Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Перспективы изменения налога на добавленную стоимость в России


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Сергей Сенинский.

Кирилл Кобрин: Как может измениться в России налог на добавленную стоимость? Премьер-министр страны Михаил Фрадков недавно предложил Министерству финансов снизить его ставку с нынешних 18 сразу до 13 процентов. Вчера министр финансов фактически ответил отказом. На завтра в Москве запланировано очередное заседание совета по предпринимательству при правительстве России, на котором возможные изменения НДС почти наверняка окажутся в центре дискуссии. Тему продолжит мой коллега Сергей Сенинский.

Сергей Сенинский: Дискуссии о том, как будет реформироваться в России налог на добавленную стоимость, велись почти два года. Их суть - сохранять ли две ставки, как сегодня - 18 процентов базовая и 10 процентов льготная, или ввести единую ставку. К началу 2005 года, казалось, правительство определилось.

- Ни в Минфине, ни в правительстве дискуссий уже нет. Выбран курс на унификацию ставки с 2006 года. Уровень, на котором эта ставка должна быть установлена, запланирована в размере 16 процентов. Аргументы против, конечно же, есть. Они сводятся к тому, что произойдет рост цен на медикаменты, некоторые виды продовольствия и товары для детей. Однако эти цены определяются не столько налогом на добавленную стоимость, сколько рынком.

Сергей Сенинский: С тех пор прошло два месяца. И вот новые предложения. Почему они вызывают столько споров? Во-первых, НДС платят по сути все - и бизнес, и конечные потребители. Во-вторых, после снижения ставки единого социального налога, именно НДС вновь стал главным источником поступлений в российский бюджет. Потому опасения Министерства финансов, отвечающего за его выполнение, по крайней мере, понятны. Также понятны вроде и предложения снизить этот налог для стимулирования экономической активности. В последние годы уже были снижены и подоходный налог, и налог на прибыль, а теперь единый социальный налог.

Наш первый собеседник - главный экономист инвестиционной компании "Тройка Диалог" Евгений Гавриленков.

Евгений Гавриленков: Я думаю, что попытка снижения НДС до 13 процентов это, в первую очередь, инициатива премьер-министра, который хотел бы, чтобы экономика росла устойчиво - более 7 процентов. Но я не уверен, что одна эта мера может позволить решить эту задачу. В принципе, в данном случае при низкой ставке НДС очень велики риски. НДС по-прежнему является основным налогом для федерального бюджета. Снижение НДС до 13 процентов еще более существенно повысит зависимость российского бюджета от внешней конъюнктуры, от нефтяных цен. Это очень рискованно.

Сергей Сенинский: Продолжает главный экономист "Альфа-Банка" Наталья Орлова.

Наталья Орлова: Мне кажется, что эти новые дискуссии связаны с тем, что любые налоговые снижения налоговой реформы, они предусматривают некое увеличение собираемости налогов, то есть бюджет никогда не сокращает ставку налога просто так. Он всегда в ответ ожидает, что бизнес выйдет из тени и начнет платить больше, таким образом, доходы бюджета упадут не сильно. Поэтому в текущих условиях для того, чтобы сохранить бюджетные доход, целесообразно снижать ставки более радикально, но соответственно это и к НДС имеет отношение.

Сергей Сенинский: Одно из наиболее радикальных предложений последних дней от Экспертного управления администрации президента - вообще отменить в России налог на добавленную стоимость и заменить его налогом с продаж. В мире существуют обе системы, но либо один налог, либо другой. В России эти два налога еще недавно сосуществовали, кстати, как в Канаде, но это чуть ли не единственное исключение. Впрочем, в России налог с продаж два года как отменили.

Наталья Орлова: Я, если честно, была удивлена этим предложением. Видимо, они говорят о том, что бюджет испытывает большие трудности с прогнозированием налоговых доходов после сокращения НДС. Эта мера очень радикальная, она очень положительная для бизнеса, но фактически таким образом они говорят о том, что незначительные изменения налоговой системы для бюджета будут более гибельны, чем какие-то радикальные.

Евгений Гавриленков: Эта идея высказана как очень предварительная. Вообще к ней отношение очень настороженное. Я к ней отношусь достаточно отрицательно. Причина здесь именно в том, что российская экономика пока не готова к такому шагу.

Сергей Сенинский: Но, скажем, в США в отличие от Европы, вообще нет налога на добавленную стоимость. Там его заменяет налог с продаж.

Евгений Гавриленков: США наиболее показательный пример. Но надо понимать, что там доля конечного потребления домашних хозяйств, доля потребления населения ВВП она очень велика - порядка 75-80 процентов. Это означает, что очень широкая налогооблагаемая база.

Сергей Сенинский: В Европе намного меньше?

Евгений Гавриленков: Европейская модель. Здесь показательны скандинавские страны. Там доля конечного потребления населения домашнего хозяйства менее 50 процентов, то есть гораздо более узкая налогооблагаемая база. Понятно, что на европейском континенте более приемлема модель, где налогоплательщиком является не только население этого налога, но и бизнес. Поэтому НДС позволяет расширить налогооблагаемую базу.

Сергей Сенинский: А сколько в России?

Евгений Гавриленков: В России ситуация пока такова, что в доле потребления составляет менее 50 процентов доля потребления населения. Если мы уберем из состава плательщиков данного косвенного налога сектор предприятий, получится, что мы резко сужаем налогооблагаемую базу. Это очень рискованно.

Сергей Сенинский: А если все-таки допустить хотя бы чисто теоретически, что НДС отменят, а вместо него вновь будет введен налог с продаж? Для конечного потребителя, если иметь в виду, разумеется, лишь сам механизм уплаты налога, а не его ставки и соответствующие изменения розничных цен, в принципе, мало что меняется - как в одном случае он платит за все, так и в другом. А вот что меняется для бизнеса, для компаний, работающих в России?

Наталья Орлова: Первое соображение связано с тем, что, конечно, налог с продаж по сравнению с НДС гораздо более простой, в смысле его уплаты. Фактически это очень серьезное упрощение бумажного оборота при оформлении разных сделок. С другой стороны, конечно, от налога с продаж гораздо проще уходить. Можно предположить, что при замене НДС на налог с продаж, может кардинальным образом увеличиться число каких-то таких полулегальных или серых схем для ухода от налогообложения.

Сергей Сенинский: На четверг 3 марта запланировано очередное заседание совета по предпринимательству при правительстве России. Свое мнение о планах изменения НДС выскажут представители и крупного, и среднего, и малого бизнеса.

XS
SM
MD
LG