Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Современное состояние российского телевидения


Владимир Кара-Мурза: Сегодня министр культуры во всеуслышанье объявил об угрозе отключения передающих телесетей из-за изношенности оборудования. Ситуацию обсуждаем с Сергеем Самохваловым, директором Национального исследовательского Центра телевидения и радио. Что удивило вас больше всего в сегодняшнем заявлении Александра Соколова?

Сергей Самохвалов: Вы знаете, удивило многое, в том числе и то, что эта проблема впервые так была озвучена резко. Речь шла о том, что будет отключен только первый канал. А другие каналы они что, какими-то другими, более новыми спутниками распространяется сигнал? Удивило то, что телевизионная башня, с 2000 года никак до конца не запустят лифты и другое техническое оборудование, хотя в свое время при Советском Союзе она строилась три года - с июля 64 по ноябрь 67 года целиком, а здесь такая проблема. Меня удивило фантастическое заявление, что спутники будут падать и износ сто процентов. Если износ сто процентов, то как они работают, и как система функционирует? И почему только сейчас этот вопрос поднимается? Все руководители, которые сегодня отвечают за комплекс этих проблем, они уже много лет на своих должностях, тот же Геннадий Скляр и министр Соколов не первый месяц на своей должности. Производит впечатление некомпетентности в их предыдущей деятельности или их желание получить какие-то дополнительные дивиденды, выступая перед Госдумой.

Владимир Кара-Мурза: Напомним, что именно сказал Александр Соколов об угрозе аварии.

Александр Соколов: Сейчас в любой момент может произойти отключение первого канала на трети территории России в силу того, что спутник, который обеспечивает это вещание, который висит на стационарной орбите, четырежды отработал свой ресурс. С одной стороны, конечно, это комплимент советской технике, но с другой стороны, в любой момент может возникнуть ситуация, которую мы будем считать форс-мажорной и будем выходить к правительству с изысканием средств из резервного фонда.

Владимир Кара-Мурза: Вот что сказал Валерий Комиссаров, председатель думского Комитета по информационной политике, телеведущий.

Валерий Комиссаров: Я знаю, что правительство выделит в этом году средства на поддержание спутниковой группировки, которая будет осуществлять трансляцию ведущих каналов. И я встречался с главой трансляторной сети, эта проблема в этом году будет снята, вещание не уменьшится.

Владимир Кара-Мурза: Алексей, ощущается ли противоречие в заявлении министра и главы думского Комитета?

Сергей Самохвалов: Я не вижу здесь особых противоречий. Я не знаю только суммы, о которых идет речь и куда будут направлены. Если сейчас государство создает англоязычный иновещательный канал и объявлено, что потребуется сумма стартовая на проект около 30 миллионов долларов, то у нас тоже не безразмерные поступления нефтяные. Масса социальных проблем. Я не думаю, что в сфере культуры телевидение - это самое приоритетное, потому что у нас есть музеи, есть библиотеки. Необязательна сумма столь значительная, чтобы обеспечить поэтапную техническую модернизацию. Ведь частные компании также платят как коммерческие структуры значительные средства за распространение сигнала. И, наверное, за все эти годы структуры, которые занимаются распространением сигнала, имели возможность выделять из этой прибыли средства для технической модернизации. И вот сейчас создается искусственно или неискусственно критическая ситуация, и все говорят, что давайте денег, а то не будет телевидения. На Украине несколько лет назад боролись в Николаевской области с холерой. Вливали деньги один год, второй год, третий год. И оказалось, что деньги столь значительные, что можно было модернизировать всю систему водоснабжения и прочее в Николаеве. То же самое будет происходить и здесь. И когда у государства не окажется денег, то одно поставит вопрос об абонентской плате и попытается эти деньги изъять у телезрителей и радиослушателей.

Владимир Кара-Мурза: Зам главного редактора холдинга «Совершенно секретно» Леонид Велихов считает это политическим шантажом.

Леонид Велихов: Телеканалам и телепроизводителям послан своего рода сигнал, дополнительный сигнал, еще один сигнал о том, чтобы они вели предельно лояльную по отношению к власти, предельно выверенную политику, снимали, что называется, корректные программы, иначе в любой момент телесети, по которому передаются их фильмы, программы, могут отказать и они окажутся отрезаны от зрителя. Тем более, что кремлевские телекомпании не только процветают существующие, но они клонируются и размножаются. С большим удивлением узнал в планах о возникновении нового телеканала «Russia Today», который будет вещать чуть ли не 24 часа в сутки.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Александра из Петербурга.

