Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Итоги первомайских акций в России


Владимир Кара-Мурза: Сегодня различные политические силы подводят итоги своих первомайских мероприятий. У нас в студии лидер движения «Трудовая Россия» Виктор Анпилов. Расскажите, пожалуйста, какие действия вчера предприняли ваши сторонники и ваша организация?

Виктор Анпилов: Я должен сказать, что, конечно, для нас первомайские праздники не ограничиваются только первым мая. Фактически речь идет о том, что первого мая начинаются, закладываются те мероприятия, которые будут дальше развиваться. И мы, конечно же, первого мая провели манифестацию. Мы вышли в 9.30, за час до начала движения колонны во главе с КПРФ. Эта колонна впитала в себя помимо КПРФ, национал-большевиков Лимонова, Российскую Коммунистическую рабочую партию Тюлькина и другие, ряд левых организаций. Мы же пошли фактически только с постоянными нашими союзниками – Казачье братство атамана Филина. И на начальном этапе нас было, может быть, немного. Впоследствии к нам присоединились у Библиотеки Ленина товарищи из Всероссийской Коммунистической партии будущего во главе с первым секретарем московского комитета и депутатом Государственной думы Александром Кулаевым. И уже потом мы провели в Сокольниках, после митинга в центре города у музея Ленина, это наш митинг. Там выступили ветераны и представители Народного фронта солидарности, который мы сейчас пытаемся организовать на левом фланге из числа тех партий, которые отсечены от политического процесса этими законами, поправками к избирательному праву, а также законом о политических партиях. Кроме того, как мне кажется, мы поделились, к сожалению, мы пошли двумя колоннами с Октябрьской площади по все-таки содержательным мотивам. Колонна КПРФ объединяла по вопросу принятия выборов, даже в этой драконовской системе, которая выстраивается, когда у народа отбирают законное избирательное право, когда у политических партий, общественных организаций отнимается право выдвигать списки своих кандидатов. И они пошли по принципу «мы за референдум». Мы считаем, что в этих условиях, в условиях дикого наступления и на политические, и на экономические права трудящихся принимать эту избирательную систему неправильно, аморально фактически. Мы пошли с лозунгом «бойкот парламентским выборам». Возможно, мы будем участвовать в московских выборах, потому что здесь хотя бы сохранены выборы по одномандатным округам. Их немного в Москве – 15 округов, но все-таки они есть.

Владимир Кара-Мурза: Виктор Иванович, чем напомнило и в чем отличие прошедшего Первомая от Первомая 1993 года, который был прологом октябрьских событий, когда власть в открытую практически спровоцировала беспорядки на улицах Москвы?

Виктор Анпилов: Во-первых, в Первомай 93 года левая оппозиция была свободная, была независима от Кремля, а сейчас это уже системная оппозиция. Тогда к нам присоединились, фактически заявка была «Трудовой России», но к нам присоединились фактически все лидеры левого движения. Огромное отличие, что нам тогда отказали власти Москвы, и Ельцин, и Гавриил Попов, отказали нам в шествии, они нарушили закон, выдали нам ограничение, не разрешение на шествие за сутки до начала. Мы пытались тогда, мы обратились в парламент, там был Хасбулатов. Он сказал: «Какие ограничения? Ничего не будет». Хотя мы предупреждали, что власти уже пошли на нарушение закона дикое и, возможно, это закончится кровопролитием. Так оно и произошло. Фактически демонстрация силы открытая, что запрещено Хартией о правах человека, которая признается не только в Европе, но и в России. Были полицейские с собаками, конная милиция, перегорожен весь центр города, был блокирован внутренними войсками. Конечно, это уже нагнетало обстановку истерии. Видя такое, приняли решение все вместе уходить из города. Была нацеленность властей на то, чтобы демонстрация первого мая, Ельцин был в США с визитом, и он уже говорил, что с коммунизмом покончено, поэтому, мне кажется, Руцкой был заинтересован в том, чтобы подтвердить мысль Ельцина, что красных в Москве нет, что с коммунизмом покончено. И хотя мы уходили из центра города, я повел колонны к университету, там произошла драка.

