Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Перспективы биоэнергетики в России


Программу ведет Татьяна Валович. Принимает участие координатор биоэнергетических проектов Конфедерации Лесопромышленного комплекса Северо-Запада Ольга Ракитова и доцент Петербургской лесотехнической академии, коммерческий директор предприятия "Технологии лесозаготовительных производств" Владимир Кацадзе.

Татьяна Валович: С 25 сентября по 2 октября в Европе проходят Дни Биомассы, цель которых продвижение использования биотоплива. Конфедерация лесопромышленников Северо-Запада решила присоединиться к европейским дням биомассы, и провела в Петербурге несколько мероприятий, в частности, круглый стол «Новая технология производства жидкого моторного биотоплива». Послушайте репортаж корреспондента Радио Свобода Татьяны Вольтской.

Татьяна Вольтская: Популярность биоэнергетики растет. Все больше стран планирует перевести хотя бы часть автомобилей с бензина на биодизель или биоэтанол. По использованию жидкого моторного биотоплива в мире лидируют Бразилия, которая делает из сахарного тростника этанол, чтобы не зависеть от импорта нефти, Америка, производящая этанол из маиса и кукурузы для поддержки сельского хозяйства и улучшения окружающей среды, и Европейский Союз, который тоже заботится от экологии и не хочет зависеть от импорта нефти. Сейчас доля моторного биотоплива в странах Европейского союза - около 2%, к 2010 году она должна достигнуть 8%. Немецкая фирма "Корен биомасс» - первая фирма в Европе, которая производит топливо из дерева. Говорит исполнительный директор фирмы Майкл Дейтмейер...

Майкл Дейтмейер: Это гораздо чище, чем бензин. У нас снижаются выбросы парниковых газов до 90%. Сейчас техника очень новая. Мы уже имеем маленькое производство в Германии. Два месяца назад компании "Шелл" стала акционером фирмы "Корен", и вместе с "Шелл" мы сейчас строим второй завод, побольше.

Татьяна Вольтская: Самое привлекательное в том, что для производства топлива из древесины нужен не ствол дерева, а ветки, опилки, кора, то есть отходы. Понятно, что в России нет недостатка в этой биомассе. Говорит доктор технических наук Владимир Пиалкин...

Владимир Пиалкин: Мы занимаемся разработкой технологии жидкой древесины, получается, что искусственная нефть сейчас полностью фактически конкурентоспособна с природной нефтью, раз цены так взлетели. По всем расчетам экономистов, если цена выше 28 долларов за баррель, тогда бионефть полностью может заменить натуральную нефть. Считается, что с одного плотного кубометра древесной биомассы можно получить 700 килограмм нефтепродуктов.

Татьяна Вольтская: Если производство биотоплива будет налаживаться, вряд ли нефтяные компании будут спокойно смотреть на новых конкурентов.

Владимир Пиалкин: Мы пока к ним не обращались, но, по-видимому, там будет не так просто.

Татьяна Вольтская: По крайней мере, цены на нефть в этом случае должны резко упасть. От производства биотоплива выиграет лесной комплекс - и окружающая среда, и автомобилисты. Но для этого, как всегда, нужна воля тех, кто принимает решения, нужны большие инвестиции. На Западе опытные и промышленные установки по производству биотоплива есть уже повсюду, Россия в сфере внедрения новых технологий, как всегда отстает.

Татьяна Валович: Сегодня у нас в гостях координатор биоэнергетических проектов Конфедерации Лесопромышленного комплекса Северо-Запада, кандидат экономических наук Ольга Ракитова и кандидат технических наук, доцент Петербургской лесотехнической академии Владимир Кацадзе.

Ольга, скажите, пожалуйста, Дни биомассы в Петербурге впервые проводятся?

Ольга Ракитова: Да, в Санкт-Петербурге Дни биомассы проводятся впервые. Конфедерация Лесопромышленного комплекса в этом году начала активно заниматься вопросами биоэнергетики, и в связи с тем, что в Европе Дни биомассы проходят уже несколько лет, мы также решили провести несколько мероприятий. Это "круглый стол", о котором только что было рассказано, а также выход издания, открытие сайта, на следующей неделе у нас также состоится конференция в рамках Лесопромышленного форума.

Татьяна Валович: Какое издание вы упоминали? Это какой-то справочник?

Ольга Ракитова: Да.

Татьяна Валович: По тем предприятиям, которые будут заниматься биоэнергетикой?

