Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Итоги референдума по вопросу объединения Красноярского края, Таймырского и Эвенкийского автономных округов


Владимир Кара-Мурза: Сегодня подведены итоги референдума по вопросу объединения в единый субъект федерации Красноярского края, Таймырского и Эвенкийского автономных округов. Обсуждаем его результаты с бывшим первым секретарем красноярского крайкома КПСС, ныне председателем Коммунистической партии Советского Союза Олегом Шениным. Вы поддерживали идею этого воссоединения примерно в тех же границах, в каких когда-то работали вы в этом крае?

Олег Шенин: Я не поддерживал идею разъединения. Поэтому естественно я за то, чтобы край был единым. Только я не очень понимаю весь этот телячий восторг, который сейчас прет из всех щелей и у руководства края, и у руководства страны. Потому что, во-первых, надо задать вопрос – зачем разваливали, для чего разъединяли? Эвенкия самостоятельно существовать просто не могла, Таймыр тоже не мог. Если Таймыру отдать Норильский промышленный район, то тогда, конечно, Таймыр может жить. Но в целом он назывался Красноярским краем, потому что в составе Красноярского края была Хакасская область, Эвенкийский национальный округ, Таймырский национальный автономный округ. И Норильский промышленный район напрямую подчинялся Красноярску, был выведен из подчинения Таймыра. Когда господин Хлопонин, который сейчас выступает в роли объединителя, был губернатором Таймыра, то, я знаю, что он с пеной у рта отстаивал позицию полной самостоятельности. А сейчас, когда он стал губернатором Красноярского края, он вспомнил, что оказывается все-таки лучше иметь большую территорию и быть всем вместе, чем быть раздельно. Хотя в целом, если говорить об этом объединении, во имя чего? Сказал сегодня президент Российской Федерации о том, что все это делается не доля того, чтобы был большой субъект, это делается во имя того чтобы лучше бы жили люди. В принципе, все должно делаться во имя того, чтобы лучше жили люди. И внутренний валовой продукт, если увеличивать, то во имя чего? Если увеличивать Красноярский край, то надо понимать, во имя чего. Пока я кроме слов ничего не вижу, дела нет, только одни заявления. В том числе и это объединение – это такой шаг чисто пока символический, который, я думаю, даст определенные очки нынешнему губернатору, чтобы продвигаться в Москву, и не более того.

Владимир Кара-Мурза: Олег Семенович, в вашу бытность была национально-культурная автономия у эвенков, ненцев, которые жили в вашем округе? Иногда объясняют это разделение ленинской национальной политикой, что каждая нация имеет право на собственное государственное образование.

Олег Шенин: Нет, это все, я вам скажу, истоки этого дела. С подачи господина Примакова был поставлен вопрос о подписании нового союзного договора. Начался Ново-Огаревский сговор, в котором участвовал активно, естественно, бывший президент Советского Союза, господин Лукьянов и иже с ними. Поскольку руководители республики не очень охотно шли на подписание союзного договора, и все это могло сорваться, в конечном итоге решили, что надо подключить и территории. Доподключали территории до того, что в конечном итоге субъектом подписания союзного договора стали в том числе и автономные округа. А коль уж я субъект подписания союзного договора, меня вывели в советское время на такой уровень, а потом Советский Союз развалили, и осталась какая-то маленькая Российская Федерация и вдруг я теперь пойду куда-то в Красноярский край? Вот это все развал начался с тех пор.

Владимир Кара-Мурза: Бывший губернатор Красноярского края, ныне депутат думы от этого региона Валерий Зубов считает, что сегодняшним референдумом преодолены последние барьеры, мешавшие объединению края.

Валерий Зубов: Я работал губернатором в тот момент, когда мне досталось разъединение. И я начинал работу с того, что закрывал таможню. Можете себе представить – таможня между двумя территориями в России. В Дивногорске была такая таможня, и я ее закрывал. Работа сделана. Формально теперь один большой субъект федерации. Таймыр, Эвенкия, Красноярский край – это три миллиона человек с лишним, это один из крупнейших регионов страны. На мой взгляд, самое главное сейчас, как можно быстро забыть о том, что было. Работа сделана, все. И теперь как можно быстрее начать думать о том, что надо делать завтра.

Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, Олег Семенович, смогут ли новые власти забыть как можно скорее?

Олег Шенин: Забыть можно все, надо заниматься делом, а не демагогией. Для того, чтобы заниматься делом, нужны инвестиции. Я вам скажу, что край, если взять 80 годы и даже 90 годы – это второе место по территории после Якутской автономной республики. 2,2 миллиона квадратных километра – это четыре Франции, несколько десятков Голландий и всего прочего. Это третье место по объему капитальных вложений в Советском Союзе. Это седьмое место по объемам промышленного производства. Если сейчас бы развивали в соответствии с теми постановлениями, которые были, я представляю, куда бы ушел край. В 70 году было специальное постановление о комплексном развитии производительных сил Красноярского края, постановление было ЦК КПСС и Совета министров СССР. И в 80 году было опять принято постановление на десять лет о комплексном развитии. Это дало колоссальное движение вперед краю, потому он и вышел на те рубежи, которые я называл. У нас составлена комплексная программа социального развития Красноярского края, уже в мою бытность. Выпущено в 1989 году после поездки президента СССР в конце 88 года в Красноярский край. Здесь все предусмотрено вплоть до 2000 года, и все растет в крае в разы. Я думаю, что если сейчас посмотреть статотчет 1989 года и статотчет Красноярского края, допустим, 2004 года, все в разы меньше. И кроме развала ничего. Поэтому для того, чтобы говорить о том, что забыть и двигаться вперед, надо действительно думать о развитии. Я не вижу человека в стране, начиная с подполковника Путина и кончая всеми остальными, которые бы занимались развитием нашего хозяйства, всей нашей экономики.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Александра из Новосибирска.

Слушатель: Два коротких вопроса. Не считаете ли вы, что на самом деле Путин уже определился со своим преемником, и им будет именно губернатор Красноярского края Хлопонин? И второй вопрос: как вы считаете, почему Хлопонин скрывает свое еврейское происхождение?

Олег Шенин: Почему он скрывает свое происхождение – это его проблема, пусть он сам отвечает на этот вопрос. А с точки зрения преемника, я не думаю, я так не полагаю. Вряд ли у него будет преемник, скорее всего будет тур, в котором никого не выберут, и он будет избираться снова.

Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, в чем причина особой близости именно группы «Интерросс» к Кремлю, что у них нет никаких неприятностей, в отличие от Ходорковского, который в этом же регионе проводил свой бизнес?

Олег Шенин: Насколько я понимаю, все связано с финансовыми потоками. Если финансовые потоки нормально обеспечены, если кровообращение финансового потока нормальное, то для чего трогать. Если деньги идут туда куда надо, то почему их надо трогать?

Владимир Кара-Мурза: Хотел же Ходорковский вести из Эвенкии нефтепровод в Китай, и все эти планы сорвались. Тоже это был бы финансовый поток, вложение в край.

Олег Шенин: Видите, это финансовый поток - вложение в край. А я говорю о финансовом потоке, который идет от крупных компаний в Красноярском крае в центр – это разные вещи.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Георгия из Санкт-Петербурга.

Слушатель: Здравствуйте. В условиях начавшейся глобализации как бы человечество этой идея очень хорошо вписывается в современность. Но нужны конечно дальнейшие конкретные действия, чтобы это не осталось неким формальным актом. А помогать слабым ближним окраинам - это даже богоугодное дело.

Олег Шенин: Кстати, мы помогали. Если взять ненцы, эвенки, они же не имели ни письменности, ничего. Был создана письменность, был создан алфавит, люди учились в высших учебных заведениях. Были свои поэты, писатели, артисты, ансамбли. Так что развитию придавалось колоссальнейшее значение. Сейчас, я думаю, это все на стадии такого умирания и вымирания.

Владимир Кара-Мурза: Бывший министр экономики России, научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин считает, что референдум – это некий реликт ленинской национальной политики.