Слушатель: Добрый день. Перефразируя Ленина знаменитое «важнейшим из искусств для нас является кино», никуда телевидение от нас не денется, оно важнейшим является для государства, поскольку есть электорат, есть выборы, и поэтому денег всегда туда дадут. А мне больше всего страшно, когда законы вопросы насилия на телевидении. Есть более страшное насилие, когда система ценностей переворачивается таким образом, что большинство граждан, того же электората говорят, что жизнь прожили зря, что трудовая этика не существует. Есть нувориши, есть певцы и певуньи, которые заработали свои миллионы сладкой жизнью. Вот эта феллиниевская сладкая жизнь, которая у нас подается без иронии, вполне откровенно - вот это есть насилие и тоталитаризм.

Владимир Кара-Мурза: Очевидно, слушатель говорит о хартии, подписанной накануне ведущими телеканалами. Что привлекало ваше внимание в этом событии?

Сергей Самохвалов: Конечно, вопросы саморегулирования отрасли очень важные. Потому что наши законодательные ограничения, они пока еще несущественные. Закон о средствах массовой информации на 80% остается таким же демократичным, как он был в момент собственно принятия. Поэтому, безусловно, телекомпании должны заниматься вопросами самоцензуры в определенной степени, не показывать террористические акты или какие-то другие вещи, не рекламировать наркотики, как тут были предупреждены некоторые радиостанции, прямо или косвенно.

Владимир Кара-Мурза: Канал РЕН-ТВ получил предупреждение.

Сергей Самохвалов: Конечно, то, что подписали телекомпании эту хартию – это, с одной стороны, хорошо. С другой стороны, возникает вопрос, почему так мало подписало. Я думаю, что некоторые каналы и не могут подписать, например, канала «Звезда», где идут исключительное воинственные фильмы, где много батальных сцен. Как они подпишут, когда вся программная политика построена на этих материалах? И второй момент подписания конвенции – а будет ли она выполняться? Ведь это не законодательное требование. Сегодня в начале подписания есть энтузиазм, руководители компании кому-то поручают отслеживать. Затем какие-то коммерческие интересы. Вот, например, летом, когда новых программ нет, когда надо что-то показывать в эфире, пускаются старые проверенные боевики, другие программы, которые обеспечивают усредненный рейтинг. И конечно, здесь могут пройти и какие-то криминальные истории, другие фильмы. Я думаю, что конвенция так или иначе будет нарушаться. Сможет ли наше телевизионное сообщество заниматься контролем и саморегуляцией - давайте посмотрим.

Владимир Кара-Мурза: Телеведущая канала РЕН-ТВ Ольга Романова удивлена сложившейся ситуацией в прессе.

Ольга Романова: У меня никак не сходятся в голове две вещи. С одной стороны, не хватает денег на то, чтобы первый телеканал по всей стране, с другой стороны, дается 30 миллионов долларов на вещание англоязычного канала, пропагандирующего имидж России за рубежом. Что-то я не понимаю, как-то нельзя сначала внутри страны что-то поправить? Уроком для нас стал пожар на Останкинской башне, потому что это единственное событие, к счастью, не ставшее трагедий, куда, в отличие от взрывов домов, в отличие от подводных лодок, в отличие от всех наших неприятностей, на этот пожар прибыл президент. То есть понятно совершенно, какую роль глава государства уделяет телепропаганде.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Георгия Георгиевича из Санкт-Петербурга.

Слушатель: Здравствуйте. С одной стороны, такой дикий оборудования, а с другой стороны, разрешение правительства на вывоз десятков миллиардов долларов, на покупку Абрамовичем «Челси» и так далее. Куда смотрит наше правительство?

Владимир Кара-Мурза: Этот, очевидно, вопрос связан с тем, что доступ частного капитала на телевидение сейчас перекрыт, никто из олигархов не заинтересован.

