Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Министерство финансов России намерено ограничить внешние заимствования государственных компаний


Программу ведет Арслан Саидов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Сергей Сенинский.

Арслан Саидов: Зарубежные долги российских государственных компаний уже превысили 20 миллиардов долларов (это больше, чем оставшийся долг России Парижскому клубу) плюс кредиты, полученные компаниями от зарубежных банков. Министерство финансов намерено ограничить внешние заимствования государственных компаний, переориентировав их на внутренний финансовый рынок. Но достаточно ли на нем денег? Почему, несмотря на сверхдоходы, получаемые Россией от экспорта нефти и газа, крупнейшие государственные компании по-прежнему занимают деньги за рубежом? Тему продолжит Сергей Сенинский.

Сергей Сенинский: Более половины всех еврооблигаций, эмитированных на сегодня российскими компаниями и банками, приходится на облигации государственных компаний и государственных банков. В чем причина? Им не хватает тех денег, которые есть в самой стране, или условия займов хуже, чем на Западе? На первый собеседник в Москве главный экономист "Альфа-банка" Наталья Орлова.

Наталья Орлова: Действительно, проблема емкости рынка. Связано это с тем, что приток нефтедолларов аккумулируется бюджетом, в частности Стабфондом. Поэтому емкость банковского рынка не очень большая. Активы российских банков по отношению к ВВП по-прежнему 44 процента, что гораздо меньше, чем в других странах, соответственно, в возможности давать кредиты они ограничены. В целом оттого, что в принципе ликвидности мало, несмотря на приток нефтедолларов (они в банковскую систему не поступают), приходится компаниям занимать за рубежом.

Сергей Сенинский: Большинство крупнейших российских государственных компаний уже имеют рейтинги ведущих международных рейтинговых агентств. Как обычно оценивается, какой объем долгов является еще нормальным, а какой уже завышенным, то есть предполагающим некие риски? Руководитель представительства "Standard & Poor's" в России и странах СНГ Алексей Новиков.

Алексей Новиков: В принципе "Standard & Poor's" использует стандартный инструментарий финансового анализа. Мы, когда оцениваем долговую нагрузку, смотрим, естественно, на такие параметры как соотношение долга и выручки, долговой нагрузки и финансового потока и многие другие параметры. Однако я должен сказать, что для нас качественный анализ ситуации также важен, как и количественный. Даже при относительно низких параметрах долговой нагрузки, мы можем усмотреть риски операционные, бизнес-риски, страновые риски, которые приведут нас к заключению о рейтинге относительно низком.

Сергей Сенинский: Когда год назад "Роснефти" понадобились миллиарды долларов, чтобы оплатить покупку компании "Юганснефтегаз", ранее принадлежавшую "Юкосу", их, пусть и не все, но довольно быстро нашли государственные банки. А когда "Газпром" собрался покупать компанию "Сибнефть", он занял деньги у западных банков.

Наталья Орлова: Здесь существует такой принципиальный аспект. Российские банки по действующему законодательству не могут предоставить одному заемщику кредит, превышающий 25 процентов капитала банка. В конкретном случае, "Сбербанк" какой бы то ни было компании не может предоставить кредит, который больше, на данный момент, приблизительно 2 миллиардов долларов. В целом проблема заключается в том, что даже крупный российский банк, в частности "Сбербанк", не может финансировать большое количество проектов, сделок будь то "Газпром", или "Роснефть", или кто-то еще. Почему "Газпром" занимал за рубежом? Потому что у "Сбербанка" он уже брал кредит, у ВТБ он уже брал кредит. Поэтому 13 миллиардов долларов в России просто негде взять.

Сергей Сенинский: В августе 1998 года государство Российское по сути просто отказалось выполнять свои же долговые обязательства. Сегодня объем аналогичных обязательств России минимален, зато увеличиваются другие, в том числе государственных компаний. Если иметь в виду новейшую историю других стран, были ли в практике агентства "Standard & Poor's" случаи, когда государство по тем или иным причинам отказывалось погашать долговые обязательства компаний, которые находятся под полным или подавляющим контролем того же государства?

Алексей Новиков: Да, конечно, такие случаи были и не один, прежде всего, в развивающихся странах, хотя были такие случаи и в развивающихся странах. Один из относительно недавних примеров - это дефолт китайской компании, которая принадлежала провинции Куандун. Она занималась торговлей, пищевой и легкой промышленностью, недвижимостью, гостиницами, финансовыми услугами, инфраструктурой. В 1998 году компания по сути дела объявила дефолт. Правительство провинции намеревалось предоставить ей финансовую поддержку в объеме около 1 миллиарда долларов, но это требовало одобрения правительства КНР. Решение было отложено. Такие случаи были в Уругвае, Бразилии, даже в Великобритании. Так что, случай достаточно распространенный. Я должен сказать, что за последние 30 лет, вообще, роль государственной поддержки сильно сокращается.

Сергей Сенинский: Руководитель Департамента финансовой политики Министерства финансов России Алексей Саватюгин, выступая на конференции в Санкт-Петербурге на прошлой неделе, говоря о необходимости ограничить внешние заимствования государственных компаний, заявил о том, что в России достаточно развит внутренний рынок. Но если на этом рынке денег для финансирования самых крупных проектов просто не хватает, что, на ваш взгляд, имелось в виду?

Наталья Орлова: По поводу того, что имел в виду, я думаю, что это просто подтверждение той позиции, что Министерство финансов ищет способы борьбы с инфляцией. Предложение этих мер по ограничению внешних заимствований - это предлагается именно под соусом того, что это поможет сдержать монетарную инфляцию в России. Поэтому, мне кажется, что заявление скорее такого политического характера.

По поводу емкости рынка, мы можем говорить, что хотелось бы этот рынок развивать, но на данный момент он явно недоразвит.

Сергей Сенинский: Нынешние рейтинги, присвоенные крупнейшим российским компаниям выше, чем были ранее, но они едва перешли из спекулятивной в инвестиционную категорию, причем далеко не все еще.

Алексей Новиков: До инвестиционной категории средней российской компании еще как минимум 3-4 ступеньки. А что касается самой высокой категории, то для тех компаний, которые находятся на уровне Российской Федерации, это три рейтинговые категории или восемь ступенек, то есть это еще достаточно большой путь.

Сергей Сенинский: Если иметь в виду крупнейшие государственные компании, много ли из них имеют тот же рейтинг, по вашей шкале, что и Россия в целом?

Алексей Новиков: Это "Российские железные дороги" и "Внешторгбанк".

XS
SM
MD
LG