Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Уроки и итоги Великой Отечественной войны


Владимир Кара-Мурза: Сегодня памятный день для миллионов наших бывших и нынешних соотечественников – 64 года назад началась фашистская агрессия против СССР, оставившая невосполнимые жертвы в каждой советской семье. О значении даты 22 июня 41 года для отечественной истории и традиции ее вооруженных сил беседуем с героем Советского Союза, бывшим вице-президентом России, генералом-майором авиации Александром Руцким. Как запомнился день 22 июня поколению ваших родителей?

Александр Руцкой: Во-первых, я бы здесь не ставил бы акцент именно на воспоминаниях своих родителей, я бы сделал несколько другой акцент. Во-первых, это страшная кровавая трагедия, это урок не только для населения бывшего Советского Союза, России, а это урок для всего человечества. Урок безнаказанной пропаганды фашизма и расового величия. Это урок безответственного отношения к обороне страны. Как это может восприниматься нормальным человеком? Однозначно как трагедия, кровавая трагедия. Погибли миллионы наших соотечественников, погибли миллионы жителей Европы.

Владимир Кара-Мурза: Генерал армии Валентин Варенников, знаменосец Парада Победы, также помнит самый первый день войны.

Валентин Варенников: Первый день войны я встретил на Кубани, есть такой город Армавир. Я только окончил десятый класс, однако такая беда грянула на нашу страну. И к этому я и мои сверстники были готовы. Если говорить, сразу поводя итог, а что же произошло в итоге войны, наше поколение – это 22, 23, 24 год, вот эти годы, вынесли основную ношу на своих плечах в годы Великой отечественной войны. Они сделали все, чтобы Советский Союз советский, народ победил, одержал великую победу и тем самым не только освободил свою страну от грозящей угрозы фашистского порабощения, но и освободил бы от этой угрозы всю планету.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Владимира Ивановича из Санкт-Петербурга.

Слушатель: Добрый вечер. Александр Владимирович, очень приятно слушать в эфире. Давно вас не показывают в телевизоре и вообще информации о вас мало. Я бы хотел такой вопрос задать: как вы рассматриваете сегодняшний день агрессии фашисткой Германии против Советского Союза, кто-то пытается это сделать днем скорби, забывая о том, что упоминать Германию фашистскую и Советский Союз не следует никогда. И потом у меня к вам лично вопрос: вы в Верховном совете знаменитом в 93 году, почему вы тогда не взяли себя в руки, не сделали шаг волевой и не спасли страну от варвара Ельцина? Ведь в ваших руках было все, вы могли сделать, ваше волевое решение и тогда бы...

Александр Руцкой: Александр Иванович, начнем по порядку. То, что я мало сегодня появляюсь в эфире, я думаю, вам понятно - просто такие люди как я неудобны для тех, кто сегодня называется властью. Второе, что касается попытки переписать историю, отдать победу американцам или другим. Варенников, герой Советского Союза, правильно сказал: одержал победу народ Советского Союза, не только одержал победу, но освободил все человечество от коричневой чумы. Но к глубокому сожалению, сегодня видите, что происходит в Прибалтике, и та же Европа молча смотрит на пропаганду фашизма, расового величия, расовой, будем говорить, принадлежности. Практически не реагируя смотрит на геноцид и издевательства над русскими, которые живут в Прибалтийских республиках. Все это потихоньку возвращается на круги своя.

Что касается 1993 года, к глубокому сожалению, у Верховного совета, который находился в кольце оцепления, ни сил, ни средств никаких не было. И вот той поддержки, которую мы ожидали, массовой поддержки, думали, что люди проснутся и поймут в конце концов, что нас ждет в перспективе. Что сделаешь? Сделали все, что могли. Есть русская пословица: знать бы, где упасть, соломинки подстелил. Мы все умны задним числом. Что сделаешь? Люди молча смотрят, как потихоньку нас превращают в ничто, из великой державы Советского Союза сделали нагромождение территорий и тут же объединили в Европейский союз. А сегодня, видите, пропагандируют оранжевые революции, раскачивают дальше лодку. Шагреневая кожа сжимается и уже вместо Варшавского договора, который держал мировую стабильность, мы сегодня у себя на границах имеем блок НАТО. Поэтому я не зря сказал, что урок безответственного отношения к обороне страны некоторые пытаются сегодня как бы забыть. Но об этом забывать нельзя, страна всегда должна быть готова к отражению любой агрессии во имя того, чтобы защитить свой народ, сохранить свою историю, сохранить свою культуру.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Александра из Санкт-Петербурга.