Сергей Самохвалов: Что правительство смотрит, какие предпочтения на телевидения – это предмет отдельного исследования. Можно узкую группу выделить, сделать какие-то опросы и тогда ответить на вопрос уважаемого радиослушателя. Но на самом деле правительство упускает ситуацию, связанную с развитием телевидения и радио в нашей стране. Во-первых, посмотрите сколько раз реорганизовывались министерства и ведомства и каждый раз перерыв между реорганизацией, три месяца, полгода не выдаются лицензии на вещание. Очень запутанная ситуация с продлением лицензий для тех телекомпаний, которые добросовестно вещают. Например, телекомпания ТВЦ, там постоянно ходили слухи и ходят, что у них хотят отобрать лицензию, чтобы сделать на этом канале православное телевидение. Православные структуры говорят, что будет православный канал. Я ради интереса посмотрел устав Русской православной церкви, там даже такого вида деятельности нет. Там только речь идет об издательстве религиозной литературы. Почему лицензия выдается только на пять лет? Я как разработчик действующего положения, я в свое время работал советником в министерстве, собственно писал этот документ, он действует более десяти лет с изменениями, меня удивляют те изменения, которые происходили. Например, в городах до двухсот тысяч населения лицензия выдается без конкурса, а свыше двухсот тысяч уже обязательно конкурс. Почему? Что это за критерий? То есть, безусловно, согласен с участниками «круглого стола» в «Росбалте», закон о средствах массовой информации необходимо трансформировать. Трансформировать в таком направлении, чтобы средства массовой информации получили дополнительный импульс для развития и стабильности в своей работе.

Владимир Кара-Мурза: Александр Рыкин, зам главного редактора ежедневного Интернет-журнала, напоминает о том, что телевидение пользуется исключительной заботой самого президента.

Александр Рыкин: Мне кажется, что приезд Путина на пожар в Останкино свидетельствует о том, что наши власти должны уделять и уделяют этому вопросу большое внимание. Я думаю, что с нашим телевидением будет все в порядке, не допустят наши прежде всего кремлевские начальники, чтобы они остались без такой пропагандистской возможности и без такого агитаторского ресурса. Раньше у нас были прямые эфиры, а сегодня их нет ни в каком виде, и все программы по НТВ, в том числе «К барьеру», «Воскресный вечер», все это идет в записи. В записи и с купюрами.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Геннадия Васильевича из Петербурга.

Слушатель: Здравствуйте. По поводу «Russia Today», наверное, Владимир Владимирович будет практиковаться в английском вместе с Бушем по телефону. А вот бабульки в деревни без телевизора, без первого канала просто-напросто вообще без информации останутся.

Сергей Самохвалов: Это, безусловно, очень верный посыл и в этом есть определенный вопрос, что важнее - приоритеты отечественных телезрителей или пропагандистский механизм, который обойдется налогоплательщикам в кругленькую сумму. Мы не знаем, никаких исследований не проводилось, а для кого, собственно, этот канал. Ведь такого интереса, как это было в начале перестройки к нашей стране, как бы мы хорошо ни относились, но за рубежом уже нет, и есть конкуренты достаточно сильные. Кто же будет смотреть наши англоязычные информационные и прочие программы? Безусловно, странно то, что к этому проекту не привлекли никак нашу иновещательную структуру «Голос России». Наверное, тогда можно было бы сэкономить средства бюджетные. Вообще, мне кажется, что проект носит глобальный характер - мы будем конкурировать с Би-Би-Си, мы будем конкурировать с Си-Эн-Эн и прочими вещательными структурами. А сколько будет стоить вхождение в кабельные сети зарубежные этого пакета программ? Кто будет этим заниматься, сколько будет стоить производство? 30 миллионов могут очень быстро, к сожалению, иссякнуть и не давать эффекта, на который рассчитывают создатели этого проекта.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Юрия Владимировича из города Волжского.

Слушатель: Добрый вечер. Меня беспокоит то обстоятельство, что у нас по сути дела на телевидении 9 мая был устроен, я бы сказал, антинародный дебош, особенно когда показывали праздник на Красной площади. И в этой связи, после 9 мая ни одного фильма про отечественную войну, снятый в советский период, люди не могут увидеть из-за того, что они находятся на работе, а всю иностранщину гонят в удобное время. Где же будет, скажем, уважение к нашей армии, когда показывают Джеймса Бонда, пачками убивающего советских и русских солдат?

Сергей Самохвалов: Вы знаете, я был 9 мая в жюри международного конкурса «Победили вместе» в Севастополе, и там были как раз представлены телепрограммы и российские, и украинские. Там принимает в Севастополе российское телевидение, я смотрел. Я не могу сказать, что наши телеканалы освещали эту проблему слишком узко. С другой стороны, конечно, есть определенные недостатки. Вообще освещение военной тематики и вынесение проблем армии на телевизионный экран - это тоже достаточно сложный процесс. Если не будет повешенных солдат на деревьях, если не будет других негативных моментов в самой жизни российской армии, то тогда, наверное, и телевизионщикам будет легче строить положительный образ. Пока больше негатива, к сожалению, и об этом, в связи с тем, что есть новостные выпуски, постоянно говорится. Поэтому у телезрителя создается впечатление, что об армии только негативная информация. В конце концов, появился телеканал «Звезда», где идет позитивная информация, и те, у кого ностальгическое, и есть нежелание воспринимать отрицательную информацию, я думаю, что телезритель вправе переключиться на тот канал, который ему интереснее.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Алексея.