Ольга Ракитова: Это издание тоже уникальное, это первый справочник по древесно-топливной грануле. Одно из направлений биоэнергетики, которое сейчас активно развивается в России, это производство древесно-топливных гранул или пелет. Мы выпустили справочник, где есть как теоретическая часть, рассказано о технологии, логистике, экономике, так есть и часть с информацией о предприятиях, там указано порядка 150 предприятий-производителей биотоплива, тех, кто поставляет оборудование, логистических фирм, фирм, предоставляющих кредиты.

Татьяна Валович: То есть можно сказать, что уже и в России есть такие предприятия, которые производят, только их продукция не очень хорошо известна?

Ольга Ракитова: Да, если мы говорим о древесно-топливных гранулах, такие предприятия существуют, особенно активно они развиваются на Северо-Западе, так как это пограничный регион, и пелеты пользуются в основном спросом на Западе, в основном продукция экспортируется. На Северо-Западе есть порядка 10-15 предприятий. Они не работают еще на полную мощность, где-то проектная мощность всех предприятий Северо-Запада порядка 280 тысяч тонн древесных гранул в год, но выпускают сейчас 30-50.

Татьяна Валович: Как мы слышали, в Германии тоже очень бурно это развивается, но в одном из материалов я прочитала, что Германия строит у себя завод, а сырье для своего завода будет закупать опять же в России, в том числе на Северо-Западе. А не выгоднее ли было России привлечь сюда инвесторов, чтобы у нас развивалась страна не только, как сырьевой придаток, а чтобы вкладывались в развитие здесь?

Ольга Ракитова: Я полностью согласна с вами. Одной из тем "круглого стола", который проходил 27 сентября в полномочном представительстве президента России в Северо-Западном федеральном округе, был именно этот вопрос. То есть с российской стороны российские промышленники, ученые и официальные лица задавали тот же самый вопрос нашему зарубежному гостю: почему бы не вкладывать сюда, в Россию? Он сказал: да, возможно, но в Германии нас поддерживает немецкое правительство, в Германии нас поддерживает государство, дает определенные льготы, дает какие-то послабления в налогах для того, чтобы предприятия строились именно на территории Германии.

Татьяна Валович: В России этого не наблюдается не только для западных инвесторов, но и для своих, российских производителей.

Ольга Ракитова: Это то, о чем мы сегодня ведем переговоры, и, в частности, со стороны полномочного представительства тоже было высказано предложение о том, что данное направление будет поддерживаться. Кстати, полномочное представительство поддерживает разработку программы по биоэнергетике, которая делается в конфедерации, то есть официальная поддержка со стороны органов власти есть. Посмотрим.

Татьяна Валович: Владимир, а у меня вопрос такой научный к вам, раз уж вы представляете Лесотехническую академию. Во-первых, насколько Лесотехническая академия свободно владеет вот этими вопросами развития биоэнергетики, есть ли там какие-то разработки программ, кто их финансирует и финансирует ли вообще, потому что понятно, какое отношение сейчас к науке в России, и чем конкретно вы занимаетесь?

Владимир Кацадзе: По поводу финансирования программ науки вы правильно сказали, тут вопросов много. Как правило, академия серьезно занимается этими вопросами, занимается кафедра лесохимических производств, конкретно представитель этой кафедры Пиалкин Владимир Николаевич, профессор, специалист в этой области. Они занимаются разработкой и жидкого топлива. Так что все, что произносил немецкий представитель фирмы, для нас это все знакомо. Занимаемся мы всевозможными другими видами топлива, включая твердые, это топливные гранулы, топливная щепа. Это достаточно большое понятие - биотопливо, включающее множество различных видов топлива, начиная от древесины, заканчивая торфом и так далее. Все упирается опять же в финансирование и те преференции, которые государство дает для предприятий, для современных разработок...

Татьяна Валович: Да, самое главное, есть ли заинтересованность производителей внедрять те технологии, которые вы разрабатываете?

Владимир Кацадзе: На сегодняшний день основной проблемой, которая возникла между наукой и непосредственным потребителем, стало исчезновение региональных, отраслевых всевозможных НИИ и институтов, которые как раз в советские времена занимали промежуточную нишу между чисто научной разработкой лабораторных установок и опытно-промышленными образцами. К сожалению, сегодня этого разрыва никто не покрывает, поскольку есть научные и лабораторные какие-то испытания, лабораторные установки, но внедрение возможно только тогда, когда бизнес видит свою конкретную прибыль и можно просчитать какие-то ближайшие сроки окупаемости.

Татьяна Валович: А насколько внедрение биоэнергетического топлива экономически целесообразно, выгодно? Я не беру сейчас то, что наверняка оно дает очень хорошие результаты по экологии, а вот именно экономический эффект?

