Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Проблемы среднего и малого предпринимательства, связанные с уязвимостью перед разного рода рисками и страховые пути их решений


Программу ведет Ольга Писпанен. Принимает участие член совета Санкт-Петербургского отделения общественной организации малого и среднего предпринимательства "Опора России" Александр Мишин.

Ольга Писпанен: Сегодня у нас в студии член совета Санкт-Петербургского отделения общественной организации малого и среднего предпринимательства "Опора России" Александр Мишин. Вначале давайте послушаем репортаж на тему, которую будем сегодня обсуждать в прямом эфире Радио Свобода.

В петербургском информационном агентстве "Росбалт" состоялся "круглый стол" "Большие риски малого бизнеса", на котором обсуждались проблемы среднего и малого предпринимательства, связанные с уязвимостью перед разного рода рисками и страховые пути их решений.

Татьяна Вольтская: Прежде всего участники разговора отметили, что в России нет четкого определения, что такое малый бизнес. Если в Европе это, по существу, семейное предприятие, где могут быть заняты 2-3 наемных работника, то в России в эту графу попадают структуры, где работают и 100, и 200 человек. Но и крошечный ларек, и солидное производство сталкиваются с одними и теми же опасностями - пожары, кражи, потери груза из-за аварий или разбойного нападения, с несчастными случаями, нечестными методами конкурентной борьбы, невыплатой кредита и так далее. В принципе во всем мире защита от таких вещей - это страховка. Но почти все участники "круглого стола" утверждали, что в Петербурге комитет по управлению городским имуществом, сдающий в аренду помещения, навязывает предпринимателям единственную компанию - "Росгосстрах". Говорит президент Торгово-промышленной палаты Ленинградской области Рашид Исмагилов...

Рашид Исмагилов: Если бы КУГИ обозначило список из 10-20 компаний, которые, по ее мнению, отвечают требованиям, все бы было прозрачно, понятно. Когда одна компания, практически навязанная в безапелляционном порядке, значит, ни о каком цивилизованном рынке страховых услуг речь не идет.

Татьяна Вольтская: Кроме того, бизнесмены уверены, что опасности пожаров и грабежей меркнут по сравнению с другой, главной опасностью.

Рашид Исмагилов: Главная опасность для бизнеса вообще в России исходит от нашего неэффективного государства на всех уровнях. Опасность, которая исходит от судебных органов сегодня, такая, которую я могу назвать просто катастрофической. Крупная компания еще в состоянии, допустим, отстаивать свои интересы в суде, хотя процессы длятся годами, и защитить себя малый бизнес в суде практически не способен, это невозможно делать, это факт. Говорить о каких-то серьезных подвижках судебной системы в сторону малого бизнеса не приходится. Второе, законодательные акты федерального, региональных уровней, теперь муниципальных, не проходят в массе своей экспертизу на предмет безопасности для малого и среднего бизнеса.

Татьяна Вольтская: Специалисты считают, что из-за бесконечных реформ и изменений законодательства в России риски малого бизнеса, связанные с административным давлением, все возрастают. А что касается страховых услуг, то прозвучало такое предложение: почему бы в их перечень не включить страхование от незаконного ареста грузов правоохранительными органами по месту его прибытия?

Ольга Писпанен: Александр Александрович, о каком рынке страховых услуг может идти речь, если в принципе был объявлен конкурс на кредитование малого бизнеса, но была подана только одна заявка. Именно со "Сбербанком", с северо-западным отделением, как раз и будет подписано это соглашение. Как вы думаете, почему банки не спешат помогать малому и среднему бизнесу?

Александр Мишин: Банки - это прежде всего коммерческие структуры, и им в принципе неинтересно заниматься с малым бизнесом. То, что пробовали члены нашей организации взять кредиты, разговор начинается от миллиона долларов, меньше разговаривать не хотят. А малый бизнес - это не миллионы долларов, это несколько десятков тысяч и под умеренный процент. Этого нет.

Ольга Писпанен: Григорий Явлинский буквально на днях заявил, что отсутствие малого и среднего бизнеса, нормально развивающегося в России, это яркий пример отсутствия демократии.

Александр Мишин: В официальной печати, особенно в нашем городе, мне вспоминаются передовицы газеты "Правда" советских времен, постоянно говорится о заботе о малом бизнесе. Практическая деятельность осуществляется с точностью наоборот. Все усиливается давление, принимаются законы, которые призваны вытеснить с рынка малый бизнес в угоду крупным сетевым компаниям и особенно олигархическим компаниям.