Сейчас вроде все разрешается. Но вот эта такая разрешительная позиция, она обезоруживает оппозицию, создает иллюзию, что все нормально, что мы живем в демократическом обществе. На самом деле уже в митинги, демонстрации уже никто не верит.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвичку Зою Игнатьевну.

Слушательница: Добрый вечер. Вы знаете, я хотела бы спросить вашего гостя. В свое время, когда у нас была заварушка небольшая, Виктор сказал Лене Радзиховскому: «Хороший ты парень, Леня, но когда мы придем к рулю, мы тебя повесим». До сих пор у него такие взгляды остались или изменились?

Виктор Анпилов: Это мне напоминает у Гамлета, когда он видит игру актеров, он попросил сыграть убийство отца. И говорит: «Посмотрите на актера - он весь побледнел, он весь дрожит. Что ему Гекуба, что он Гекубе». Я не знаю Леню Радзиховского и не помню его, честное слово.

Владимир Кара-Мурза: Тогда была передача по телевизору. Может быть вы в ней участвовали.

Слушаем москвича Михаила.

Слушатель: Здравствуйте. Виктор Иванович, как вы считаете, можно законным путем – референдумом, забастовками, выходом на митинги сменить эту действующую власть?

Виктор Анпилов: Вы знаете, правильно ставите вопрос – можно ли мирным путем сменить режим? Я считаю, что да. Но я не исключение, так же считал Владимир Ильич Ленин. И Октябрьская революция фактически в России свершилась бескровно.

Владимир Кара-Мурза: Журналист Сергей Доренко, член КПРФ, считает, что, боязнь украинского варианта, Кремль намеренно раскалывает коммунистическую оппозицию.

Сергей Доренко: Кремль плодит все новые и новые левые движения, каждое из которых должно доказать, что оно краснее компартии. Каждая новый фальшак должен быть краснее, радикальнее, сильнее, боевитее компартии. Де-факто Кремль плодит себе противников сам. И мы будем выгодно отличаться от опыта Украины, который по-существу негативный. Они пели «фальсификации – ни, махинации - ни, ни - брехни». Это понятно, это очень понятно. Хорошо, чтобы наши также спели, только по-русски. Поэтому мы не должны дожидаться никакого мая, ни первого, ни 25, и не следующего, тем более, первого мая, мы должны сегодня осуществлять власть в стране. И когда мы создадим такой проект, мы будем выглядеть иначе чем Украина. Догоняя, мы выйдем тогда вперед.

Владимир Кара-Мурза: Виктор Иванович, вы согласны, что Кремль до сих пор боится стихийного протеста на улицах?

Виктор Анпилов: Конечно, стихийного протеста на улицах Кремль боится. Я считаю по-прежнему, я в этот раз Зюганову предлагал задолго до первого мая призвать трудящихся к походу на Москву, сконцентрировать здесь свыше ста тысяч человек. И тогда вопрос власти был бы решен. Но я не согласен с Сережей Доренко, который считает, что создают новые красняки - чисто доренковское выражение. Ведь «Трудовая Россия» существовала, возникла задолго до КПРФ. Поэтому нас нельзя обвинить, что нас создают. Пусть он даже имел в виду лимоновцев, как радикалы крайние. Они шли в этот раз вместе с КПРФ. И как раз они шли, и Лимонов сказал в выступлении, что референдума – это наш последний решительный бой. Это тоже голосование. Но ведь они правильно на прошлых выборах расклеили лозунги очень красноречивые, с красноречивым жестом одной руки, сжатой в кулак, и другая показывает по локоть и надпись: «Голосуй, не голосуй, все равно получишь одно и то же». А сегодня они за участие в референдуме. Кремль сплачивает вокруг КПРФ левые организации для того, чтобы пойти на такие системные выборы, выборы, которые без выбора, на антидемократические выборы. Выборы по этой системе после изменения законодательства, избирательного права в целом и закона о политических партиях, конечно, это уже не выборы, а чисто фарс, но узаконенный фарс. Поэтому в этом направлении я вижу опасность для оппозиции, а не наоборот - оппозиция для режима.

Владимир Кара-Мурза: Справедливости ради, КПРФ подавала иск вместе с «Яблоком» и Комитетом2008 об отмене результатов выборов, то есть они как раз свою роль в этом смысле сыграли, и Зюганов выступал в Верховном суде.