Слушатель: Добрый день. У меня вот какой вопрос или житейская история. Я как-то перед Днем победы с ветераном сидел, и мы смотрели передачу, там показывали ветеранов немцев и ветеранов наших. Его не столько поразило как наши были плохо одеты, как побежденные вальяжно в пуловерах и мягких креслах рассказывали, а его поразило другое: после этого показывали 18-летних миллиардеров. Его это больше поразило. За что я кровь проливал? 18-летние, кто не пахал, не сеял, имеют все. И господин Ельцин, который более всего к этому руку приложил – вот высшее унижение для ветеранов. Прокомментируйте, пожалуйста.

Александр Руцкой: Я вам скажу, какие тут могут быть комментарии? Вы помните, когда я был вице-президентом, я неоднократно говорил, чем закончится эта варварская приватизация, когда национальное достояние страны, принадлежащее всему народу, будет роздано семье господина Ельцина. И мы сегодня имеем господина Абрамовича, губернаторов, которые владеют футбольными клубами, владеют миллиардами. А тех, кто действительно защищал страну, у них отобрали льготы, отобрали трамвайные билеты. И тут же эти депутаты, которые это сделали, повысили себе заработную плату до 120 тысяч рублей. Поэтому то, что сегодня наблюдаем и в той среде, в которой мы живем, она по сути дела стала естественной, по-другому никак не может быть. Потому что цель стояла именно эта – превратить нас в ничто. И мы потихоньку превращаемся в ничто. К глубокому сожалению, народ оболванили до такого состояния, что практически никакой абсолютно реакции, никакого возмущения. Раболепствуем, нет гордости, нет величия духа, мы все теряем.

Владимир Кара-Мурза: Историк Рой Медведев, ветеран Великой отечественной войны провел собственный подсчет потерь, понесенных Советским Союзом в войне.

Рой Медведев: За четыре года военкоматы Советского Союза призвали на военную службу 32 миллиона человек от 17 до 55 лет. И я был одним из этих призывников, меня призвали в феврале 43 года. Вернулись живыми домой и продолжали жить после 46-48 года 16 миллионов человек. 16 миллионов человек не вернулись. Неизвестно по какому направлению пошла бы фашистская агрессия, если бы не было пакта. Возможно, что немцы после Польши избрали бы агрессию на восток, на Советский Союз, который в 39 году был крайне слабым в военном отношении государством. В 39 году мы не смогли выиграть войну с Финляндией за короткий срок, с маленькой Финляндией мы воевали почти полгода. Армия была страшно ослаблена репрессиями и к войне была совершенно не готова.

Владимир Кара-Мурза: Александр Владимирович, а чего стоила агрессия и оккупация вашей родной Курской области?

Александр Руцкой: Что стоило? Вы помните историю, 1943 год - битва на Курской дуге. По сути дела эта битва стала переломной битвой, потому что наши войска перешли в решительное наступление. А какие последствия: полностью было уничтожено народное хозяйство, уничтожены предприятия, вырезан весь скот. Угроблено было все, что только можно. Десятки, сотни тысяч погибших людей – вот итог тот, который понесла моя малая родина Курская область.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Аллы Даниловны из Санкт-Петербурга.

Слушательница: Доброй ночи, господа. Я Руцкому хочу задать такой вопрос: он выбрал такое слово – безответственно отнеслись. Что значит безответственно? А мне кажется, что все было сделано, и вы руку приложили к этому, целенаправленно и до сих пор все делается целенаправленно. Приватизация наша, что это безответственно? Вы знаете, подыскивайте слова, ведь вас не дураки слушают.