Евгений Ясин: При советской власти Красноярский край составлял единое целое, в котором были эти округа, но подчинялись Красноярскому краю. Это выгодно в основном и удобно бюрократам. Вот выстроили такую вертикаль власти, чтобы поменьше было объектов, чтобы меньше надо было обращаться к разным руководителям, заботиться о том, чтобы выбирать кого надо. А можно всех о кучи объединить и пускай отвечает за все один губернатор, которого назначат из Москвы. Есть такой мотив, говорят, что у нас национальные республики - это Ленин подвел нас, что они существуют в рамках нашего федеративного государства. А при царе этого не было, они входили куда-то. Если бы не переделывали то, что было при царе, то я бы сказал, что при царе было лучше. Но ведь уже переделали. Тысячелетия существуют различные графства в Англии, их никто не перекраивал.

Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, улучшили систему губернаторства, которая была в царской России, или советская была более-менее компромиссной между национальной политикой и административной?

Олег Шенин: Я полагаю, что в многонациональной стране, какой является Россия, или, собственно, Советский Союз за рубежом называли Россией, без этого было просто невозможно. Было много споров по этому поводу, о том, как строить государство, создавать национальному, не создавать образования по национальному признаку. Но жизнь показала, что это было правильно. Я еще раз повторю, что если бы не идиотская затея с подписанием нового союзного договора, который подписывать просто не надо было, он был подписан в 22 году. Если речь шла о разграничении полномочий, то разграничение полномочий мог принять съезд народных депутатов СССР, Верховный совет СССР и для этого ничего не надо. Так же как создание компартии РСФСР было затеяно во имя того, чтобы развалить партию и уничтожить союз, точно так же и этот договор. Было совершенно нормальное образование. Я считаю, что административное деление в стране было идеальное. Причем это административное деление еще замыкалось на экономические районы, которые все были взаимосвязаны.

Что такое Краснодарский край? Господин Ясин говорит, что и те могут, и те могут, и отдельно могут. Как отдельно могут? Это крупнейшая цветная металлургия, это крупнейший угольный бассейн. Запасы колоссальные, таких в мире запасов нет по углю. Это крупнейший лесопромышленный комплекс. Город Игарка стоит на Енисее. Это территория, непосредственно принадлежащая краю и выходящая на Красноярск. А рядом порт Дудинка, который обслуживает и Норильский промышленный район, и обслуживает в том числе лесопромышленный комплекс. Потому в Игарку сплавляют, в Игарке идет распиловка и поставка леса на экспорт. А Дудинка является центром Таймырского автономного округа. Но это же действительно надо, как говорил господин Зубов, ставить таможню между Игаркой и Дудинкой. Это все из области дурдома. Вполне достаточно того, что это будут районы, где будут избираться главы администраций, и не более того.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Николая Михайловича из Санкт-Петербурга.

Слушатель: Господин Кара-Мурза, я очень тронут тем, что вы даете возможность высказаться. Но дело вот в чем, я не могу понять, для чего вы взяли Шенина из компартии?

Владимир Кара-Мурза: Дело в том, что Олег Семенович руководил этим краем в тот момент, когда он был единым, и лучше него никто не знает преимуществ сравнительных единого субъекта федерации или расколотого. Вот поэтому мы готовы установить связь с теми, в частности, радиослушателями, которые имеют другое мнение. Слушаем Александра из Петербурга.

Слушатель: Добрый день. Три вопроса. Почему так радуется господин Хлопонин. Если он патриот и радеет за Россию, в чем я, честно говоря, сомневаюсь, то браво, господин Хлопонин. Второй момент: частный случай или тенденция? Впервые заявил Жириновский, одиозный наш, по поводу укрупнения регионов. Это действительно идея благая, на мой взгляд. Укрупнять надо не только этот регион, а ряд других регионов. Третий вопрос, возражение господину Ясину по поводу - кому это выгодно? На мой взгляд, выгоднее как раз дробление. Вообще вся идея поделить союз была выгодна местным князькам. Потому что, какой ты ни есть князек, ты князек. Чем меньше территория, ты владеешь маленьким островком, но ты князь этого острова.

Владимир Кара-Мурза: Как вы, Олег Семенович, относитесь к созданию Сибирского федерального округа, где сейчас Анатолий Квашнин, и насколько это удобно? Было ли нечто подобное в советское время?

Олег Шенин: Вы знаете, когда создавали федеральные округа, я была на передаче «Перекресток». Обсуждалась эта тема, кто-то был из депутатов Госдумы. Вы знаете, когда создали семь, я сказал о том, что семь округов – это практически раздел России, и каждой стране «семерки» по округу.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Виталия, москвича.