Виктор Анпилов: Вы знаете, все эти суды бессмысленны. Кстати сказать, по манифестации 9 мая, которая будет, там тоже КПРФ заявила, что она обратится в суд. Мы тоже обращались и судились с администрацией президента по вопросу манифестации на Красной площади неоднократно. Но все это бесполезно. И это смешно, если федеральный судья назначается президентом, то что вы хотите от позиции судьи. Поэтому их все совместные суды КПРФ с «Яблоком» – это чистейшей воды пиар. Если после принятия таких законов как Земельный кодекс, как Жилищный кодекс, закон 122 об отмене материальных льгот, замене их денежными выплатами. КПРФ, тысячу раз говорил, оставьте пять человек, выходите из думы и руководите оппозицией на улице давайте двигаться к власти. А что говорит Сережа? Надо власть осуществлять. Как вы будете осуществлять, если вся власть находится в руках одного класса.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Юрия Степановича.

Слушатель: Здравствуйте, товарищ Анпилов. Как же так, стержень всей вашей политики, всей вашей пропагандистской деятельности – это ненависть к Соединенным Штатам. Вы сравниваете нынешнюю Америку с нацисткой Германии. И выступаете на станции, которая работает на деньги американского конгресса. Это то же самое, как если критики Сталина воспользовались нацистской радиостанцией для критики. Где же ваша принципиальность?

Виктор Анпилов: Очень хорошо. Штирлиц тоже работал фактически в гестапо, но работал, как мне представляется, успешно, хотя это художественный образ. Я вам скажу следующее: я не ненавижу Соединенные Штаты Америки, я очень люблю литературу Америки. Среди моих любимых писателей, скажем, даже в тюрьме у меня были Уайльд, Джек Лондон. Я очень люблю Фолкнера, я люблю Селленджера. Я люблю американский народ как таковой, самобытный сильный народ. Он вызывает уважение, не скажу любовь. Есть политика, есть акты, мимо которых нельзя пройти мимо, особенно сегодня. Буш приезжает в Москву, фактически руководитель государства, который ведет агрессию в Ираке. На пороге нашего дома российского дома льется кровь. Они оккупировали Афганистан. Вспомните, когда у нас была Олимпиада 80 года, мы зашли в Афганистан, ввели туда войска по просьбе законного правительства. Пусть может быть подстроено, не подстроено, но такая просьба была высказана. А американцам никто такой просьбы не высказывал. Они говорили о том, что на территории Ирака есть оружие массового поражения. Но где это оружие? Уже там больше года и ничего нет, никаких доказательств нет, осталось одно – война с терроризмом. И поэтому мы сегодня проведем 6 с 17.00, 7-8 с 13.00 митинги у посольства США под лозунгом «Буш хуже Гитлера».

Владимир Кара-Мурза: Напомним, что теперь первого мая проводят свои митинги и правые силы, правозащитники и демократы. Исполнительный директор движения «За права человека» Лев Пономарев напомнил, кого удалось собрать на этот раз.

Лев Пономарев: В прошлом году была довольно большая демонстрация, тысяч пять-шесть было демократических. Поэтому в этом году мы решили тоже провести. Очень активно звучала линия, направленная против политического курса президента Путина и правительства. У нас была группа «Совесть», которая выступает в поддержку Ходорковского и Лебедева. Она несла знаменитый лозунг «Ходорковский, go home» и другие. Были группы поддержки адвоката Трепашкина, который находится незаконно в заключении. Звучали другие лозунги в защиту политзаключенных. Активно выступала и группа, которая выступает против войны в Чечне, Комитет антивоенных действий, об этом рядом людей говорил. Неожиданно оказалось много лозунгов, мы понимали, что эта линия будет представлена и даже готовили один из транспарантов, направленная против Путина.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Аллы Даниловны из Санкт-Петербурга.

Слушательница: Добрый вечер. Я хочу Анпилову сказать, во-первых, он слукавил, что революция бескровная. Ленин – Ленин, а Белая армия, сколько крови пролилось. Так же и французская революция – гильотины, столько крови было, что люди тонули. Это раз. У меня такой вопрос к нему: Шалимов, мальчик – это ваша веточка, это ваш воспитанник? Что-то он выступает, вспомнил вашу фамилию.

