Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Екатеринбурге прошел съезд малого предпринимательства


Программу ведет Светлана Кулешова. В программе принимает участие Анатолий Филиппенков, президент Свердловского областного Союза предприятий малого бизнеса

Светлана Кулешова: На днях в Екатеринбурге прошел съезд малого предпринимательства. На него прибыли почти 400 делегатов Свердловской области. Предметом обсуждения стали, в частности, проблемы бизнесменов на селе и отношения с властью. Половина бюджета Екатеринбурга формируется за счет доходов среднего и малого бизнеса, и предприниматели претендуют на равноправный диалог с властями. Тему продолжает екатеринбургский корреспондент Радио Свобода Дарья Здравомыслова.

Дарья Здравомыслова: На сегодняшний день более 70% малого бизнеса Свердловской области сосредоточено в Екатеринбурге. Это говорит о большом разрыве между крупными городами и городами поменьше. В том числе поселками и деревнями. По словам президента Свердловского областного союза малого и среднего бизнеса Анатолия Филиппенкова, есть поселки, где предпринимательства нет как такового.

Анатолий Филиппенков: Многие главы администраций не знают, что надо переосмысливать работу с малым бизнесом. Где нет предпринимателей, там надо их организовать, давать новые возможности, помогать. Чем больше войдут предприниматели в глубинку, чем больше добросовестной конкуренции, тем меньше себестоимость продуктов, тем выше уровень жизни.

Дарья Здравомыслова: Но начинать свой бизнес, как отмечают участники съезда, не так просто. Проблема - в кредитовании. Спрос на кредиты оценивается по стране в 25-30 миллиардов долларов. В реальности же он удовлетворяется лишь на 5%. В этой связи большую роль в развитии малого и среднего бизнеса могут сыграть крупные банковские структуры, продвигая программы кредитования и поддержки предпринимательства. Другую проблему обозначил руководитель группы компаний «Лев&Лев-аудит» Евгений Артюх. Говорит, что в Екатеринбурге бизнес развивается не благодаря, а вопреки власти. Непрозрачна система предоставления муниципальной собственности в аренду, а также порядок приватизации. И эта проблема будет усугубляться. Потому что до 2008 года та муниципальная собственность, которую сейчас арендуют под магазины и офисы, должна быть продана. Евгений Артюх считает, что диалог с властью возможен при одном главном условии.

Евгений Артюх: Бизнес-сообщество должно понять, что оно единая сила, консолидированная, и она может вести диалог с властью. Разрозненные предприниматели с самыми колоссальными своими проблемами не смогут достучаться до власти, совершенно очевидно. Поэтому задача этого съезда – консолидировать бизнес и вести диалог с властью.

Дарья Здравомыслова: Также предприниматели ждут от власти поддержки в создании положительного имиджа бизнесмена в обществе. По словам Евгения Артюха, сегодня большинство предприятий занимается благотворительностью. Для благотворителей особых льгот нет, но хотя бы общественное признание они получить должны.

Светлана Кулешова: Анатолий Филиппенков, председатель оргкомитета съезда и президент Свердловского областного союза предприятий малого бизнеса сегодня в Екатеринбургской студии Радио Свобода. Доброе утро, Анатолий Анатольевич.

Анатолий Филиппенков: Доброе утро.

Светлана Кулешова: Мы уже послушали кусочек вашего выступления с высокой трибуны, со второго съезда. И вот сейчас встречаем вас у себя в студии. Итак, какие основные вопросы решал второй съезд предпринимателей, представителей малого бизнеса?

Анатолий Филиппенков: Проблем у малого бизнеса очень много. Это нормативно-правовое регулирование в сфере малого предпринимательства в условиях реформы местного самоуправления. Это и кредитование, это административные барьеры.

Светлана Кулешова: И все эти вопросы вы и хотели решить на этом съезде?

Анатолий Филиппенков: Да, но предварительно у нас было пять секций и два «круглых стола», то есть предварительно мы все эти острые вопросы обсудили, все эмоции выплеснули, более-менее сделали приличное как бы решение, и уже на пленарном заседании в здании правительства Свердловской области мы уже обсуждали конкретные предложения.

Светлана Кулешова: Сколько было делегатов на съезде?

Анатолий Филиппенков: У нас было 364 делегата и 150 гостей, причем гости были и иностранные консулы и главы администраций, и ученые, и законодатели, и представители власти, и представители силовых органов.

