Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

О юридическом аспекте интервью с Шамилем Басаевым


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Наталья Голицына и директор Института проблем информационного права Андрей Рихтер.

Кирилл Кобрин: Вчера вечером 4-й британский телеканал, несмотря на протесты Москвы, показал интервью с чеченским полевым командиром Шамилем Басаевым. В обнародованном в тот же день заявлении Министерства иностранных дел Великобритании говорится, что британское правительство резко осуждает террористическую деятельность Басаева, но право принимать решение о показе такого рода записей принадлежит руководству телеканала. Российский МИД обвинил британские власти в "циничных попытках оправдать предоставление трибуны террористам свободой слова". О юридическом аспекте дела в интервью Радио Свобода рассуждает директор Института проблем информационного права Андрей Рихтер.

Андрей Рихтер: Интервью с террористами и экстремистами не является объектом законодательства практически ни в одной из цивилизованных стран. Вопросы - Брать интервью у террористов? Показывать ли их в прямом эфире? Если показывать, то показывать ли их в синхроне, либо показывать только кадры и пересказывать то, что говорят экстремисты, террористы, например, лица, захватывающие заложников и так далее? - это, как правило, регулируется этическими кодексами журналистов, традицией либо какими-то соглашениями, которые существуют между журналистами и органами власти, зачастую неформальными соглашениями. Из этого общего правила существует исключение (это исключение действовало несколько лет в Великобритании в момент обострения кризиса в Северной Ирландии), но оно действовало достаточно недолго. Во всех странах, в том числе в тех странах, которые ведут сейчас войну с терроризмом, все эти вопросы регулируются не законом, а этикой и традицией.

Наиболее характерным является случай, который дошел до Европейского суда по правам человека, - это дело "Журналист против Дании". Оно рассматривалось в Европейском суде примерно 10 лет назад, и связано с тем, что датский журналист общественной телерадиокомпании взял интервью у нескольких экстремистов, которые в пригороде Копенгагена громили и нападали на представителей иных национальностей и рас. Дело закончилось ничем для Датского государства, журналист в суде победил, прежде всего, в силу того, что Европейский суд по правам человека считал и считает, что необходимо рассматривать подобного рода интервью всегда в контексте; в контексте того, является ли весь этот журналистский материал пропагандой экстремизма либо терроризма, является ли он в целом публичным призывом к осуществлению подобной деятельности, к совершению подобных действий либо нет. В данном случае датское правительство не смогло, естественно, доказать, что журналист ставил перед собой цель призывать к осуществлению экстремисткой деятельности либо террористической деятельности. Эта позиция Европейского суда известна и понятна практически всем западноевропейским судам. Поэтому никто после принятия решения Европейского суда по этому делу не помысливает уголовным образом наказывать журналиста.

Может быть, были случаи в США, когда государственный секретарь просил руководителей телекомпаний не показывать подобного рода интервью, но не показывали их не потому, что боялись уголовного преследования, а потому что не хотели портить отношения с государственным секретарем США, либо внимали его логике. Но никаких статей, естественно, в кодексах стран, которые борются с терроризмом, нет и не существует.

Кирилл Кобрин: Сейчас в прямом эфире наш корреспондент в Лондоне Наталья Голицына.

Здравствуйте, Наталья. Какова реакция британской прессы на трансляцию вчера по местному телеканалу интервью Басаева - возмущаются или, наоборот, оправдывают журналистов?

Наталья Голицына: Добрый день, Кирилл. Надо сказать, что официальная реакция британского правительства, а также реакция прессы на трансляцию фрагментов из интервью Басаева появилась еще до показа этого интервью. Форин Офис сделал по этому поводу заявление накануне показа интервью по 4-му каналу. Собственно, это был ответ Форин Офиса российскому посольству на требование не допустить трансляции интервью. В этом заявлении от имени правительства говорилось, что Британия осуждает действия Басаева. Тем не менее, решение о показе или не показе этого интервью целиком находится в компетенции телекомпании. Правительство, согласно закону, не обладает властью повлиять на решение телеканала.

Что же касается британской прессы. В день показа интервью газета "Таймс" опубликовала обширную статью сотрудника 4-го канала Ника Старди (он автор этого интервью), в котором он рассказал о том, как интервью было получено, и привел несколько отрывков из него. На следующий день, сегодня, "Таймс" вновь обратилась к этой теме. В своем материале рассказала о самом интервью, о деяниях Басаева, а также привела точку зрения российского посольства и 4-го канала.

Надо сказать, что общая реакция британской прессы на интервью Басаева оказалась очень взвешенной и объективной. Газеты пересказывают показанные фрагменты интервью Басаева, одновременно дают точки зрения российских властей, 4-го канала и британского правительства. Так, кстати, поступает не только "Таймс", но и газета "Гардиан". Правда, "Independent", позволила себе высказать собственную точку зрения на это событие. Так, комментируя показ интервью, "Independent" отмечает, что в России вряд ли готовы понять аргументы британского правительства о невозможности его вмешательства в дела 4-го канала, добавив при этом, что российское правительство обладает намного большим контролем над тем, что передавать, а что не передавать в эфир. По мнению газеты "Independent", ответ британского правительства на требование запретить показ интервью, вряд ли сможет изменить российско-британские отношения, подпорченные, как пишет "Independent", решением Британии предоставить политическое убежище Закаеву и Березовскому.

Кирилл Кобрин: То есть одними словами это классический британский джентльменский подход?

Наталья Голицына: Можно сказать и так.

Кирилл Кобрин: А что говорит руководство 4-го канала? Как они отреагировали на заявление МИД России по поводу басаевского интервью - испугалось или наоборот?

Наталья Голицына: 4-й канал еще в своей программе, в которой он поместил фрагменты басаевского интервью, сделал заявление, в котором ответил на критику российской стороны. В этом заявлении сказано, что новостная программа 4-го канала, в которую было встроено интервью (я это подчеркиваю), "это ответственная программа, отбирающая материал с особой тщательностью и осторожностью". В заявлении говорится, что показ интервью Басаева вовсе не означает, что канал одобряет его взгляды. По мнению 4-го канала, у британской общественности есть понятный интерес к тому, чтобы понять какими рациональными соображениями может руководствовать человек, решившийся на убийство детей. В этом заявлении также говорится, что показ интервью дает возможность судить о личности Басаева, а его интервью дается в контексте его деяний.

XS
SM
MD
LG