Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ситуации вокруг малого бизнеса в Петербурге


Программу ведет Дмитрий Казнин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская. Гость студии - заместитель председателя петербургского отделения организации "Опора России" Александр Мишин.

Дмитрий Казнин: 18 процентов населения России сегодня заняты в малом бизнесе. Большая часть этих людей занимается торговлей, и чем дальше, тем труднее им становится соревноваться с крупными торговыми сетями. Петербургские предприниматели называют свои отношения с местными властями войной.

Татьяна Вольтская: Последнее время в Петербурге постоянно митингуют предприниматели. Это и владельцы торговых павильонов, которых отбрасывают подальше от метро, так и не предоставив обещанных альтернативных мест для торговли. Это и работники автопарков, не желающие, чтобы в городе запретили ездить на маршрутных такси, и владельцы торговых павильонов на остановках транспорта. Противостояние малого бизнеса и городской администрации действительно похоже на войну. Люди вложили деньги в торговые точки, по требованию властей несколько раз переоборудовали их и вот теперь, как это было у метро "Московская", торговые зоны огораживают бетонными заборами, а люди в ответ выходят на улицу и объявляют голодовки. Уничтожение торговых павильонов лишает работы десятки тысяч горожан. Между тем, губернатор Валентина Матвиенко заявляет, что поддержка малого предпринимательства - это одна из важнейших задач городского правительства, что малый бизнес, уже выполняющий 30 процентов городского заказа, приобретает все больший вес в экономике города.

Депутат Госдумы Оксана Дмитриева считает, что на самом деле ситуацию с малым бизнесом в Петербурге можно назвать катастрофической.

Оксана Дмитриева: Ликвидируют торговлю в метро, которая функционирует уже более 10 лет на основе концепции развития торговли в метрополитене, которая уже была проверена и органами, отвечающими за безопасность, санитарно-эпидемиологический контроль и так далее. Все сроки аренды прекращаются, их не продлевают, и метро отдают на откуп продаже цветов, средств массовой информации. Если это борьба с терроризмом, то цветы ничем не лучше галантереи или мыла. В общем, аргументы не выдерживают критики. Есть просто передел рынка.

Татьяна Вольтская: По словам Оксаны Дмитриевой, оборот питерских малых предприятий за 2004 год сократился в 1,5 раза, притом что в целом по России он в 1,5 раза увеличился.

Оксана Дмитриева: Разрушая систему конечной, розничной торговли, малой, разрушают и остатки производственного малого бизнеса, оптового торгового звена и так далее.

Татьяна Вольтская: Матвиенко говорит о готовности выступить с инициативой изменения федерального законодательства в сфере арендных отношений, но Оксана Дмитриева называет это демагогией, ибо город как собственник может задать любые условия выкупа помещений.

Дмитрий Казнин: Сегодня у нас в гостях Александр Мишин, заместитель председателя петербургского отделения организации "Опора России". Мы поговорим о ситуации вокруг малого бизнеса в Петербурге и о других не менее интересных вещах.

Александр Александрович, такая получается странная ситуация. С одной стороны, в официальных документах и речах говорится о постоянном увеличении количествах малых предпринимателей, оборота малого бизнеса в городе. С другой стороны, говорят эксперты о том, что, наоборот, малый бизнес душится в Петербурге самыми различными способами. По вашему мнению, какова ситуация на самом деле?

Александр Мишин: На самом деле ситуация ближе к катастрофической. Потому что то, что заявляется официально, это мне напоминает эпоху позднего Брежнева, когда становится жизнь все хуже и хуже, а по официальным сводкам она все лучше и лучше.

Дмитрий Казнин: Если говорить о цифрах, есть информация, что в последнее время число малых предприятий в городе увеличилось на 35 тысяч, численность работников, занятых в малом бизнесе, возросла на 7 тысяч человек.

Александр Мишин: Я могу сказать, что эти данные не имеют ничего общего с действительностью, потому что мониторинг правительством города не проводится, просто нет таких данных. По нашим данным, которые перекликаются с данными, которые имеют внутреннее хождение, допустим, в Комитете экономического развития, за прошлый год количество малых предприятий сократилось больше чем на тысячу человек, а по нашим данным за 9 месяцев этого года, где-то еще на две тысячи. Так что ни о каком увеличении числа малых предприятий не может быть и речи.

