Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

О возможности отставки премьера


Владимир Кара-Мурза: Сегодня издание «Газета» вышло с передовой статьей под броским заголовком «Фрадков может уходить?». О возможности отставки премьера и резонансе этой публикации беседуем с главным редактором издания «Газета» Петром Фадеевым. Долго ли пролежала эта статья в редакционном портфеле? Или как только ее авторы написали, вы сразу поставили на полосу?

Петр Фадеев: Статья была написана вчера.

Владимир Кара-Мурза: То есть она вызвана какими-то сенсационными сведениями, которые получила только ваша редакция? Потому что ни одна другая федеральная газета ничего подобного не поместила.

Петр Фадеев: Слухи циркулируют давно. Но поскольку мы получили подтверждение сразу и, естественно, от нескольких источников, мы сочли возможным выйти с такой статьей.

Владимир Кара-Мурза: Вы просчитывали какие-то далеко идущие последствия? Вообще были ли в истории вашего издания прецеденты, подобные нынешнему, когда вы первыми открываете обществу новость, которая касается каждого россиянина?

Петр Фадеев: Поскольку я в этом издании недавно работаю главным редактором, поэтому я вряд ли могу сказать. Но, по-моему, не было ничего подобного.

Владимир Кара-Мурза: Это произошло. Можно вас по-журналистски поздравить.

Борис Макаренков, заместитель руководителя Центра политических технологий, считает, что при помощи вашей публикации подстраховался сам нынешний премьер Михаил Фрадков.

Борис Макаренков: Я думаю, что издание «Газета» стала именно источником вброса информации. Другой вопрос, что скорее всего это не для зондажа общественного мнения, а для проведения технологической операции. Прием, который уже не первый раз используется в российской политике. Какая-то важная фигура чувствует себя под нарастающим огнем критики, сама организует на себя компромат или утечку или волну слухов о своей отставке с тем, чтобы потом победоносно эти слухи развеять. Ельцин отставками премьеров решал очень разные политические проблемы, выскакивал из очень разных кризисных ситуаций. Путин достаточно уверенно исполняет все системы исполнительной власти. Поэтому если он и меняет премьеров, то это чисто технические перестановки. Если говорить об одной самой большой ошибке Фрадкова, это то, что он, не хотелось бы говорить, что он так и не стал премьером, он им стал и пробыл в этой должности год, а то, что он как премьер слабее, чем любой из предшествующих премьеров.

Владимир Кара-Мурза: Вы поместили целый перечень возможных кандидатов на пост премьера, этим вы хотели разбудить политические страсти в российской элите или, наоборот, успокоить ваших читателей, что большая скамейка запасных у Кремля и всегда удастся сохранить преемственность курса?

Петр Фадеев: Безусловно, она всегда была не маленькой. Мы остановились, собственно говоря, откуда появился сам Михаил Ефимович. Появился он в общем-то не то, что по недоразумению, но вот так, как ни вашим, ни нашим возник. И кроме того, если мы вспомним, отставка правительства реальная возможна была совсем недавно – это было в декабре. Обсуждалось накануне католического Рождества, могла произойти смена правительства. Второй момент, что правительство могли поменять в марте. Вначале об этом говорили достаточно уверенно. Потом возникла идея поменять одного-двух министров. Есть версия, что сейчас это может произойти.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Александра из Санкт-Петербурга.

Слушатель: Добрый вечер. Может ли повториться та же схема, когда во времена Ельцина меняли несколько раз премьер-министров, и в конечном итоге одного из них назначили на пост президента?

Владимир Кара-Мурза: Петр, как вы считаете, не рано ли Кремль начал тасовать колоду, все-таки три года до президентских выборов 2008 года, и еще успеет масса воды утечь?

Петр Фадеев: Масса воды, безусловно, может утечь. Но нынешняя ситуация может не устраивать в том числе и Кремль. Потому что то правительство, которое мы сейчас наблюдаем, - это правительство довольно обездвиженное, в котором, собственно, у нас был технический премьер Михаил Касьянов, потом появилось техническое правительство, которое вроде бы что-то делает, хотя все в коридорах и даже в самом правительстве признают что... Есть версия, говорят, что может быть и хорошо, что в такое правительство постоянные представители зачастили, подходят губернаторы и отбирают часть полномочий, вместе с деньгами иногда отдают им. Вот такой у нас кабинет. Может он надоел, бывает же такое.

Владимир Кара-Мурза: Если вы помните, Ельцин после первой отставки Черномырдина и неудачного премьерства Кириенко опять вернул Черномырдина. Вот у вас нет версии о том, что опять может стать Михаил Касьянов? Вы не рассматривали ее всерьез?

