора Екатеринбургского центра занятости Анатолий Кудряшев.

Доброе утро, Анатолий Родионович.

Анатолий Кудряшев: Доброе утро.

Евгения Назарец: Вместе со мной вы послушали рассказ Ирины Мурашовой о том, как обстоят дела с занятостью, безработицей и потребностью в рабочих руках в Свердловской области. В Екатеринбурге ситуация чем-то кардинально отличается от того, что происходит в области?

Анатолий Кудряшев: Я должен сказать, что ситуация как в области, так и в городе считается стабильной. Уровень безработицы как в области, так и в городе примерно остался на уровне прошлого года. Количество обратившихся за прошлый год и за два месяца этого года... примерно находится на уровне соответствующего периода прошлого года.

Ну, в городе у нас ситуация и картина несколько лучше, и это естественно – все же здесь больше промышленных предприятий. Если в области уровень безработицы составляет 1,7, то в городе Екатеринбурге сейчас уровень безработицы составляет 1,04, это примерно на уровне прошлого года. Количество безработных, состоящих у нас на учете, чуть более 8 тысяч. А вот количество вакансий в нашем банке вакансий составляет более 13,5 тысяч вакансий, то есть почти 1,5 вакансии на каждого человека, а в области – чуть более одной вакансии на одного человека. Правда, есть сельскохозяйственные районы, где и того нет. То есть на одну вакансию претендуют четверо или даже пятеро безработных граждан.

Евгения Назарец: Избыток вакансий по отношению к тем, кто претендует на работу, связан с тем, что работа, которая предлагается, и те кадры, которые нужны предприятиям... эта работа не интересует тех, кто ищет работу, насколько я понимаю. То есть спрос и предложение не сходятся.

Анатолий Кудряшев: Да, здесь разные есть причины. Первая причина в том, что у нас большая часть вакансий – это для рабочих.

Евгения Назарец: Потому что Свердловская область и Екатеринбург - промышленные регионы, да?

Анатолий Кудряшев: Да, конечно. Вторая причина в том, что вакансий для женщин меньше, чем для мужчин. Кстати сказать, у нас состоит женщин на учете около 72 процентов, а вакансий для них чуть более 34 процентов. Служащих состоит на учете около 50 процентов, а вакансий для служащих чуть более 35 процентов. Вот эта диспропорция между спросом и предложением не дает нам возможности всех трудоустроить.

Евгения Назарец: Есть типично женские профессии, говоря о женской безработице, которые считаются в России типично женскими – это врач и учитель. Насколько можно слышать из разговоров, из публикаций в средствах массовой информации, и по статистике, этих рабочих мест предостаточно, но просто там, может быть, не такая уж высокая заработная плата. Что, даже при этом у женщин безработица выше, или просто образованных учителей и врачей не так уж много?

Анатолий Кудряшев: Я должен сказать, что первая причина в том, что низкая заработная плата. Скажу, что выпускники высших учебных заведений пользуются спросом на рынке труда, они востребованы. Другое дело, что те, которые выпускались и которые должны были стать, допустим, врачами, теми же учителями, они не идут на эти работы в связи с тем, что низкая заработная плата. И, соответственно, они находят себе место просто в других отраслях. Хотя они и проучились, допустим, 5-6 лет, но, тем не менее, идут на другие работы.

Евгения Назарец: Свой репортаж Ирина Мурашова начала с того, что работники Службы занятости не советуют становиться теми-то, теми-то и теми-то, потому что этих кадров избыток. Это действительно связано с тем, что существуют модные профессии, люди начинают обучаться активно, а потом их становится слишком много, а специалисты они все, в общем-то, без опыта? Или какие-то другие тому есть причины?

Анатолий Кудряшев: Наверное, и то, и другое. Правильно сказано, что бухгалтеров, экономистов сейчас больше. Это произошло на волне 90-х годов, когда требовались бухгалтеры, экономисты, и их стали, можно сказать, печатать пачками, образно говоря. И, действительно, пройдя какие-то курсы экономистов, бухгалтеров, они трудоустраивались.

В настоящее время картина несколько другая, более того, даже парадоксальная. Если у нас есть около 80 вакансий бухгалтеров, допустим, тех же экономистов, и в то же время есть вакансии на эти специальности, но мы их не можем трудоустроить. Только по той причине, что они оканчивали краткосрочные курсы бухгалтеров и экономистов, а сейчас требуется, чтобы было базовое высшее образование, опыт работы в тех же отраслях. Ведь торговля и промышленность – это несколько разная специфика. И вот этих людей, имеющих вроде как бы востребованные профессии, те же самые вакансии, мы, к сожалению, не можем трудоустроить по этой причине.

