Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Противостояние владельцев ларьков и администрации города Санкт-Петербурга


Программу ведет Татьяна Валович. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская. Гость студии - заместитель председателя петербургского отделения организации "Опора России" Александр Мишин.

Татьяна Валович: Сегодня Уставный суд Петербурга должен рассмотреть законность решения городского правительства о ликвидации торговых точек на остановках. Неделю назад рассмотрение не состоялось. Это еще один этап в противостоянии владельцев ларьков и администрации города, которая уже давно ведет с ларьками войну. Рассказывает корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская.

Татьяна Вольтская: Постановление правительства Петербурга «О размещении и оборудовании павильонов ожидания городского пассажирского транспорта» появилось в ноябре 2004 года. Запрос о соответствии этого постановления городскому Уставу направили в Уставный суд депутаты Демократической фракции городского парламента. Они считают, что городское правительство ущемляет мелкорозничную торговлю, давая за ее счет простор рекламному бизнесу, хотя Конституция России запрещает монополизацию любого вида деятельности и недобросовестную конкуренцию. Авторы запроса утверждают также, что постановление было принято с процедурными нарушениями.

Между тем, в городе продолжается снос торговых павильонов, который их владельцы считают незаконным. Говорит сопредседатель Совета Ассоциации предпринимателей малого и среднего бизнеса Петербурга Марина Журавлева.

Марина Журавлева: Демонтировали цветочный павильон на Боткинской, 1 без решения суда, без предоставления альтернативного места.

Татьяна Вольтская: Известно, что ларечники много митинговали, защищая свою частную собственность, после чего власти пошли на уступки, решив убирать ларьки только после истечения сроков договора аренды и предоставлять торговцам альтернативные места.

Марина Журавлева: Есть просто адресная программа о первоочередной замене павильонов. Там 115 павильонов, которые подлежат замене. Пока еще не было предложено ни одного альтернативного места.

Татьяна Вольтская: Ларечники уверены, что в городе просто идет передел собственности в пользу рекламного бизнеса.

Марина Журавлева: Мы считаем, что рекламу можно было соединить с торговлей. Мы готовы произвести реконструкцию павильонов под рекламу, чтобы торговый модуль был. К 300-летию происходила замена павильонов.

Татьяна Вольтская: Вместо торговых остановочных павильонов в городе уже начали устанавливать рекламные павильоны.

Марина Журавлева: Основная претензия к нашим павильонам была, что у нас маленький накопитель для людей, то есть зал ожидания. А в этих павильонах зал еще меньше. Там укрыться нельзя ни от дождя, ни от ветра.

Татьяна Вольтская: Многочисленные аргументы властей против торговых павильонов - например, что они неэстетичные, что они являются заманчивыми объектами для террористов - владельцы ларьков считают несостоятельными. Они уверены, что снос остановочных ларьков нанесет серьезный удар по мелкорозничной торговле в Петербурге.

Татьяна Валович: Сегодня у нас в гостях заместитель председателя петербургского отделения общественной организации малого и среднего бизнеса "Опора России" Александр Мишин.

Александр Александрович, если представить, что сегодня состоится заседание Уставного суда, вынесет он решение в пользу предпринимателей, признает, что на самом деле постановление городского правительства не соответствует Конституции и незаконно, изменится ли что-то от этого?

Александр Мишин: А очень не уверен, что исполнительная власть прислушается к решению Уставного суда. Насколько я знаю, за последнее время заседание Уставного суда Санкт-Петербурга неоднократно переносили в связи с отсутствием кворума, то есть со стороны исполнительной власти оказывается давление на членов Уставного суда.

Татьяна Валович: Вся ситуация с приостановлением деятельности Уставного суда и то, что они рассказывали о незаконности по отношению к самим судьям наверняка тоже говорит о том, что власть не хочет выполнять то, что необходимо по закону, а устанавливает свои правила игры.

Александр Мишин: Естественно. Они пытаются переписать Устав Санкт-Петербурга, изменить правила назначения членов Уставного суда, чтобы Смольный мог влиять на состав судей.

Татьяна Валович: Александр Александрович, но за последние года два мы достаточно регулярно встречаемся с представителями малого бизнеса, с вами в том числе. Получается, что воз и ныне там. Все время меняются правила игры для бизнесменов. В этой ситуации как существовать, особенно малому предпринимательству?