Петр Фадеев: Это вряд ли.

Владимир Кара-Мурза: Заместитель председателя думского Комитета по труду и социально политике Олег Шеин, член фракции «Родина», напротив считает, что ваша публикация – это ловкий ход Кудрина, Грефа и Зурабова.

Олег Шеин: Я вполне допускаю, что информация, которая поступала в последние дни и в Интернет-издания, и в газету «Газета» об отставке главы правительства, была в очередной раз инспирирована кругами, близкими к нашим трем министрам – Кудрин, Греф и Зурабов, исходя из нормальной логики, что лучший способ защиты – это нападение. Надо понимать, что если Фрадков уходит, но при этом остается тройка Кудрин, Греф и примкнувший к ним Зурабов, то только выигрывают и выигрывают очень сильно. Назначение такого личного друга Путина, как Козак, ситуацию не изменит, поскольку будет очевидно, что премьеры приходят и уходят, а Греф, Кудрин и Зурабов сохраняются на своем месте.

Владимир Кара-Мурза: Ведь отставка самого премьера влечет механически отставку всего кабинета?

Петр Фадеев: Да, безусловно.

Владимир Кара-Мурза: И когда будут утверждать новую кандидатуру премьера, все остальные будут исполняющими обязанности. То есть, может ли быть использовано его состояние здоровья, как у вас одна из версий в газете, для того, чтобы косвенно убрать неугодных министров или непопулярных?

Петр Фадеев: Непопулярных министров, если имеется в виду названный Зурабов, то есть такая возможность, что Зурабова сложно убрать, тем самым власть признала бы, что действительно монетизация льгот проведена совсем не так. Мы знаем, что зимой это вызвало достаточно серьезные протесты, причем стихийные, что бы ни говорили про них. А признаваться в том, что власть что-то сделала не так, она едва ли будет. Какая альтернатива есть сейчас Грефу, Кудрину?

Владимир Кара-Мурза: Вы пишете - Шувалов, Козак.

Петр Фадеев: Может быть. Скорее на первые роли. А с экономическим блоком не потому, что я работаю с ними заодно, а потому что никто не возьмется. Есть в колоде упомянутой какие-то другие фигуры.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Дмитрия из Санкт-Петербурга.

Слушатель: Добрый вечер. Вспоминаю время, когда Фрадков выгораживал Зурабова. Я помню его глаза, я помню, как он трясся. У меня такое чувство, что у нас премьеров выбирают и убирают как использованный материал. Не знаю, почему, может быть вы ответите?

Владимир Кара-Мурза: Сама тональность вашей публикации свидетельствует о том, что это фигура техническая, и она не влечет к изменению политического курса.

Петр Фадеев: Политический курс у нас сейчас, как известно, определяет один человек, и пока этот человек у власти, едва ли его можно изменить.

Владимир Кара-Мурза: И структура кабинета такова, что Фрадков практически не управлял своими подчиненными.

Петр Фадеев: Мы знаем, что структура кабинета сформирована под знаменем так называемой административной реформы, в ходе которой должны были произойти разграничения полномочий, должны были появиться вместо традиционных советских министерств более сложные структуры, более подобающие, принятые, в частности, видимо, за образец брали Великобританию. Но что из этого поучилось? Ничего из этого не получилось.

Владимир Кара-Мурза: В Великобритании все министры – члены парламента. Давно хотели сформировать ответственное правительство перед парламентским большинством. Может быть, это один из ходов.

Слушаем вопрос от Александра из Санкт-Петербурга.

Слушатель: Добрый день. У меня вот какой вопрос. По поводу Фрадкова не буду обсуждать. У нас уже давно тезис, который стал аксиомой: не стреляйте в пианиста, он играет, как умеет. На мой взгляд, главная шутка по поводу всех политиков. А вопрос по поводу четвертой власти. В этом ракурсе могли бы вы осветить значение четвертой власти, поскольку это знаковая публикация, индикатор великолепный. Я проецирую на западную прессу: разразился бы величайший скандал, это взбудоражило бы все, сумасшедшие бы гонорары газета получила и так далее. Вся эта кухня была бы приведена в действие. Первая реплика одного из гостей была по поводу того, что это вброс информации в стройную систему. Все это делается под эгидой главы государства, скажем так.

Владимир Кара-Мурза: Уже поступили опровержения из высоких кабинетов на вашу публикацию?

Петр Фадеев: Опровержение то, что заявление пока не написано, довольно сложно считать опровержением.