Виктор Анпилов: Вопрос несколько странный. Если вы хотите узнать, чья веточка, обратитесь в ФСБ и вам там подробно расскажут, чья веточка. Александр Шалимов ушел из «Трудовой России». Но это внутренние дела, я бы не хотел говорить.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Игоря Юрьевича, москвича.

Слушатель: Здравствуйте. Я ваш давний поклонник. Я хотел бы задать вопрос Виктору Ивановичу. Виктор Иванович, уважаемый, ответьте прямо, вы сейчас критикуете, что вас притесняют. Но вы мне ответьте на вопрос такой конкретный: а где были коммунисты, когда стреляли в детей в Новочеркасске, когда люди на демонстрацию вышли за кусок колбасы? Люди погибали от коммунистов.

Владимир Кара-Мурза: Честно говоря, вышли как раз рабочие, которые входят в движение «Трудовая Россия».

Виктор Анпилов: Я не знаю, о каких коммунистах идет речь. Я лично не был в партии в то время. Это был 62 год. Я работал на комбайновом заводе Таганрога и агитировал тогда мальчишкой за то, чтобы выступить с солидарной стачкой на помощь новочеркасским рабочим. Это открытый ответ. И я до сих пор считаю и написал об этом в книге, что рабочие Новочеркасска вышли тогда с идей глубоко коммунистической. А именно они верили, что советом рабочих их требования будут услышаны. Фактически они шли как хозяева своей страны. А в то время с приходом предвестника перестройки Хрущева за словами о благоденствии, о коммунизме фактически исчезли крупы, для рабочего человека мясо, молоко, масло повысилось вдвое, дороговизна. И рабочие резко осуждали это. Вопрос в том, что руководители компартии должны были это услышать. Они не пожелали этого услышать, и это было начало горбачевщины. То есть фактически Хрущев - вот эта перестройка надвигалась. Не только не желали прислушаться, не только не признали право рабочих на управление обществом и государством, но и расстреляли участников манифестации.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Георгия Георгиевича из Петербурга.

Слушатель: Здравствуйте. Мне кажется, Анпилов глупейшую мысль высказал в смысле, что Буш хуже Адольфа Гитлера. Сравнивать даже настолько глупо. Саддам Хусейн никто иной был, как арабский фашист.

Виктор Анпилов: Арабский фашист, не арабский фашист. Есть Организация Объединенных Наци, послевоенная организация, которая и предназначалась для того, чтобы не повторились ужасы Второй мировой войны, чтобы людей не убивали миллионами. И один из основополагающих принципов – это осуждение агрессии против независимых государств. Ирак - независимое государство, Ирак государство с народом, который тысячелетиями является субъектом мировой цивилизации. И то, что произошло с Ираком – это хуже, чем гильотина для одного человека, фактически под гильотину бросили весь народ.

Владимир Кара-Мурза: Как вы относитесь к начавшемуся суду над Хусейном?

Виктор Анпилов: Судьи фактически сидят на американских штыках, их правильнее было бы одеть в форму морских пехотинцев, а не в судейские мантии.

Владимир Кара-Мурза: Лидер авангарда коммунистической молодежи Сергей Удальцов верит в реальность создания единой антикремлевской оппозиции.

Сергей Удальцов: Я не сомневаюсь, что в России возможно создание широкой коалиции наподобие Украины. Блок левых - исторически сильное движение в России, имеет широкую социальную базу, и либеральных сил демократических так называемых, «Яблоко», СПС, различные правозащитные движения. Сейчас тот момент, когда оппозиция, если она серьезная оппозиция, если она ответственная оппозиция, должна делать все чтобы взять власть и делать все для этого, то есть широкую коалицию максимально население, выводить людей на улицы, наподобие Украины, Киргизии и Грузии. Действовать довольно революционными методами. Тогда, будем надеяться, следующий Первомай уже пройдет в другой обстановке.

Владимир Кара-Мурза: Виктор Иванович, растет смена новая, последователи коммунистической идее? Раньше считалось, что ваша организация – это партия пенсионного возраста которые с годами будут лишь убывать.

