Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Газпром" учится "отключать Украину" в прямом эфире. Но можно ли просто "перекрыть вентиль"?


"Газпром" обещает отключить газоснабжение Украины утром 1 января, штабные тренировки такого отключения широко и с азартом демонстрируют российские телеканалы. Пропагандистский аспект телешоу очевиден, но возможно ли "закрыть вентиль" одним махом? Экономический обозреватель Радио Свобода Сергей Сенинский полагает, что организаторы информационного наступления на Киев умалчивают о ключевых технических деталях, которые сделают одномоментное "перекрытие трубы" проблемным, если вообще возможным.

Представим себе ситуацию: идет труба от месторождения, скажем, в Уренгое, по ней идет газ. Значительная часть своего пути труба проходит по территории России, потом она где-то пересекает границу с Украиной, дальше эта же труба идет по Украине и уже из Украины уходит в Европу. Теперь давайте представим, в каком месте можно понижать давление газа для того, чтобы на выходе его стало меньше? Если мы понизим давление, условно говоря, в Уренгое, то это значит, что в той трубе, которая проходит по территории самой России, газа тоже станет меньше. Получается, что и российские потребители могут его недополучить.

Так что в Уренгое, скорее всего, давление понижать не будут. Где могут понизить? Наверное, логично предположить - на входе, на границе с Украиной. Но если понижать давление потока газа, который входит на Украину, а из Уренгоя продолжает идти нормальный поток, то между этими двумя точками накапливается лишний газ, который надо куда-то девать.

Существует система подземных газохранилищ с определенной емкостью. Какое-то время этот лишний газ, который раньше при нормальных условиях шел бы дальше на Украину и, может быть, дальше в Европу, нужно куда-то откачивать. Можно заполнить эти газохранилища, но их объемы небезграничны, они будут заполнены. Что делать дальше?

Именно в этом смысле можно говорить о том, что стороны просто обречены на некий компромисс. Мало того, что нельзя понизить давление в Уренгое (потому что от этого пострадают потребители на территории самой России в первую же очередь), есть еще один технический момент: месторождение не может функционировать в таком плавающем режиме - сегодня мы отпускаем такое количество газа, завтра - вдвое больше, а послезавтра - опять вдвое меньше. Это очень накладно прежде всего для самого производителя. Поэтому, если "перекрывать" некий кран на границе России и Украины, уменьшать объем прокачки на какую-то величину, то нужно отдавать себе отчет в том, куда девать высвобождающийся объем газа.

Объективные особенности функционирования гигантской добывающей и газораспределительной системы диктуют долгосрочный характер соглашения на поставку трубопроводного газа. Как правило, контракты между производителем и потребителем (например, между Россией и Германией, Россией и Италией, Россией и Австрией, другими европейскими странами, странами Восточной Европы) заключаются не на год-два, а сразу на 10-15-20 лет. Газовое хозяйство является очень сложной структурой и может, конечно, выдержать некие колебания, но эти колебания могут очень дорого обойтись производителю и продавцу.

XS
SM
MD
LG