Владимир Кара-Мурза: Пока ваша публикация не противоречит логике событий, то есть можно завтра ожидать отставки Фрадкова?

Петр Фадеев: У вас уже был комментарий политолога, который сказал, что у нас обратная логика. Если об этом написали, то поступят ровно с точностью наоборот. Но мы сочли необходимым проинформировать.

Владимир Кара-Мурза: Социолог Владимир Римский, ведущий специалист фонда ИНДЕМ, имеет собственное мнение о характере вашей публикации.

Владимир Римский: Вполне возможно, что издание «Газета» становится просто средством манипуляций, вброса информации с целью проверки реакции, в первую очередь проверки реакции элиты на такого рода сообщения. И действительно Михаилу Фрадкову не удалось согласовать действия правительства, чтобы оно стало лоббистом общегосударственного или, как говорят на Западе, национального интереса. Может получиться и так, что президент просто из каких-то своих политических соображений, так же как Борис Николаевич Ельцин, будет пробовать на этой должности нескольких достаточно высокопоставленных чиновников – это вполне реально. Пока можно оценивать только слова и убедительность тех комментариев, которые написаны в самой «Газете» и сейчас висят в сети Интернет. Довольно убедительно, некоторая логика там прослеживается. Какой реально логикой будет руководствоваться президент при снятии или назначении Михаила Ефимовича Фрадкова – понять невозможно.

Петр Фадеев: Абсолютно согласен. Насчет инспирированности не согласен, а насчет, какой логикой будет руководствоваться президент, боюсь, очень сложная задача, мы к нему в черепную коробку не влезем.

Владимир Кара-Мурза: Вы в числе главных кандидатов назвали приближенных к президенту лиц, в частности, Николая Патрушева, Козака, Матвиенко.

Петр Фадеев: У нас же сейчас основной принцип – личная лояльность, без этого человек может быть сколь угодно компетентен.

Владимир Кара-Мурза: Но если премьер становится премьером в 2005 году, то это заранее камикадзе. Вряд ли президент пожертвует столь близкими себе людьми.

Петр Фадеев: Может быть и так. А что у нас может страшного произойти за это время?

Владимир Кара-Мурза: Вы считаете, что начинается операция «преемник»?

Петр Фадеев: Может быть и так.

Владимир Кара-Мурза: Поскольку сейчас идет подготовка и парламентских выборов 2007 года. По вашей версии, одним из премьеров может стать Борис Грызлов.

Петр Фадеев: Да, хотя, на мой взгляд, шансы именно Грызлова довольно невелики.

Владимир Кара-Мурза: Это одна их тех фигур, которые легче других пожертвовали. Потому что он не очень активно проявил на посту главы МВД и сейчас фактически находится в почетной отставке, это как раз увеличивает его шансы.

Слушаем Дмитрия из Петербурга.

Слушатель: Здравствуйте. Фрадков очередная безликая личность в экономике и, слава богу, если она уйдет с политической сцены. А с какой помощью - неважно. Премьера должен назначать более ответственный орган, например, верхняя палата, а никак не один человек. Поэтому мы имеем на этой должности безликих личностей, угодников. Ведь одному легче угодить, чем всем. А в политике важнее сложный путь, он держит политиков в напряжении и не ослабляет. Путин откуда появился? И ему во всем легко. А каково нам, чувствуете? А надо, чтобы было наоборот.

Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, верхняя палата, мы знаем, что она утверждает Генерального прокурора, разве это какая-то самостоятельная фигура?

Петр Фадеев: Мы знаем, чем занимается верхняя палата – она визирует какие-то решения, которые спускаются сверху.

Владимир Кара-Мурза: Объективности ради надо сказать, что пришлось продавливать утверждение закона об одномандатных округах.

Петр Фадеев: Но все-таки какие-то остатки самосохранения существуют в людях.

Владимир Кара-Мурза: Она штампует, но пока никак не задействована в утверждении кандидатуры премьера.

Петр Фадеев: Премьера у нас спускает Сам и все. Верхняя палата так же она завизирует премьера, и что это даст?

Владимир Кара-Мурза: Это повышает его статус, это ответственность уже не перед ручным парламентом, а перед ручным сенатом.

Петр Фадеев: Формально – да.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Сергея из Санкт-Петербурга.