Дмитрий Казнин: Можно говорить о том, что два последних года в Петербурге именно городская власть так относится к малому предпринимательству или это какая-то общероссийская тенденция, по-вашему мнению?

Александр Мишин: Если брать по России в целом, то ситуация неоднозначная. Очень многое зависит от того, как региональная власть относится к малому бизнесу. Скажем, в Ленинградской области ситуация намного лучше, чем в Санкт-Петербурге. Допустим, на развитие и поддержку малого бизнеса при бюджете 105 миллиардов рублей в Санкт-Петербурге выделено было 50 миллионов всего. А в Ленинградской области в этом же году при бюджете 30 миллиардов (то есть в три раза меньше) было выделено 180 миллионов. Вот, пожалуйста, цифры говорят сами за себя.

Дмитрий Казнин: Если говорить о конкретных моментах, как проявляются отношения городской власти и малого бизнеса? Я имею в виду, естественно, что происходило в Петербурге в последнее время.

Александр Мишин: В последний год ситуация с остановочными павильонами накалена до предела, и, в принципе, никак не решается. По законности распоряжения 1885 есть большие сомнения, но в то же время есть распоряжение губернатора, чтобы были предоставлены альтернативные места, но на настоящий момент - хотя срок был 1 апреля 2005 года - ничего не сделано фактически ни в одном из районов. С осени, с сентября началось удаление торговли из метрополитена. Значит, это прикрывается заботой об антитеррористической безопасности, а на самом деле господин Вахмистров в интервью газете "Деловой Петербург" сказал, что "нам в метро не нужны непонятно какие предприниматели". То есть после того, как тех, кто торгует сейчас в метро, выгонят, туда пустят других предпринимателей, уже "своих". Вот и вся антитеррористическая деятельность.

Дмитрий Казнин: Есть разные точки зрения, почему это происходит. Кто-то говорит, что это просто передел сфер влияние, кто-то говорит, что это просто-напросто лоббируются интересы крупных торговых сетей. По вашему мнению, что на самом деле происходит, почему такая ситуация складывается?

Александр Мишин: Я могу даже ссылаться не на свое мнение. Скажем, на прошлой неделе, с 20 по 22 декабря прошел третий форум по малому предпринимательству. На пленарном заседании господин Бланк говорил, что "мы - за крупные продуктовые компании". То же самое Валентина Ивановна, но другими словами чуть раньше в этот же день сказала, что "мы - за цивилизованную европейскую торговлю, которая подразумевает из себя малый бизнес, начиная с "Ленты" и выше, ну, а все, что меньше, это ларечники, которые отжили свое, и им не место в нашем городе".

Дмитрий Казнин: Были ситуации в прошлом году, когда люди добровольно где-то оставались за бетонными стенами, которыми их огораживали районные, по крайней мере, власти, чтобы не уходить с этой территории. Это был достаточно серьезный скандал, потому что там было довольно много милиции, были журналисты, голодовки были объявлены, силой пытались их оттуда убрать. Никак это не повлияло, получается, на ситуацию, в итоге малый бизнес проигрывает.

Александр Мишин: В какой-то степени это повлияло. До сих пор эти остановочные павильоны только в отдельных местах сносятся бульдозером, но большая часть глав районных администраций не идет на такие экстремальные меры, а ждет окончания сроков аренды, где-то даже пытаются предоставить альтернативные места. Правда, с переменным успехом, тем не менее, ситуация неоднозначна. Если бы не было какой-то борьбы предпринимателей, то давно бы уже от остановочных павильонов остались одни воспоминания. Потому что в данной ситуации Комитету по печати показалось, что это очень выгодные места, и они решили их занять сами. Но оказалось, что у них нет финансирования для этого. Поэтому история и тянется.

Дмитрий Казнин: То есть тут еще все зависит от доброй воли районных властей и так далее, как всегда это бывает: сверху говорится одно, снизу делается другое. Или как?

Александр Мишин: Ну, не от доброй воли, а от разумности. Некоторые стремятся выполнить "высочайшее указание", не задумываясь о последствиях, а некоторые подходят к этому рационально и трезво, и смотрят с практической точки зрения, с точки зрения законности.