Виктор Анпилов: Я, во-первых, скажу, что я всегда гордился, что люди пожилые, ветераны войны, ветераны труда, люди, которые, чего говорить, одной ногой уже там – в другом мире, однако они примыкали к «Трудовой России». Значит они верили идее, что очень важно. Но у нас всегда была и молодежь, в том числе и Сергей Удальцов, хотя он сейчас организационно, к сожалению, видимо, на него было давление, и он отошел от «Трудовой России», попытался расколоть, что не удалось. У нас остались очень сильные ребята, я имею в виду в теоретическом отношении, они созревшие, это уже не мальчишке, хотя некоторым 19 лет, но по мировоззрению это взрослый человек. Это Станислав Рузанов или, например, Тихон Ульянов. Он вообще учится в 11 классе, а уже активно участвует, пишет, выступает и распространяет газеты. У нас всегда была молодежь. Фактически Сергей Удальцов повторил все установки, которые мы разбираем на теоретических занятиях «Трудовой России». Да, сегодня как никогда нужно объединение широких сил, но произойдет оно, как мне кажется, на сегодня вначале по вопросу объединения тех сил, которые ущемлены нынешним законодательством о выборах, которых Кремль отбрасывает от активного избирательного права и лишает их голоса. Вот по этому вопросу я согласен сегодня объединяться хоть с чертом. Другое дело, что можно войти в парламент, можно укрепить голос свой, но вопрос власти в России решится только, в начале года массовое выступление граждан подтверждает мысль о том, что вопрос о власти решится только в результате массовых выступлений людей труда.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Аллу Павловну из Москвы.

Слушательница: Здравствуйте. Что-то не очень вас понимаю. Коммунистическая партия, они выступают за референдум и тоже выступают против нового избирательного законодательства. Вы своих сторонников призываете на референдум, как я понимаю, не ходить и вообще бойкотировать выборы. Но если ваш электорат будет бойкотировать выборы, значит у нас опять большинство получит «Единая Россия», большинство получит нынешний президент или его преемник.

Виктор Анпилов: Сами вы же правильно говорите, как бы мы ни участвовали в выборах, большинство получит «Единая Россия» или назовут они «Наши» или еще как-нибудь, большинство получит рыночной экономики, линия капитализации России. Поэтому, условно говоря, нового ничего не добавляем. Но мы действительно говорим о том, что в этих условиях, особенно после принятия закона о политических партиях и изменениях в законе о выборах депутатов парламента, всерьез говорить о выборах в России невозможно. Согласитесь, все идет против конституции. Например, у народа было право избирать депутатов по одномандатным округам, и оппозиция пользовалась этим. Мы вели очень большую работу в одномандатных округах. Сейчас это право забрали, ущемили право народа, что запрещено конституцией. Но никто ничего не говорит ни в парламенте, ни в Конституционном суде. Зорькин сидит рядом с патриархом, сидит рядом с премьер-министром, внимательно слушает Путина, а ведь нужно было бить тревогу. Вот от таких положений, когда нарушается, вот эта кровавая конституция Ельцина попирается, дальше попирается Уголовный кодекс.

Вновь избранный губернатор Брянской области господин Денин спешил на банкет «Единой России» по поводу своего избрания губернатором и в Обнинске, когда он развил скорость на своем джипе, будучи за рулем, что не положено по инструкции губернатору, задавил двух старух. Одна пролетела сорок метров, другая скончалась в больнице. Никто об этом ничего не говорит. Первые протоколы исчезают, затем появляются вторые протоколы милиции. Родственники не имеют никаких претензий к губернатору Денину. Устинов молчит об этом. Родственники могут не иметь претензий, но трупы есть. В Бельгии министр образования превысил скорость на автостраде на 40 километров и вынужден был уйти в отставку, потому что его засекла полиция. А здесь убивают людей, и все нормально все идет по-старому.

Владимир Кара-Мурза: Не считает удачной датой для протеста первое мая лидер Демократического союза Валерия Новодворская.

Валерия Новодворская: Так же как 7 ноября людей в этот день гнали, прогоняли колоннами перед мавзолеем. И это было таким же политическим праздником советского тоталитаризма, как и день октябрьского переворота. Поэтому я крайне резко отношусь к идее использовать этот день сегодня в каких бы то ни было целях. Естественно, для Анпиловых, Зюгановых, Лимоновых закон не писан, с ними бесполезно разговаривать. А вот когда демократы пытаются этот день использовать для своих задач, для того, чтобы бороться с путинской диктатурой, получается очень плохо.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Бориса из Санкт-Петербурга.