Слушатель: Добрый вечер, господа. Я бы не относился так серьезно ко всему происходящему. Вот я тут сижу, темно за окном, по роду моей деятельности у меня на столе лежат «Приколы и анекдоты». Так вот в этих «Приколах и анекдотах», полукриминальное полужелтое издание, никуда от них не денешься, примерно похожие истории. Но надо нам с вами главную линию видеть – то, что постепенно должен исполниться прогноз: Россия может быть управляема только тогда, когда 15 миллионов. Простите, не за счет гибели остальных, а просто должно быть 15 миллионов. Вот президента России в таком мы должны и смотреть. А так смотрите, что власть делает. Должна приехать дама-президент. Что сделал генеральный прокурор? Он сделал то, что мы сейчас потеряли базу Черноморского флота. Поехал Буш в Грузию, что мы сделали? Мы сделали то, что мы теряем важнейшие базы в Грузии. Едет Буш в Ригу, мы могли попросить его: уважаемый господин президент, послужите пиитическим судьей. Советский Союз была такая же общность, удивительная общность, которая нагрешили на всех. Да, мы действительно вели российские войска в Латвию. Но я как российский гражданин могу сказать: откуда появились десятки тысяч латышских стрелков, которые обеспечили господство большевиков на долгое время?

Владимир Кара-Мурза: Я вопрос Сергея могу интерпретировать так, что за огрехи внешней политики у нас не несет ответственности глава кабинета министров. Не кажется ли вам это парадоксом?

Петр Фадеев: Парадокс, разумеется. Премьер-министр у нас сугубо занимается внутренней политикой в том виде, в котором он сейчас существует. А внешняя – это не его дело.

Владимир Кара-Мурза: Не бросилась вам в глаза его второстепенная роль в минувшем саммите, посвященном дню победы, что премьер великой страны оказался в тени?

Петр Фадеев: Было бы странно, если бы было по-другому. Уже, по-моему, все привыкли к такому статусу премьера.

Владимир Кара-Мурза: Вы помните, когда был премьером Евгений Максимович Примаков, он фактически на некоторых тихоокеанских саммитах вообще представлял всю Россию вместо Ельцина.

Петр Фадеев: Евгений Максимович разворачивал самолет и делал много чего, безусловно.

Владимир Кара-Мурза: То есть можно ли вашу публикацию трактовать так, что даже урезанные полномочия премьер-министра с уходом Фрадкова станут вообще куцыми?

Петр Фадеев: Да нет, вряд ли их можно урезать еще больше. Скорее это, в принципе, если правительство будет меняться, то произойдет оживление ситуации, хочется верить. Не то, что сейчас мы наблюдаем в деятельности Михаила Ефимовича.

Владимир Кара-Мурза: Один из ваших кандидатов в премьеры – это Александр Жуков. Насколько вероятно его назначение? Человек из другой политической культуры. Это бывший демократ одной из первых волн ельцинского призыва. Почему вы его поместили в этот топ-лист кандидатов в премьеры?

Петр Фадеев: Тем не менее, Жуков в нынешней структуре один из немногих людей, которых в нынешней традиции принято называть вменяемыми и работоспособными. Другое дело, что он может в силу упомянутой структуры самой делать. И как раз, может быть, это и придало бы некий флер реформаторства кабинету. Конечно, цены большие нефтяные, у нас в стране стабилизация, высокий рейтинг президента, который он не хочет тратить на непопулярные реформы. Но, тем не менее, нужно изображать какую-то деятельность, а может и провести что-то не так, как это происходило с упомянутой монетизацией льгот.

Владимир Кара-Мурза: Евгений Федоров, член думского Комитета по бюджету и налогам, член фракции «Единая Россия», считает, что подобными публикациями проверяется готовность общества к смене курса.

Евгений Федоров: Какие-то группы хотят уточнить общественное мнение, готовы ли мы к смене курса и к какой-то серьезной альтернативе курсу, фактически новому курсу правительства и страны. Такой работы и такой готовности я пока не наблюдаю. Необходимость асболютировать курс правительства уже назрела, можно сказать. А что касается СМИ, то борьба подходов СМИ – это обычная вещь. Ясно, что через СМИ борются разные группы влияния и так далее.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Самары от радиослушателя Вадима.

Слушатель: Здравствуйте. Во-первых, я бы хотел дать небольшую реплику. Я считаю, что уход Фрадкова сейчас - это не ко времени. Во-первых, Фрадков – это человек, поставленный для того, чтобы провести определенные реформы, взять на себя весь негатив и после этого уже будет рассматриваться его судьба. Реформы не закончены. Больше того, очень многие вещи еще нужно будет доделывать его последователю, если он будет заменен, что не в интересах президента. Поэтому, я считаю, что сейчас возможно будет использован такой резерв, как губернаторы.

