Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Газпром» покупает «Сибнефть»


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Иван Трефилов.

Андрей Шарый: Международное рейтинговое агентство "Мудис-Инвесторс" подтвердило рейтинги акционерного общества "Газпром" и поставило рейтинги компании "Сибнефть" в списки на пересмотр с перспективой повышения. Это решение было принято, когда стало известно об одобрении сделки по продаже 73 почти процентов акций "Сибнефти" и "Газпрома" на общую сумму более 13 миллиардов долларов. По оценке экспертов "Мудис", сделка укрепит позиции газового монополиста, несмотря на возможное краткосрочное снижение финансовой активности компании.

Тему откроет обозреватель Радио Свобода Иван Трефилов.

Иван Трефилов: Разговоры о возможной покупке «Газпромом» доли российского миллиардера Романа Абрамовича в нефтяной компании «Сибнефть» ходили давно. Наконец переговоры закончены, стороны сошлись на том, что примерно за 73 процента ее акций газовый концерн заплатит более 13 миллиардов долларов. С учетом бумаг «Сибнефти», купленных ранее, «Газпром» - после завершения этой сделки - станет контролировать около 76 процентов акций одной из крупнейших нефтяных компаний России. Для этого, по сути, сейчас осталось решить несколько формальностей. Покупку еще должно санкционировать российское правительство. И, кроме того, «Газпрому» следует дожидаться, когда группа западных банков предоставит ему кредит в 12 миллиардов долларов - также крупнейший из тех, что когда-либо получал современный российский бизнес.

Теперь можно утверждать, что проект российских властей, связанный с формированием крупной государственной нефтегазовой компании, по сути, стал реальностью. Причем у правительства было, как минимум, два варианта действий в этом направлении. Можно было согласиться с продажей активов Абрамовича «Роснефти» - другой государственной компании этого же профиля. Однако власти предпочли иной вариант. Как это соотносится с тем, что в последнее время и президент и правительство России много говорят о необходимости увеличения доли частных компаний в экономике страны? Говорит аналитик инвестиционной компании Rye Man & Gor Securities Дмитрий Царегородцев.

Дмитрий Царегородцев: Нельзя сказать, что государство в последнее время очень активно заявляло о передаче нефтянки в частные руки. Наоборот, очень много слов было сказано о том, что стратегически важные проекты в нефтегазовом секторе должны оставаться под контролем национального капитала, а в наших условиях речь в большей степени может идти или о государственных, или о лояльных государству компаниях. Собственно говоря, до сделки с "Сибнефтью" уже достаточно наглядно было показано направление развития отрасли в ближайшие 5-10 лет - это "Газпром", "Роснефть" и "Сургутнефтегаз". Поэтому произошедшая сделка в этот контекст укладывается достаточно логично.

Иван Трефилов: Многие эксперты утверждают, что государство менее эффективно управляет своим бизнесом, чем частные компании. На ваш взгляд, справедлива ли подобная оценка в отношении работы менеджеров «Газпрома»?

Дмитрий Царегородцев: Однозначно говорить о том, что государственные компании неэффективны, нельзя. Компания колоссальна по размерам, внутри она не очень тщательно структурирована, и информации о ней, мягко говоря, недостаточно для того, чтобы сравнивать ее с рыночными, открытыми компаниями, например, с "ЛУКойлом" или с той же "Сибнефтью", которую "Газпром" купил. Однако одно можно сказать с уверенностью: у государственных компаний гораздо больше доля реинвестирования прибыли. "Сибнефть", как известно, в последнее время всю прибыль направляла на дивиденды, за небольшим исключением, и инвестиционные проекты реализовывала за счет заемных средств. С точки зрения финансового менеджмента это очень прогрессивно, однако при этом можно заметить, что апофеозом такой инвестиционной политики стала практически стагнация добычи у "Сибнефти".

Иван Трефилов: Сейчас государство предпринимает определенные действия для вмешательства в ситуацию на рынке нефтепродуктов. Можно ли ожидать, что переход «Сибнефти» под контроль государства позволит властям более эффективно регулировать рост цен на топливо?

Дмитрий Царегородцев: Что касается влияния на другие секторы нефтяного рынка, например - на рынок дизтоплива, бензина, возможно, оно будет даже отчасти положительным. Государственные компании больше склонны к патернализму, они будут под давлением правительства ограничивать цены на нефтепродукты, таким образом ужесточат конкуренцию, и как вариант - мы увидим какое-то перераспределение сил на топливном рынке, в частности, с него будут сметены мелкие, малоэффективные игроки. В целом, я думаю, это пойдет, может быть, даже и на благо отрасли.

Иван Трефилов: Аналитик инвестиционной компании Rye Man & Gor Securities Дмитрий Царегородцев не исключает, что в перспективе «Газпром» продолжит скупку российских нефтяных активов. Следующей, по его оценке, может стать компания «Татнефть», контролируемая властями Татарстана. Далее, скорее всего, последуют мелкие компании - на покупку крупных игроков российского сырьевого рынка «Газпром», судя по всему, денег уже не соберет.

Андрей Шарый: Продажу "Сибнефти" многие наблюдатели называют самой удачной сделкой ее уже бывшего владельца Романа Абрамовича. О политическом аспекте этой купли-продажи и о выгодной для Кремля модели поведения олигархов я беседовал с известным московским политическим экспертом, специалистом московского Фонда Карнеги Николаем Петровым.