Слушатель: Здравствуйте. Скажите, пожалуйста, какова судьба Хакаской автономной области, входящий в состав Красноярского края?

Олег Шенин: Хакасский автономный округ преобразовался в республику Хакасию и теперь самостоятельная республика. Если объективно оценивать, она действительно из автономной области выросла в республику. У нас после Татарстана и Башкирии на третьем месте из всех национальных образований по объему производства, по уровню промышленности была Хакасия.

Владимир Кара-Мурза: Какое-то подобие кооперации существовала, когда губернаторами были братья родные Александр Иванович Лебедь и Алексей Иванович. Это было некое подобие объединения в единое пространство.

Олег Шенин: Там без кооперации жить невозможно. Аграрный комплекс в Хакасии слабый, а промышленный комплекс сильный. Если взять легкую, оборонку, цветную, машиностроение, то вроде бы это есть, а чего-то не хватает. Народнохозяйственный комплекс в соответствии с планом развития был в крае увязан. Допустим, мы строили Ачинский глиноземный комбинат, потому что в Красноярском крае и на трассе БАМа залежи нефелиновых руд. Нефелиновые руды – это новое производство глинозема. Мы строили электростанции, потому что в Красноярском крае 23% гидроресурсов всего Советского Союза, дешевевшая электроэнергия. В крае у нас на селе мы ставили вопрос перед правительством, практически нам решили, если бы не развал Советского Союза, одна копейка киловатт. А вообще платили две копейки за киловатт. А рядом строили энергоемкие производства. Саянский алюминиевый завод – рядом Саяно-Шушенская ГЭС, Красноярский алюминиевый завод – рядом Красноярская ГЭС.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Антона из Санкт-Петербурга.

Слушатель: Здравствуйте. Тут сказали какие-то отсталые народы якобы там живут. Так это их земля, и они должны за это деньги получать, как в штатах в Аризоне. А самый дармоедский округ у нас Москва, которого вообще не должно быть. Должен быть административный округ, как во всех федеральных государствах.

Владимир Кара-Мурза: Это в вас говорит чуть-чуть петербургский шовинизм, Антон, я думаю. Кстати, про национальные окраины. Не только индейцы в Америке, но и алеуты на Аляске получают часть ренты за добычу золота и нефти. Как по-вашему, вправе ли эвенки, ненцы живущие на территории Красноярского края, иметь не только оленеводство, но и какую-то долю от прибыли этих гигантов промышленных?

Олег Шенин: Вы знаете, если рассуждать с позиции капиталистического строя – это одно. Поскольку я коммунист, я сторонник социалистического пути развития, для меня непонятно, что такое рента и что такое все остальное. Я понимаю так, что должны развиваться все народы и все национальности, развиваться все производства, каждый платить соответственно прогрессивные налоги: больше получаешь, ты должен больше платить. Все должно концентрироваться и направляться. Все надо делать для того, чтобы денег становилось как можно меньше, а жизнь становилась как можно лучше. Тогда я понимаю - это то направление, которое необходимо для человеческого общества.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Марину из Москвы.

Слушательница: Здравствуйте. Мне ваша метафора про дурдом понравилась. Если не отвлекаться от нее, то почему не найдется пара-тройка крепких санитаров, чтобы смирить этих распоясавшихся обитателей? Скажите, пожалуйста, после либерального развала Ельциным, Чубайсом экономики РСФСР, население ждало серьезного руководителя. Его предложили – полковник, силовик, ФСБ. Скажите, пожалуйста, народ принял его, потому что ждал, была предусмотрительно названа такая личность? Был кредит доверия с избытком ему передан. Если бы он не представлял такие структуры, было бы у него такое же доверие? Не сильно ли нас обманули тем, что этот человек выведет нас. И ФСБ силы сами не сильно ли передоверили ему эти вещи, он сильно сдал, я имею в виду Путина?

Владимир Кара-Мурза: Следует ли к руководству Россией привлекать людей с опытом работы в спецслужбах?