Владимир Кацадзе: Понимаете, здесь нас жизнь и современные условия ставят в те условия, когда мы обязаны вспомнить то, чем мы пользовались много лет назад. Ни для кого не секрет, что в 30-е, предвоенные, сразу послевоенные годы очень широко использовалось биотопливо и в автомобилях, были газогенераторные двигатели, в том числе тракторов. Это вещи известные. Просто в какой-то период времени произошло достаточно существенное снижение стоимости всевозможных бензинов, нефти и так далее, и поэтому плавно начали об этом забывать. Сегодня мы, как говорится, возвращаемся по спирали к тому, от чего уходили. Но, соответственно, с новыми научными разработками, новыми открытиями и с более эффективным использованием этого сырья.

Татьяна Валович: Говорилось о древесных гранулах, которые могут применяться для получения тепловой энергии, но ведь мы уже проходили это, как вы сами сказали: топили углем, было много сажи. А когда древесные гранулы применяются, не будет ли возрастать содержание СО2 и тот же парниковый эффект?

Владимир Кацадзе: Нет, как раз все эти биотехнологии подразумевают, что продукты на основе, например, древесных, растительных всевозможных полимеров не дают таких ужасающих эффектов загрязнения серой, СО и так далее. Здесь убиваются два зайца: сохранение экологии и существенная возможность экономии всевозможных углеводородов, подземных ископаемых.

Татьяна Валович: Не приведет ли это к еще более интенсивной вырубке леса?

Владимир Кацадзе: Здесь ведь речь идет еще об эффективном использовании уже заготовленного леса. Если мы вернемся к годам Советского Союза, то в лучшие годы по Минлеспрому заготавливалось 400 миллионов кубометров, это огромная цифра. И в то же время объем всевозможных отходов составлял 100 миллионов. Это значило, что 400 миллионов срубили, а 100 миллионов практически выбросили. На сегодняшний день, конечно, эта доля уменьшилась, но возможность использования в первую очередь вот этого вида отходов рассматривается при использовании биотоплива.

Слушатель: Ольга Ракитова, у меня такой вопрос к вам. В связи с продажей земли участились умышленные поджоги лесных массивов. И проводится это с одной целью - чтобы потом скупить с этой территорией. Как вы боретесь с этим вредом?

Ольга Ракитова: Спасибо за вопрос. Умышленные поджоги, как и нелегальная рубка древесины - это, действительно, те проблемы, с которыми сегодня сталкивается Россия. К сожалению, это существует.

Татьяна Валович: Ну, как и в любой отрасли существуют уголовные преступления, так и особенно остро это, наверное, стоит в лесопромышленном комплексе. Как помогает конфедерация бороться с этим?

Ольга Ракитова: Я могу даже сказать, что не только конфедерация, но и Министерство природных ресурсов, Федеральное агентство лесного хозяйства разрабатывают специальные планы мероприятий по борьбе с нелегальными рубками, по борьбе с пожарами. Существуют такие меры, и конфедерация, конечно, в свою очередь также оказывает поддержку официальным органам власти.

Татьяна Валович: А как вы оцениваете новый Лесной кодекс России?

Ольга Ракитова: На сегодняшний момент новый Лесной кодекс еще не принят. Во втором чтении он должен быть принят Думой в ноябре, слушания состоятся. Но нельзя сказать однозначно, будет ли он принят или нет, там есть много разногласий, много спорных моментов.

Татьяна Валович: Владимир, почему в России при таком наличии биоресурсов в лесопромышленном комплексе все-таки биоэнергетика развивается так медленно?

Владимир Кацадзе: Здесь много, наверное, факторов. И один из важнейших факторов - это как раз то обилие леса, которым Россия обладает. Наш среднестатистический житель привык к тому, что дрова всегда рядом, особенно это касается сельских жителей. Противопоставить бабушке, допустим, дешевое достаточно в ее понимании полено покупаемым каким-то древесным гранулам - это, конечно, сложно. Да и на сегодняшний момент нет той инфраструктуры, которая позволяла бы использовать в бытовых условиях вот эти древесные гранулы. То, что широко сейчас распространяется, семимильными шагами идет в Западной Европе, в Германии, Швеции, Дании, Голландии, это, конечно, все связано во многом и с уровнем жизни людей, с большим количеством частных домов, коттеджей, которые экономически выгодно на сегодня отапливать вот этими гранулами. Там есть специальное оборудование, которое работает в автоматизированном режиме. Мало того, государство, как правило, поощрения создает, налоговые преференции, всевозможные льготы и так далее. И, естественно, достаточно большой пресс идет в средствах массовой информации.