Николай Петров: Мне кажется, что мы просто видим один из элементов реализации достаточно серьезной стратегии по возвращению государству контроля над нефтяной отраслью. Во-первых, в отношении Абрамовича мы только что узнали о двух новостях, и, видимо, они связаны друг с другом. Первое - это то, что Абрамович, по-видимому, будет продолжать работать губернатором Чукотки в следующие 4 года. И второе - это то, что окончательно пошла сделка по приобретению акций "Сибнефти". И мне кажется, что Абрамович - и эти две новости как раз иллюстрируют эту позицию - очень хорошо умеет строить свои политические отношения с Кремлем и, как следствие, получает экономические преференции тоже.

И вот сейчас в комментариях по поводу "Сибнефти" все сравнивают две крупнейшие акции государства по восстановлению контроля над нефтедобычей: одну - в отношении ЮКОСа, вторую - в отношении "Сибнефти". Понятно, что вторая гораздо более удобна для владельца компании, в данном случае Абрамовича, и по сути дела дает ему колоссальные деньги.

Андрей Шарый: Как вы думаете, Николай, в чем секрет этого умения Абрамовича строить отношения с кремлевскими чиновниками? С политологической точки зрения, что говорит вам опыт политолога, как правильно себя вести с нынешним Кремлем?

Николай Петров: Мне кажется, что хотя какие-то нюансы, может быть, даже более серьезные изменения и произошли за последние годы, тем не менее, есть некие общие правила, по которым и строятся отношения так называемых олигархов и миллиардеров с Кремлем. И главный принцип, на котором эти отношения строятся, - это принцип, что олигарх не является полным собственником своих активов, а он получил в руки эту собственность от исполнительной власти, и он обязан демонстрировать свое понимание интересов этой власти и идти ей навстречу тогда и так, как власть этого хочет. И если мы посмотрим на то, что делает Абрамович, и сравним это с тем, что делал, к примеру, Михаил Ходорковский, мы увидим, что Абрамович сплошь и рядом вкладывает деньги, спонсирует те проекты, которые представляются Кремлю или какой-то его части важными из государственных, из политических интересов.

Андрей Шарый: Абрамович, тем не менее, ведет себя - внешне, по крайней мере, - довольно вызывающе: футбольный клуб "Челси", одна из самых больших в мире яхт, постоянное появление на страницах гламурных журналов всего мира… В России ведь таких не любят, и олигархи, как правило, предпочитают оставаться подальше от прессы. По крайней мере, многие из тех, за кем стоят серьезные деньги. Как вы считаете, в чем загадка его такого поведения, почему он не боится Кремля? Где то главное, ради чего ему прощают такое поведение?

Николай Петров: Это понимание тех рамок, в пределах которых ему дозволены разного рода, в том числе, и эпатажные поступки. Если вы посмотрите ситуации, когда Абрамович становится героем новостей, то вы увидите, что обычно его поступки, которые способны породить сильные негативные чувства в народе и у политических элит, они моментально компенсируются какими-то шагами навстречу народным чаяниям и навстречу интересам власти. Это может быть вложение денег в ЦСКА после покупки "Челси", это может быть строительство яхты для президента после покупки двух своих яхт и так далее. Но всегда это как инь и янь: совершая какой-то поступок, который может восприниматься как эпатажный, Абрамович тут же публично или менее публично совершает другой поступок или жертвует огромные деньги в пользу тех интересов, которые ему диктуют какие-то политические кланы.

Андрей Шарый: Вы связали в одну проблему, в один политический узел два события дня - новость о возможном назначении Абрамовича на второй срок губернатором Чукотки и вот эту крупную экономическую сделку по продаже "Сибнефти". Чего ждет Кремль от Абрамовича во второй срок его пребывания губернатором Чукотки?

Это должна стать такая российская Аляска или что-то похожее?

Николай Петров: Я думаю, что в данном случае можно скорее говорить о том, что Чукотка, после прихода туда Абрамовича испытавшая очень серьезное финансово-экономическое улучшение, она оказалась в некотором смысле посажена "на иглу". И уход оттуда Абрамовича означал бы очень существенное ухудшение ситуации, избежать которого оказалось возможно, как раз оставляя там олигарха, который, в частности, свои личные налоги платит в Чукотке, что для ее бюджета является колоссально важным. Для Абрамовича сейчас, мне кажется, Чукотка - это реализация того принципа социальной ответственности бизнеса, который был провозглашен Кремлем. А именно: у тебя есть деньги, тебе разрешается ими пользоваться и жить в свое удовольствие - будь добр использовать часть этих денег для решения социально значимых проблем, в качестве одной из которых в данном случае выступает поддержание на плаву крайне депрессивного региона.

Андрей Шарый: Как вы считаете, в какой степени история с Ходорковским и история с Абрамовичем Кремлем используется в качестве показательных процессов, для того чтобы другие бизнесмены, другие олигархи понимали, как правильно нужно себя вести?

Николай Петров: Я думаю, что масштабы обеих фигур и масштабы самих дел ЮКОСа и бизнес-империи Абрамовича таковы, что все остальное, весь остальной бизнес может рассматриваться уже на втором-третьем плане. Хотя символическое значение того и другого пути решения или сохранения отношений между государственными структурами, между властью и бизнесом, безусловно, это некая модель, и это реально воздействует на то, как ведет себя бизнес по отношению к власти. Причем совсем не обязательно крупный, федерального значения бизнес по отношению к федеральной власти, но и относительно мелкий и средний бизнес - в отношении власти региональной.

XS
SM
MD
LG