Александр Мишин: Ситуация в самом деле примерно такая, как вы сказали. Дело в том, что с приходом новой власти положение малого бизнеса не улучшилось. Много говорится о заботе о нем, а на самом деле все делается, чтобы расчистить место для крупного бизнеса, а малый бизнес просто выкидывается на обочину.

Татьяна Валович: Вы могли бы обзор сделать последних постановлений или рекомендаций, которые давало городское правительство? Или в связи с тем, что сейчас лето, эта работа затихла по малому бизнесу?

Александр Мишин: Сейчас, конечно, каникулы и в Законодательном собрании, и время отпусков у исполнительной власти. Но тем не менее та линия, которая проводилась, она продолжает достаточно жестко проводиться. Из веяний последнего времени принят Закон об отмене льгот на аренду, о выставлении на продажу недвижимости стоимостью ниже 30 у.е. за квадратный метр в год, то есть это спальные районы и пригороды. Те улучшения, которые делались предпринимателями, арендующими эти помещения, они не учитываются, а вы можете приобретать все в собственность на общих основаниях - на основании открытых торгов.

Татьяна Валович: По поводу аренды. Ведь в начале этого года было заявлено, что льготы будут сохранены.

Александр Мишин: Порядок сохранения льгот очень своеобразный. Как это будет происходить на практике, я не могу сказать, но сама схема обсуждалась на слушаниях в Законодательном собрании, когда КУГИ предложило этот вариант. Дело в том, что будут комитеты (да и не только комитеты) рассматривать список льготников, в пределах суммы, которая выделена на предоставление льгот, кому-то предоставлять эти льготы. Можно понять, кто с конвертом пришел, тот получит льготы, а кто без конверта, тот пойдет без льгот.

Татьяна Валович: Сейчас в городе завершена работа по составлению кадастровой оценки земли. В связи с этим, наверное, и арендная плата с нового 2006 года изменится, во всяком случае земельный налог точно будет начисляться. Вам какие-то механизмы известны? К чему готовится предпринимателям? Понятно, что одни земли дорогие в городе. Они будут неподъемными для малого предпринимателя.

Александр Мишин: Те участки, которые представляют интерес для крупного бизнеса, естественно, малый и средний бизнес будет оттуда просто выдавлен. Они не смогут просто тягаться с крупными компаниями на предоставление этих земельных участков или объектов недвижимости в интересующих крупный бизнес районах. Там, где это никому не надо, там малый бизнес еще какое-то время сможет существовать. Но что еще придумает наша власть, можно только предположить.

Татьяна Валович: Я знаю, что не так давно в Петербург приезжал президент Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства "Опора России" Сергей Борисов, чтобы посмотреть, что происходит в городе. Он встречался с предпринимателями. Вы были на это встрече?

Александр Мишин: Да.

Татьяна Валович: Какие были высказаны пожелания предпринимателям? Что обсуждалось на этой встрече?

Александр Мишин: Предприниматели обсуждали широкий круг вопросов, который их волнует - вопросы налогообложения, аренды, выкупа, положение с Законом о малом бизнесе, о кассовой технике, о контролирующих органах. Проблемы решаются либо с большим трудом, либо не решаются вовсе. Единственная надежда, потому что в нашем городе политика направлена совершенно в другую сторону, что каким-то образом на федеральном уровне эти вопросы хотя бы частично будут отрегулированы. Поэтому предприниматели обращались с просьбой к Сергею Борисову о продвижении тех законопроектов, которые планировались правительством, о которых говорил президент.

Татьяна Валович: Опять же на местном уровне ничего не делается. Нужно идти на поклон наверх, к царю и говорить о своих проблемах, а здесь ничего не решается, хотя ведь должны быть заинтересованы местные власти для того, чтобы свой бюджет пополнять?

Александр Мишин: На местном уровне тоже можно решать вопросы, но это нужно теснее работать с местным самоуправлением, с депутатами Законодательного собрания. Правда, в последнее время почему-то депутаты очень подвержены влиянию исполнительной власти. Я был в Законодательном собрании, мне показывали пачку проектов документов, которые были возвращены в Законодательное собрание.

Татьяна Валович: У нас есть вопросы от слушателя.