Евгения Назарец: Нашим слушателям мы предлагаем ответить на вопрос: с чего бы вы начали поиск работы, если бы вам пришлось это делать?

Итак, Анатолий Родионович, и такой еще вопрос по поводу той ситуации, которая сложилась в Екатеринбурге. Сравнивали уже с областью. А если сравнивать с соразмерными другими городами, скажем, на восток России – с Новосибирском, с Красноярском, с Омском, есть данные об этом? Наверное, все равно же какие-то совещания проводятся руководителей Служб занятости.

Анатолий Кудряшев: Не только совещания, но мы проводим и мониторинг: какова обстановка, ситуация на рынке труда в тех же городах-миллионниках – это Пермь, это Уфа, Нижний Новгород, Самара. Соответственно, мы сравниваем свои показатели, свою ситуацию на рынке труда с ситуацией в этих городах. И должен сказать, что ситуация примерно одинаковая. И уровень безработицы в городе Екатеринбурге, также по сравнению с другими городами, один из самых низких по региону. Где-то мы впереди, например, по количеству профобучения, по количеству трудоустроенных. Допустим, по трудоустроенным у нас третье место после Москвы и Санкт-Петербурга. Где-то меньше – допустим, по общественным работам. В Уфе, в Перми дела идут лучше. Так что мы отслеживаем ситуацию на рынке труда и в этих городах-миллионниках.

Евгения Назарец: Есть ли профессии или специальности, с которыми бесполезно состоять на учете в Центре занятости, не озаботившись переобучением? Я приведу, может быть, смешной пример, но тем не менее. Если прийти и заявить, что «я кинорежиссер и хочу устроиться кинорежиссером», как вы отнесетесь к таким заявлениям человека? Посоветуете ему переобучаться или нет?

Анатолий Кудряшев: Есть, конечно, такие специальности, которые действительно у нас... Я уже работают более 10 лет в Службе занятости, и я не помню случая, чтобы нам кто-то давал вакансии, допустим, управляющего банком, кинорежиссера или артиста театра, кино и так далее. Естественно, таких вакансий, к сожалению, как я уже говорил, за 10 лет практически я не видел.

Кроме того, что мы трудоустраиваем, мы еще и переобучаем. И, соответственно, за прошлый год мы переобучили более 3,5 тысяч человек на те профессии, которые сегодня востребованы на рынке труда, и почти что они все трудоустроены, более 90 процентов трудоустроились по тем специальностям, которые они получили. Кстати сказать, мы обучаем, и имеем возможность обучать по 92 профессиям по договорам с учебными заведениями города, именно по тем профессиям, которые востребованы. Мы не можем, допустим, учить на управляющего банком, потому что, как я уже говорил, эта специальность не то что не востребована, просто у нас их нет. И не обучаем на специалистов по ценным бумагам, потому что тоже вакансий нет. Мы, естественно, тратить государственные деньги не можем.

Евгения Назарец: Анатолий Родионович, только что мы говорили о том, что большинство вакансий – это рабочие профессии, а большинство излишков профессиональных, если вообще так можно выразиться по отношению к специалистам, связаны с экономикой, психологов одно время было много. Означает ли это, что из начинающего экономиста, после переобучения, делают начинающего рабочего?

Анатолий Кудряшев: Бывали у нас такие случаи, когда экономисты переучивались на другие профессии. Даже более того, допустим, на курсы продавцов шли и трудоустраивались. Скажем, для женщины старше, допустим, 40 лет уже как-то проблематично... Мужчины 45 лет – то же самое, уже ограничения по возрасту. И, соответственно, людям, которые потеряли работу, как говорится, волей неволей, приходится переобучаться на те профессии, на которые, допустим, в другое время, при других обстоятельствах, наверное, они не стали бы переобучаться.

Евгения Назарец: Анатолий Родионович, какие методы работы Службы занятости сегодня наиболее результативны? На слуху вот ярмарки вакансий, скажем.

Анатолий Кудряшев: Да, я хотел бы как раз остановиться на том, что мы проводим для граждан, для предприятий города ярмарки вакансий. Кстати, в марте месяце мы традиционно проводим ярмарки вакансий для женщин. Если в феврале в честь месячника защитника Отечества мы проводили ярмарки вакансий для военнослужащих, членов их семей, то в марте так же традиционно мы проводим мини-ярмарки для женщин. Действительно, у безработицы женское «лицо». Я уже говорил о том, что у нас состоит на учете 72 процента женщин, а вакансий у них только 34 процента. Поэтому мы используем все возможности для того, чтобы их трудоустраивать. Кстати сказать, если за прошлый год мы трудоустроили более 30 тысяч человек, то 57 процентов – это женщины. Хотя к нам обращаются по большей части мужчины. Ну, это естественно - он добытчик, кормилец, он содержит семью – это все правильно. И они обращались к нам, но они не встают на учет, а получив нашу информацию (это у нас основное направление – информированность населения), получив вакансию, они трудоустраиваются самостоятельно, не вставая у нас на учет.