Олег Шенин: Я думаю, что для того, чтобы руководить Россией, кроме ума надо быть еще мудрым человеком, по крайней мере. Я что-то мудрости не вижу. Ум, наверное, есть потому что закончил Высшую школу КГБ. Результатов я кроме ухудшения не вижу. У меня какое-то впечатление, что это самоубийца, который идет на эшафот. Кто его толкает – это понятно – окружение. Кто управляет, тоже понятно из высказываний, которые делаются за рубежом. Но все это, я думаю, плохо жля него кончится.

Владимир Кара-Мурза: Бывший мэр Москвы и президент Российского Вольного общества Гавриил Попов считает, что следовало бы объединить весь российский Север.

Гавриил Попов: Сейчас объединяли Красноярск с Севером – это один вариант. Но мне представлялся более обоснованным другой вариант: вообще все северные районы нашей Арктики объединить вместе, связать северным морским путем или его аналогией и решать все вопросы в совокупности, потому что он у них общие проблемы. Сейчас пошли по самому легкому пути, возложили содержание северных районы на южные районы, то есть в какой-то мере восстановили советскую систему вдоль рек, если так можно сказать.

Владимир Кара-Мурза: Олег Семенович, как вы считаете, следовало бы присоединить отсталые районы Заполярья к такому новому образованию?

Олег Шенин: Я думаю, это можно так дойти до неуправляемости. В конечном итоге Красноярский край крупный и очень серьезный. Если бы им занимались так, как в советское время, то было бы колоссальное образование, которое давало бы стране огромнейшую прибыль. Хотя прибыль не наш показатель, не коммунистический. Все должно быть организовано так, чтобы снижались постоянно трудозатраты, материалозатраты, повышались заработные платы, повышалась производительность труда, чтобы снижались цены. В капиталистическом мире такой схемы нет.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, прошла приватизация в Красноярском крае, все эти скандалы вокруг Красноярского алюминия, санаторием Быкова. Можно было этого избежать? Или это неизбежное сопровождение процесса перехода социализма к капитализму?

Олег Шенин: Я полагаю, что в Красноярском крае проходила приватизация, как и во всей стране. Там просто наиболее интересные объекты – это глиноземный комбинат, это Красноярский алюминиевый завод, тот же Норильский никель. Там вообще было чего приватизировать. А так если говорить, допустим, о том, что Быкову попал алюминиевый завод, я думаю, что если бы он был у Быкова, было бы гораздо больше пользы, чем у Дерипаски. Я никогда Быкова не знал, а когда были выборы губернатора, я приехал в Красноярский край. И я посмотрел, что им сделано, в том числе, какие условия сделаны для детей в детских домах, как заботится о предприятиях в районах, как воссоздает коллективные хозяйства. Это не то, что делает Дерипаска, чтобы взять подешевле электроэнергию и подороже продать алюминий за рубеж.

Владимир Кара-Мурза: Станислав Белковский, политолог, гендиректор Совета по национальной стратегии считает, что главную роль в объединительных процессах играет экономическое лобби.

Станислав Белковский: Объединение трех областей не скажется существенно ни на политической ситуации в стране, ни на экономике регионов. Действительно, я думаю, некоторые экономические проблемы будут решены. Но в том числе поглощение станет прецедентом, потому что в других случаях нет сильных заинтересованных субъектов экономики, которые могли бы пролоббировать поглощение одних субъектов другими. А без мощного лоббирования, подразумевающего серьезное наличие частных интересов, в современной России вопросы не решаются. Так что, я думаю, до ухода Владимира Владимировича от власти до 2007-2008 годов едва ли процесс слияния и поглощения регионов примет повальный характер, а значит количество субъектов Российской Федерации существенно не изменится.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Алену, радиослушательницу из Петербурга.

Слушательница: Добрый вечер. Я хочу напомнить общеизвестную вещь, что нарезка бывшая РСФСР на мелкие части была удобна для того, чтобы приобретать личную власть, становиться начальником Чукотки и так далее. В свое время был такой Ульянов-Ленин, он говорил, что если мы хотим сохранить государство, мы выдвигаем лозунг об автономизации. Если мы хотим сохранить государство, то мы этот лозунг задвигаем. Что сейчас происходит при этом странном укрупнении? Попов, по-моему, прав – надо сибирский регион создавать, южный и центральный, три округа максимум для того, чтобы сохранить Россию. Или сценарий по Бжезинскому идет, когда Красноярский край разрежет как ножом пополам две части страны. Что происходит, расскажите, пожалуйста?

Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, Олег Семенович, права ли Алена, что идет реализация сценария чьего-то по развалу страны?

Олег Шенин: По развалу страны сценарий идет с 1985 года. Если я еще сомневался до 88 года так или не так, то в 88 абсолютно четко понимал, что будет. То, что за Советским Союзом должна следовать Россия, – в этом тоже сомнений нет. Если поднять наши документы, печать нашу, мы на эту тему говорим 15 лет. Но теперь об этом сказал руководитель аппарата президента. Если Медведев говорит, что Россию разваливают, видимо, до кого-то дошло, хотя все они участники развала России. Поэтому к кому претензии, к кому он обращается, я не понимаю. Надо зайти в кабинет к президенту и сказать: давай закончим разваливать Россию и заняться ее собиранием.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Александра.

Слушатель: Приветствую вас, Владимир, Олег Семенович и всех слушателей. Претензии к тем, кто не удержал от развала Россию, их всегда больше, желающих развалить всегда много. Как все это соотносится с конституцией, ведь там четко расписано количество субъектов федерации. И надо ли будет все эти решения проводить через изменения конституции в думе?

Олег Шенин: Конституцию надо будет менять однозначно. Потому что там все субъекты перечислены.

Владимир Кара-Мурза: Сейчас конституционное большинство есть в думе. Поэтому, я думаю, проблем не будет.

Олег Шенин: Сейчас можно принять любую конституцию одним махом.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Михаила.

Слушатель: Здравствуйте, господа. Боюсь показаться банальным, но все это лишний раз доказывает, каким идиотизмом занимается наша власть. Судите сами: гаишников сделали гибдэдэшниками, потом опять гаишниками. Министерства укрупняют, разъединяют, ликвидируют, новые создают. Масса примеров. Теперь выдумали объединение субъектов. Чем бы ни тешились, мерзавцы, лишь бы нас не трогали. Но, господа, все это довольно приличные деньги из нашего нищего бюджета.

Владимир Кара-Мурза: Справедливости ради скажем, что большинство населения все-таки поддержало эту идею. Как вы считаете, Олег Семенович?

Олег Шенин: Население всю жизнь прожило в одном Красноярском крае, что оно будет голосовать против чего-то, когда они все вместе жили, они и считают что надо всем вместе. Михаил правильно говорит, абсолютно верно говорит - это все отвлекающие моменты. То сливают, то разъединяют, то соединяют, то создают округа, то укрупняют край. То говорят об удвоении ВВП, то еще какую-то ерунду придумают. Кто вообще займется страной, ее целостностью, ее единством и ее народом, жизнью народа?

Владимир Кара-Мурза: Как встретили в августе 91 года в Красноярске идею Госкомитета по чрезвычайному положению?

Олег Шенин: Я вам скажу, что как и везде - по-разному. Руководство края встретило нормально. Я, по-моему, как-то рассказывал, Гамсахурдиа прислал из Грузии телеграмму в адрес ГКЧП о том, что он приступил к разоружению незаконно созданных формирований. Если уж Гамсахурдиа поддержал, то остальные тоже поддержали бы.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Бориса Михайловича, радиослушателя с Сахалина.

Слушатель: Доброе утро. Очень много хочется сказать, но время ограничено. С точки зрения теории управляемости систем в России в принципе надо 7-8 округов сделать. Потому что современные тенденции к обособлению экономической, политической жизни так или иначе приведут к развалу России. Чтобы Россия не развалилась, необходимо во главе каждого региона поставить не балбеса, а умницу.

Олег Шенин: Где же столько умниц найдешь?

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Муслима, москвича.

Слушатель: Здравствуйте. Я хотел задать вопрос Шенину. Я хотел бы спросить, сколько нам еще нужно времени, чтобы восстановить Советский Союз?

Олег Шенин: Это будет зависеть от вашей и моей активности.

Владимир Кара-Мурза: Очевидно Муслим интересуется деятельностью вашей политической организации.