Светлана Кулешова: А делегаты откуда были? Каким образом вопрос об их участии в съезде решался?

Анатолий Филиппенков: Мы серьезно провели наш съезд в том смысле, что делегаты были практических из всех уголков «от Москвы до самых до окраин», то есть из самых северных районов, представители малых городов, даже поселков.

Светлана Кулешова: Ну, от Москвы – это преувеличение. Все-таки от Свердловской области делегаты были, да?

Анатолий Филиппенков: Да. Ну, я так образно сказал. Представители 67 муниципальных образований были, и они выбирали у себя с помощью глав администраций представителей малого бизнеса, обсуждали свои проблемы на месте. И делегаты уже приезжали сюда к нам в Екатеринбург уже с конкретными предложениями, где именно все, что боль и страдания они на месте испытывают, и давление и противодействие власти, мы все это обсуждали на высокой трибуне.

Светлана Кулешова: Я предлагаю нашим радиослушателям также ответить на вопрос: решились бы лично вы начать сейчас свой малый бизнес? Или вы считаете, что шансов стать успешным предпринимателем в 2005 году нет?

Анатолий Анатольевич, предыдущий первый съезд представителей малого бизнеса был в 2003 году, если я не ошибаюсь. Вот два года было перерыва. Что изменилось за это время? И почему вы вообще решили сделать такой большой перерыв?

Анатолий Филиппенков: Прежде чем решать проблемы, мы решили объединиться. Поэтому первый съезд у нас был под девизом «консолидация и перспективы». Мы сумели как-то более-менее организовать общее предпринимательское пространство. Очень много было союзов разных направлений и ориентаций. Мы объединились. И если раньше мы считали, что с политикой у нас бизнес, то теперь мы поняли, что лоббировать свои интересы надо идти в депутаты, и не когда закон выйдет, начинать с ним бороться. Как единый закон на вмененный налог – мы его невменяемым называем. Там столько проблем появилось, когда появился этот закон. И даже в конфликт с депутатами мы вошли. И теперь мы поняли, что надо работать на стадии подготовки закона. И тогда легче его реализация будет. И мы даже подписали соглашение с «Единой Россией» и правительством Свердловской области, где как бы мы помогаем «Единой России», они помогают нам продвигать наши интересы в законы.

Светлана Кулешова: На это вы потратили два года.

Анатолий Филиппенков: Да. И сейчас мы как бы укрупнились, у нас уже и свои юристы, и мы стали жить лучше, средний класс, малый бизнес, и многие перешли уже от «купи-продай» к своему производству. А чтобы выиграть свое производство в конкуренции с «большими акулами», иначе проглотят, надо снижать стоимость, повышать качество. А это уже новые технологии, это уже инновационный бизнес.

Светлана Кулешова: И это мы подошли к задачам на следующие два года, да?

Анатолий Филиппенков: Да.

Светлана Кулешова: Развитие инновационных технологий.

Анатолий Филиппенков: Да. То есть многие не знают, что 80% всех изобретений в мире делают малые наукоемкие инновационные предприятия. «Силиконовая долина» – это ведь малое предприятие.

Светлана Кулешова: «Силиконовая долина», слушателям скажу, - это предприятие в Екатеринбурге, которое занимается торговлей компьютерами, если не ошибаюсь.

Анатолий Филиппенков: Нет, вы ошибаетесь.

Светлана Кулешова: Разработкой программного обеспечения.

Анатолий Филиппенков: Это в Америке знаменитая «Силиконовая долина», откуда пошли новые технологии.

Светлана Кулешова: А, у нас просто есть одноименное предприятие.

Анатолий Филиппенков: Сейчас новые «уралмаши» не построишь. Сейчас двигатели, моторы новых ресурсо-, энергосберегающих технологий – малые предприятия, потому что на больших предприятиях там свой конвейер налажен, там на новые технологии не переделаешь. Например, Академия наук внедряет только 3% технологий.

Светлана Кулешова: Анатолий Анатольевич, сколько и каких у нас сейчас малых предприятий? Сколько предприятий, как вы говорите «купи-продай»? И сколько предприятий, которые занимаются развитием наукоемких технологий?

Анатолий Филиппенков: У нас примерно 52% малого бизнеса работает в торговле. И 4% малых предприятий занимается новыми технологиями. Примерно 18-20% занимаются производством. И приоритет работы нашего союза – помогать предприятиям, которые занимаются производством, особенно в инновационном бизнесе.