Евгения Назарец: Ну уж если называется эта акция ярмаркой вакансий, то тогда расскажите об ассортименте. Каков ассортимент предлагаемых женщинам профессий?

Анатолий Кудряшев: Самый что ни на есть различный перечень вакансий, которые подойдут для женщин. На эти мини-ярмарки мы приглашаем именно тех работодателей, которые нуждаются, которые принимают наших женщин. Мы очень надеемся, что наши работодатели, имея такие полномочия, соответственно, придут к нам. И, как правило, мы работаем с ними, они наши социальные партнеры. И, соответственно, помогут нам трудоустроить наших женщин, которые состоят на учете.

Евгения Назарец: У нас есть телефонный звонок. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Это Людмила Ивановна Степанова из Москвы. Вы знаете, я все эти круги прошла в 90-х годах, на первой волне, когда все предприятия почти в Москве закрывались. И вот к чему надо готовиться тем, кто сейчас будет проходить эти круги. Если вы хотите надомную работу, значит, она малооплачиваемая, трудоемкая, а если это работа на телефоне, то телефон постоянно будет занят. А если вы хотите заработать большие деньги, то надо готовиться всегда к тяжелому труду. Но не все женщины и не все мужчины приспособлены к этому. И рабочий день всегда на этих предприятиях очень загруженный, и почти без выходных. Или если вы хотите, как по-русски говорят, клюнуть на объявления, где предлагают 500-1200 долларов, то надо приготовиться к тому, что это либо уже, конечно, забытый Гербалайф, либо Орифлейм, либо пирамиды, которые строятся, я бы сказала, на обмане народа – они же потом лопаются. Я прошла даже биржу труда специально для того, чтобы все в жизни испробовать – я всегда старалась так жить. И биржа труда мне предлагала работу, да, я действительно ездила. Что-то находилось, но все это было либо далеко от места жительства, либо просто торговля. К торговле, например, вот лично я не приспособлена. Значит, кто себя знает, тоже должен приготовиться к тому, что себя надо знать хорошо.

Евгения Назарец: Спасибо большое Людмиле Ивановне. Она дала несколько советов женщинам, которые намерены искать работу.

Анатолий Родионович, какие иллюзии имеют те, кто ищет работу? Или какие ошибки они совершают чаще всего? Вот некоторые из этих ошибок перечислила наша радиослушательница, а что по вашему опыту?

Анатолий Кудряшев: Ну, те же ошибки, на которых Людмила Ивановна остановилась, те же случаи, к сожалению, присущи и городу Екатеринбургу. Да, действительно, есть вакансии, которые предлагают очень высокие заработки, но в итоге оказывается, что это те же пирамиды, Гербалайф и тому подобное.

Людмила Ивановна не сказала, кто она по профессии. Я не знаю, соответственно, сколько вакансий в Москве на эту профессию. Но должен сказать, что у нас в городе Екатеринбурге обстановка такова, что в основном это женская безработица, я уже говорил. И, соответственно, вопрос о поиске работы стоит остро и перед мужчинами, но особенно перед женщинами. Поэтому я, как специалисты Службы занятости населения, рекомендовал бы в первую очередь обращаться, конечно, в Службу занятости. Во-первых, потому что у нас вакансий, как я уже сказал, более 13,5 тысяч, потому что мы оказываем свои услуги бесплатно, и мы переобучаем, проводим профориентационные программы для тех, кто ищет работу. Но, тем не менее, я бы посоветовал искать работу и по другим направлениям – те же самые объявления в газете, те же самые объявления по телевидению, через знакомых и так далее, то есть использовать все методы и возможности для поиска работы. Но опять же нужно быть внимательным, особенно к таким объявлениям нужно очень критически относиться.

Евгения Назарец: У нас есть еще один телефонный звонок. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Это Петр Алексеевич из Екатеринбурга. Надо каждого выпускника с удостоверением и дипломами проверять по госстандарту после выпуска, и данное учебное заведение, видимо, штрафовать или лишать лицензии, потому что выпускают без знаний совершенно. А этот выпускник получил корочки, и у него ожидание, что он найдет работу соответствующую, а знаний-то нет. То есть надо качество образования проверять.