Ольга Писпанен: Но и губернатор не раз заявлял, и президент страны не раз говорил, что поможем, занятие малым бизнесом приравнивается к линии фронта практически: это невозможно, опасно и так далее. Почему же так ничего и не делается? Или это все просто пустые слова и никому в этой стране не нужен малый бизнес, кроме самих несчастных бизнесменов, пытающихся хоть как-то заработать копеечку?

Александр Мишин: Дело в том, что реальной заботы о малом бизнесе у нас в городе, по крайней мере, я не вижу. После того, как бывает какое-то обращение президента на тему малого бизнеса, тут же следует заявление нашего губернатора о том, что мы всячески будем поддерживать малый бизнеса, какие-то карательные акции на время прекращаются, а потом все идет своим чередом.

Ольга Писпанен: Карательная акция - вы имеете в виду ту недавнюю нашумевшую историю с ликвидацией ларьков?

Александр Мишин: Совершенно верно, часть ларьков была ликвидирована, причем использовались недозволенные, неправовые методы решения этой проблемы. Ну, а сейчас, по последним данным, издано распоряжение, что с 1 июля будет очередная кампания по сносу ларьков.

Ольга Писпанен: То есть просто их будут сносить без каких-либо объяснений. А какие-то акции протеста, коллективные заявления, письма, обращения помогут, не помогут, как вы считаете? Может, как-то отсрочат?

Александр Мишин: Очевидно, акции протеста могут помочь в этом плане, но я не знаю, насколько это сейчас реально, поскольку сейчас летнее время и собирать предпринимателей достаточно сложно. Но дело в том, что у представителей ларьков на остановках, в остановочных павильонах, своя организация, они действуют самостоятельно. И какие они меры хотят предпринять, я не слишком посвящен в подробности.

Ольга Писпанен: После вчерашней пресс-конференции в "Росбалте" выпустили сообщение о том, что администрация Петербурга таки подпишет соглашение с Северо-Западным банком Сбербанка о кредитовании малого бизнес. Как вы считаете, это хоть что-то даст? Ну, хоть один банк будет этим заниматься.

Александр Мишин: Если говорить хоть что-то, что, очевидно, хоть что-то, может быть, когда-нибудь и будет. Дело в том, что эта программа с финансированием 25 миллионов из 50, отпущенных на развитие малого бизнеса в этом году, она была широко продекларирована в начале года. Начинается июль, еще ни копейки из этих средств не выдано. Оказывается даже, еще и соглашение не подписано. Для сравнения могу сказать, что Ленинградская область с бюджетом 30 миллиардов рублей по сравнению с нашими 105, у нас в Санкт-Петербурге отпущено на развитие малого бизнеса 50, а в Ленинградской области - 180 миллионов рублей.

Ольга Писпанен: Почему?

Александр Мишин: А потому что там больше думают о малом бизнесе.

Ольга Писпанен: То есть все-таки все зависит от местных органов?

Александр Мишин: Совершенно верно.

Ольга Писпанен: Но как-то, может быть, тогда поучиться взаимодействовать?

Александр Мишин: Но у нас учиться-то не сильно любят, особенно если чиновник пришел с федерального уровня, зачем ему учиться, он и так все знает.

Ольга Писпанен: То есть вы считаете, что это реальная концепция по уничтожению малого и среднего бизнеса? Ну, говорим в отдельно взятом регионе, в Петербурге, например.

Александр Мишин: То, что вчера прозвучало на втором круглом столе, который был с 15 часов, по проблемам малого бизнеса, это проблема не чисто петербургская. И в других регионах такие проблемы существуют. Например, в Кировской области было принято такое же почти решение, как у нас, продажа недвижимости, принадлежащей городу вместе с крепостными крестьянами, что называется. То есть все объекты недвижимости, находящиеся в собственности Санкт-Петербурга, стоимостью ниже 30 у.е. за квадратный метр в год планируется выставить на торги, независимо от сроков аренды, то есть вместе с арендаторами. Если в Кирове акции протеста возымели действие, то в Санкт-Петербурге это позиция городского КУГИ, который запланировал продать 25-30% этой недвижимости, это все пригороды и спальные районы, вместе с арендаторами. Что будет дальше с людьми, которые вложили большие деньги в благоустройство всяких подвалов и запущенных помещений, создав предприятия торговли и общественного питания, неизвестно, это будет зависеть от воли нового владельца.