Татьяна Валович: В России сейчас коттеджное строительство, в частности, под Петербургом, развивается очень быстро. Люди поняли, что лучше построить свой дом недалеко от города, жить там. Там эти технологии биотоплива могли бы применяться? Насколько дорого это?

Владимир Кацадзе: Я думаю, что, конечно, перспектива для этого есть. С ростом именно благосостояния людей, с появлением таких частных жилищ, которые будут по-современному оформлены, технически и технологически, скорее всего, мы тоже пойдем по этому пути. Но время, время... Мы хотим все быстро.

Ольга Ракитова: Сейчас развивается... В центральном регионе растет потребление древесных гранул, то есть внутренний рынок формируется. У нас была конференция в Перми, там выступал представитель из Екатеринбурга. Что меня поразило, он сказал, что сейчас строится теплоэлетростанция на древесных топливных гранулах именно в средней полосе России. То есть внутренний рынок тоже начинается формироваться.

Татьяна Валович: Это мы говорили о твердом биотопливе. Но ведь, как мы слышали, есть и жидкое биотопливо. Кстати, Европейский союз делает особый упор на производстве биотоплива в следующем десятилетии. Как вы видите, там крупнейшие автопроизводители заинтересованы в использовании жидкого биотоплива, а в России хоть какая-то заинтересованность проявляется?

Владимир Кацадзе: Я думаю, пока что говорить о промышленном использовании такого жидкого биотоплива в России рано. Дай бог нам перейти к качественному хотя бы твердому такому топливу. Мы сейчас говорим о пелетах всевозможных, древесных гранулах, но давно было известно использование так называемой топливной щепы, щепы из различной низкокачественной древесины, отходов лесозаготовок, деревообработки. Эти объемы достаточно огромные, и использование вот этих потенциалов возможно. Что здесь ценно, да, скорее всего, это не для частного использования, не для коттеджей, но у нас ведь огромное количество всевозможных сравнительно небольших котельных в различных поселках, в лесных поселках. Как-то очень нелогично, когда огромное количество древесины в лесу теряется или просто-напросто выбрасывается, в то же время эшелонами завозится в эти все регионы мазут, различные виды другого топлива, каменный уголь.

Татьяна Валович: То есть тут как раз экономическая составляющая?

Владимир Кацадзе: Экономическая составляющая. На сегодня она уже явно себя проявляет, тем более что, как правило, крупных переделок теплового, теплопроизводящего оборудования и не требуется. На сегодняшний день есть масса предприятий, в том числе и отечественных, которые выпускают, проектируют великолепное оборудование для использования такой топливной щепы, для нужд уже небольших и даже достаточно крупных котельных.

Слушатель: Где-то в 93-94-м году при развале Советского Союза пришли большие ребята с большим рублем, которые практически уничтожили громадное количество энергоустановок, которые имели возможность применения двух - и газового, и биотоплива. Эти котельные уничтожены практически по всей России. Они существовали. Не считая перехода автомобилей на газовое топливо. Белоруссия в 93-м году уже имела двигатель, систему, которая могла спокойненько... Ну, вы понимаете мою мысль. То есть все, о чем мы сейчас говорим, это все то, что в Советском Союзе было, но это стало невыгодно, трудоемко для лиц, которые по 13 миллиардов долларов зарабатывают в течение 6 лет.

Татьяна Валович: Владимир, противодействие нефтедобывающего комплекса насколько может быть велико в затормаживании развития биоэнергетики?

Владимир Кацадзе: На сегодняшний день, конечно, такая энергетика для них не представляет никакой конкуренции. Собирается ведь достаточно большое количество умных людей и из нефтяного комплекса, если это будет им выгодно, они тоже будут интересоваться и участвовать в этом вопросе.

Татьяна Валович: Но ведь нефть-то в конце концов кончится через 10-15 лет.

Владимир Кацадзе: Мы, живя в России, чаще всего задумываемся на ближайшие 2-3 года вперед.

Слушатель: Я слышал, только что задали вопрос: как уберечь земли от поджога умышленного? Мне кажется, что есть очень простой и оригинальный способ. Надо поднять резко цену на эти земли, на которых подожжен лес, включив туда стоимость леса, а также порубки или расчистки его под строительство или под пашню. Тогда, естественно, никто не захочет его покупать и поджигать.

Татьяна Валович: Вот такое оригинальное предложение. Владимир, вы хотели прокомментировать?