Слушатель: Здравствуйте. Виктор Иванович, у меня к вам вопрос. У коммунистов было более 70 лет для того, чтобы провести небывалый эксперимент. И эксперимент этот закончился крахом. Вас это никак не смущает?

Виктор Анпилов: Я сейчас отвечу на вопрос, но сначала не хотел бы пропустить Новодворскую. У нее всех выгоняли. Выгоняли на первомайские манифестации, гнали бойцов с заградительными отрядами на пулеметы немцев и так далее. Я насчет эксперимента 70 лет я скажу, даже выступая в Сокольниках вместе НБП, после митинга в центре города я выступил еще в парке Сокольники на митинге ВКПБ, и я сказал, что идея коммунизма, идея равенства, братства, она фактически действительно воскрешается, как воскресает сам Иисус Христос. Дело не только в самом имени, а дело в идее коммунизма. Этот эксперимент человечество переживет тысячи лет. И поэтому я вправе сказать, всякий раз, когда эта идея воскресает, а вместе с ней многие люди связывают с Христом. Раз так, хорошо: Христос воскрес, а вместе победим.

Владимир Кара-Мурза: Председатель московского отделения партии «Яблоко» Сергей Митрохин напротив считает, что демократы не должны игнорировать первое мая.

Сергей Митрохин: Первое мая традиционно день солидарности трудящихся. Я не понимаю, почему демократы должны отказаться от празднования этого дня. Потому что шествие состоялось в прошлом году, оно было довольно массовым. В этом году было не таким массовым в связи с Пасхой, но, тем не менее, достаточно много народу пришло. И демократы сумели выразить свое отношение к тому, что происходит в стране. Таким образом демократическое движение органично вписалось в первомайские праздники. Я думаю, что эта традиция установится на долгие времена.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Артура из Москвы.

Слушатель: Добрый вечер. Виктор Иванович, вы знаете, вы смешиваете странную позицию насчет христианства и коммунизма. Все-таки две большие разницы. За равенство боролся такой известный кровавый человек как Бабек в 9 веке, который уничтожил не одну сотню тысяч в Азии людей за свои идеи. Вы знаете, вы по Латинской Америке специалист, в итоге христианство съело эти левые движения, в смысле они превратились в той же Латинской Америке в перепродажу оружия и наркотиков.

Виктор Анпилов: Вы знаете, в Латинской Америке я знал священников, которые с оружием в руках участвовали в борьбе партизан. Коммунистического толка в горах сражаются. И крестили детей и браки освещали. Поэтому, кто кого съел, там нужно еще разбираться. А что касается идеи смешивать - ничего подобного. Если внимательно почитать Евангелие, идея справедливости, равенства тысячелетиями ее лелеет человечество. А если взять позицию самого Христа, можно назвать красной, я имею в виду отношение к богатым. Христос презирал богатых, буквально пронизывает эта мысль. Я не хочу сказать, что он осуждал, это переделывались тексты в пользу того класса, который находился у власти, но презрение Христа к богатым, кто за богатством не видит человека, очевидно.

Владимир Кара-Мурза: Вопрос от Александра из Москвы.

Слушатель: Виктор Иванович, моего двоюродного деда, священника образованного, учился он на Западе, в Белоруссии священствовал, так вот его с лестницы в Соловках спустили большевики. Так с чертом большевики и коммунисты давно подружились. Замечательно в вашем лице видеть человека, который читал Фолкнера, Селленджера и, наверное, Трумэна, не президента. Хорошие у него рассказы, почитайте. Знаете ли вы фамилию полковника-танкиста, который отказался стрелять, когда вывели танки в Новочеркасске? Отказался стрелять в рабочих, за что его арестовали, его судили и расстреляли. Заслуженный танкист, прошел всю войну, замечательный был человек. У меня дядя родной, герой союза, прекрасно знал этого человека. Может быть вы его фамилию знаете? Может памятник поставить ко Дню победы?