Слушатель: Добрый вечер. Я не смотрю телевизор с 2004, когда Вешнякова показали, и когда он сказал, кто выбран на выборах. Я понял по лицу, что человек сделает все, что угодно, кто выиграл. С этого времени не смотрю телевизор и прекрасно себя чувствую. Какая разница, какой канал появится, какой уберется? Мне хорошо, я вернул себе все, что у меня отняли за эти годы, куча свободного времени и прочее.

Сергей Самохвалов: Действительно, сейчас происходит перераспределение информационных интересов значительной части граждан. И то, что радиослушатель Алексей не смотрит с 2004 года, об этом говорят цифры повышающихся рейтинги радиостанций. Сейчас интерес к радио отечественному значительно повысился. Не могу сказать, что только к информационным программам, наверное, больше интерес к развлекательным, каким-то другим. Но ведь есть еще Интернет, который тоже забирает значительную часть аудитории. И цены сейчас достаточно низкие, и целый вечер люди проводят за компьютером в Интернете. Поэтому телевидение должно конкурировать и бороться за телезрителя.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Александра.

Слушатель: Здравствуйте. Я, если честно, не очень понимаю, чем наше телевидение отличается от европейского или американского, бесконечно нудное, разврат, бесконечная пропаганда официальных каких-то политических мероприятий. Контролируют все определенные коммерческие группы, как в Европе и в Америке. Я не понимаю, почему вы, говоря за плюрализм, за разномыслие, почему вы против каких-то каналов православных, смотрите чьи-то уставы?

Сергей Самохвалов: Позвольте мне смотреть уставы, я все время занимаюсь юридическими проблемами. Так что ничего страшного нет, что я посмотрел устав. А если его еще привести в соответствие с требованиями законодательства, вообще будет замечательно, тогда можно и канал организовывать. Что касается каналов европейских и американских, вы знаете, как ни странно, вот здесь я патриотически настроен по отношению к российскому телевидению. У нас достаточно много оригинальной своей продукции, которая не ниже по качеству, чем немецкие, французские, а уж тем более, не хочу обидеть, скандинавские программы. Безусловно, если вы подключитесь на пакет зарубежных каналов, европейские в основном предлагают нам, я вас уверяю, вы будете смотреть наш канал спортивный, а не какой-нибудь международный спортивный канал. Все-таки наши журналисты более грамотно преподносят материал и более адекватно оценивают ситуацию.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Геннадия Сергеевича из Смоленской области.

Слушатель: Добрый вечер. Можно сказать несколько слов по поводу падения спутника, который вещает на одну треть России? Я молю Господа Бога, чтобы он скорее свалился с этим враньем Путина прямо в Кремль. И жена моя присоединяется.

Владимир Кара-Мурза: Наверное, этого удастся избежать.

Сергей Самохвалов: Вы знаете, спутник, если свалится, я подозреваю, что не на Кремль, а как раз на каких-нибудь совершенно непричастных к этому процессу граждан. Дай бог, чтобы этого не произошло.

Владимир Кара-Мурза: Евгения Рубцова, руководитель пресс-службы РОМИР Мониторинг, провела опросы среди российских телезрителей.

Елена Рубцова: Исследовательский холдинг РОМИР Мониторинг проводил несколько исследований, связанных с отношением россиян к средствам массовой информации и об отношении журналистов к нынешнему положению в СМИ. Например, респондентам был задан вопрос: как вы считаете, нужна ли цензура в средствах массовой информации? Что говорит население: более 80% опрошенных считают, что цензура нужна, обязательно нужна или скорее нужна. Журналисты же отвечают, что скорее не нужна (так думают 35% процентов опрошенных) и 22% говорят, что совсем не нужна. Хотя есть и такие, кто считает, что можно было бы цензуру и ввести, около трети опрошенных журналистов.

Владимир Кара-Мурза: Алексей, как вы считаете, подписанная хартия открывает возможности для введения цензуры на телевидении?