Владимир Кацадзе: Что здесь комментировать? Есть Уголовный кодекс...

Татьяна Валович: Это если доказано и пойман вор.

Владимир Кацадзе: Дело в том, что на сегодняшний день, если мы говорим о лесопромышленном комплексе, то большая доля лесных запасов сейчас передана в долгосрочную аренду, в том числе по Ленобласти есть конкретные хозяева каждого участка леса. Я вас уверяю, что ни один владелец этого леса, который платит достаточно высокие пошлины, достаточно высокие налоги на владение вот этим лесом, не заинтересован в его поджоге. Наоборот, на сегодняшний день владельцы этого леса своими силами стремятся по возможности поймать, изобличить таких поджигателей. Да, эта проблема на сегодняшний день есть, конечно, с ней бороться надо всем миром.

Слушатель: Это Георгий из Москвы. Известно из истории развития технологий, что немцы в Великую отечественную войну 50 примерно процентов потребности своей в автомобильном топливе удовлетворяли за счет переработки каменных углей на горючее. Это первое. Второе, у нас автомобили в Советском Союзе работали на газогенераторных двигателях. То же самое. Так что зачем изобретать велосипед? Я уверен, что и в Бразилии, о которой была речь немного ранее, работают немецкие специалисты в этой области. Нельзя ли поднять все эти разработки и таким образом упростить эту проблему, ликвидировав то, о чем мы говорим сейчас, как источник и возможность дополнительного обворовывания России?

Татьяна Валович: Я думаю, что современная наука не столько изобретает велосипед, сколько пытается его усовершенствовать.

Владимир Кацадзе: Речь идет о том, что многие направления, которые известны издавна, использовались, правильно говорите, и в России тоже, и в Советском Союзе, но наука все-таки идет вперед. Один из слушателей говорил, что были разрушены котельные многие. Не столько, наверное, они были разрушены, они разрушились от того, что их не поддерживали, это раз. А второе, сегодняшние технологии тепловой энергии получения далеко шагнули вперед, резко повысились коэффициенты полезного действия. Ведь мы во многом всегда проигрывали западным технологиям по своим энергоемкостям, излишнему потреблению всевозможного топлива и так далее.

Татьяна Валович: Правильно, у России много топлива, много ресурсов...

Владимир Кацадзе: Да, можно было с ним не считаться. Сегодня мы учимся считать эти деньги, соответственно, мы хотим внедрять новые технологии, новое оборудование, современное.

Татьяна Валович: Ольга, ваша конфедерация будет поддерживать развитие биоэнергетики только то, которое касается использования отходов лесопромышленного комплекса или и других? Ведь биотопливо - это и использование бытовых отходов, даже пищевых отходов.

Ольга Ракитова: Конечно же, с одной стороны, мы - конфедерация лесопромышленного комплекса и мы защищаем интересы лесопромышленников. С другой стороны, разрабатывая программу развития биоэнергетики на Северо-Западе, конечно же, мы затрагиваем вопросы и сельского хозяйства, и бытовых отходов. У нас создан сайт, посвященный программе развития биоэнергетики. В данный момент формируется группа специалистов, которые будут заниматься разработкой данной программы. И туда будут включены специалисты из других отраслей, не только лесного комплекса.

Татьяна Валович: Значит ли это, что молодые специалисты, которые разрабатывают ноу-хау, какие-то разработки, могут обратиться к вам за поддержкой?

Ольга Ракитова: Конечно же, это возможно, и мы всячески приветствуем, будем рады такому сотрудничеству с молодыми специалистами.

Татьяна Валович: Как в дальнейшем конфедерация Лесопромышленного комплекса Северо-Запада будет эту программу биоэнергетики продвигать? Что будете делать?

Ольга Ракитова: На сегодняшний момент, как я уже говорила, есть поддержка полномочного представительства, которое поддерживает разработку данной программы.

Татьяна Валович: То есть это привлечение внимания государства?

Ольга Ракитова: Да, это будет государственная программа развития биоэнергетики вначале на Северо-Западе, а потом мы хотели бы включить ее в федеральную программу, там, «Энергоэффективная экономика» или еще какую-то.

Татьяна Валович: То есть это не только привлечение внимания государства, но и средств, которые оно бы вкладывало в развитие?

Ольга Ракитова: Да, но не только государственных, мы сейчас думаем, как о государственном финансировании, так и о частном финансировании. В частности, западные компании, западные фонды тоже заинтересованы в развитии биоэнергетики.

XS
SM
MD
LG