Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Концерн "Росэнергоатом" на пороге акционирования


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Марина Катыс.

Кирилл Кобрин: Концерн "Росэнергоатом" стоит на пороге акционирования, для чего Государственная Дума должна принять соответствующий закон. Предложенный концерном законопроект "Об особенностях владения, пользования и распоряжения имуществом открытого акционерного общества "Концерн "Росэнергоатом" предполагает, что концерн сможет передавать российские АЭС "в залог, аренду, доверительное управление, безвозмездное использование". О возможных последствиях принятия закона в такой редакции моя коллега Марина Катыс беседует с сопредседателем группы "Экозащита" Владимиром Сливяком.

Марина Катыс: Откуда вообще возник этот законопроект "Об особенностях владения, пользования и распоряжения имуществом открытого акционерного общества "Концерн "Росэнергоатом"?

Владимир Сливяк: Законопроект возник в недрах самого концерна "Росэнергоатом", то есть это тот законопроект, который полностью соответствует интересам концерна. То есть он был разработан юристами концерна в соответствии с постановлением правительства России "Об акционировании концерна "Росэнергоатом".

Марина Катыс: Я знаю, что 15 сентября состоялось заседание межведомственной группы по акционированию концерна "Росэнергоатом" и этот проект не был принят. Каковы были мотивы отказа от законопроекта?

Владимир Сливяк: Нашлось ведомство в Министерстве экономического развития и торговли, которое не согласилось с представленным законопроектом, и это произошло в связи с тем, что законопроект, предлагает довольно спорное положение о том, что все атомные станции должны быть включены в список имущества "Росэнергоатома" и, соответственно, тоже будут акционированы. И это даст возможность "Росэнергоатому" отдавать АЭС в залог, в аренду, в доверительное управление. То есть, условно говоря, закладывать атомные станции вместе с другим имуществом под кредиты.

Кроме того, там существует довольно серьезная юридическая коллизия, которая состоит в том, что, с одной стороны, можно отдать АЭС в залог, но с другой стороны кредитор, если деньги не выплачиваются, не может ни получить атомную станцию, ни реализовать ее, естественно, на свободном рынке, чтобы возместить свои средства. То есть по факту это никакой не залог. При ближайшем рассмотрении законопроекта оказывается, что это одна из возможностей для создания различных схем, коррупционных по своей сути, с помощью которых из государственного бюджета могут выкачиваться деньги в счет долгов "Росэнергоатома".

Марина Катыс: "Росэнергоатом", будь этот законопроект принят, мог быть под залог атомной электростанции брать деньги из государственного бюджета, получать государственный кредит и не возвращать деньги, поскольку залоговый предмет - атомная станция - не подлежит переходу в другие руки.

Владимир Сливяк: С одной стороны, так. Но на самом деле есть особенность, которая состоит в том, что кредиты можно брать где угодно, то есть в частных организациях тоже, и таким образом оказывается, что атомные станции будут в залоге у частных лиц, у частных кредитных организаций, несмотря на то, что установлен запрет на передачу атомных станций. Несмотря на это, все-таки атомные станции можно будет передавать в доверительное управление. То есть, по крайней мере, временно они могут находиться в чьих-то еще руках.

Марина Катыс: А где-то в мире существует практика получения кредита под залог атомной электростанции?

Владимир Сливяк: В мире существует практика приватизации атомных станций. То есть когда атомные станции принадлежат частным компаниям. Например, в Соединенных Штатах Америки есть различные компании, которые владеют атомными станциями, они, безусловно, в состоянии брать кредиты, но, конечно же, в залог атомные станции никогда не передаются. Потому что, если это залог, то это значит, что кредитор может реализовать этот залог, то есть может реализовать имущество, которое отдано в залог, дабы вернуть свои деньги. В данном случае в законопроекте "Об акционировании "Росэнергоатома" существует запрет на реализацию атомных станций, хотя, между тем, их можно отдавать в залог и совершенно непонятно, как же этот залог, в случае с частными кредитными организациями, да, в общем-то, и государственными тоже, тогда будет работать, если, по сути, такая странная передача имущества в залог не означает ничего.

Марина Катыс: Поскольку этот законопроект не был принят на заседании межведомственной группы по акционированию концерна "Росэнергоатом", можно ли говорить о том, что этот законопроект отвергнут навсегда и возврата к обсуждению вопроса об акционировании атомных электростанций, а также использовании их в виде залогового имущества больше не будет?

Владимир Сливяк: Нет, к сожалению, так говорить нельзя. Сегодня ситуация такова, что межведомственная группа в обеспечении постановления правительства Российской Федерации от прошлого года "Об акционировании "Росэнергоатома" обязана в конечном итоге выдать какой-то документ, какой-то законопроект. И вопрос, который сейчас решается в межведомственной группе, которая продолжает свою работу, состоит в том, какой именно законопроект будет внесен затем в Государственную Думу на утверждение. Это может быть либо законопроект, вследствие которого атомные станции оказываются в списке имущества "Росэнергоатома", и по сути концерн имеет право распоряжаться этими атомными станциями как угодно. Либо же законопроект может говорить о том, что акционируется концерн "Росэнергоатом" только как эксплуатирующая организация, то есть она не владеет атомными станциями, атомные станции остаются в руках государства, а остальное имущество, которое есть у концерна, акционируется специальным списком. И, соответственно, только имущество, которое не влияет ни на ядерную безопасность, ни на контроль за ядерными материалами, можно будет отдавать в аренду, в залог и так далее. То есть на самом деле сейчас в межведомственной группе будет идти борьба, останется вот это положение о том, чтобы АЭС были частью собственности "Росэнергоатома" или же атомные станции останутся в государственной собственности, а концерн будет приватизирован только как эксплуатирующая организация. С нашей точки зрения, безусловно, второй вариант намного лучше, потому что это отсечет возможность передавать АЭС каким бы то ни было способом даже на время в третьи руки.

Нужно еще упомянуть, что законопроект настолько несовершенен, что, несмотря на то, что есть возможность передавать АЭС хотя бы временно в третьи руки, в законопроекте не содержится абсолютно никаких критериев для определения, кому именно можно, а кому нельзя в третьи руки передавать атомные станции. Что, в общем-то, чревато различными казусами и, по крайней мере, теоретически, чревато тем, что атомные станции окажутся в руках абсолютно некомпетентных людей, условно говоря, кредиторов.

XS
SM
MD
LG