Слушатель: Когда я слышу разговоры о системе, о том, что не только у нас проблемы, а еще где-то, и в Кировске, и в других регионах, я всегда задаю вопрос: не соотносите ли вы это с тем, что у нас проблемы эти заложены в наших конституционных основах?

Александр Мишин: Мне кажется, что в Конституции как раз эти основы на подавление малого бизнеса не заложены. Там вполне нормальные статьи прописаны, которые, если их соблюдать, защищают права человека и гражданина.

Ольга Писпанен: То есть в принципе это просто вольная трактовка местных органов власти?

Александр Мишин: Совершенно верно. У нас с вольными трактовками вообще все очень хорошо. И чем ниже уровень, тем вольнее трактовки по выполнению указаний вышестоящего начальства.

Ольга Писпанен: Почему банки так неохотно идут на кредитование? Если им будут предложены какие-то выгодные налоговые поблажки, хоть что-то? Как-то это делается на Западе. Там же кредитуется малый бизнес?

Александр Мишин: На Западе малый бизнес кредитуется, причем беспроцентные кредиты, предоставляется имущество в лизинг. У нас этого ничего нет. А банкам в принципе неинтересно, потому что это маленькие суммы. Даже разрекламированные банки, например, банк "КМБ" в принципе реально дает под 26% годовых, это достаточно большая сумма платежей, чтобы малый бизнес мог осилить такие кредиты.

Ольга Писпанен: Н есть большие банки, есть маленькие банки.

Александр Мишин: А большим банкам это вообще не интересно. Они с большим удовольствием кредитуют большие компании. То есть там от миллионов долларов, десятки, сотни миллионов долларов кредиты. Это им интересно. А тысячи им не интересны.

Ольга Писпанен: То есть если вы решили заняться каким-то бизнесом, у вас нет подъемных денег... Как на Западе делают? Идешь в банк, просишь кредит, обещаешь под какие-то проценты его выплачивать. То есть здесь это в принципе нереальная ситуация? Нужно где-то искать вне коммерческих структур?

Александр Мишин: На сегодняшний день, по крайней мере, в нашем городе практически это так. Потому что требуется и стопроцентный залог...

Ольга Писпанен: То есть ты должен тут же заложить свой еще не существующий бизнес?

Александр Мишин: Совершенно верно, либо квартиру, недвижимость, то, что банки принимают в качестве залога. Плюс нужно предоставить кредитную историю. Скажем, у малых предприятий, особенно начинающих свою деятельность, естественно, никакой кредитной истории нет. Второй год об этом говорится в управлении по развитию малого предпринимательства при комитете экономического развития, но воз и ныне там на сегодняшний день. То есть никакой помощи со стороны правительства города реальной нет. Все остается на уровне деклараций.

Слушатель: Светлана, Санкт-Петербург. Скажите, Александр, а как вы вместе все боретесь с коррупцией в правоохранительных органах, потому что у меня есть бизнесмен на Сенном рынке, там просто что-то страшное, там и ФСБ приходит, и просто правоохранительные органы, берут себе продукты бесплатно, пугают, устраивают какие-то немыслимые проверки. Причем когда между собой бизнесмены ругаются один на другого идет и кляузничает, платит деньги в милиции, чтобы те пришли и забрали какую-то мзду у этого невиноватого бизнесмена. Отсюда цены для нас, для потребителей сумасшедшие. А эта аренда левая, "черным налом", которая не соответствует документам, директор рынка этого берет. Вот эта вся жуткая криминальная верхушка... Я знаю только вот этот пример, но я понимаю теперь, почему у нас так все дорого. Так мне кажется, что тут самое главное то, что у вас нет защиты в лице правоохранительных органов, а наоборот, это опричники.

Александр Мишин: Дело в том, что недовольство предпринимателей, как совершенно правильно сказала Светлана, ограничивается тем, что они говорят про свои беды только у себя на рабочем месте. То есть эти кухонные разговоры, которые дальше никуда не идут, естественно, не способствуют тому, чтобы каким-то образом были защищены права предпринимателей. Если предприниматели боятся, нужно объединяться. Реально это очень трудно происходит. Скажем, были в этом году ситуации достаточно серьезные на рынке "Апраксин двор", они раза три с начала этого года повторялись. Пока были проблемы с получением товара, он был незаконно задержан представителями правоохранительных органов, да, предпринимателям что-то надо было, они обращались в том числе и к нам, они получили помощь. Но как только проблема каким-то образом решилась в первый раз, их не дозовешься. Они ходят в счастливом неведении и считают, что все у них и дальше будет хорошо. А когда в следующий раз приходят те же милиционеры и начинают незаконно конфисковывать товар, они тут же обрывают телефон и кричат: ой! Только проблема каким-то образом начала разрешаться, им опять ничего не надо. А как в таких условиях противодействовать произволу представителей власти, контролирующих структур, если предприниматели сами ничего не хотят? Те, кто обращаются к нам, мы им оказываем помощь в плане судебного решения вопросов, с налоговой инспекцией, с правоохранительными органами, с другими организациями.