Сергей Самохвалов: Цензура – это предварительный просмотр материалов и последующее редактирование. Цензура в нашем законе о средствах массовой информации четко запрещена. Поэтому подписание хартии, я еще раз повторюсь – это саморедактирование, это самоцензура вещательных каналов. Потому что, действительно, в некоторых наших каких-то реалити-шоу, игровых программах определенные моральные рамки слишком расширяются. Но говорить о том, чтобы вводить цензуру, я считаю, об этом не следует, несмотря на то, что мнение значительной части граждан этого требует. Не всегда надо законодательство перестраивать под результаты социологических опросов.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Алексея Викторовича из Первоуральска.

Слушатель: Здравствуйте, уважаемые господа. У меня такой вопрос: когда можно будет на ваших телеканалах увидеть хорошие свободные станции? Как, допустим, американцы смотрят, европейцы, типа Си-Эн-Эн, другие станции. Хотелось бы увидеть и услышать на наших телеканалах именно то, допустим, как работает Радио Свобода.

Сергей Самохвалов: Что здесь скажешь? Я насколько понял, в Первоуральске началось как раз православное вещание. Нашего радиослушателя потянуло к просмотру западных программ. Мы не будем связывать эти события. Мы должны понимать, что есть люди с совершенно разными запросами. И, безусловно, переход к многоканальному кабельному телевидению, где любой гражданин мог бы подписываться на те каналы, которые его интересуют – это был бы существенный шаг. К сожалению, сегодня в России это прерогатива крупных индустриальных центров. И то эта услуга достаточно дорогая. Пока информационного плюрализма, когда можно подписаться на тот или иной канал и получать именно тот пакет, который тебе необходим, у нас не может значительная часть населения.

Владимир Кара-Мурза: Телеведущий канала ТВ-Центр Дмитрий Быков познакомился с подписанной накануне хартией.

Дмитрий Быков: Очень примечательное, правильное решение, а все было завязано на создании англоязычного канала, в котором Россия должна создавать позитивный образ самой себя. То есть создание позитивного образа для российского потребителя в таких программах как, например, «Вести недели», уже примерно задача решенная, теперь надо еще и вовне. Боюсь, что если это будет делаться теми же методами, то есть, по сути дела, если это будет англоязычная версия первого канала или второго, это к созданию позитивного образа не приведет.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Александра из Санкт-Петербурга.

Слушатель: Еще раз добрый вечер. Вопрос очень важный не только для меня, но и для всех. От господина Самохвалова хотелось бы услышать не уклончивый, а четкий ответ. Потому что на телевидении существует жесткий монополизм, навязанный вкусами. Например, господин Эрнст, я видел его «Матадор» и знаю вкусы господина Эрнста, такой провинциальный американский вкус. И поэтому весь канал подстроен под его вкусы. Почему нет рынка, о котором мы все время говорим? Мы призываем к рынку, а на телевидении этого рынка нет. Хотя бы структуры, когда канал покупают у ряда независимых студий и существует конкуренция между ними. Покупают лучшие программы, а не то, что господин Эрнст желает видеть на своем канале. Получается полная диктатура. Такое телевидение умрет перед Интернетом.

Сергей Самохвалов: Я с вами совершенно согласен, Александр, что рынка нет. И, безусловно, такая ситуация, когда на шестой метровой кнопке в результате каких-то административных манипуляций сперва был ТВ-6, потом канал ТВС, а теперь без лицензии вещает спортивный канал, который в значительной части принадлежит российскому телевидению – это совершенно не рыночная ситуация. И рынок, действительно, сам бы все и отрегулировал. Но наша система лицензирования построена таким образом, что в крупных городах проводится конкурс и сразу за эту лицензию необходимо заплатить, телевизионную я имею в виду или даже радийную, около миллиона долларов. И такие проекты могут позволить только крупные коммерческие структуры, сделать такие начальные вливания в телевизионный или в радийный проект. Поэтому, конечно, о рынке пока говорить рано. Но если вы живете в городе, между прочим, до двухсот тысяч человек, то вы можете без всякого конкурса, направив пакет документов в соответствующую службу министерства культуры и массовых коммуникаций, по почте получить лицензию. Об этом мало кто знает. В принципе рынок необходимо создавать. Есть зарубежная русско-вещательная компания Гусинского и Малошенко, она же в условиях свободных рыночных отношений не может даже получить в нашей стране распространение. А вот на Украине, я приезжаю туда на какие-то конференции, мероприятия, канал принимается. Поэтому, конечно, рынка нет, что тут скажешь? Я надеюсь, что сложным путем мы к этой ситуации рыночной придем.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Александра Анатольевича из Воркуты.