Слушатель: Эта проблема повсеместная, она по всей России. Я бы хотел спросить. А есть ли тенденции к развитию некоего объединительного фактора, чтобы мелкий предприниматель объединился? Потому что в одиночку не выжить. А чиновник боится, когда народ встает и показывает свою силу, силу медведя. Лишив человека возможности заниматься делом, он превращается в медведя-шатуна. Я думаю, что лучше не просто разойтись по своим ларечкам, а объединиться, и решить через объединение организационные вопросы, а потом заниматься бизнесом. Что вы думаете по этому вопросу?

Александр Мишин: Мы постоянно работаем в этом направлении. Мы стараемся объединить предпринимателей, и приветствуем все здоровые общественные силы, независимо где они, каким образом называются, беспокоящимся о малом бизнесе. Мы стараемся каким-то образом объединить все предпринимательское сообщество. Это очень тяжелая задача.

Татьяна Валович: Все-таки они еще разрознены. Слушатель сказал, что сначала надо объединиться, а потом заниматься бизнесом. А на что же жить тогда? Для того чтобы решать свои вопросы, нужно вести эти процессы параллельно, иначе просто не выжить.

Александр Мишин: К этому подталкивает жизнь. Наиболее грамотные предприниматели, которых с каждым годом становится все больше, понимают, что в одиночку ничего не сделать и стараются как-то объединяться. К сожалению, большая часть предпринимательства по-прежнему живет сегодняшним днем.

Татьяна Валович: Было ведь решение о создании общественных советов по малому бизнесу, по-моему, даже районных советов. Эта работа ведется?

Александр Мишин: Эта работа ведется, но она ведется очень своеобразно. В ряде районов еще не созданы, но сроки еще есть - до последней декады октября. В части районов уже общественные советы созданы. Как мне говорили предприниматели, они почему-то не могут туда попасть.

Татьяна Валович: В общественные советы?

Александр Мишин: Да, в общественные советы. Потому что набирают из своих людей.

Татьяна Валович: Опять фикция, да?

Александр Мишин: Нет, почему фикция. Всегда можно сослаться, что все решено и согласовано. Это мы уже имели на городском уровне при приеме изменений в Закон по единому налогу на вмененный доход. Все замечания предпринимательской общественности были отметены, а затем было сказано, что с общественным советом при губернаторе все согласовано. Председатель общественного совета господин Федоров сказал, что это очень хороший закон, что нет никаких претензий.

Татьяна Валович: У нас есть вопрос от слушателя.

Слушатель: У меня есть такое предложение к товарищу. Жена Лужкова она бизнесмен. А если бы муж Матвиенко тоже был бы бизнесменом и возглавил это движение - объединение предпринимателей. Как вы думаете, система власти давила бы тогда на предпринимателей или нет?

Александр Мишин: Естественно, но давило бы более плавно. Голос протеста не был бы услышан за исключением каких-то массовых политических акций типа митингов и пикетов.

Татьяна Валович: Все дело в том, что, я думаю, что муж Валентины Ивановны, если бы он был бизнесменом (я не знаю, кто он), он был бы крупным бизнесменом, и никак не относился бы к малому или к среднему бизнесу.

Александр Мишин: Он был бы очень крупным.

Татьяна Валович: По Московскому району администрация сносит все ларьки и павильоны, причем даже те, которые были построены специально к 300-летию города, имели достаточно привлекательный вид. Говорится о том, что будут искаться новые места для этих предпринимателей совместно. Будут ходить и выбирать, а куда же можно переместить тот или иной ларек. Если бы я начала заниматься бизнесом, я же проанализирую ситуацию - здесь одно место, которое занято, значит я должна вести войну с предпринимателем, или тогда у меня бизнеса не будет, потому что это невыгодно. Как объяснить ту логику, которая сейчас преподносится на уровне города, что вопрос разрешен и всем предоставят то, что хотят?

Александр Мишин: Согласно законодательству главам администрации было предложено до 1 апреля предоставить программы альтернативных мест. Ни в одном районе города на сегодняшний день альтернативных мест нет. В некоторых районах есть просто какие-то программы размещения объектов стационарной торговли, которые выдаются за альтернативные. Вопросы затрат дополнительных предпринимателей, компенсации им за снос, предоставление места с более или менее похожей проходимостью об это речи не идет вообще.

Татьяна Валович: Несмотря на то, что процесс ликвидации давно идет, а вот обратного процесса как бы нет?