Александр Руцкой: Вы знаете, вы меня извините, решение о приватизации народного достояния принимал не Руцкой и рук к этому делу не прикладывал. Свою позицию к тому, что думали сделать со страной, я выразил в 1993 году. И если помните, где я оказался после этого. Поэтому не надо делать голословных заявлений, что я прикладывал руку к приватизации народного достояния, я всегда был категорически против этого. Я не против новых форм экономических отношений, рыночных отношений, но я против, когда национальное достояние – нефть, газ, лес, электроэнергия, предприятия, базовые отрасли промышленности страны раздавались налево и направо. И тогда был против и доказывал, чем это закончится, чем это обернется для нашей страны. И к глубокому сожалению, я оказался прав.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от пенсионера Валерия Викторовича из Гатчины.

Слушатель: Владимир Кириллович, Великий князь говорил, что России угрожает эффективная экономическая оккупация. Это свободный вывоз прибыли, сырья, капитала, в России ничего не остается. Намечено 15 тонн золота в Швейцарию, взрывчатки вывезено бесплатно на 500 триллионов рублей. Продолжать или поняли?

Владимир Кара-Мурза: Мы поняли, судя по всему, как реплику воспринимаем.

Слушаем вопрос от Александра Северова, московского пенсионера.

Слушатель: Здравствуйте. Меня поражает: речь идет о четырех годах святой и ужасной войны. Когда наконец Варенниковы и Руцкие перестанут говорить об этом лозунгами из коммунистической газеты «Правда» - это непотребство так говорить об этих годах, это единственные годы, которые вспоминаются, начиная с 17 и до 85, которые вспоминаются с гордостью.

Владимир Кара-Мурза: Александр Владимирович, какую политику вело правительство Курской области в пору вашего губернаторства в отношении ветеранов войны и военных пенсионеров?

Александр Руцкой: Предыдущий товарищ, я так и не понял, что он хотел сказать, никто лозунгами не говорит. Я эту дату воспринимаю именно как трагическую дату. Потому что погибли, вы слышали подсчеты историка, не вернулись с полей сражений 16 миллионов – это действительно трагедия. А что касается выпада - коммунистическими лозунгами. Вы знаете, все мы были коммунистами и служили отечеству и разными были коммунисты, поэтому не надо всех одним цветом выкрашивать. Что касается непосредственно того, что мне удалось сделать, когда я был губернатором Курской области. Во-первых, удалось построить мемориальный комплекс, который 50 строили, строили и никак не могли построить, потратили сотни миллиардов рублей, поставили только фундамент. Увековечили память победителей, именно историческую дату – победу на Курской дуге, которая стала переломным моментом в Великой отечественной войне. Был построен госпиталь для ветеранов Великой отечественной войны санаторного типа. То есть все, кто воевал на полях сражений, независимо от заболеваний, проходили профилактическое лечение в этом госпитале. Правда, сейчас я не знаю, как происходит. Потому что Курская область с 15 места в Российской Федерации по стабильности экономического развития скатилась на 79 место за эти последние четыре года. Была открыта сеть магазинов «Ветеран», где скидка на продукты питания, без исключения на все продукты питания была 30-40%. Тоже сейчас не знаю, работает или не работает. Были открыты аптеки «Ветеран», где ветераны Великой отечественной войны, ветераны труда периода Великой отечественной войны могли свободно придти и приобрести лекарства по льготным ценам и получить бесплатно лекарства, которые положено. То есть делалось все возможное и невозможное, чтобы как-то решить эту проблему. И действительно, это тема очень серьезная. Сколько было роздано обещаний участникам Великой отечественной войны. Правильно здесь был задан вопрос - обидно смотреть, когда те, кто воевал на стороне фашисткой Германии, сегодня прилично одеты, живут в приличных условиях, о них заботится государство. И смотреть на наших стариков ветеранов, которые сегодня не имеют в достатке даже продуктов питания, конечно, обидно на это смотреть. Не просто обидно, а до глубины души обидно на это смотреть. И когда говорят: нет средств, у нас на это нет денег. Не продавали бы по льготным ценам электроэнергию Грузии, газ Молдавии, Украине, Прибалтике, которые сегодня нас называют не иначе как оккупантами, а вот именно за эту разницу, которую мы просто раздаем налево и направо, можно было решить давно все проблемы наших ветеранов Великой отечественной войны и ветеранов труда.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Альберта.