Владимир Кара-Мурза: У вас среди претендентов нет ни одного губернатора. С чем это связано, что Аяцков - отыгранная фигура? Титов еще сохраняет шансы свои.

Петр Фадеев: Губернаторы, сейчас же не ельцинские времена, и что сделали из губернаторов и как ведут губернаторы, все мы хорошо знаем. И допустить всерьез возможность, что премьером может быть кто-то из губернаторов, мне кажется, это маловероятно.

Владимир Кара-Мурза: То есть это противоречит логике разрушения Совета федерации?

Петр Фадеев: Логике самой системы. Сейчас вообще обсуждается, что губернаторы будут назначаться по партийным спискам.

Владимир Кара-Мурза: Особенно страшно выглядел бы премьер Юрий Михайлович Лужков.

Петр Фадеев: Я думаю, что он уже и не согласится.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвичку Ольгу.

Слушательница: Владимир, хотела бы задать вопрос вам и вашему собеседнику. Не кажется ли вам, что замена Фрадкова будет очередной ошибкой президента, каких он наделал массу с 2000 года?

Владимир Кара-Мурза: Посмотрим, смотря кто станет премьером. Можно ли считать, подводя итог годичному пребыванию Фрадкова в премьерском кресле, ошибкой выбора президента?

Петр Фадеев: Едва ли. Президент руководствовался своей логикой, выдвигая именно эту фигуру. Может быть и не нужно ничего делать, но не в такой степени. Понятно, что никто не собирался замахиваться на какие-то крупные реформы, такие как реформа ЖКХ, которая свелась к тому, что мы говорим об увеличении, пусть население платит 100%. Сегодня буквально отправили на 2008 год реформу муниципальную, органы самоуправления. Получается, что хотя какие-то мелкие шаги, но со смыслом, например, монетизация льгот, как она была исполнена, заслуга это Фрадкова, его грех? Я думаю, что все приблизительно так и задумывалось. По-своему президент прав, назначая такого премьера.

Владимир Кара-Мурза: То есть Фрадков с этим клеймом уйдет в историю, как премьер, который провел приватизацию льгот? То, что были высокие цены на нефть – это вряд ли его одного заслуга.

Петр Фадеев: Наверное, это вообще не его заслуга. Может быть, в данном случае можно адресовать упреки и Кудрину, и Зурабову, как была исполнена монетизация льгот.

Владимир Кара-Мурза: И как используются высокие цены на нефть в стабилизационном фонде - тоже об этом не будем забывать.

Член думского Комитета по бюджету и налогам, независимый депутат Оксана Дмитриева считает, что при помощи публикаций, подобных сегодняшней статье в газете «Газета», власть советуется с общественным мнением.

Оксана Дмитриева: Власть с общественным мнением вообще-то не считается, поэтому мне представляется не совсем понятным, зачем его проверять через газету «Газета». Насколько возможна отставка правительства? Все объективные причины говорят за отставку, за исключением политического фактора, поскольку и правительство, и президент функционируют в условиях отсутствия возможностей у политической оппозиции настоять на своем решении. Если ситуация будет ухудшаться, то возможна отставка правительства, но это не значит, что вслед после назначения нового премьера министры не будут повторяться. Я думаю, что те министры, которые должны быть отставлены, безусловно, это министр финансов и министр социального развития и здравоохранения, в политическом раскладе, даже в случае отставки правительства, они все равно останутся и серьезная политика изменений не претерпит.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Александра Анатольевича из Санкт-Петербурга.

Слушатель: Простите, хотел бы ясность для себя получить. Вы говорите о том, что правительство возможно будет сменено для того, чтобы как-то скорректировать курс. Я хотел бы услышать, какой курс у нынешнего правительства, о чем вообще речь?

Владимир Кара-Мурза: Остался ли Фрадков как человек с неясной программой, который мало выступал перед обществом и так, собственно, никакой своей идеологии не привнес, хотя занимал высокие посты, работал в Брюсселе, то есть человек с европейским кругозором.

Петр Фадеев: Программы никакой и не было. Программа, как раз 16 числа президент в Челябинске обронил фразу, что задача удвоения ВВП никто не отменял. Если говорить об этом правительстве, это же при нем возникла эта тема, так она более стала активно муссироваться.

Владимир Кара-Мурза: Она в прошлом послании была, еще до выборов.