Светлана Кулешова: Есть еще другая статистика. Больше 70% представителей малого и среднего бизнеса в Екатеринбурге, а в городах области соответственно меньше четвертой части получается. Так?

Анатолий Филиппенков: Да. Это очень острая проблема, потому что в связи с новым законом о муниципальных образованиях, который с 1 января будущего года появится, муниципальные образования будут работать в новых условиях. Каждое малое предприятие, прописанное в муниципальных образованиях, и будут большие проблемы для муниципальных образований. То есть если раньше муниципальным образованиям давали деньги из Свердловской области, они просили, то теперь придется зарабатывать. А зарабатывать можно только с помощью малого бизнеса. А во многих малых городах вообще нет малого бизнеса, особенно на севере, в поселках.

Светлана Кулешова: Так это значит, что сейчас начнется бурное развитие, раз поставили муниципалитеты в такие условия, или нет?

Анатолий Филиппенков: Да, они это поняли. Но там просто они не знают, как это делать. Многие руководители глав администраций еще совдеповского уровня. Они не знают, что такое рыночные отношения, они не знают законов экономики и специфику поддержки малого предпринимательства. Это нас очень беспокоит.

Светлана Кулешова: Что делать?

Анатолий Филиппенков: Надо переучиваться, надо ехать в Екатеринбург, надо нашему Союзу в глубинку выходить, надо организовывать Союзы малого бизнеса при муниципальных образованиях, надо какую-то учебу пройти главам администраций.

Светлана Кулешова: У нас есть телефонный звонок. Здравствуйте, вы в эфире. Слушатель: Меня зовут Владимир, я из Москвы. Отвечая на вопрос, который вы поставили, да, можно заниматься малым предпринимательством. Я, собственно, сам решился, я – индивидуальный частный предприниматель. Я считаю, что можно получать доходы, если дело достаточно рентабельно. А дальше идет ремарка. Вопрос в том, какое направление бизнеса мы выбираем. Вот в вашей передаче прозвучало такое выражение «купи-продай». Так вот, я хочу заметить, что ведущие мировые учебники по экономике говорят, что любое производство начинается с маркетинга, то есть производитель разрабатывает нечто, что не будет иметь спроса – это не совсем рентабельно. А вот попытки в нашей реальности разрабатывать и производить нечто, что не будет иметь спроса или что не продуманно, приводит к небольшим трагедиям. Энтузиасты разрабатывают и производят новые какие-то технологии, но они не умеют продвинуть это на рынок, они относятся к этому немножечко «купи-продай», а дальше их изобретения либо за бесценок скупаются крупными корпорациями, либо эти изобретатели и производители учатся (это я просто знаю на практике) обманывать тех, кто продвигает их изобретения на рынок.

Светлана Кулешова: Владимир, а вы «купи-продай» или вы изобретаете, производите?

Слушатель: Нет, я не изобретаю, не произвожу, я занимаюсь, если так можно выразиться, информационным бизнесом. Я вообще ничего не покупаю, не продаю. Я, как и мои коллеги, довожу информацию до потенциальных и непотенциальных потребителей, и часть тех, до кого мы доводим информацию, реагирует на наши предложения, и с ними мы работаем.

Светлана Кулешова: Анатолий Анатольевич, комментируйте поступивший звонок.

Анатолий Филиппенков: То же самое «купи-продай». Вы продаете свою информацию, продаете то, что узнали. Вы же не бесплатно занимаетесь этим бизнесом.

Светлана Кулешова: То есть к такого рода бизнесу вы тоже относитесь так.

Анатолий Филиппенков: Да, это продаются услуги. Нет, я уважаю каждый бизнес «купи-продай», хоть товары, хоть продукты, хоть пиво продают или сигареты. Но для России, которая должна подняться с колен и занять достойное место в мировой экономике, в первую очередь мы должны поднять научно-технический уровень производства. Сколько предприятий простаивает, особенно в машиностроительном комплексе. И мы для этого должны поднять малые наукоемкие предприятия, которые работают, новые идеи, ресурсо-, энергосберегающие технологии.

Светлана Кулешова: Есть ли статистика, сколько выживает предприятий, которые изначально нацеливаются на «купи-продай», и сколько выживает предприятий, которые начинают как предприятия наукоемкие? Вот сейчас 4% всего существует предприятий, которые каким-то образом с наукой связаны.