Евгения Назарец: Петр Алексеевич увидел еще одну сторону проблемы занятости – низкая квалификация молодых специалистов. Это действительно так? Бывает так, что вы устроите молодого специалиста, а от него потом отказывается предприятие, которое дало вакансию?

Анатолий Кудряшев: Ну, Петр Алексеевич затронул такую тему, которая как бы не очень свойственна Службе занятости. Но, тем не менее, не то что поспорить...

Евгения Назарец: То есть Служба занятости не дает гарантий качества специалистов?

Анатолий Кудряшев: Мы являемся посредническим звеном между населением и работодателем. И то, что учебное заведение выпускает неподготовленного специалиста, это, конечно, вина учебного заведения. Но, тем не менее, статистика наша показывает, что наши выпускники высших и средних учебных заведений пользуются спросом. За прошлый год обратились более 2,5 тысяч выпускников, из них выпускников высших учебных заведений около 500 человек. А если выпускается более 10 тысяч человек, а обращается менее 1 процента, то согласитесь со мной, значит, что эти выпускники сами трудоустроились, и, соответственно, они востребованы у наших работодателей. А вот то, что бывают случаи плохой подготовки студентов, да, это вина, конечно, учебных заведений, тут спорить бесполезно.

Евгения Назарец: Анатолий Родионович, занимается ли Служба занятости любого региона, не важно, или это Екатеринбург, или другой город, или другая область, размещением вакансий из других регионов, и, наоборот, обмениваются ли базой данных о претендентах на работу с другими регионами? То есть можно ли устроиться, живя в Екатеринбурге и имея такую готовность, например, на работу в Пермь?

Анатолий Кудряшев: Да, мы участвуем в составлении российского банка вакансий. Соответственно, наши вакансии представляем в департамент уже общероссийский, банк вакансий. Формируем банк вакансий с предоставлением жилья в городе. У нас более 200 специальностей, на которые работодатели берут даже без прописки, предоставляя жилье. Ну, жилье, конечно, только в общежитии. Более того, мы работаем с организациями, которые находятся на Севере, в других регионах, например, вахтовым методом. Соответственно, помогаем нашим предприятиям, которые испытывают потребность в работниках, особенно в высококвалифицированных работниках, и, соответственно, подыскиваем для них наших безработных.

Евгения Назарец: И предоставим слово нашему радиослушателю. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Я бы хотела сказать и по своему опыту, и по опыту людей, которые потеряли работу и которые закончили вузы, то есть разных возрастов. Начинать надо все с взятки. Знакомства мало сейчас одного. Знакомство и взятка – вот и все.

Евгения Назарец: Взятка, вы имеете в виду, какой-то подарок сделать приятный или это обязательно какая-то большая сумма денег?

Слушатель: Это большая сумма денег. У меня был такой пример. У врача-педиатра сын и дочка закончили медицинский. Когда старший сын окончил, были места, но ему сказали, что мест нет. Но поскольку у него и имя, и при произнесении его фамилии, в общем-то, люди уважительно говорили, тогда было проще. То есть сын стал маммологом. А когда окончила дочка (она, по-моему, пятью или семью годами моложе), то есть сейчас как бы уже не устроиться. И вы знаете, когда он пришел к своему знакомому, которого он когда-то, в свое время принял к себе на работу, и он его попросил: «Помоги. Потому что, в общем, я уже инвалид. Помоги дочку устроить», - он ему назвал такую цифру, что тот вышел и получил через несколько часов удар, и стал инвалидом. А потом, позже умер.

Евгения Назарец: Очень трагичная история. Очевидно, позвонившая нам слушательница так же имеет исключительно негативные наблюдения и свой жизненный опыт по поводу поиска работы.

В связи с этим мне хотелось бы задать вопрос. Анатолий Родионович, скажите, пожалуйста, существует ли проблема, на ваш взгляд... может быть, конечно, Служба занятости напрямую и не имеет такой статистики, но наверняка вы имеете такой жизненный опыт, имеет ли место действительно такой способ попадания на престижные места, на которые попасть выгодно, потому что потом большая заработная плата, потому что это соответствует образованию? Как вы думаете?