Ольга Писпанен: Так что же получается, Александр Александрович? Получается заколдованный круг? В принципе малые предприниматели пытаются выбраться из этой ситуации, когда на них со всех сторон давят коррумпированные чиновники. В какой-то момент они срываются, негодование выплескивается все-таки, они пытаются как-то разобраться с этой ситуацией. Тут же, как только чуть-чуть разруливается, они обратно залезают в свой ларек и тихо дальше продолжают выплачивать абсолютно тем же самым чиновникам или, может, поменявшимся, что тоже, наверное, иногда бывает, эту мзду.

Александр Мишин: Совершенно верно. На сегодняшний день это основная массовая психология. Ко мне неоднократно обращались предприниматели и говорили, что вот, произошла какая-то проверка, на них произведен начет. Я говорю: "Значит, нужно защищать свои права в судебном порядке". "А ты случайно не знаешь, может, им дать 5 тысяч, чтобы они отвязались?" Ну вот понимаете...

Ольга Писпанен: Это же получается ментальность русская, и все, нет выхода.

Александр Мишин: Каким образом помогать такому предпринимателю?

Ольга Писпанен: Но они же не все такие?

Александр Мишин: Далеко не все.

Ольга Писпанен: Простите, тогда просто тебя разорят, выкинут на улицу. Это же не секрет, насколько коррумпирована сегодня вся структура.

Александр Мишин: Но почему-то все считают, что если меня сегодня, лично меня это не касается, то пускай других, они мои конкуренты, пусть им будет хуже. Это основная психология. Но тем не менее в связи с тем, что ситуация с малым бизнесом постоянно ухудшается и будет продолжать ухудшаться и дальше, все-таки часть предпринимателей понимает, что так дальше жить нельзя и начинают объединяться. К сожалению, этот процесс происходит очень медленно, и основная масса еще полностью серая и ни на что не способная.

Ольга Писпанен: Вы же сами говорили, что это не значит, что только сидит на стуле ровно и говорит, что меня не касается, поэтому я буду молчать, это касается каждого, потому что навряд ли есть хоть один малый бизнес, который обходит стороной все чиновники-мздоимцы. Касается постоянно, каждый месяц или каждую проверку, запланированную или незапланированную и так далее. Просто такова русская ментальность: считают, что намного легче заплатить, тут же "сунуть в лапу", чем нарываться на какие-то неприятности.

Александр Мишин: Дело в том, что у людей укоренился патологический страх нарваться на какие-то неприятности. Даже то, что мы собирали совершенно безобидные подписи в защиту законопроекта, который сейчас рассматривается в Государственной Думе, чтобы плательщики вмененки работали без кассовой техники, и то многие боялись поставить свои подписи, как бы чего не вышло.

Ольга Писпанен: Это еще с советских времен? Это еще будет галочка на твоей репутации, кто-то отметит себе, там, районное начальство и так далее.

Слушатель: Меня зовут Аркадий Григорьевич, я москвич, экономист по образованию и по роду деятельности бывшей. Я хотел бы присоединиться к господину Мишину. Действительно, менталитет нашего народа такой, что если мне сегодня ничего не надо, то и мне больше ничего не надо. По поводу банков. Банки же защищают интересы своих вкладчиков, поэтому не пробовал ли этот союз, если он реальный, создать свою кассу взаимопомощи, назову ее так, для того, чтобы именно маленькие суммы кредита, о которых говорят, выдавать из этих средств? Если этот союз реальный, если он действительно объединяет кого-то, а не является формальной какой-то надстройкой, то, возможно, он и сможет мобилизовать общие деньги по одной копеечке?

Александр Мишин: Мы, к сожалению, организация еще достаточно молодая. В планах у нас это есть. То есть в нашей петербургской структуре есть общество взаимного кредита и человек, который занимается этими проблемами. Но, к сожалению, поскольку риски очень велики, условия у нас тоже далеки от идеала.

