Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Россия увеличивет поставки газа в Европу


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Сергей Сенинский.

Александр Гостев: Россия в ближайшие годы увеличит поставки газа в Европу на 60 миллиардов кубометров. Контракты уже подписаны. Это заявил вчера в Брюсселе президент Владимир Путин в преддверии открывшегося сегодня в Лондоне саммита Европейский Союз - Россия. Кроме того, впервые зарубежные энергетические компании предполагается допустить к разработке крупных месторождений газа на территории России. Тему продолжит мой коллега Сергей Сенинский.

Сергей Сенинский: Президент Путин объявил, что в ближайшие годы экспорт российского газа в Европу будет увеличен на 60 миллиардов кубометров. Это много или мало по сравнению с нынешним экспортом в этот же регион? Наш первый собеседник в Москве, аналитик инвестиционной компании "Проспект" Дмитрий Мангилев.

Дмитрий Мангилев: Сейчас Россия экспортирует на западные рынки порядка 180 миллиардов кубометров газа. Таким образом, увеличение на 60 миллиардов кубометров составит порядка 30 процентов от экспорта газа на Запад.

Сергей Сенинский: В целом из всего добываемого в России газа, какая часть приходится на внутреннее потребление? Сколько идет на экспорт?

Дмитрий Мангилев: Сейчас в России добывается порядка 650 миллиардов кубометров газа. На экспорт направляется порядка 50 процентов. Причем распределение здесь следующее: порядка 30 процентов отправляется в дальнее зарубежье и около 20 процентов отправляется на рынки стран бывшего СНГ.

Сергей Сенинский: Планы расширения экспорта российского газа в Европу связаны, в первую очередь, с проектом североевропейского газопровода из России в Германию по дню Балтийского моря. По крайней мере, экспорт планируется увеличить на 60 миллиардов кубометров, а полная проектная мощность будущего газопровода - 55 миллиардов. Однако сам этот проект еще недавно признавался некоторыми российскими экспертами нерентабельным. Имелась в виду вероятная нехватка газа из уже освоенных месторождений для его загрузки на полную мощность, а новые когда еще будут освоены.

Из Москвы аналитик международного рейтингового агентства Standard&Poor`s Елена Ананькина.

Елена Ананькина: Мне кажется, что на данной стадии очень сложно оценить рентабельность этого проекта. Построен он будет только к 2010 году. Четкого технико-экономического обоснования я пока не видела. Кстати, экономика этого проекта будет сильно зависеть от распределения обязанностей в консорциуме. Сейчас там 51 процент принадлежит "Газпрому", еще по 24 процента принадлежат двум европейским компаниям. По заявлениям "Газпрома", эта труба может быть заполнена газом, который будет добываться на новом месторождении. Действительно, новое месторождение потребует времени для своей разработки, но ведь и строительство трубы тоже.

Сергей Сенинский: Президент России заявил также о возможности впервые участие зарубежных компаний в разработке газовых месторождений в России в обмен на участие, видимо, "Газпрома" в продаже своего же газа в Европе. Разве зарубежные компании не участвуют уже в подобных проектах, например, "Сахалин-1" и "Сахалин-2"?

Дмитрий Мангилев: Президент Путин говорил о том, что впервые западные компании будут разрабатывать газ на территории России. Здесь, видимо, имелось в виду участие западных компаний в достаточно крупных проектах, в таких как разработка Южно-Русского месторождения в Ямало-Ненецком автономном округе с запасами порядка 700 миллиардов кубометров газа. Возможно, также речь шла об участии в проектах совместно с "Газпромом". Поскольку такие проекты как "Сахалин-1" и "Сахалин-2" были задуманы как Соглашение о разделе продукции, в которых изначально принимали участие только западные компании.

Сергей Сенинский: В перспективе весьма недалекой в течение 5 ближайших лет примерно, весь газовый рынок Европы будет либерализован, то есть открыт для свободной конкуренции на нем как национальных, так и зарубежных компаний. Уже сегодня в той же Германии антимонопольные ведомства настаивают на прекращении практики заключения долгосрочных контрактов на поставку газа, как препятствующей выходу на этот рынок новых участников и как следствие становлению на нем конкуренции. А ведь и "Газпром" стремится именно к многолетним контрактам.

Елена Ананькина: Это действительно давняя история в Европейском Союзе с газовой директивой, с либерализацией рынка газа. Насколько мне известно, "Газпром" ее в целом решил, так как старые многолетние контракты трогать никто не собирается. Здесь есть базовые противоречия. С одной стороны, разработка газовых месторождений, строительство трубы это очень долгое капиталоемкое мероприятие. Поэтому любой компании выгодно иметь долгосрочный контракт. В то же время покупателям выгодно стимулировать конкуренцию. Но нельзя сказать, что долгосрочные контракты защищают "Газпром". Это совершенно не так. Потому что даже по долгосрочным контрактам цена на газ устанавливается в привязке к рыночной цене нефтепродуктов.

Сергей Сенинский: В России, на ваш взгляд, внутренний рынок газа по-прежнему не будет представлять особого интереса для западных энергетических компаний, пока цены на нем остаются искусственно заниженными, как впрочем, и для независимых российских компаний производителей газа, или это не так?

Дмитрий Мангилев: Российский рынок газа на длительное время, по всей вероятности, останется малопривлекательным для западных компаний по ряду причин. В первую очередь, это связано с тем, что цены на газ долгое время будут оставаться регулируемыми со стороны государства и, соответственно, заниженными. Мало того, "Газпром" пока в целом может удовлетворить спрос на газ на внутреннем рынке, и маловероятно, что он пустит на этот рынок западные компании.

Что касается независимых российских производителей газа, то они пока не имеют фактически доступа на внешние рынки. Им остается только работать на внутреннем рынке, привлекателен он для них или нет.

Сергей Сенинский: Можно ли говорить о некоей связи между планами расширения экспорта газа из России в ближайшие годы и планами сокращения его потребления внутри самой России в целях выравнивания топливного баланса, в котором доминирует газ? Или пока новых стимулов энергосбережений или перехода на новые источники энергии, по сути, нет?

Елена Ананькина: Сейчас в России действительно парадоксальная ситуация. Газ жечь выгодно, потому что он дешевый, а регулируемая цена на него очень низкая. Действительно, в 70-е - 80-е годы ХХ века, когда весь мир занимался энергосбережением, в России ничего подобного фактически не было. Зимой у нас по-прежнему форточки все открывают. Разные эксперты по-разному оценивают потенциалы энергосбережения в России, но очевидно, что он огромный, а во-вторых, зависит, прежде всего, от реформы в энергетике и жилищно-коммунальном хозяйстве.

Если говорить о наполнении внутреннего рынка газом, то нужно отметить, что есть независимые компании, есть нефтяники, которые были бы рады продавать газ на внутреннем рынке некоторых регионов, есть сопредельные страны, где растет добыча газа - это и Казахстан, Узбекистан, Туркмения. Хотя там есть политические риски, но, тем не менее, газ-то там присутствует.

XS
SM
MD
LG