Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Во втором туре президентских выборов в Хорватии победил нынешний глава государства Стипе Месич


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Айя Куге, Андрей Шарый.

Кирилл Кобрин: Во втором туре президентских выборов в Хорватии победил нынешний глава государства Стипе Месич. По данным Центризбиркома, он набрал около 66 процентов голосов избирателей, а его соперница - вице-премьер Ядранка Косор - около 34. Победитель после объявления предварительных результатов голосования заявил, что одним из основных политических приоритетов его второго президентского срока станет вступление Хорватии в Евросоюз. Подробнее о ходе второго тура президентских выборов в Хорватии и о его результатах наш корреспондент Айя Куге.

Айя Куге: Главной своей целью 70-летний Стипе Месич считает достижение национального единства по двумя стратегически важным для Хорватии вопросам - вступлению в Европейский союз и экономическому развитию страны. Во время первого пятилетнего президентского мандата, Месич многое сделал, чтобы реабилитировать Хорватию на международной арене после длительного периода авторитарной власти “отца хорватской независимости" Франьо Туджмана.

Стипе Месич первым из хорватских политиков ясно осудил преступления, которые хорваты совершили во время войны против сербов и боснийских мусульман, требуя уголовного наказания всех военных преступников. Он выступает за примирение с соседями, за принесение взаимных извинений. Хорватские сербы на выборах поддержали кандидатуру Месича.

Несмотря на то, что президент в Хорватии имеет лишь представительские функции, Стипе Месич умеет "задавать тон" государственной политике. Он - открытый человек широкой улыбки и прагматичного подхода к жизни. Местные аналитики считают, что новый мандат Месича поможет Хорватии приблизиться к Европе. Переговоры о вступлении республики в Европейский Союз должны начаться в марте.

Убедительная победа Месича во втором туре выборов даёт ему возможность решительнее действовать. Ведь правящая в Хорватии партия ХДС (Хорватское демократическое содружество), хотя и реформированная после смерти её основателя Туджмана, все еще опирается на консервативные и националистические круги, а взгляды этих людей трудно примирить с новой, проевропейской политикой этой партии. Кандидат ХДС в президенты Ядранка Косор набрала в два раза меньше голосов, чем Месич. Бывшая радиожурналистка, нынешний вице-премьер правительства Хорватии Косор в предвыборной кампании, как отмечают наблюдатели, порой выглядела недостаточно компетентно. Опросы общественного мнения показали, что 18 процентов сторонников ХДС отдали свои голоса Месичу. А Косор и во второй тур прошла лишь благодаря хорватам националистической ориентации, проживающим в Боснии, которые традиционно поддерживают Хорватское демократическое содружество.

Кирилл Кобрин: Стипе Месич - второй президент в истории независимой Хорватии, 5 лет назад он сменил на посту главы государства скончавшегося в конце 99-го года лидера борьбы за независимость Франьо Туджмана. Рассказывает мой коллега Андрей Шарый.

Андрей Шарый: Стипе Месич - ветеран постюгославской политической сцены. В политике он больше 40 лет. Месич был последним председателем коллективного президиума формально социалистической Югославии, именно он принимал формальное решение о прекращении существования Федерации. Одна из книг воспоминаний Месича так и называется "Как мы разрушили Югославию". Вот фрагмент из интервью, которое Месич дал Русской службе Радио Свобода весной 2002 года.

Стипе Месич: Самый трудный эпизод в моей карьера политика - пребывание во главе Югославии. Когда я приехал в Белград, было уже совершенно ясно, что Югославия не сможет сохраниться, фактов интеграции не осталось. Одним таким фактором был Тито, но он давно умер. Вторым фактором был Союз коммунистов, но он распался на республиканские организации. Третьим фактором была армия, но она встала на сторону Милошевича. В этой ситуации заниматься государственной политикой было большой обузой. И я констатировал: вероятнее всего, я буду последним президентом Югославии. С одной стороны, Милошевич готовил войну, он хотел использовать смерть Югославии для рождения великой Сербии, его интересовала только великая Сербия и власть в этой великой Сербии. Он не националист, но использовал национализм в своих интересах. Моя задача в Белграде была такой - добиться политического договора о переустройстве Югославии, попытаться мирным путем завершить процесс достижения независимости, поскольку Югославия уже не могла существовать. Для завершения этого процесса нужны политические механизмы, чтобы государственные органы нормально функционировали до самого конца. Но осуществить это оказалось невозможным, поскольку Милошевич добивался войны. К сожалению, войну-то я не смог предотвратить.

Андрей Шарый: Последние 15 лет политической биографии Месича - это время его соперничества с первым президентом независимой Хорватии, авторитарным политиком Франьо Туджманом. Несмотря на то, что Туджмана уже 5 лет как нет в живых, его тень по-прежнему витает над политической Хорватией.

Главный соперник Месича на только что состоявшихся выборах Ядранка Косор - кандидат от партии, которую в 90-е годы возглавлял Туджман, - Хорватское демократическое содружество. Косор настаивала на преемственности хорватской политики, на строительстве патерналистского государства. Месич делал и делает акцент на гражданские общественные ценности. Не случайно в тех областях Хорватии, которые до сих пор не оправились от войны, преимущество Месича не выглядит очень уж убедительным.

Стипе Месич: Я познакомился с Туджманом в 65-м в Сабаре. Я был самым молодым депутатом республиканского парламента, единственным представителем оппозиции, потому что в парламент меня выдвинула группа граждан. А он депутатом от коммунистов. В 71-м году мы оба попали в тюрьму по обвинению в диссидентстве, после освобождения стали встречаться чаще. В те времена он никогда не говорил о разделе Боснии, считал, что нет Хорватии без Боснии и нет Боснии без Хорватии. Однако когда Туджман познакомился с Милошевичем, когда решил, что у Милошевича развязаны руки, то посчитал, что неплохо бы расширить и границы Хорватии, раз уж Милошевич двигает границы Сербии, и сел на хвост политических решений Милошевича. Все закончилось катастрофой. Я не согласился с туджмановской политикой раздела Боснии, с его политикой приватизации, с его политикой, которая привела к международной изоляции Хорватии, и мы расстались. У нас не было личного конфликта. Политика развела.

Кто бы ни оказался в начале 90-х годов на посту президента Хорватии, страна все равно добилась бы независимости, как получили независимость Босния, Македония, Словения. Туджмана запомнят, потому что он хотел независимости Хорватии и оказался на месте президента в этот период. Но история даст свою оценку всего, что он сделал.

Андрей Шарый: Долгая политическая карьера, непростой югославский опыт последних 10-летий научили Месича ответственности и умеренности в словах и поступках.

Господин Месич, Хорватия, пусть с издержками, решила проблему сербского сепаратизма. Может быть, поделитесь опытом, что Владимиру Путину делать с мятежной Чечней?

Стипе Месич: Мне трудно предлагать конкретные решения, потому что клише не помогут. Но ни один народ не должен быть унижен, не должен думать, что под угрозой оказалась его самобытность. Если власть, представляющая национальное большинство, проводит такую политику, она неминуемо наталкивается на сопротивление. Я считаю, что лучше 10 лет вести переговоры, чем 10 дней воевать, практика мне подсказывает.

Андрей Шарый: Главная политическая задача Стипе Месича - добиться вступления Хорватии в Европейский союз. Если ему удастся решить эту задачу до истечения своего второго президентского мандата, в новейшей истории страны он, президент-демократ, окажется наравне с президентом-основателем независимой Хорватии Франьо Туджманом.

XS
SM
MD
LG