Олег Шенин: Преобразовали мы, был у нас Союз коммунистических партий КПСС, он был создан в 93 году после всеобщего развала и расстрела Верховного совета, а потом мы по настоянию партии с территории Советского Союза восстановили КПСС. Кстати говоря, позавчера прошел так называемый 33 съезд СКП-КПСС, который провел господин Зюганов со своими подручными. СКП-КПСС нет – это абсолютное политическое шарлатанство.

Владимир Кара-Мурза: А как они ваш бренд перехватили? Почему получилось у Геннадия Андреевича это называние?

Олег Шенин: Мы регистрировались в Минске - СКП-КПСС. Минюст в прошлом году ликвидировал запись в государственной регистрации, и такой организации нет. Они называют себя СКП-ПССС. На 31 съезде Зюганов вышел на трибуну и сказал, что надо аббревиатуру КПСС надо убрать. Вчера передают по телевидению о том, что он говорил о роли Сталина в Великой Отечественной войне, о роли КПСС в годы войны. Зачем тогда он выступал против всего этого, не хотел войти в состав СКП-КПСС. Потом раскалывал СКП-КПСС. То есть политическое шарлатанство. Мы четко стоим на позициях наш лозунг: Советский Союз, социализм, советская власть. Мы другого ничего не признаем. Нас можно считать ортодоксами, но мы знаем, что лучшего для народа не придумает. Жизнь показала - все стало в разы хуже.

Владимир Кара-Мурза: Руководитель аналитической группы «Меркатор» Дмитрий Орешкин считает, что в результате референдума восстановлена советская модель функционирования Красноярского края.

Дмитрий Орешкин: В 90 годах Красноярский край распался на четыре субъекта федерации, а теперь из этих четырех три опять собирают в прежнюю советскую модель. Советская модель чем была хороша? Ничем не была хороша. Она показала свою эффективность тем, что развалилась. Если вы посмотрите на карту Японии, которая по площади ровно в два раза меньше автономного Эвенкийского округа, и вспомните, что в Японии живет 127 миллионов человек, почти столько же, сколько во всей России - в России 146 миллионов человек, а в Эвенкийском округе, который в два раза больше Японии по площади, живет всего 18 тысяч человек. То есть эти цифры несопоставимые, почти в тысячу раз различие. То вы поймете, почему японское пространство расчленено на 47 префектур, а Эвенкию как единый, почти ненаселенный контур можно спокойно встроить в Красноярский край, и ничего особенного не произойдет, потому что с 18 тысяч человек можно по-хорошему договориться почти с каждым персонально.

Владимир Кара-Мурза: Есть ли проблема в Красноярском крае с низкой плотностью населения?

Олег Шенин: 2,2 миллиона квадратных километра и три миллиона населения, конечно низкая плотность. Вообще давайте посчитаем, какая плотность за Уралом. В советское время, говорят, что не то было устройство и все не так и не туда, а было 26 миллионов. Если сейчас половина осталась за Уралом, может быть две третьих, то это самый лучший вариант. А система советская развалилась не потому, что неправильное было административное деление, а потому что было много предателей, которые сдавали Советский Союз. И это предательство было во главе с президентом и союза, и России, и иже с ним. Перечислять их всех просто противно. Я не называю фамилии, потому что тошно их называть.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Артура, москвича.

Слушатель: Добрый вечер. Вам никогда не казалось, что коммунисты подморозили российскую империю. И Советский Союз существовал вопреки всему, как бы советская власть подморозила. Когда она исчезла, все как в холодильнике разморозилось и начало таять. То есть кризис был во время царизма, который коммунисты так и не разрешили. Насчет Дальнего Востока. Вы знаете, благодаря тому, что во Франции произошла революция, Дальний Восток не попал под мандатную территорию той же Франции. России повезло, что она получила слишком большую территорию и не смогла ее переварить. Это, к сожалению, плохо кончится.

Владимир Кара-Мурза: Если суммировать, Артур говорит, не станет ли Зауралье легкой добычей наших соседей, в частности, китайцев. Сильна экспансия китайцев в Красноярский край?

Олег Шенин: Я думаю, что с учетом того режима, в котором мы живем, опасность не только за Уралом, на Востоке и в Сибири, опасность такая и на Западе. Калининград где сейчас?

Владимир Кара-Мурза: Окружен странами Евросоюза.