Слушатель: Добрый вечер. Я хотел спросить у вашего гостя. Он говорит, что в России журналисты грамотные, лучше отражают, чем за рубежом, чем в Европе и в Америке. Скажите, пожалуйста, разве можно это проверить? Откуда наши знают языки, испанский, немецкий? Пусть он назовет социально-критические передачи хотя бы в Германии, какие там каналы есть?

Сергей Самохвалов: В Германии есть АРД, РТЛ и прочие. Называть эти названия, которые для многих радиослушателей ничего не значат, бессмысленно. И говорить о каких-то критериях оценки качества программ, конечно, можно, если ты бываешь в этих странах, видишь эти программы. В плане новостийном, я думаю, мы в какой-то степени сейчас уже стали отставать в объективности, в оперативности освещения тех или иных событий. Сложно подстроиться под интересы радиослушателей нашей программы, потому что есть какие-то и прозападные настроения у радиослушателей и патриотические. Меня упрекали, что я заметил, что в уставе православной церкви что-то не так. Сейчас мне говорят, наоборот, о том, что западные программы значительно лучше, качественнее российских. Безусловно, это нужно смотреть по определенным группам - новостийные выпуски, программы ток-шоу, общеполитические, развлекательные. Это серьезная аналитическая работа, которая не проводилась, результат которой я вам, к сожалению, доложить не могу.

Владимир Кара-Мурза: Телевизионный обозреватель «Известий» Ирина Петровская приветствует подписанную накануне хартию телевизионщиков.

Ирина Петровская: Специальная хартия – это очень позитивный факт. Только, единственное, что мы с этим как всегда опаздываем. Уже была такая попытка несколько лет назад подписать хартию, более того, ее даже подписали. Но не придерживались ни одного дня, поскольку очень жесткие условия конкуренции. Я думаю, что только в этой ситуации одна надежда, чтобы, дай бог, подписав эту хартию, это положение, каналы действительно стали бы придерживаться этого не на словах, а на деле. Потому что всегда найдется, наверное, все обратили внимание, что далеко не все каналы подписали эту хартию, всегда найдется те, кто именно на этом сыграет, будет наоборот максимально жестко строить свою телевизионную программу.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Петербурга от Юрия Георгиевича.

Слушатель: Добрый вечер. Вы знаете, мне кажется, что у многих людей существует какая-то путаница. Дело в том, что, как я понимаю, нужна не цензура, а полиция нравов. Многие радиослушатели даже такое название не слышали. Я считаю, что если будет работать полиция нравов, то телепередачи будут гораздо высокого качества.

Сергей Самохвалов: Ну что тут сказать? Я представил себе эту полицию, в которую входят различные студии и пытаются навести порядок.

Владимир Кара-Мурза: Пытались навести порядок депутаты на канале ТНТ.

Сергей Самохвалов: Я думаю, что самый верный путь – это то, что в законе о средствах массовой информации запрещена пропаганда насилия, жестокости, национальной розни и других отрицательных явлений. Закон должен работать. У нас есть правоохранительные органы, которые налогоплательщикам обходятся недешево, между прочим, прокуратура та же. Она занимается чем угодно, но не отслеживает сферу, связанную с защитой прав интеллектуальной собственности, в том числе в средствах массовой информации. Я думаю, что должны сами руководители каналов, несмотря на то, что они создавали в свое время программу «Матадор» или какую-то другую, понимать, что общество требует определенных ограничений в редакционной политике этих каналов. А редакционная политика у нас по закону о СМИ, она независима. И это понимание, если оно придет к Эрнсту, к Добродееву, к Лисневской и к другим руководителям наших популярных каналов, мне кажется, оно в какой-то степени уже есть, то они могут какую-то согласованную политику проводить в общем-то. Ведь была попытка создания Индустриального комитета и выработка каких-то общих тактических шагов. Поэтому, мне кажется, что пока еще до полиции нравов не надо доходить и не надо проявлять общественную инициативу, тем более в этой сфере. Потому что бывают, что какие-то общественные организации стоят у стен Останкино, даже не зная, предположим, что канал этот вещается, распространяется не из Останкино, а плакаты обращены к какому-нибудь каналу СТС. Поэтому необходимо, чтобы работала нормально законодательная система и профессионально работали наши руководители, менеджеры каналов.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Виктора.

