Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Для некоторых в обозримом будущем Россия останется желанным партнёром"


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода в Нью-Йорке Ян Рунов.

Андрей Шарый: Ни обвинения в адрес Кремля в растущем авторитаризме и отходе от демократии, ни суд над Ходорковским и разгром «ЮКОСа», ни война в Чечне, ни проявления имперского сознания по отношению к странам ближнего зарубежья России - всё это не заставит западных, в частности, американских инвесторов отвернуться от России. Так считает американский журнал «Тайм», опубликовавший любопытную статью на эту тему в одном из своих последних номеров.

Ян Рунов: Американские политологи не раз говорили о том, что судьба «ЮКОСа» и Ходорковского создали климат недоверия западных инвесторов к России, что западные инвестиции в российскую экономику уменьшаются. Однако экономисты говорят обратное: Россия с её природными ресурсами остаётся привлекательной для западных бизнесменов несмотря на политику. Кто больше прав - политологи или экономисты?

Со-директор Центра российских и евразийских исследований при Гарвардском университете профессор Маршалл Голдман считает, что в чём-то правы одни, в чём-то другие, но ближе к истине, пожалуй, экономисты.

Маршалл Голдман: Вся штука в том, что для некоторых в обозримом будущем Россия останется желанным партнёром. У тех, кто занимается нефтью и другими энергетическими ресурсами, выбор невелик, и для них Россия ещё долго будет источником пополнения нефтяных резервов разных стран, тем более что у России остаются ещё неразведанные или неразработанные месторождения. Для тех, кто удовлетворяет спрос разных слоёв населения России, в том числе богатых, сделавших состояние на той же нефти, то есть для таких компаний как «Айкия», «МакДоналд», «Джилетт» и другие ориентированные на потребительский рынок, многонаселённая Россия тоже остаётся привлекательной. Кого действительно может потерять Россия - это третью категорию - промышленников. Их риск потерять деньги и время в России слишком велик, потому что строительство новых или реконструкция старых заводов, налаживание производства на уровне мировых стандартов - процесс долгий, требующий больших капиталовложений. Это имеет смысл только в случае политической стабильности и предсказуемости. Этого Россия дать не может. Поэтому Россия не для них.

Ян Рунов: А что вы можете сказать о четвёртой категории - политиков?

Маршалл Голдман: Будут люди, будут правительства, готовые сотрудничать с Россией при всех её зигзагах. Это прежде всего правительства, считающие, что через экономическое сотрудничество можно создавать более благоприятную политическую обстановку. Например, для республиканской администрации и лично президента Джорджа Буша важно демонстрировать хорошие отношения с президентом Путиным и развивать взаимовыгодные экономические связи, которые влекут за собой и политическую гибкость, делают экономически невыгодной конфронтацию. Тут надо обратить внимание на ещё одну, пятую категорию инвесторов, на этот раз я имею ввиду богатых россиян, инвестирующих капитал за границей, в частности в США. «Лукойл» купил «Гетти Ойл» в США. Там, где недавно стояли заправочные станции под названием «Гетти», теперь вывеска другая: «Лукойл». Или потанинская «Интеррос» приобрела американскую «Стилуотер Майнинг», которая является единственным в США производителем палладия и платины. Российская «Северсталь» скупает американские сталелитейные компании. Для нас это нормально: наши компании переходят в руки англичан, немцев, французов. Если россияне хотят вкладывать деньги в американскую экономику - пусть вкладывают. Это ещё один феномен, от которого выигрывают и Соединенные Штаты. Возможно, российские инвесторы учитывают историю Ходорковского и хотят разбросать свои капиталы за границей, дабы ослабить свою зависимость от капиталов и имущества, остающихся в России. Они не хотят стать следующими ходорковскими, им нужны источники дохода на случай, если придётся бежать, или на случай, когда они выйдут из тюрьмы.

XS
SM
MD
LG