Олег Шенин: Жители Калининграда, которые являются гражданами России, не могут приехать в Россию. Доигрались уже так, что дальше некуда. Я уже не говорю про Кавказ и события, которые происходят на Кавказе. Желающих развалить полно. К сожалению, от власти кроме заявлений ничего, конкретных мер не принимается. Для того, чтобы Россия жила, чтобы Россия процветала, надо развивать ее промышленный потенциал. Если экономика развиваться не будут, причем не нефтью и газом, пусть меня простят нефтяники и газовики, эта работа для них трудная, но ума великого не надо для правителей, надо развивать все остальное. Все остальное загублено, добито. Я уже не говорю про аграрный сектор и все остальное.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Сергея из Москвы.

Слушатель: Здравствуйте. Хотелось прежде всего сказать по такому сложному вопросу, как Дальний Восток, что от перестановки мест слагаемых сумма не меняется. Поскольку у нас долго увлекались изобретением второго колеса, в смысле демократии, в смысле бизнеса – вот результат. Действительно, у нас строят большие дома красивые, как говорится, стоит признать это. Еще в Древнем Риме строили каменные пятиэтажные дома, и люди жили гораздо лучше, чем живут сейчас здесь. Здесь именно надо менять саму структуру хозяйствования, вводить западные основные демократии, именно европейской демократии. Я не в том смысле, что все перенимать, но чтобы это было и сказывалось на жизни большинства нашего общества. С тем, чтобы у нас не только нефтяное направление разрабатывалось, которое вечным не может быть, но и разрабатывались такие отрасли промышленности, как станкостроение, электроника и так далее.

Владимир Кара-Мурза: Олег Семенович, лучше живут рабочие, металлурги сейчас, чем при советской власти, которые работают в частном бизнесе?

Олег Шенин: Безусловно, хуже - это никаких сомнений в этом нет. Есть какая-то категория, как это всегда делается, «синие воротнички», которых чуть-чуть подкармливают, чуть-чуть пригревают. Но если взять в целом, конечно, хуже.

Владимир Кара-Мурза: Бывший заместитель председателя думского Комитета по региональной политике политолог Владимир Лысенко считает, что для многих результаты красноярского референдума будут невыгодны.

Владимир Лысенко: Скорее всего от этого пострадает через два года Золотарев, губернатор Эвенкийского округа, и губернатор Таймырского округа, поскольку будут ликвидированы их два субъекта федерации и превратятся в простые районы. Поскольку мы знаем, что Золотарев был ближайшим сподвижником товарища Ходорковского и фактически по решению ЮКОСа был послан поднимать Эвенкийский округ, и был огромный проект, что будет построен нефтепровод, который соединит Эвенкию с Китаем и будет важнейшим транспортным коридором туда, то, я полагаю, что этот проект скорее всего в ближайшее время не состоится. И в этом отношении то, что замышлял и что хотел хорошего сделать ЮКОС, скорее всего в этом регионе в ближайшее время реализовано не будет.

Владимир Кара-Мурза: Олег Семенович, как вы считаете, как скажется национализация Югаскнефтегаза на будущем края, то, что отобрали нефтяную трубу у частного бизнеса и практически вернули под контроль Кремля.

Олег Шенин: Юганскнефтегаз – Тюменская область. Опять-таки, каждая политическая структура видит по-своему устройство общества, устройство государства. В моем представлении и в представлении моих товарищей и в программе партии указано, что не могут недра принадлежать никому. Недра принадлежат только государству и всему народу. Кстати, это записано в конституции Российской Федерации, даже в этой буржуазной конституции запись такая. Статья третья гласит о том, что единственным субъектом власти в России является народ, и народ осуществляет власть непосредственно. И дальше идет: или через референдум, через выборы. Поэтому народ еще свое слово не сказал, но он скажет. При такой жизни ждать «одобрямс», я думаю, нельзя.

Владимир Кара-Мурза: Какой вопрос вы вынесли бы на референдум?

Олег Шенин: На референдум я бы никакой вопрос не выносил. Если бы понимали все так, как понимают, по крайней мере, многие мои соратники ситуацию, которая складывается в России, я бы вышел на улицу и добился, чтобы была социалистическая революция.

XS
SM
MD
LG