Анатолий Кудряшев: Ну, слушательница поведала очень грустную историю. Я не знаю, наверное, есть такие случи, если она говорит. Я не думаю, что она взяла это с потолка. И бывают, наверное, вакансии, на которые трудно трудоустроиться, престижные, высокооплачиваемые. Но должен сказать, что такие вакансии вряд ли нам попадут в Службу занятости. А уж тем более взятки специалисты Службы занятости не берут, а точнее сказать, не дают. Потому что мы работаем бесплатно. Более того, это входит в нашу задачу – тем, кто состоят у нас на учете, мы выплачиваем пособия. Вот с 1 января в соответствии с новой редакцией федерального закона максимальный размер пособия увеличился на 20 процентов, и сегодня он составляет 3312 рублей. Конечно, деньги не очень большие, но, тем не менее, достаточные для того, чтобы поддержать во время поиска работы.

Ну а использовать опять же методы разные, об этом я уже говорил, ну, не знаю, могу ли я сказать, что трудоустраиваться с помощью взятки – это тоже хорошо, но, тем не менее, наверное, все методы хороши для достижения цели. Хотя я бы, конечно, не рекомендовал давать взятки, а потом еще вдруг обманут и тому подобное. Нужно, наверное, использовать все реальные и легитимные методы поиска работы. И опять же, я повторяю, обратиться в Службу занятости.

Евгения Назарец: Сейчас существует не только государственная Служба занятости, но довольно успешно развиваются рекрутинговые агентства, кадровые агентства и частные службы или ведомственные Службы занятости. Как вы относитесь к их работе? Являются ли они вашими конкурентами? Как вы полагаете, не потеряет ли со временем значение государственная Служба занятости?

Анатолий Кудряшев: Все эти организации, которые занимаются трудоустройством, они являются нашими социальными партнерами. Особенно это касается рекрутинговых агентств. Это агентства, которые подыскивают для предприятий высококвалифицированных, подчеркиваю, специалистов. Потому что, конечно, высококвалифицированных специалистов найти труднее. Они заключают договор с этим предприятием, находят, и, соответственно, за то, что они нашли, они получают вознаграждение со стороны предприятия. Это наши социальные партнеры.

Есть кадровые агентства. Я не хочу про них плохо говорить, но, тем не менее, вот эти кадровые агентства, которые берут вознаграждение с гражданина. И я бы не сказал, что это наши основные социальные партнеры. Хотя мы и контактируем, и работаем с ними. К сожалению, многие из них берут вознаграждение, мягко говоря, за рыбу второй свежести, или даже за информацию, которая не соответствует действительности, и просто-напросто, образно говоря, «кидают» этого человека. То есть он остается ни с чем. Он походил, заплатил деньги, казалось бы, не очень большие, но тем не менее... Посчитайте, сколько к ним обратятся, и с каждого по нитке... Есть такие кадровые агентства, в которые я бы, например, не посоветовал обращаться. Точнее, может быть, и можно обратиться, но быть очень внимательным. Надо посмотреть на договор. Если в договоре значится только предоставление информации, то это уже явный признак того, что это действительно недобросовестное кадровое агентство. И если вы туда пришли, и там находится, допустим, девчушка, один охранник, без всякого компьютера и так далее, ну, явно это тоже фирма-однодневка, которая просто возьмет деньги, а потом исчезнет.

Евгения Назарец: Известно всем, проживающим в Свердловской области, что среднеуральский рынок труда очень емкий, из-за этого сюда и большое количество трудовых мигрантов устремляются. В связи с этим, я думаю, многим из наших слушателей, кто готов путешествовать в поисках работы, будет полезно знать какой-нибудь телефон, по которому можно было бы обратиться. Вы готовы его назвать сейчас?

Анатолий Кудряшев: Да, конечно. Я бы назвал даже несколько телефонов, но остановлюсь на двух. Это – 350-66-09 и 350-66-06. Кроме того, в марте месяце у нас уже будет полностью функционировать вэб-портал свердловский «Роструд», и, соответственно, там те, кто имеют возможность войти в интернет, могут уже подыскать себе работу, не выходя, как говорится, из дома.

Евгения Назарец: Анатолий Родионович, и последний вопрос в качестве подведения итогов. Какие прогнозы вы строите на 2005 год? Что-то новое появится в деятельности Службы занятости, или какие-то перспективы у тех, кто ищет работу, дополнительные?

Анатолий Кудряшев: Ну, при непрогнозируемых действиях нашего правительства, нашей власти это трудно сказать. Представляете, нас кидает то в одну, то в другую сторону. Во всяком случае, должен сказать, что 2005 год будет не самым трудным, наверное, для граждан, я имею в виду ситуацию на рынке труда. И мы прогнозируем, что ситуация не изменится в худшую сторону.

Евгения Назарец: Спасибо.

Я напомню, что мы обсуждали закономерности, которые будут характерны для рынка труда крупных городов в ближайший месяц, и были характерны до сих пор.

XS
SM
MD
LG