Петр Фадеев: Если говорить об основной связке, о задачах, которые ставил президент перед этим правительством, то это окажется удвоение ВВП. И вот мы наблюдаем то, что у нас программа развития до сих пор не утверждена, которую писали и были определенные кампании вокруг этой программы, и все быльем поросло. Вот как бы кабинет сидит, он без программы экономического развития. Удвоение ВВП, известно, что в прошлом году у нас правдами или неправдами был 7% экономический рост, в этом году ожидается 6%, чего явно для удвоения в течение десяти лет недостаточно.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Сергея.

Слушатель: Добрый вечер. Я хотел бы задать вопрос, связанный с тем, что не кажется ли вам, что обсуждаемая проблема в некотором смысле виртуальна? Потому что в некотором смысле, слава богу, еще живем не в Советском Союзе, но уже опять при советской власти. Восстановление советской власти товарищем Путиным происходит довольно плавно, довольно очень успешно. И началось с самого начала, как было сказано товарищем Лениным, сначала берем телеграф, средства связи, точно так и здесь - сначала был взять НТВ, потом все остальное. Поэтому какие-то личностные характеристики того или иного фигуранта обсуждаемой статьи, они, мне кажется, не очень важны.

Владимир Кара-Мурза: Я напомню, Сергей, что совершенно разные фигуры премьеров были и при советской власти. Одно дело, например, был Алексей Николаевич Косыгин, реформатор, который пытался провести хозрасчет, целый перечень реформ. Другое дело были Тихонов или Рыжков. Даже в условиях советской власти, в чем важность появления новой фигуры в премьерском кресле?

Петр Фадеев: Разница, безусловно, есть. Насчет Советского Союза - достаточно было посмотреть на 9 мая по телевидению репортажи. Такого даже в СССР не было. Конечно, побили рекорды. Безусловно, от фигуры многое зависит. Сейчас ситуация такая, что зависит все от одного человека, а он такой популярный, хороший, что не хочет становиться плохим. Вся система у нас зависит на рейтинге одного человека и плюс хорошей мировой конъюнктуре.

Владимир Кара-Мурза: Кстати, на фоне процесса на экс-владельцами ЮКОСа и то, и другое пошатнулось. И отношение мирового сообщества: недаром пришлось отложить вынесение приговора на после праздников. И отношение внутрироссийского общества: недаром так активизируется ОМОН против горстки инакомыслящих, которые приветствуют Ходорковского. Ваше издание как освещает процесс в Мещанском суде?

Петр Фадеев: У нас регулярно выходят репортажи.

Владимир Кара-Мурза: Пускают вашего корреспондента в зал?

Петр Фадеев: Пускают, пока пускают. Хотя последний раз было трудновато. Работаем пока.

Владимир Кара-Мурза: Ему предстоит еще две недели провести.

Петр Фадеев: Судя по темпу - да, вполне возможно.

Владимир Кара-Мурза: Депутат от фракции «Единая Россия» Сергей Широков, член думского Комитета по бюджетам и налогам считает, что публикации, подобные сегодняшней передовице в газете «Газета», раскачивают лодку.

Сергей Широков: Конечно, это может быть проверка общественного мнения. Просто раскачивается ситуация определенными силами, которые заинтересованы в том, чтобы создавать некую смуту - это другой вопрос. Потому что из-за этого могут падать акции. Всегда существует попытка определенных сил создать нестабильную ситуацию в России. Она может проявляться как в законе о монетизации через выход людей на улицу. Она может проявляться через определенные СМИ. Но сегодня власть вполне адекватно оценивает ситуацию в обществе, поэтому такого рода популистские вещи для нее, с моей точки зрения, неприемлемы.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвичку Наталью.

Слушательница: Доброй ночи. Скажите, пожалуйста, вам не кажется, что идет усиленный курс на такое положение единства - единый Путин, единая нация. То, что праздник удался, разве это плохо? Мы понимаем, что в России будет и вот эта инициированная нравственная деградация народа и опасность его. Кто, как не лидер такой, как Путин, может всем этим управлять? Потом он православный, единение с церковью тоже. Сейчас крестный ход будет. А как еще спасаться? Буш сказал, что Россию надо ослаблять по периметру, делая ослабление государства. Правда, самого гранатой чуть не разорвало.

Владимир Кара-Мурза: Уж так впрямую не сказал. Я так понимаю, что Наталья сторонница триады: самодержавие - православие - народность. Чувствует ли ваше издание возрождение имперских традиций в стране?

Петр Фадеев: Определенно, для возрождения империи нужна другая экономическая база прежде всего, которой при нынешней упомянутой мировой конъюнктуре на нефть и так далее, все равно денег на это нет - на империю. А то, что идеологически заимствуются элементы большого стиля, то это опять же к тому же 9 мая - это все наглядно видно. Телевидение, оно же массовая культура.