Александр Мишин: Обратного процесса нет. Все остальное на уровне заверений, обещаний.

Татьяна Валович: У нас есть еще вопрос от слушателя.

Слушатель: Георгий из Санкт-Петербурга. Все-таки ларьки имеют часто нелепый вид, иногда семечки накрошены и так далее, но с другой стороны, они нужны населению. Годами говорится о поддержке малого бизнеса. Если Уставный суд бессилен, то нужен ли он вообще?

Татьяна Валович: Это, к сожалению, не к нашему гостю вопрос о значении Уставного суда. Вообще, нужен, потому что это как раз способ законного давления на власть, которая позволяет себе все. Единственное, что мы наблюдаем уже в течение нескольких месяцев в Петербурге то, как эта власть давит сама.

У нас есть еще вопрос от слушателя.

Слушатель: Вопрос из Москвы. Я сам малый предприниматель. Хотел бы вам задать такой вопрос. Почему вы сводите все малое предпринимательство к работе в ларьках? Я лично арендую площадь в магазине, но хочу сказать, зачем нужны ларьки. Напротив моего магазина построили четыре остановочных пункта с аналогичным товаром. Никто не регулирует торговлю этими товарами. В целом упали продажи у всех - и в ларьках, и у меня. А условия торговли в магазине, естественно, лучше и для продавцов, и для покупателей.

Татьяна Валович: Это, естественно. Мы просто говорим сегодня о ларечном бизнесе только потому, что в Петербурге это самая острая на сегодня проблема, которую Уставный суд как раз и решает законность и незаконность. Безусловно, малое предпринимательство в Петербурге не сводится только к торговле в ларьках.

Александр Мишин: Мы занимаемся всеми вопросами, касающиеся малого бизнеса. У нас на фоне этих волнений и решений по сносу остановочных павильонов возникла Ассоциация малого и среднего бизнеса в городе, которая представляет предпринимателей, торгующих в ларьках, которых сносят, которых выживают с места. Поэтому, может быть, внимание в большей степени приковано именно к ним, потому что они выходят на какие-то акции протеста, какие-то обращения публикуют в печати. Конечно, масса проблем есть у всех. Наша организация занимается всеми проблемами малого бизнеса.

Татьяна Валович: А что касается постройки одних торговых точек рядом с другими, это же рынок. Нельзя запретить никому. Одному человеку нужно было просчитывать бизнес-план так, а другому по-другому. Тут уже вступают в силу рыночные механизмы.

Александр Мишин: У нас-то как раз не строят, а сносят.

Татьяна Валович: У нас еще вопрос от слушателя.

Слушатель: Я хочу заметить, что у губернатора Матвиенко мужа нет. А у нее есть сын Сергей Владимирович Матвиенко. Он крупнейший банкир, который владеет двумя крупнейшими банками. Но у меня другой вопрос. Господа-ларечники, почему вы торгуете тухлой колбасой, тухлым сыром, прокисшим молоком?

Татьяна Валович: Но это вопрос не по теме.

Слушатель: А к чему? Почему они должны продавать испорченные продукты?

Татьяна Валович: Александр Александрович конкретно не торгует.

Слушатель: Он не торгует, он их защищает. Он защищает людей, которые торгуют протухшим товаром. Зачем их покрывать? Это массовое явление в этих ларьках.

Татьяна Валович: Я совершенно согласна, что за санитарным состоянием должна следить Санэпидемстанция. Не хотите покупать в ларьках, не надо. Хотя, насколько я знаю, все представители малого бизнеса, которые занимаются скоропортящимися продуктами питания, говорят, что они готовы привести все в норму, только дайте возможность.

Александр Мишин: Совершенно верно. Дело недоброкачественных продуктов ведь касается не только ларьков. Это происходит и в магазинах, и особенно в сетевых супермаркетах.

Татьяна Валович: Вплоть до заражения гепатитом.

Татьяна Валович: У нас есть дозвонившийся. Вы в эфире.

Слушатель: Хотел бы сконцентрировать внимание на то, что если бы предприниматели взяли и объединились в форме какой-то для реализации отечественных товаров. Думаю, что и чиновник будет не против.

Татьяна Валович: Тогда это получится не малый бизнес, а то, что мы имеем в виде сетевых супермаркетов. Или я не права?