Слушатель: Добрый вечер. У меня такой вопрос товарищу Руцкому: не было нападения на нас, когда в советской России погибали сотни тысяч людей, если не больше, в лагерях и прочих местах «отдыха». В Москве, Ленинграде и Смоленске до войны было уничтожено примерно 75 тысяч латышей, которые здесь жили и относились лояльно к этому строю. А когда мы вошли освобождать Латвию, то в 41 году там была уничтожена практически вся элита, вся элита нации была увезена в Сибирь. Мало кто вернулся оттуда. Кто по ним будет скорбеть, как вы думаете?

Александр Руцкой: Я в Прибалтике достаточно долго жил, у меня отец был военный. Я жил и учился в школах Литвы, Латвии. У меня масса друзей осталась, и по-прежнему перезваниваемся, встречаемся иногда с литовцами, латышами. Речь я сегодня веду не о народе, живущем в Латвии, Литве, Эстонии, а о политиках, которые занимают совершенно неправильную позицию. Если мы не прекратим выяснять отношения, кто у кого и где и когда убивал, то я тоже могу задать вопрос: а что делали латышские стрелки в 1917 году в Петрограде и в Москве? Поэтому история не имеет сослагательных наклонений. Если мы будем теребить рану, постоянно ковырять, хорошего от этого мы ничего не получим. Надо в конце концов поставить точку в выяснении отношений и начать нормальные отношения экономические, социальные, политические. И пора в конце концов понять, что не имеет абсолютно никакого значения национальность человека - это его личное дело, это его культура, это его вера. Люди определяются совершенно другими критериями: порядочные – непорядочные, честные – нечестные, добросовестные - недобросовестные. Причем тут национальная принадлежность?

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Тульской области от радиослушателя Михаила.

Слушатель: Здравствуйте. В связи с годовщиной начала войны мне вот что хотелось сказать. Дата эта тяжелая и, можно сказать, страшная для нашей страны. И у меня такое мнение и, мне кажется, многие со мной согласятся, что не мешало бы каждому взрослому человеку в нашей стране прочитать книгу Виктора Суворова «Ледокол».

Владимир Кара-Мурза: Вы читали книгу Виктора Суворова «Ледокол» о том, что Советский Союз первым собирался напасть на фашистскую Германию?

Александр Руцкой: Вы знаете, что касается Суворова, здесь много других вопросов. Как офицер, присягнувший на веру служения родине, оказался там за рубежом? И кто он – историк по образованию или специалист, который писал эту книгу. Это не книга, а бред. Я не поленился, ее прочитал. Именно благодаря таким, как Суворов, извращается история так, как она сегодня удобна для тех, которые пытаются ось мира прихватить в свои руки. Ведь посмотрите, когда был Советский Союз, был какой-то баланс сил, именно за счет этого баланса держался мир. Давайте вам задам такой вопрос: если бы существовал Советский Союз, бомбили бы Соединенные Штаты Америки Югославию? Нет, однозначно нет. Было бы побоище в Ираке? Однозначно нет. Это баланс сил.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Валерия Аркадьевича из Королева.

Слушатель: Здравствуйте. Вопрос товарищу генералу: очевидно, вы не сидите на печке и делаете какое-то общественно-полезное дело. В этой связи: новый закон о самоуправлении, который вступает с первого января, там очень тяжелый вопрос о земле, когда будут просто феодальные отношения. Что вы делаете в этом направлении? Я считаю, война, которая была, годовщину мы отмечаем, она более-менее честная драка была. И по сравнению с тем, что творится эти 15 лет – это более ужасно. И последнее: есть люди малообразованные, некомпетентные, читают Суворова, ну что ж надо пожалеть и побольше им рассказывать.