Ольга Писпанен: Так а что же делать-то тогда?

Александр Мишин: Мы, естественно, будем работать над снижением этих процентов.

Ольга Писпанен: А вот скажите, вы хорошо знакомы с малым и средним предпринимательством, какие условия оптимальные для того, чтобы нормально развивался малый и средний бизнес?

Александр Мишин: Оптимальные в плане кредитования?

Ольга Писпанен: Да.

Александр Мишин: Процентная ставка должна быть порядка 10-12% в год, не больше, но об этом в принципе сейчас разговора нет.

Ольга Писпанен: Но об этом даже о потребительских кредитах не идет практически речь, о таких процентах, хотя они достаточно распространенные сейчас и очень многие пользуются.

Александр Мишин: Достаточно сложно создать высоко рентабельное производство с высокой прибылью, и поэтому при высоких кредитных ставках путь малому бизнесу закрыт. На всех уровнях много говорится о том, что должно помогать государство, но реальной помощи практически нет. А вообще, для этого вполне реально выделить какие-то средства из бюджета, чтобы страховать риски банков, чтобы они охотнее шли на кредитование.

Ольга Писпанен: Ну вот, 25 миллионов, пожалуйста, берите.

Александр Мишин: Ну а где они?

Слушатель: Георгий, Санкт-Петербург. Скажите, пожалуйста, у вас есть профсоюз или он отсутствует у вас?

Александр Мишин: Мы - общественная организация. Профсоюз - это одна из форм объединения. Мы общаемся, сотрудничаем с профсоюзами, они принимают участие в нашей работе, в частности, профсоюз межрегиональный "Торговое единство". С другими профсоюзами тоже у нас есть контакты. Например, с профсоюзом "Единение". Но это немножко другая структура организации, то есть в принципе, если у предпринимателей есть желание объединяться, без разницы, какая форма объединения будет - профсоюз, общественная организация, ассоциация, некоммерческое партнерство. Главное - чтобы они действовали сообща.

Ольга Писпанен: А если будет снижено налоговое бремя, это поможет развитию малого и среднего бизнеса?

Александр Мишин: Дело в том, что, конечно, но налоговая составляющая - не самая страшная.

Ольга Писпанен: Как же, наоборот все кричат: «Какие страшные налоги, как невозможно их выплачивать, приходится отдавать прибыль!»

Александр Мишин: Дело в том, что бремя на малый бизнес и рентабельность нужно рассматривать в совокупности. В значительно больше мере имеет значение рост неналоговых расходов. Это значительное увеличение арендной платы, всяких побочных платежей, я не говорю уже о взятках, все время повышают свои тарифы естественные монополии. И это считается в порядке вещей. Если взять весь расклад расходов, то налоги - это не самая большая составляющая. Значительно больше - услуги собственника, скажем, города Санкт-Петербурга за предоставление аренды и услуги естественных монополий.

Ольга Писпанен: То есть если бы была более хорошая ситуация с кредитованием, то в принципе выжили бы?

Александр Мишин: Предприниматели как-то все время пытаются выживать. Но, скажем, в связи с нарастанием негативных явлений в нашем городе, то есть все большее и большее количество отчаиваются в этой сфере деятельности... Если взять статистические данные, то четко совершенно прослеживается отсутствие роста субъектов малого предпринимательства в нашем городе, тенденция на снижение их доли в валовом региональном продукте.

Ольга Писпанен: А страхование рисков?

Александр Мишин: Я по поводу страхования вчера на "круглом столе" сказал свое замечание. Суть в том, что практически как бы это было красиво не оформлено, уровень страхования остается на сегодняшний день на уровне советских времен, то есть имущество, автомобиль, недвижимость – это, пожалуйста...

Ольга Писпанен: То есть от чиновничьего произвола все равно не застрахуют никогда. А попробуй, кстати, еще и докажи.

Александр Мишин: Вот об этом и было сказано. Но ведь никто же не говорит, что должна быть прописана статья такая, как страховка от чиновничьего произвола. Скажем, есть какие-то отдельные моменты в этом плане, которые можно и нужно страховать.

Ольга Писпанен: Позвонил слушатель, но сорвался. Он попросил ваши координаты для тех предпринимателей, которые хотели бы объединиться.

Александр Мишин: Офис у нас находится на Большом Самсоньевском проспекте, дом 60, это бизнес-центр "Рексон" недалеко от станции метро "Выборгская". Телефон 336-52-58.

XS
SM
MD
LG