Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В своей речи Путин коснулся сразу нескольких важнейших для страны экономических проблем


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Сергей Сенинский.

Кирилл Кобрин: Главная российская тема сегодняшнего дня - традиционное ежегодное выступление президента России Владимира Путина перед Федеральным собранием.

В своей речи Путин коснулся сразу нескольких важнейших для страны экономических проблем.

Сергей Сенинский: По мнению президента, зарплаты работников бюджетной сферы в России должны в ближайшие три года вырасти, как минимум в 1,5 раза, причем в реальном выражении, то есть с учетом инфляции. Но возникает вопрос, что в этом случае будет с самой инфляцией, насколько ускорится рост цен. Говорит главный экономист "Альфа-банка" Наталья Орлова.

Наталья Орлова: В любом случае увеличение бюджетных расходов на такие социальные нужды, безусловно, приводит к более высокой инфляции. Мне кажется, что, в общем-то, опыт всех стран показывает, что увеличение реальной зарплаты бюджетников, как правило, краткосрочно возможно, но долгосрочно, понятно, что рост зарплаты и рост инфляции, если не происходит кардинального улучшения бизнес-климата, они сравниваются. Поэтому потенциально в 1,5 раза увеличить реально зарплату можно, например, в 2008 году, но это значит, что в 2009 будет более высокая инфляция. Поэтому, в принципе, всегда рост цен в последующем догонит рост зарплаты.

Сергей Сенинский: Следует ли, на ваш взгляд, понимать эти планы, если они станут реальностью, так, что претворять их в жизнь правительство будет за счет средств Стабилизационного фонда, формируемого поступлениями от экспорта нефти?

Наталья Орлова: Вопрос по Стабилизационному фонду как бы немножко противоречивый, потому что, с одной стороны, можно просто предположить, что будут увеличены расходы бюджета, то есть сократится бюджетный профицит, автоматически сократятся поступления в Стабилизационный фонд. Поэтому в какой-то степени любое увеличение расходов - это есть залезание в карман Стабилизационного фонда. С другой стороны, может быть просто принято решение не накапливать Стабфонд такими быстрыми темпами, а пускать его на текущие расходы. Но я думаю, что наиболее очевидный источник финансирования дополнительных зарплат - это, конечно, дополнительные поступления в бюджет. Например, 13-процентный налог, который будет взиматься с легализуемых капиталов, может стать источником финансирования социальных платежей бюджета.

Сергей Сенинский: Это еще одно предложение президента Путина - легализовать накопленные за рубежом российские капиталы. По его словам, достаточно уплатить с них 13 процентов подоходного налога и разместить на счетах в российских банках.

Наталья Орлова: Я думаю, что налоговая амнистия, действительно, очень хорошее предложение. Потому что, действительно, это возможность, так же, как и пересмотр сокращения сроков по этим приватизационным разбирательствам, это такой же метод, как то упрощение легализации полученных доходов в прошлом. Здесь я единственное оговорюсь, мне кажется, что общее заявление, оно, безусловно, положительное, которое прозвучало в выступлении. Но, с другой стороны, нужно понимать, что там очень много деталей должно быть продумано. Потому что, во-первых, легализация - это всегда укрепление национальной валюты, если капиталы приходят. Значит, это проблема для национального банка - Центрального банка. Это проблема для всех компаний, потому что происходит потеря конкурентоспособности.

Сергей Сенинский: О каких примерно суммах может идти речь?

Наталья Орлова: За рубежом лежит примерно около 300 миллиардов долларов. Предположим, что четверть возвращается, это 75 миллиардов. То есть 75 миллиардов, с них бюджет может получить где-то порядка 10 миллиардов, кстати, для бюджета очень большие суммы. Но и с точки зрения укрепления рубля это тоже очень большой эффект будет иметь.

Сергей Сенинский: 300 миллиардов долларов - это экспертные оценки?

Наталья Орлова: 300 миллиардов долларов - это оценки тех российских капиталов, которые вывезены, начиная с 1992 года, то есть за весь переходный период в России, за все эти годы.

Сергей Сенинский: Президент говорил также о том, что считает нежелательным контроль иностранного капитала над некоторыми предприятиями в инфраструктурных монополиях, а также над крупнейшими месторождениями. Но, скажем, "Газпром" следует полностью относить к инфраструктурной монополии или только его газотранспортную составляющую. Аналитик компании "Раймон энд Гор" Дмитрий Царегородцев.

Дмитрий Царегородцев: Надо сказать, что раньше, примерно полгода назад, президент довольно определенно заявил, что не считает целесообразным реструктуризацию "Газпрома" по той модели, которая предлагалась ранее Министерством экономического развития. То есть он не считает правильным разделение "Газпрома" на добычную и транспортирующую составляющие. Стало быть, труба останется в "Газпроме" достаточно надолго, если не навсегда, и до тех пор, пока трубопроводная часть от "Газпрома" неотделима, вся компания в целом может считаться стратегической инфраструктурной монополией. Тем более что она и по добывающей своей части тоже фактически газовая монополия. Независимые производители обеспечивают меньше пятой части от всей добычи, и это положение вещей не изменится в ближайшие 5-7 лет.

Сергей Сенинский: Если иностранных инвесторов допустят лишь к относительно небольшим месторождениям в России нефти, газа или меди, сохранится ли у них сам интерес?

Дмитрий Царегородцев: Во-первых, у нашего государства фобии в отношении иностранных инвестиций есть два оттенка. Первое - это боязнь того, что контроль иностранцев над крупными сырьевыми ресурсами поставит под удар безопасность страны, в ситуацию военного времени. Вторая серьезная фобия, которая есть у государства, связана с трудовыми ресурсами. Это как раз обуславливает такую старательную блокаду приходу иностранных инвестиций из Китая. Конкретно китайцам затрудняют вход в нефтяной сектор, потому что боятся, что на крупных месторождениях фактически возникнут китайские поселения, как это, чего уж греха таить, произошло в Чили на медных месторождениях.

Сергей Сенинский: Но, тем не менее, иностранных инвесторов, похоже, это не останавливает. Стало быть, средние компании тоже интересны.

Дмитрий Царегородцев: Все крупные инвестиции последних лет, за исключением двух громких сделок, это "ТНК-Би-Пи" и "Конако-Лукойл", были произведены с компаниями, которые либо были выстроены с нуля на основе маленьких, средних и малых месторождений, либо просто представляли собой учреждение новых компаний, которые начали покупать опять же небольшие месторождения. Можно привести два примера: это желание, по крайней мере, еще по нереализованное, "Тотель" купить 25 процентов в "Новотэке". А "Новотэк" - это компания, которая была создана с нуля по кусочкам, из небольших объектов, из небольших месторождений. Второй пример - это приход американской компании "Амерадо гесс", которая фактически подрядила бывшего руководителя ЮКОСа Кукеса для того, чтобы создать с нуля небольшую пока еще по размерам добычную компанию в Самаре. Поэтому эти два примера наглядно показывают, что у иностранцев интерес есть, они будут его реализовывать, невзирая на размеры объекта.

XS
SM
MD
LG