Дмитрий Казнин: Вот такое мнение есть, интересное достаточно, что развитие крупных торговых сетей и уничтожение малого бизнеса – это один из признаков развития стран третьего мира, банановых республик. По вашему мнению, можно проводить такую аналогию, по крайней мере в масштабах города нашего?

Александр Мишин: Я думаю, что это не совсем правильно, скажем, потому что сетевой бизнес как бы более современная форма предпринимательской деятельности, он наступает, он имеет право на жизнь. Но в цивилизованных странах, скажем, в тех же странах Северной Европы, в Швеции, в Норвегии, там сделали очень просто: там оставили за малым бизнесом 30 процентов рынка, в которые не пускают просто сетевые компании. Принят соответствующий закон на уровне государства.

Дмитрий Казнин: Госрегулирование.

Александр Мишин: Да.

Дмитрий Казнин: Скажите, а сколько у нас процентов рынка сейчас за малым предпринимательством? Есть какие-то приблизительные цифры по России, по Петербургу?

Александр Мишин: По Санкт-Петербургу в 2003 году сектор малого бизнеса занимал 23 процента. В развитых странах – 50, 70 и выше. По результатам политики, проводимой нашим городским правительством, и неустанной "заботы" о развитии малого бизнеса, его доля снизилась до 10-12 процентов. Это в первой половине года заявлял в газете "Деловой Петербург" председатель Комитета экономического развития Бланк, и это же говорил на круглых столах председатель Общественного совета по малому предпринимательству господин Федоров. Но, правда, 21-го было озвучено 12 процентов, а 22-го на пленарном заседании в присутствии Валентины Ивановны эта цифра увеличилась до 25-ти. В резолюции съезда она доросла до 27,5 процента. То есть если у нас такими темпами по два раза в день вырастает малый бизнес, так скоро у нас уже и мечтать не о чем будет.

Дмитрий Казнин: Еще одна интересная тема – недавний съезд муниципалов, который тоже связан с отношениями городской власти и жителей, граждан города. Если можно, расскажите подробнее, что это был за съезд, чем он кажется вам примечательным?

Александр Мишин: Во-первых, я скажу, почему тема муниципальной власти волнует нас. Потому что это – власть на земле, к которой обращаются граждане со всеми своими вопросами и которая реально заинтересована и в малом бизнесе, и в улучшении жизни населения, проживающего на территории муниципального образования. В принципе, то же самое, что творится с малым бизнесом, творится и в области местного самоуправления. Если для всей Российской Федерации с 1 января 2006 года вступает в силу новый закон, существенно расширяющий полномочия местной власти, то в Санкт-Петербурге принят закон, который не только не расширяет полномочия и предметы ведения местного самоуправления, а, наоборот, сужает их даже по сравнению с тем уровнем, который действует в 2005 году. В качестве примера можно сказать, что если в федеральном законе написано, что местное самоуправление должно планировать, организовывать застройку территории местного муниципального образования, иметь собственность, недвижимость и земельные участки, то в петербургском законе это прописано таким образом, что мы имеем право, муниципальная власть, участвовать в публичных слушаниях по этому вопросу. По идее, для этого не надо быть властью, потому что таким правом по Конституции обладает каждый гражданин Российской Федерации, при чем здесь муниципальная власть? В то же время нам вменены такие надуманные нашей городской властью полномочия, как учет домашних животных, которые находятся на территории муниципального образования, чем не занимается даже ветеринарная служба, в ведении коей это находится. Соответственно, получается, что подмена полномочий, выдумывание каких-то непонятных новых функций, которые ни к чему никого не обязывают и реально не дают возможности местному самоуправлению стать полноценной властью. А реально собственность, недвижимость и прочее, что должно быть передано муниципалам, остается в ведении государственной власти, которая не хочет поступиться своим правами.

Дмитрий Казнин: Городской власти.

Александр Мишин: Да, городской власти, я только о городской и говорю.

Дмитрий Казнин: А как должен тогда реагировать федеральный центр на такие вещи? Ведь, в принципе, вы сами сказали, что закон принят, который как раз расширяет полномочия муниципалов. А здесь, в городе, происходит обратная ситуация, судя по всему.