Виктор Анпилов: Я не сторонник, чтобы сразу, не разобравшись, сразу ставить памятник. Смотрите, сколько противоречий у вас самих. Вы говорите: деда спустили черти-большевики с лестницы, может быть надругались. Но дядя ваш герой Светского Союза, сражался за советскую родину. Наверное, тоже, когда в танке был, может быть говорил «за родину, за Сталина» или на броне написал, как писали многие танкисты. Я не знаю фамилии того человека, о котором вы говорите в Новочеркасске, который отказался стрелять в рабочих. Если такой случай был, этот человек заслуживает уважения просто как человек. У нас 3 октября 93 года, смотрите, сколько было военных брошено против Дома советов в Москве. И они палили из пушек по беззащитным людям, по высшему законодательному органу страны на виду у всей планеты. А потом еще и говорили: нам хорошо заплатили, мы хорошо сделали свою работу. Поэтому, вы знаете, хотелось узнать фамилию того человека, который сегодня в Самаре, когда ветераны вышли с протестом на улицу против отмены льгот, начальник главного управления внутренних дел Самарской области, генерал отказался разгонять манифестантов. И заявил: пока не доведете до конца уголовное дело по факту сожжения 74 милиционеров Самары, сгоревших в огне по делу ЛогоВАЗ, против народа я и пальца не подниму. Вот это сегодня, мне кажется, герой тоже, и он заслуживает уважения.

Владимир Кара-Мурза: Возвращаясь к первому мая, лидер партии Демократическая свобода Константин Боровой считает, что демократам нельзя пользоваться этой датой.

Константин Боровой: Я никого из правозащитников на улице первого мая не видел. Праздник изжил себя. Я думаю, что это не очень честный и очень популистский способ участия в политике - использовать первое мая. Это все равно как в свое время была попытка использоваться 7 ноября как день примирения. Думаю, что это из области политтехнологий. Честные люди, честные политики день рождения Сталина, день рождения Гитлера, день рождения Троцкого уже не справляют.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Петрозаводска от Евгения Семеновича.

Слушатель: Я хотел ответить товарищу, который сказал о том, что коммунисты потерпел крах. Так вот, он не знает что ли выражение Черчилля, который сказал, что Сталин принял страну с сохой, а оставил с ядерным щитом. И на уничтожение этой страны Америка, не только Америка, а весь Запад положил свое состояние. И если бы не пятая колонна, этого бы не случилось.

Владимир Кара-Мурза: Евгений Семенович, будем считать, что это реплика ваша. Слушаем Анатолия из Москвы.

Слушатель: Добрый вечер. Бедный Черчилль, что только на него не вешают. Я его читал и причем читал в подлиннике еще в 50 годах и поэтому я знаю, что такой чепухи о Сталине он никогда в жизни не говорил, он его презрительно называл «анкл Джо», вроде такого негра-прислужника. Но не об этом разговор, это все пустяки – это байки, которые распространяют коммунисты уже много лет. Я хотел сказать о главном, о том, что ваш гость сопоставил христианство с коммунизмом. Причем он сказал, что есть черты схожести. Почему же, если есть черты схожести, первое, на что кроваво набросился коммунизм - это было христианство?

Владимир Кара-Мурза: Виктор Иванович, как вы относитесь к альянсу режима Фиделя Кастро с Ватиканом?

Виктор Анпилов: Во-первых, Черчилль действительно написал, немножко по-другому: Сталин принял с деревянной сохой страну, оставил ее с атомной бомбой. Мне не нравится эта фраза Черчилля, потому что Сталин оставил страну не только с атомной бомбой. Он вынужден был оставить с атомной бомбой, потому что атомную бомбу все-таки первыми изобрели американцы и испытали ее на японцах. Поэтому Сталин оставил в первую очередь с мощнейшей индустрией. Сталин оставил с мощнейшей культурой, с человеком новой формацией. Это вещи, заслуживающие уважения. А что касается христианства, вы знаете, первые христиане, даже церковь христианская строилась по принципу - бедные люди объединялись. Я принесу сколько смогу в церковь, а возьму сколько надо. То есть от каждого по возможностям, каждому по потребностям. И таким образом состоялось единение христиан. Это чисто коммунистический, согласитесь, принцип. Коммунисты берут, и это естественно, у человечества то, что оно накопило положительного.