Александр Руцкой: Начнем по порядку. Вы знаете, я не имею прав и полномочий, чтобы как-то влиять на принимаемые законы. Население страны избирает депутатов Государственной думы, избираем президента Российской Федерации. Они несут полную ответственность за принимаемые законы. Вообще-то о самоуправлении, что в основе самоуправления? Это прежде всего экономическая самодостаточность. Если мы с вами возьмем хартию о самоуправления и посмотрим, аксиома – экономическая самодостаточность. Если мы с вами попытаемся на пальцах хотя бы посчитать, сколько у нас территорий, поселков, сел, которые стали муниципальными образованьями, имеют экономическую самодостаточность, то это все легко поддается подсчету. Где-то процентов 15 от силы наберется – то это хорошо. Поэтому, какое это самоуправление? Это не самоуправление – это самоуправство по развалу страны и плодятся, как мухи, чиновники. Вы посмотрите на эту несметную армию чиновников. У нас в стране сегодня 75 миллионов человек трудоспособного населения, в реальном секторе экономики сегодня работают 8 миллионов. Естественно возникает вопрос: а чем занимаются остальные? Если вы вспомните, когда демократическая Россия двигалась к власти, главный лозунг был – сокращение чиновничьего аппарата. Вот сегодня чиновничий аппарат в 8 раз больше, чем аппарат Советского Союза. Представьте себе эту картину. Конечно, не будет средств для школ, для больниц, для оказания помощи тем же ветеранам труда, ветеранам Великой отечественной войны. Откуда они возьмутся? Зарплата у руководителя муниципального образования далеко не такая, как у учителя и врача. Поэтому, что я могу в сегодняшней ситуации сделать? Точно так же, как и вы, возмущаться тому, что сегодня делают. Потому что те же депутаты, которые сегодня принимают подобного рода законы, я помню что они говорили, когда была предвыборная кампания и что они обещали людям. Так вот, делают с точностью до наоборот.

Владимир Кара-Мурза: Герой Советского Союза адмирал флота Георгий Егоров по-своему запомнил начало Великой отечественной войны.

Георгий Егоров: Начало войны было неожиданным. Так как я был в это время в море штурманом на подводной лодке Балтийского флота, мы были в дозоре в северной части Балтики. Под утро было приказано зайти в гавань. И тогда после выступления Молотова стало ясно, что это начало войны. Немцы, выполняя стратегию плана «Барбаросса», господства в Европе, на морях и океанах, начали действовать исключительно активно и достигли для нас очень тяжелых результатов.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Евгения Васильевича из Москвы.

Слушатель: Добрый вечер. Я войну встретил 10-летним мальчиком. Два года я был в оккупации в городе Донецке. И я видел фашизм своими глазами, как они нас уничтожали, расстреливали и увозили в рабство и раздавали немкам наших сестер и братьев. Я благодарю Кара-Мурзу, что он пригласил сегодня истинного патриота на радио, и мы слышим достойного человека того величия, которое пережила наша родина. Мы потеряли огромное количество народа. Но представьте себе, за эти 15 лет демократии мы потерли уже почти столько же народа, более 25 миллионов, и никакие Ленины и Сталины не могут сравниться по уничтожению той массы народа, к которой ведет наша демократия.

Владимир Кара-Мурза: Какова демографическая ситуация была в пору вашего губернаторства в Курской области?

Александр Руцкой: К глубокому сожалению, только в 99 году смертность сравнялась с рождаемостью и то незначительные проценты. Тенденция такая же, как и по всей стране – смертность опережает рождаемость. В одночасье изменить такое положение просто невозможно, надо в корне менять экономическую политику. Я не говорю о социальном равенстве, потому что его в природе не существует. Пора бы уже руководству страны и Государственной думе задуматься над вопросом социальной справедливости хотя бы в отношении детей. Посмотрите, сегодня 700 тысяч человек беспризорных детей. Неужели такая страна, имеющая колоссальные природные ресурсы, такие богатства в таких объемах, в которых мы качаем нефть, газ на валюту, не решит проблему беспризорных детишек. Посмотрите на бюджет страны, где на культуру, образование, здравоохранение, то, что собственно формирует общество, интеллект, физическое развитие средств выделяется в четыре раза меньше, чем на систему правопорядка так называемого. В четыре раза меньше. Тогда что мы хотим получить? И правильно товарищ говорит, что за это время мы потеряли людей больше, чем в войну. Так мы не только потеряли людей, мы потеряли армию нашу. Мы сегодня в плане обороноспособности вообще не представляем абсолютно ничего. Посмотрите, что сделали с военно-воздушными силами, посмотрите, что сделали с военно-морским флотом. Я далек от мысли кому-то угрожать, я хочу одного, чтобы наша страна могла себя защитить. То, что называется сегодня военной реформой – это преступление. И опять за это никто не отвечает, это, возвращаясь к слову «безответственность».

