Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Замораживание до конца года цен на бензин в России


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Сергей Сенинский.

Андрей Шароградский: Замораживание до конца года цен на бензин в России, о чем было объявлено вчера после встречи представителей ведущих российских нефтяных компаний с руководством Министерства промышленности и энергетики, на общем росте цен в стране отразится незначительно, как и полная отмена обязательной продажи российскими экспортерами части своей валютной выручки, если такое решение будет принято в ближайшее время. Подробнее об этом обозреватель Радио Свобода Сергей Сенинский.

Сергей Сенинский: Министр экономического развития и торговли России Герман Греф заявил в минувшие выходные, что "при существующей конъюнктуре цен на нефть, будет и укрепление рубля и инфляция". Видимо, имеются в виду и такие последствия этой конъюнктуры как наплав в страну нефтедолларов, которые Центральный банк скупает за рубли, попадающие потом в обращение, или не только эти последствия, но и другие. Из Москвы главный экономист "Альфа-банка" Наталья Орлова.

Наталья Орлова: Я думаю, что в первую очередь, безусловно, он имел в виду нефтедоллары в эту конъюнктуру, которая, конечно, сказывается и давлением на номинальный курс рубля. Но при этом высокие цены на нефть на мировых рынках еще влияют на желание поднимать цены внутри. Есть одна сторона - это желание монополий, таких как "Газпром", РАО "ЕЭС России", повышать тарифы ускоренными темпами, потому что это позволяет им компенсировать растущие затраты на топливо. Второй момент - это рост внутренних цен на бензин. Этот фактор не очень существенен с точки зрения общей инфляции, но, тем не менее, он сказывается через рост всех товаров в экономику, потому что транспортные расходы достаточно велики.

Сергей Сенинский: Заместитель председателя Центрального банка России Алексей Улюкаев заявил на прошлой неделе, что в обозримом будущем возможна полная отмена обязательной продажи валютной выручки российскими экспортерами. Сегодня этот норматив всего лишь 10 процентов. Представим, что такое решение принято и вступает в силу, скажем, завтра. Оказало бы она сколько-нибудь существенное влияние на общий рост цен в стране? Старший экономист финансовой корпорации "Уралсиб" Владимир Тихомиров.

Владимир Тихомиров: В сущности, факторами инфляции являются высокие цены на сырье, соответственно, высокий приток валюты в страну. Приток вызван не столько требованием закона, сколько требованием налоговой российской системы. Чем выше цены на нефть, тем выше налогообложение, тем выше приток валюты в страну. Само по себе требование Закона об обязательных продажах, оно работает в условиях низких цен на сырье, тогда когда валютный приток резко сокращается, соответственно, налоговое бремя сокращается.

Сергей Сенинский: Если бы повышался только реальный обменный курс рубля, но и номинальный, скажем, до 25 или 24 рублей за один доллар. Это привело бы не только к снижению конкурентоспособности российских компаний, но и одновременно к удешевлению импорта, а это, в свою очередь, к некоторому снижению роста цен.

Наталья Орлова: Насколько я понимаю, сейчас величина импортных товаров в потребительской корзине порядка 20-30 процентов. В принципе, укрепление номинального курса на несколько рублей, наверное, позволило бы снизить темпы инфляции на 1 процент. Но здесь не надо забывать, что инфляция является не единственной задачей правительства. Есть еще задача по поддержанию роста. Чем плохо укрепление номинального роста рубля, моментально происходит удешевление импорта, переключение конечного спроса на импортную продукцию, соответственно, сокращается спрос, который ранее направлялся на внутренний российский рынок. Производители от этого страдают.

Сергей Сенинский: Рост цен на бензин в России можно объяснить в целом не только ростом мировых цен на нефть, но и ростом спроса на бензин в самой стране по мере стремительного расширения автомобильного парка. На ваш взгляд, какой из этих двух факторов проявляется в большей степени?

Владимир Тихомиров: Пожалуй, оба фактора более или менее в равной степени ответственны за повышение цен в стране. Повышение мировых цен на нефть для России не имеет прямого отношения, а имеет опосредованное. Чем выше мировые цены, тем выше налогообложение, включая и внутреннее. Внутренние производители вынуждены поднимать цены.

Что касается второй стороны потребления бензина, спрос подогревает цены. Причем, налоговая система, которая у нас существует, не подталкивает российские нефтяные компании к расширению, скажем, мощностей по производству бензина. Львиная доля нашей нефтепереработки работает еще не тех мощностях, которые были заложены в советское время. При таком гигантском расширении парка автомашин, которое мы имели в последние 10-15 лет, естественно, фактор спроса на бензин играет очень существенную роль.

Сергей Сенинский: За 8 месяцев этого года общий рост цен в России составил 8,3 процента. Как примерно можно оценить вклад в это повышение разных составляющих, скажем, роста тарифов жилищно-коммунального хозяйства, цены на бензин, притока рублей с валютного рынка и других?

Наталья Орлова: Традиционно фактор инфляции делится на монетарный и немонетарный. Монетарным фактором является базовая инфляция, которая отражает рост денежной массы и влияние на конечный спрос. В базовую инфляцию, как правило, входит и рост цен как плодоовощная продукция, продукты длительного пользования и так далее. Немонетарный - в основном это рост тарифов ЖКХ, туда же входят цены на бензин, то есть все факторы, которые не связаны с ростом денежной массы. Если смотреть на динамику инфляции с начала года, то видно, что немонетарный фактор порядка 60-65 процентов, монетарный дает от 30 до 35 процентов. Монетарная инфляция не так значима. При этом нужно понимать, что цены на бензин формально большой вклад в инфляцию не дают (в пределах 5 процентов от общих темпов инфляции), но они сказываются на общий уровень цен в экономике. Они включаются как транспортные расходы в цены всей продукции.

XS
SM
MD
LG