Слушатель: Добрый вечер. Ответьте на такой вопрос: как чисто технически измеряются рейтинги передач, на которые все время ссылаются с далеко идущими последствиями? То есть насколько достоверны эти показатели и репрезентативны? Отражают действительно адекватно общий спрос и предложения? Как это определяется?

Сергей Самохвалов: Спасибо за этот вопрос, я неоднократно ситуацию комментировал. У нас, действительно, нет системы объективного определения рейтингов телевизионных программ. И это можно сделать, и сейчас это делается более-менее точно в крупных городах, где можно установить специальное оборудование и видеть, к какому телевизионному приемнику кто из членов семьи дошел, сколько он смотрел ту или иную программу, и тогда по возрастным и каким-то другим критериям определить популярность для определенной аудитории тех или иных телевизионных программ. Но Россия это не только Москва и Петербург, и такие исследования в малых городах проводятся социологическими службами, очень проблемно их проводить. Это какие-то телевизионные опросы, листки-опросники. Точных данных, конечно же, нет. Когда руководитель одного из федеральных ведомств говорит, что мы будем дотировать только те телевизионные программы, которые имеют аудиторию около миллиона телезрителей, возникает вопрос, где эти данные были получены и нужно ли поддерживать такие раскрученные передачи. Например, программа «Умники и умницы» или «Спокойной ночи, малыши», что у них высокий рейтинг. Сейчас каникулы, дети в пионерлагерях, на дачах, где меньше смотрят телевизор, очевидно, и летом у программ рейтинг падает. Или кто-то приходит за государственной поддержкой с проектом. Почему каналу международному англоязычному сразу 30 миллионов, мы еще не видели программы этого канала и какая аудитория? Я боюсь, что она будет меньше миллиона телезрителей во всем мире. И ей эти деньги выделяют. А программа, которая важна для определенной группы населения меньше чем миллион, программа не будет поддержана.

Владимир Кара-Мурза: У нас в гостях был Женя Кириченко, автор программы «Забытый полк» - это была самая популярная передача на нашем канале НТВ и ТВ-6, и сейчас четыре года не может найти вещателя.

Сергей Самохвалов: Эта проблема существует. Программа востребована незначительной аудиторией, она может выходить на дециметровом канале, на каком-то еще, но она имеет право жить в эфире. И совсем необязательно, чтобы она шла в прайм-тайм на первом канале и вытесняла «Поле чудес». Вопрос такой: «Поле чудес» имеет большую аудиторию, программа коммерчески успешная до сих пор, но, с другой стороны, она носит определенный социальный характер, она адресована и к пожилым людям, и к детям, и к среднему возрасту. Это хороший телевизионный продукт. Но зачем же ее поддерживать с помощью дотаций, когда она и так прекрасно окупается? Она имеет хороший рейтинг до сих пор. Тут можно играть, что аудитория детская, дайте нам дотацию. Я не знаю, у нас же в стране проблема демографическая. Может быть такая ситуация, что детей, смотрящих телевизор, будет меньше миллиона, что же тогда ни одну детскую программу не поддержать?

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвичку Светлану Анатольевну.

Слушательница: Добрый вечер. Я как раз о детских программах. Дело в том, что у нас все игровые передачи, они основаны на вопросах-ответах, очень однотипные. Я получила авторское свидетельство на телевизионную игру, уровень от 5 класса до конца школы, на школьников рассчитано. И когда я отнесла на четыре канала, продюсерам показала, они посмотрели, почитали, там было все расписано. Они сказали: да, вы снимите «пилот» и принесите, тогда посмотрим.

Сергей Самохвалов: Когда я прихожу в Останкино, на каждом этаже или в буфете я вижу группы людей, которые обсуждают новые проекты. И, безусловно, эта система продвижения нового проекта и представление его продюсерам и возможный выход в эфир, к сожалению, один из 20, из 50 проектов рождается и имеет успех или быстро умирает. Вам, наверное, надо найти кого-то из телевизионной среды, партнеров, которые бы вашу идею восприняли более близко, чем хождение по каналам. И этот человек, если он проходил эту школу проталкивания телевизионного проекта в эфир, вам, наверное, мог бы подсказать, как это сделать более успешно.

Владимир Кара-Мурза: Генеральный секретарь Союза журналистов России Игорь Яковенко считает, что подписанная накануне хартия телевизионщиков значительно опоздала.