Александр Мишин: К сожалению, в федеральном законе прописано, что города федерального значения – Москва и Санкт-Петербург – имеют особый статус, и закон Российской Федерации на них как бы не действует, а на его базе они принимают свой закон. Это весьма прискорбно, потому что, на мой взгляд, давать регионам такие полномочия не стоит, особенно учитывая то, что в ряде регионов, в частности в нашем, то, что планируется как расширение полномочий, усиление возможностей, на деле оборачивается полной своей противоположностью. Прошедший съезд доказал (это было 16-17 декабря), что власть стремится сделать так, чтобы все было внешне очень хорошо, и создали еще одну "карманную" организацию общественную под названием "Совет муниципальных образований Санкт-Петербурга". Туда вошли, в президиум этой организации, люди, которые абсолютно преданы городской власти по разным причинам: либо из карьерных соображений, либо из каких-то корыстных, либо с желанием угодить, в надежде, что будет улучшено финансирование. То есть этот совет как общественная организация, представляющая интересы местного самоуправления, она фактически будет выполнять волю отраслевого комитета.

Ту же ситуацию мы видим и с Общественным советом по малому предпринимательству при губернаторе. Это своего рода буферная система, которая призвана гасить недовольство снизу и проводить решения сверху. То же самое и с Советом по местному самоуправлению.

Дмитрий Казнин: Вы тоже были участником этого съезда?

Александр Мишин: Да, я был участником… ну, я был не совсем участником, я был гостем. Потому что наше муниципальное образование не согласилось безоговорочно принимать проект устава, мы предложили свои дополнения и изменения в проект устава, но отраслевому комитету по взаимодействию с органами местного самоуправления такие муниципальные образования не нужны. И из 111 муниципальных образований присутствовало с правом голоса 90, а остальные либо были на правах гостя, то есть не принимали участие в голосовании, и им настоятельно не рекомендовалось вообще высказывать свое мнение, либо они были просто не допущены, либо не приехали.

Дмитрий Казнин: А как выбирались те, кто участвовал в этом съезде? Это был именно какой-то идеологический момент, то есть, так сказать, неблагонадежные муниципалы не допускались на съезд или были всего лишь гостями на этом съезде? Или как это происходило?

Александр Мишин: Теоретически приглашались все муниципальные образования. Но те, кто изначально не поддержали безоговорочно проект устава, предложенный Комитетом по местному самоуправлению, тем на районном уровне власти было не рекомендовано появляться на съезде. Раз вы не поддерживаете – так нечего вам там и делать. Хотя это съезд не исполнительной власти, а это был съезд муниципальных образований.

Дмитрий Казнин: У нас есть звонок слушателя. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. В связи с тем, что малый бизнес в Петербурге смещается, запрещается, у меня вопрос. В 2006 году малый бизнес не закроется вообще, его не объявят вне закона, мягко, но уберут с улиц?

Александр Мишин: Могу сказать следующее. Конечно, весь бизнес не закроется, потому что его никто не открывал. Но естественно, что условия деятельности в 2006 году будут значительно хуже, чем в этом. То есть это, во-первых, связано с резким увеличением стоимости арендной платы за объекты недвижимости, в ряде случаев она вырастет в разы. Правительство нас успокаивает, что все будет хорошо, все будет постепенно, но, имея некоторый опыт, я могу сказать, что нужно сначала посмотреть, чего они приняли, потому что решение правительства по повышению арендной платы уже принято, а потом уже биться в радости от того, насколько стало лучше. Потому что реально стал хуже. Сейчас планируется принять новый закон по лицензированию торговли алкогольной продукции, по увеличению уставного капитала для тех, кто занимается этой сферой деятельности, - и там тоже очень много вопросов. Не решены вопросы с остановочными павильонами, я думаю, что они благоприятным способом вряд ли будут разрешены в ближайшее время. То есть остается только судебный путь и путь протестов. Конечно, большую роль еще в этом играет, что нужно действовать сообща, поодиночке никто не услышит.

Дмитрий Казнин: У нас есть еще телефонный звонок. Слушаем вас.