Анатолий Филиппенков: Дело в том, что когда идешь во что-то новое, риска намного больше, и сразу прибыль не получаешь. Поэтому «купи-продай» намного легче и надежнее работает. Поэтому там в бизнесе меньше рискуют. Поэтому на Западе все инновационные, наукоемкие предприятия пользуются какими-то льготами, какие-то каникулы налоговые имеют, какую-то поддержку государства. И мы гордимся, что наш союз малого бизнеса Федеральный фонд поддержки малых наукоемких предприятий, возглавляемый Бортниковым в Москве, сделал нас головным. И мы с помощью этого фонда 150 миллионов получили на Свердловскую область. В частности, по программе «Старт» опыт Свердловской области является лучшим в России. Это для тех, кто начинает новый наукоемкий бизнес. И многие предприниматели, которые перешли из оборонного комплекса, из институтов, организовали свои маленькие наукоемкие предприятия, они уже стали внедрять свои разработки на больших предприятиях. То есть как бы доводят от идеи до промышленного образца.

Светлана Кулешова: Пожалуйста, примеры приведите.

Анатолий Филиппенков: Ну, например, научно-производственное предприятие «Фан», которое возглавляю я (извините за пример, он ближе), мы делаем такие разработки. ВСНПО «Висмат» – это крупнейший гигант титанового производства в Свердловской области, или «Уралвагонзавод», такие разработки, которые не могли решить ни академии, ни институты, мы решаем.

Светлана Кулешова: Это деньги приносит или только моральное удовлетворение?

Анатолий Филиппенков: Нет, мы заключили договоры, нам платят деньги. И предприятия сейчас только тогда платят науке деньги, когда они имеют на этом деле прибыль, когда они внедряют технологию.

Светлана Кулешова: Сколько должно пройти времени с того момента, как предприятия начнут платить прибыль? Вот совершено какое-то открытие, которое можно внедрить в производство. Сколько месяцев, может быть, лет это малое предприятие должно существовать за счет каких-то внешних ресурсов, а не за счет собственной прибыли?

Анатолий Филиппенков: У нас накоплен очень большой научно-технический потенциал, очень много изобретений, которые лежат на полках, старые разработки. И путь от идеи до машины, к сожалению, может быть длинным. И поэтому гениальность разработок, технологий, когда без капвложений, без трудоемкости быстро внедряется. Вот тогда технология эффективна и рентабельна. Такие находятся идеи, которые можно быстро внедрить.

Светлана Кулешова: Анатолий Анатольевич, какие основные проблемы у малого и среднего бизнеса? Можно ли говорить о том, что есть проблемы, которые свойственны представителям малого бизнеса во всем мире, только в России, на Урале? Есть общие для всех проблемы?

Анатолий Филиппенков: Проблемы, конечно, есть общие во всем мире. Есть те самые административные коррупционные барьеры, они по всему миру идут. И только на Западе эти барьеры намного меньше, чем у нас. И это считается самым страшным барьером, это как удавка на нашем развитии малого предпринимательства, потому что чтобы открыть химчистку или парикамахерскую, не дай Бог, собственное производство, это надо столько кругов ада проходить.

Светлана Кулешова: И у нас, и за рубежом.

Анатолий Филиппенков: Да, но за рубежом там более четкие законы, и более понятно. Там коррупции намного меньше, хотя коррупция и на Западе есть. Потому что административные барьеры это и есть коррупционные барьеры. Поэтому наша задача, по законодательству для малых предприятий должна быть упрощенная форма выдачи лицензий, доступа к имущественно-хозяйственным отношениям и так далее. А часто малым предприятиям предъявляют такие же требования, как к огромному заводу «Уралмаш». И вот наша задача – упростить и уменьшить эти административные барьеры. В частности, принцип «единого окна», то есть все контрольно-надзорные органы собираются как бы в одно окно, и в этом случае документы сдаешь в одно окно, и упрощается по времени в два-три раза, и по себестоимости тоже значительно ниже для предпринимателя.

Светлана Кулешова: Анатолий Анатольевич, вот есть Союз предприятий малого и среднего бизнеса. Какие еще есть объединения у представителей малого бизнеса?