Владимир Кара-Мурза: Для многих советских людей в первый день войны началась профессиональная биография, как это произошло с известным историком-германистом, ветераном войны Александром Галкиным.

Александр Галкин: Я начал войну простым солдатом, кончил войну гвардии капитаном и прошел через все ступени: был командиром танка непосредственно на переднем крае, потом офицером, штабным офицером, в общем все ступеньки я прошел. Это был общий настрой среди людей моего поколения, ощущение неизбежности войны, с одной стороны, и воспитанное в нас представление, что война будет вестись на чужой территории, и если на нас напали, то мы в течение короткого срока разгромим агрессора.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Евгении Витальевны, радиослушательницы из Москвы.

Слушательница: Добрый вечер. Я хочу народ защитить, говорят, что так плохо, а народ не восстает. Но ведь нужны поводыри. Что у нас сейчас происходит с пропагандой, с агитацией народа? Например, Сталин. Я не могу хорошо к Сталину относиться, я в ссылке родилась. Но представьте, если у вас в семье дедушка убийца, неужели вы своим внукам будете говорить о дедушке правду? Вот эта ненависть к Сталину - это ненависть к России. Ненависть к идеям коммунизма: вообще ненавидеть идеи может только дебил, это все равно, что таблицу умножения ненавидеть. У нас молодежь настоящих коммунистов не видела. И идеи коммунизма – это идеи Иисуса Христа. И то, что эта ненависть к хорошему, - это основное у нас сегодня в стране. Если Руцкой на его должности не может, то что же может простой народ?

Александр Руцкой: На какой должности?

Владимир Кара-Мурза: Имеет в виду Евгения Витальевна, что вы были вице-президентом страны.

Александр Руцкой: Вы понимаете, дело в том, что изначально, когда избрали, я однозначно занимал позицию ту, о которой мы сегодня говорим. Если мы говорили о реформах, то если мы с вами откроем любой толковый словарь и посмотрим, что такое реформа – это путь к лучшему. Можно ли назвать то, что делали в 92 году, в 93 году путем к лучшему? Ведь это все легко просчитывалось, чем в конце концов это все закончится. Ведь из чего-то, чтобы решать проблемы, надо формировать бюджет. А из чего он будет формироваться, если раздали налево и направо порты, металлургические заводы гигантские за три копейки. Если раздавали налево и направо природные ресурсы. За счет чего решать проблемы? Вы помните, я говорил и прошу вас не говорить о каких-либо восстаниях и о поводырях. Уже мы столько налили крови, набили друг друга, что уже, наверное, хватит. Речь сегодня надо вести о демократических принципах. Если мы хотим иметь действительно воистину демократическое общество, то надо думать, прежде чем опускать бюллетень, голосуя за того или иного депутата, за того или иного главу муниципального образования. И ведь знаете, с какими парадоксами встречаюсь. Я когда с людьми общаюсь, говорю: вы кого собираетесь выбирать? Наверное, того же самого будем избирать депутатом. А вы ему задавали вопрос: вот у него была программа, развешена практически даже на собачьих булках, обклеивают обычно все, что можно обклеить, там четко были изложены программы и позиции. Вы задавали ему вопрос: сколько пунктов этой программы депутату удалось реализовать? Нет, не задавали. Так а зачем вы его избираете? Беда наша заключается в том, что у нас, если что-то не нравится, первая мысль появляется - восстание. Да не надо восставать, надо просто думать головой, когда голосуешь. У нас есть уникальная возможность избирать. Правда, сегодня лишают нас конституционной возможности быть избранным. Но что сделаешь, такие времена. Но все равно основная масса власти избирается, местные органы власти, местная дума, законодательное собрание, избираются мэры городов, избираются главы районов, избираются главы муниципальных образований, избираются депутаты Государственной думы. Так вот думайте, кого вы избираете.

Владимир Кара-Мурза: Историк Вячеслав Никонов, внук Вячеслава Молотова, подчеркивает роль пакта Молотова-Риббентропа в предвоенные годы.