Игорь Яковенко: То, что произошло подписание хартии телевизионной – это, конечно, достаточно позитивная вещь, потому что это нормально, когда средства массовой информации сам договариваются о каком-то самоограничении. Это нормальная современная практика. Но у нас уже была хартия телевизионная, которая никем не выполнялась, потому что на самом деле корпоративные принципы пока, к сожалению, отсутствуют в средствах массовой информации. И в условиях, когда у государства есть жесткий заказ на пропаганду, более того, когда фактически огосударствленены все федеральные средства массовой информации, прежде всего телевидение, в этих условиях рассчитывать на какие-то корпоративные действия достаточно сложно.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Петербурга от Антона.

Слушатель: У меня не вопрос, а реплика по поводу высказывания вашего гостя. Жаль, что он все-таки не просветил, какие социально-критические программы на ЦДФ, АРД не дотягивают до уровня шедевров Познера, Соловьева. Будем пребывать во мраке невежества. А что касается, что вы стали отставать от мировых лидеров от Си-Эн-Эн, вам всегда было до них как до Луны. Расстрел Белого дома показывал Си-Эн-Эн, картинку в Беслане брали с Си-Эн-Эн.

Владимир Кара-Мурза: Это, судя по всему, реплика к создателям канала «Russia Today».

Сергей Самохвалов: Вы знаете, я боюсь, что телевизионным приемникам отечественного производства не дотянуть до уровня технического телевизионных приемников производства фирм зарубежных. И любую продукцию или любое творческое явление вы должны оценивать по-разному. Но все-таки, вы знаете, когда наши музыканты или режиссеры уезжают, мигрируют, уезжают из страны по контракту, они оказываются не хуже немецких музыкантов, американцев. Спортсмены то ж самое. То же самое происходит с людьми из масс-медиа, тоже такое явление в последние годы наблюдаю. Переезжают, находят работу в иновещательных структурах русскоязычных или, кто хорошо знает язык, находит работу в зарубежных компаниях и работают на достаточно хорошем уровне. Наиболее ярким явлением являются наши режиссеры кино, которые постоянно завоевывают призы на международных фестивалях. Что вам сказать? Да, конечно, мы отстаем во многом, и в медицине, и в транспорте, и сейчас, я считаю, понизился уровень образования, который скажется на подготовке журналистов, в том числе телевизионных и радийных. Да, в нашей стране проблем очень много.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Василия Петровича из города Калача.

Слушатель: Здравствуйте. В Российской Федерации существует конституция, в которой записано, что запрещена пропаганда насилия и всего прочего. А вот телевидение заполонило полностью насилие, порнография, которые полностью заполонили. И еще вопрос к Владимиру: объявляете вы, что в прямой эфир Радио Свобода можно по любому телефону звонить. Но в Воронежской области существует такая телефонная связь, которую после двух моих звонок в прямой эфир Радио Свобода заблокировали полностью.

Владимир Кара-Мурза: Очевидно вопрос к воронежским связистам. Алесей, достаточно ли конституционных запретов или закона о печати, новая хартия тоже поможет очищению телеэфира от скверны?

Сергей Самохвалов: Вы знаете, когда-то нас учили в школах марксизму-ленинизму и говорили, что количество переходит в качество. Это не устарело. Что-то в нашей стране не подтверждает это утверждение. И количество хартий, и количество законов, которые могут запрещать, к сожалению, не дают этого ожидаемого результата. Давайте запретим все эротические программы, тогда это выплеснется в видео-вариант, и тогда повысятся продажи видео-эротических программ. Мне кажется, что разумно, если эротические программы будут распространяться в кодированном виде или по подписке. Так во всем мире. А когда у нас канал ДТВ после 12 часов показывает не просто эротические, а в более жестких формах видео-материалы, то, конечно, можно поставить вопрос о том, почему это идет виде. В другом случае всегда есть ответ, что это идет в позднее время, когда дети должны спать. В Японии для детей придумали программирование телевизоров, родители сами определяют, какие программы можно смотреть, какие нельзя. У нас пока такого нет, если только какие-то технические умельцы у себя это сделают. Проблема существует, ее надо решать. И то, что заполонили – это, конечно, погоня наших коммерческих каналов за рейтингами, это самый простой путь. Но прошла мишура китайского ширпотреба на рынках отечественных, я надеюсь, что и телевидение переживет эту болезнь более благополучно.

Владимир Кара-Мурза: Если рухнет спутник, как предупредил министр, все решится, наверное, само собой.

XS
SM
MD
LG