Александр Мишин: Если это форма объединения для реализации продукции, так это не форма борьбы за свои права, а это форма продвижения на рынок и ничего более. Но такая форма тоже имеет право на существование.

Татьяна Валович: А как работает программа по кредитованию малого бизнеса? Довольно громко было заявлено в Петербурге о ней, и с начала июля она должна была реализовываться. Город взял на себя какие-то обязательства. Насколько она работает?

Александр Мишин: По моей информации, по крайней мере, на конец июля соглашение со "Сбербанком" было еще только в проекте. Соглашения не было. Уже больше полгода прошло, а система не работает. Выделенные 20 миллионов планировались на рефинансирование 30 процентов страховой ставки. Условия далеко не такие хорошие, как об этом говорится. Практически она не работает до сих пор.

Татьяна Валович: По мнению Сергея Зимина, заместителя руководителя Комитета экономического развития промышленной политики и торговли, эта программа буксует только по причине отсутствия информации. Может быть, действительно не донесено, насколько она интересна, важна для предпринимателей?

Александр Мишин: Интересно для кого? Для Комитета экономического развития, чтобы показать, что они что-то пытаются делать. А на самом деле она не работает, потому что условия ее таковы, что она мало привлекательна для предпринимателя.

Татьяна Валович: Сейчас предпринимателям дана возможность выкупать помещение, которое они получали в аренду, которое потом могло бы быть залоговым обеспечением, чтобы не свою квартиру закладывать в банк?

Александр Мишин: На общих основаниях, то есть все затраты и улучшения, которые произведены арендатором, не учитываются. Все выносится на рынок. В случае, если более крупный бизнес заинтересован в этом помещении, то малый бизнес не в состоянии будет с ним тягаться.

Татьяна Валович: У нас есть еще вопросы от слушателей.

Слушатель: Ларьки, которые находятся в подземных переходах, в частности, под Ленинским проспектом, там не пройти и не проехать. Сейчас там поставили малую пекарню, в которой всегда толпа стоит.

Татьяна Валович: Создается неудобство для горожан.

Слушатель: У меня такое впечатление, что никто из начальства, которое этим руководит, никогда там не бывает. Кто на Сенном рынке занимается продажей колбасы и сыра? Это тоже ведь предприниматели, правильно?

Татьяна Валович: Там на Сенном рынке уже ликвидировали всю толкучку. Там построили комплекс, организовали другие места.

Александр Мишин: Сложно сказать, нужно конкретно по месту смотреть.

Татьяна Валович: Действительно, достаточно неудобно бывает ходить в подземных переходах при большом потоке. Кто следит за тем, как предпринимателям выдают разрешение на то или иное место?

Александр Мишин: Это не касается метро. У метро своя территория. Там устанавливаются свои правила. Кстати, о метро. Сейчас планируется снесение всех торговых точек на территории метрополитена. Причем, таких точных указаний не было.

Татьяна Валович: Независимо газеты там продают или еще что-то?

Александр Мишин: Абсолютно. В плане того, что где-то там создаются очереди, значит продукция пользуется повышенным спросом, это раз. А поскольку это территория метрополитена, значит метрополитен и должен наводить порядок в этом плане.

Татьяна Валович: А если это не метрополитен, а подземный переход?

Александр Мишин: К метрополитену относится еще какая-то зона отчуждения. Надо смотреть уже конкретно кому это принадлежит.

Татьяна Валович: Чем объясняется, что собираются убрать всю торговлю в метро?

Александр Мишин: Я так понимаю, что возможно были какие-то единичные жалобы. Было сказано - навести порядок. А наши господа чиновники понимают одно только как в 30-е годы - нет человека, нет проблемы. Раз навести порядок, значит всех убрать и тогда будет порядок.

Татьяна Валович: Несмотря на то, что лишняя пара глаз человека, который постоянно сидит на одном и том же месте в течение дня, наоборот, способствовало бы тому, что он как бы отслеживал ту же террористическую угрозу?

Александр Мишин: Да и не только это. Дело в том, что предприниматели, торгующие в метро, они готовы взять на себя обязательство по установлению за свой счет видеонаблюдение для уменьшения террористической опасности. То, что это лишние глаза, лишний контроль - это совершенно справедливо. У нас же чиновники думать не хотят, не могут. Поэтому у нас все получается так, как получается.

XS
SM
MD
LG