Владимир Кара-Мурза: При том, что Наталья считает, что наш президент возрождает духовность и высокие ценности. Как раз те методы, которыми разгромили и отобрали собственность у владельцев ЮКОСа, по-моему, свидетельствую прямо о противоположном.

Петр Фадеев: Один человек не может возродить духовность, это зависит от всех людей, которые живут. И вопрос, что они видят, собственно говоря, в действиях власти. Элита задает определенные стандарты поведения. Вот она и задает их.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Николая.

Слушатель: Добрый вечер. Ваша радио имеет авторитет, поэтому я к господину Кара-Мурзе обращаюсь. Я думаю, что очень строго надо пресекать выдумки «Буш сказал». Где Буш сказал? «Черчилль сказал». Где Черчилль сказал? Никто ничего не говорил. Все изобретается вчера, позавчера или сегодня. Я хотел сказать относительно того, что вы говорили. Зурабов, Фрадков будут сняты к концу года как виновники всех ужасов, против которых бастовали несчастные пенсионеры. Так все думают.

Владимир Кара-Мурза: Ощущает ли экономический отдел вашего издания еще не изжитые рецидивы банковского кризиса, который спустили на тормозах прошлым летом, а на самом деле его причины так и неясны для общества.

Петр Фадеев: Нет, сейчас почвы ни для какого кризиса нет. Но вообще было забавно, собственно, откуда у нас возник банковский кризис на фоне полного здоровья и прекрасного бюджета и каких-то экономических подвижек. Потому что вышел борец за прозрачность - Комитет по финансовому мониторингу, и сказал, что у нас сейчас перед вступлением банков в систему...

Владимир Кара-Мурза: Центробанк постарался.

Петр Фадеев: Центробанк свою лепту вложил. И вот они сказали что будем прорежать, начали фигурировать «черные списки», все подхватили эту тему. Люди побежали в банки изымать. Очень все здорово было.

Владимир Кара-Мурза: Это я к тому, что наш радиослушатель сказал, что премьер Фрадков усидит до конца года. Никогда не знаешь, что будет в августе месяце.

Петр Фадеев: Август у нас, да – месяц особый.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Александра.

Слушатель: Вообще говоря, при Путине, какая разница, кто премьер? По-моему, никакой разницы нет. У меня такое впечатление, что когда писать не о чем, новостей никаких нет, о победе написали все, сейчас писать не о чем, надо чего-то создать. Создать событие - сразу все оживлено обсуждают.

Владимир Кара-Мурза: Поднялся ли интерес к сегодняшнему номеру? Его, наверное, смели с прилавков, потому что броский заголовок. Был ли здесь элемент журналистского тщеславия поместить эту статью?

Петр Фадеев: Тщеславия у нас не занимать, оно есть. Но в данном случае вряд ли. Конечно, собственно тезис, который задан, что какая разница, если есть Путин, мы об этом уже говорили.

Владимир Кара-Мурза: Марк Урнов, председатель фонда «Экспертиза», считает, что может повториться сценарий второго ельцинского президентского срока.

Марк Урнов: Может, конечно же, повториться сценарий второго ельцинского срока с чехардой премьер-министров. Потому что на сегодняшний день все политологи, все эксперты фиксируют кризис управленческий, кризис власти и растущее негативное отношение к власти федеральной со стороны всех более-менее влиятельных групп интересов, от региональных элит и бизнеса до армии и так далее. Власть, допустившая такую непристойную вещь как развал компании ЮКОС, власть, демонстрирующая абсолютную зависимость судов от политических и экономических решений малой группы людей, в такой ситуации, я думаю, что власть не может не чувствовать. В такой ситуации возможны смены премьер-министров, обвинения одного премьер-министра в том, что он неэффективен. Поэтому может быть зондаж: а давайте мы снимем Фрадкова, а на самом деле не будем его снимать. А зачем это было сделано, не очень понятно, может быть, это какая-то внутренняя мелкая игра.

Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, есть такая закономерность, что когда российский президент идет на второй срок, ему уже неважна такая щепетильность, и он может разменивать колоду, тасовать как угодно?

Петр Фадеев: Нет, я просто повторюсь и скажу, что нужно иногда демонстрировать некие шаги, хотя бы в малой степени и хотя бы их изображать. Михаил Ефимович даже этим не занимается. То, что достаточное, я бы сказал, большинство оценивает нынешнее правительство как явный пример деградации самого управления. Известный тезис: управляющая система не может быть проще управляемой. Была страна СССР, нарушили этот принцип и не стало такой страны. Так что это все вполне закономерно.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от москвича Николая.