Анатолий Филиппенков: У нас в Свердловской области около 70 различных объединений, ассоциаций предпринимателей. Такое наиболее крупное – это отделение малого бизнеса Союза предприятий металлургического комплекса, возглавляемое Верещагиным. У нас есть много объединений в торговле, много объединений Северного Урала, в Краснотурьинске очень сильные объединения, в Нижнем Тагиле объединения территориальные. Бывают территориальные, бывают по отраслевому признаку: строительство, торговля, производство и так далее.

Светлана Кулешова: Вроде как кажется, человек или бизнесом должен заниматься, или в общественных объединениях состоять. Неужели хватает представителям малого бизнеса времени и на то, и на другое? Неужели они чувствуют необходимость этой консолидации?

Анатолий Филиппенков: Дело в том, что бизнес-сообщество должно объединяться. Вышел новый закон об объединениях. Только в этом случае с нами будет и власть считаться, мы можем найти своих юристов, и мы можем как-то сформулировать свои отношения с депутатами городской, областной думы. И мы как раз этим занимаемся, стараемся выработать обобщенные решения, которые удовлетворяют и бизнес-сообщество, и власть. Просто задачи у нас одни – надо поднять уровень производства, безработицу снизить, налоги заполнить и жить лучше.

Светлана Кулешова: Я вот сегодня специально называла не все ваши должности и регалии. Во-первых, слишком длинно. Во-вторых, на конец беседы берегла. Вы еще и советник по вопросам малого бизнеса при полномочном представителе президента в Уральском федеральном округе. Что дает вам эта должность? И если уж говорить об институте полпредства, это лишний институт на пути малого бизнеса к прибыли, или это институт, который помогает?

Анатолий Филиппенков: Когда организовали аппарат полпреда по Уральскому федеральному округу, честно говоря, многие предприниматели с недоверием к этому отнеслись: лишние чиновники, лишние рты, лишние барьеры административные. А когда мы поработали, то мы поняли: это очень эффективный орган для малого бизнеса. В каком плане? Владимир Владимирович Путин, наш президент, повернулся лицом к малому бизнесу и дал «зеленый свет». И вот только глыбы бюрократии, которые находятся между президентом и предпринимателями, сдерживают многие решения нашего президента. А когда здесь рядом, Москва – далеко, тот аппарат полпреда, мы часто обращаемся, когда нарушают федеральные законы. Предположим, малым предприятиям Свердловской области все время задерживают возврат НДС. То есть малые предприятия послали на экспорт свою продукцию в Швецию, Германию, Казахстан, а деньги, компенсацию, которые они должны получить, задерживают, как положено, не на три месяца, а через полгода с лишним, уже интерес теряется, то есть нарушается федеральный закон. Из-за этого экспорт снизился малых предприятий за рубеж. И при полпреде есть Совет по малому бизнесу, при господине Латышеве, при главном федеральном инспекторе Байдукове Викторе Анатольевиче есть совет.

Светлана Кулешова: Какая-то куча советов. Зачем столько советов?

Анатолий Филиппенков: А вы знаете, какая-то вертикаль должна быть. Ведь есть же вертикаль Путин – Россель. Кстати, день рождения у Путина был, на следующий день – у нашего губернатора Росселя.

Светлана Кулешова: Думаете, есть какая-то связь?

Анатолий Филиппенков: Вот эта вертикаль заканчивается, дальше начинается гражданское общество, но оно должно быть развитым.

Светлана Кулешова: Ну, вы сами говорите, что зачастую малому бизнесу мешают глыбы бюрократизма. И тут же буквально через предложение перечисляете: вот есть такой совет при таком чиновнике, при таком чиновнике, при другом чиновнике. За счет чего, во-первых, они кормятся, а, во-вторых, что они дают?

Анатолий Филиппенков: А вот, когда бежать некуда, или в «серый дом» или в «белый дом»…

Светлана Кулешова: «Серый дом» обидел – бежим в «белый дом».

Анатолий Филиппенков: Нет. Лучше всего, если или силовики накатили незаконно, конкурент заказал, силовики пришли проверять, причем проверяют по полному счету, или чиновник отказывает в правах предпринимателю, лучше всего идти в аппарат полпреда.

Светлана Кулешова: Все понятно.

Анатолий Филиппенков: Там решат. Я вас уверяю.

Светлана Кулешова: Чтобы было куда пойти, столько разных советов, если обижают.

Анатолий Филиппенков: Да. Именно через совет, который надзорный орган. Только там можно получить жесткую помощь предпринимателям.

XS
SM
MD
LG