Слушатель: Доброе утро. Я из Санкт-Петербурга, Валерий Федорович. Насчет малого бизнеса у меня вопрос. Как вы считаете, малый бизнес – это хорошо, конечно, но когда малый бизнес честный. Но большинство, как правило, несмотря на то, что были ужесточены меры, чтобы иметь кассовые аппараты, контроль осуществлять за этим малым бизнесом… Я из Калининского района, был депутатом муниципального совета, мы осуществляли контроль над этим малым бизнесом. Часть палаток была снесена, большинство из них перенесены в крытые павильоны. И там люди, которые торгуют овощами, спиртными напитками, у большинства из них нет никакой лицензии, никаких документов, весы стоят, которым уже 10-15 лет, их надо списывать, обман идет с килограмма на 200, на 150 граммов, как правило.

Александр Мишин: Я могу сказать, что это вопрос, по большому счету, даже не к малому бизнесу как таковому, потому что легальные предприниматели выполняют все требования, которые предъявляет к ним государством. Это вопросы контроля. У нас более 50 контролирующих организаций, которые реально ничего не делают, а зачастую ограничиваются просто получением взяток. Это касается и налоговой инспекции, и милиции, и Роспотребнадзора. Сейчас появились новые какие-то общественные организации, которые, пользуясь новым законом о защите прав потребителей, ходят и вымогают деньги из предпринимателей. То есть речь идет ведь не о том, чтобы ужесточить условия деятельности, они и так достаточно жесткие. Дело в том, что те организации, которые призваны следить за порядком, они этого не делают.

Дмитрий Казнин: Давайте вернемся к вопросу о муниципальной власти, может быть, более широко ее рассмотрим. Вообще, для большинства, по крайней мере, для многих горожан, насколько мы знаем, муниципальная власть как таковая – это некий миф, по большому счету. К чему должна прийти муниципальная власть в идеале, чем она должна заниматься? И есть ли на самом деле хотя бы какие-то зачатки этого сейчас у нас в Петербурге, по вашему мнению?

Александр Мишин: Вообще, если смотреть по большому счету, то эта власть у нас существует давным-давно, это было еще земство. Сейчас местное самоуправление несколько в загоне, но это единственная власть, которая слышит голос народа и пытается как-то реализовать его нужды, помочь как-то отдельному человеку. У нас же тенденция на то, чтобы все передать на районный, на городской уровень, чтобы муниципалы не обладали никакой силой и полномочиями. То есть люди приходят, полномочий нет, муниципал не может ничего сделать, а потом городская власть говорит: а зачем вам нужна такая власть? Сама же не дает возможности реализовать какие-то вещи, а потом говорит, что муниципалы во всем виноваты. То есть это очень удобная позиция. Осенью была кампания в городской печати, где муниципальная власть поливалась грязью, но это тоже для того, чтобы не делиться собственностью, не передавать реальное руководство какими-то вопросами, которые имеют важное значение в жизни граждан. Соответственно, путем такой дискредитации, невозможности реализовать то, что нужно жителям, постепенно будет пытаться исполнительная власть просто ликвидировать эту ветвь власти. Это очень плохо, потому что достаточно вспомнить Солженицына, который выступал несколько раз в этом году, и он говорил, что управление государством начинается с местного уровня. Для того чтобы было нормальное развитие государства, нужно росла власть снизу, то есть от народа чтобы все шло, а не сверху.

Дмитрий Казнин: Это государственная политика, по вашему мнению, или все-таки это, так сказать, инициатива на местах – подавление муниципальной власти? Или это вообще в рамках той идеологии, которую проводит сейчас, в принципе, государство и федеральная власть.

Александр Мишин: Ну, федеральная власть приняла закон, расширяющий полномочия, так что претензий к федеральной власти, по большому счету, нет. Это на местах. Понятно, что чиновники, которые уже сидят и берут за всякие разрешительные и согласовательные функции, скажем так, деньги, благодарности, они, естественно, не хотят поступаться своими полномочиями. Потому что они не нужны будут, кто же им поднесет дары-то тогда?

Дмитрий Казнин: Давайте дадим краткий прогноз. Что будет, по вашему мнению, в 2006 году происходить в муниципальной власти?

Александр Мишин: Зная настроения, которые присутствуют среди муниципальных депутатов, я могу сказать, что они собираются отстаивать свои права законными методами, в судебном порядке, через федеральные органы власти, потому что мы не намерены мириться с той ситуацией и с той ролью, которую нам уготовило правительство города.

Дмитрий Казнин: Спасибо.

XS
SM
MD
LG