Слушатель: Что все-таки случилось с покушением на Чубайса? Говорят, выпустили главного подрывника. Что за странная история?

Владимир Кара-Мурза: Какие новые сведения ваше издание получило в ходе следствия по делу покушения на Чубайса?

Петр Фадеев: Насколько я понимаю, сегодня проведена экспертиза, кровь и так далее. Есть разные версии, откуда это взялось. Вроде бы какие-то есть особо патриотически настроенные люди, которые решили устранить Чубайса. Неслучайно там еще почему-то фигурирует помощник депутата из фракции «Родина». Поэтому есть еще другая версия, что это с целью дискредитировать «Родину». Откуда это взялось? Сложно. Правда, Анатолий Борисович сказал, что он знает и ему надо достать. Достал или не достал, пока непонятно.

Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, раз мы заговорили о личности Чубайса, могут ли остатки его команды пасть жертвой очередной реорганизации правительства? Потому что она все усыхает как шагреневая кожа, начиная со времен, когда еще Кох работал, авторы книги о приватизации, по делу писателей которые проходили. И все меньше и меньше в составе комитета остается ленинградских реформаторов из команды Чубайса. И сам он фактически тоже вовлечен в структуру исполнительной власти как глава РАО ЕЭС.

Петр Фадеев: Там, по-моему, в основном все союзники и находятся внутри. А то, что касается нынешнего министра финансов, едва ли его можно считать членом непосредственным команды Чубайса.

Владимир Кара-Мурза: Это вы имеете в виду Алексея Кудрина?

Петр Фадеев: Конечно.

Владимир Кара-Мурза: Хотя бы осколок его команды. Вы считаете, что идеологических противоречий внутри правительства нет, это уже борьба на высокий уровень перешла, борьба кремлевских кланов?

Петр Фадеев: Конечно. Какие сейчас могут быть идеологические противоречия?

Владимир Кара-Мурза: Хотя бы по убеждениям.

Петр Фадеев: Правительство постмодернистское вполне.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Светланы из Санкт-Петербурга.

Слушательница: Здравствуйте. Я постоянный читатель «Новой газеты». Читая в свое время о Фрадкове, я узнала, что Фрадков четырех министерств работу завалил, его взяли на должность премьер-министра. Господин Зурабов, сколько, интересно, кресел он прошел? Во второй газете уже встречаю его имя, связанное с большими скандалами. Как может этот человек смотреть с экрана людям в глаза, когда он сам с нечистой совестью? Почему у нас не могут работать люди достойные, которые действительно думают не только о своем кармане, но и о людях.

Владимир Кара-Мурза: Светлана имеет в виду, что Фрадков работал на таких постах, которые потом были упразднены. Это Министерство вешних экономических связей, в налоговой полиции. Он строил те структуры, которые оказались совершенно неважны. Но вопрос можно и так интерпретировать: ощущается ли востребованность людей, у которых такое сомнительное прошлое и ими легче манипулировать при кадровом подборе в исполнительную власть?

Петр Фадеев: Есть такая версия, что либо есть какой-то компромат, либо, чтобы человек был управляем. Есть такое подозрение. Может быть это не означает, что на каждого члена кабинета министров есть что-то, но может быть и есть. Ходят такие слухи, что у нас сейчас принята такая политика. Если что, вызовут и объяснят.

Владимир Кара-Мурза: Вы имеете в виду, что по этому принципу фотографии, которые у вас вынесены на вторую полосу, кандидатов, то у всех у них, условно говоря, рыльце в пушку? Это люди, которые не смогут стать самостоятельными фигурами, а всегда будут оглядываться на Кремль?

Петр Фадеев: Скелеты в шкафу есть, наверное, у многих. Из перечисленных людей кое-то кто может стать самостоятельной фигурой, если позволит сама ситуация.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Марию Александровну из Москвы.

Слушательница: Доброй ночи. Знаете, я слушаю и не перестаю удивляться моим соотечественникам. Господи, Боже мой! Они поминают Зурабова, Фрадкова, Кудрина, еще кого-то и при этом говорят, что духовность нашу и страну нашу может восстановить только один лидер.

Владимир Кара-Мурза: Есть в планах вашего издания подобную публикацию посвятить самому главе государства и его политическому будущему?

Петр Фадеев: Как он собирается восстанавливать духовность нашу? Я думаю, что поближе к выборам.

XS
SM
MD
LG