А что касается, вы сказали, альянса Фиделя Кастро и католической церкви, я бы не сказал, что это альянс. Дело в том, что Фидель демонстрирует нормальное отношение свободе совести. И в этом его заслуга. Я был неоднократно на Кубе еще до визита Папы Римского в Гавану. Католические храмы действовали, можно было свободно зайти. Более того, на площади соборов в старой Гаване появился народный праздник детей, ремесел, что гармонировало с архитектурным обликом и не противоречило тому, что в это же самое время в главном храме шла служба. Считаю, что Фидель самое главное, надо подчеркнуть, что, несмотря на жесточайшую блокаду экономическую, несмотря на выкручивание рук, угрозы, открытой агрессии, все-таки он уважает совесть. В этом контексте я не могу не выразить солидарность с революционной Кубой по поводу попыток США и особенно постсоциалистических государств, Чехии, Польши изолировать Кубу в Комиссии по правам человека. Пусть они сами наведут у себя порядок, пусть у них все имеют работу, как имеют ее на Кубе, пусть все дети учатся, как учатся дети Кубы. Пусть все получают бесплатное медицинское обслуживание высочайшего класса, как его получают на Кубе. Прошло 20 лет после последнего моего пребывания как журналиста на Кубе. Я ставил тогда зуб один, поставили коронку, и она продержалась 20 лет. Я не помню имя этого доктора, огромное ему спасибо. Но сегодня я здесь не могу зубы поправить, потому что стоит это безумно дорого. Вот все права человека, которые через коронку зубов можно показать.

Владимир Кара-Мурза: Первый секретарь ЦК РКРП Виктор Тюлькин верит в создание единого фронта оппозиции, подобного украинскому.

Виктор Тюлькин: Что касается оранжевого фронта, он уже складывается. Это один из плюсов, в том числе прошедшего Первомая. По крайней мере, большинство левых партий – КПРФ, наша РКРП, «Родина» выступили вместе. Кремль чувствует, что классовое расслоение растет, поэтому всячески пробует применять методы воздействия. В Ленинграде вдоль всего Невского проспекта были натянуты канаты и людей просто не пускали присоединиться к демонстрациям. И в Москве, если посмотреть на конную милицию, кинологов с собаками, то иностранцы просто удивлялись. Становилось непонятно, что это – обеспечение безопасности или запугивание людей.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Петра Ивановича из Москвы.

Слушатель: Добрый вечер. У меня к Виктору Ивановичу вопросы будут. Виктор Иванович, я полностью согласен, был длительный, больше 70 лет эксперимент. Эксперимент был над народом. Народ был нищим. Я родился в 27 году, и по 40 год я хлеба не видел.

Виктор Анпилов: Вы родились в 27 году, а я в 45, я последний ребенок в семье. И у нас действительно было время, когда маме нечем было застелить постель. Когда приходила учительница домой, то ей было невероятно стыдно, что нет бросить покрывала хотя бы на постель. И я тоже знаю, что такое нет хлеба. Однако все дети нашей семьи получили высшее образование или среднее специальное образование. Эксперимент у нас 70 лет, Парижская коммуна 70 дней. На следующий цикл побережем себя для 700-летия. Силы реакции всегда будут отбирать у народа то, что ему принадлежит по праву. И как раз не над народом был эксперимент, а это была попытка народа устроить общество, обустроить так свою жизнь, как ему этого хочется.

Владимир Кара-Мурза: Приближающееся 60-летие победы может ли стать полем для примирения враждующих политических сил?

Виктор Анпилов: У нас в России, я слышал многих политиков выступавших, говорят о разделении обществе. У нас общество по-прежнему делится по принципу цвета флага. Мы хотели в этот Первомай пройти вместе с профсоюзами. Мы послали делегацию для того, чтобы, возможно, выступить, рассказать о наших требованиях экономических, которые мы выдвигаем. Это минимальная почасовая зарплата не менее ста рублей за час труда. Это принято законодательно во всех странах Европы, сегодня никто не получает меньше трех долларов в час. Но как только узнали, что мы с красным знаменем, нас не пустили.

XS
SM
MD
LG