Вячеслав Никонов: Безусловно, договор о ненападении между Россией и Германией, известный как пакт Молотова-Риббентропа, он способствовал тому, что война началась не в августе 39 и не в сентябре 39, а в июне 41. Безусловно, если бы тогда не удалось договориться о линии разграничения зон интересов, то есть реально о той линии, где останавливаются немецкие войска после того, как они захватывают Польшу, то эти войска не остановились бы. Общее количество погибших советских граждан в годы Второй мировой войны - это порядка 27 миллионов человек. Это самые большие жертвы, которые понесла какая-либо страна за всю историю человечества в войнах.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Петра, радиослушателя из Москвы.

Слушатель: Добрый вечер, господа. Александр Владимирович, я не разделяю вашу консервативную точку зрения на то, что все раздали за копейки. Можно раздать за копейки, может быть даже было нужно это сделать, потому что была такая ситуация, главное, как потом новые владельцы будут вести себя, в какое правовое пространство будут включены. Вот тут возникли проблемы потом, а не в самой приватизации.

Александр Руцкой: Вы меня извините, я сторонник был трассовой системы, то есть передать в управление, подписав соответствующий договор с органами власти, с государством, что при выполнении договорных отношений, разумеется, в пользу народа, в пользу страны эта недвижимость или это предприятие становится собственностью того, кто получил в управление. Это совершенно другой подход. Мы бы получили бы реальный средний класс, интеллектуальный средний класс. Потому что конкурс выиграть, получив трассовое управление предприятием, способен только грамотный человек. А у нас приватизировали народное достояние, извините, бандиты. Поэтому происходят на улицах разборки, отстрелы и гранатометная стрельба. Нельзя бездумно распоряжаться тем, что создавалось десятками, сотнями поколений. А тем более нельзя безалаберно распоряжаться природными ресурсами. Они не могут принадлежать Сидорову, Иванову, Петрову, они могут принадлежать только народу, живущему на этой земле. Это однозначно. Сегодня, что принадлежит нашему народу? Сегодня принадлежит одно – ответ: у нас нет денег на строительство новых школ, у нас нет денег на компьютеризацию школ, у нас нет денег на реформу вооруженных сил, перевооружение, проведение боевой подготовки, учений. У нас нет денег ни на что! Естественно возникает вопрос: а куда они делись, почему их нет? Ведь мы сегодня говорим о трагической дате. Наверное, надо думать о вопросе обороноспособности страны. Если страна не способна защитить себя, то может ли эта страна претендовать на что-либо? Однозначно нет. Я же не зря приводил примеры: если бы был Советский Союз с той военной мощью, которая у нас была, приняли бы на себя такую миссию Соединенные Штаты Америки бомбить безнаказанно, в наглую мирные города Югославии? Однозначно нет. Потому что хотим мы этого или не хотим, природа создала такие условия, которые называются баланс. Если этот баланс нарушается, баланс силы, появляется противовес. Соответственно, как он себя будет дальше вести, непонятно никому.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от москвички Софьи Александровны.

Слушательница: Добрый вечер. Вот Ельцин отошел от власти на условии не трогать его людей до 2016 года – это уже общеизвестно. Не кажется ли вам, что, уходя не в тюрьму, а на царскую пенсию, он оставил в заложниках всю страну? Не в этом ли сейчас все дело?

Александр Руцкой: Вы знаете, есть такое понятие – необратимый процесс. Если до той поры, о который вы говорите, 2016 года, это почти четверть века, вернуть вспять то, что сегодня было сделано, решить проблемы народа, будет просто невозможно, потому что все будет в частной собственности. Я еще раз говорю, я не против новых форм, экономических отношений. Я сторонник управляемой рыночной экономики, которая решает вопросы не социального равенства, а социальной справедливости в отношении тех же детей, стариков, ветеранов. Уже не раз говорил и сегодняшним депутатам Государственной думы и когда был вице-президентом, что давайте в конце концов сделаем акцент на народ. Потому что, вложив деньги в интеллект, в здоровье, физическое, умственное развитие людей, мы получим то, что мы хотим - мы получим великую страну.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от москвича Гаяра.

Слушатель: Добрый вечер. Александр Владимирович, я хотел бы задать вам два вопроса. Один вопрос касается вашего коллеги генерала Рохлина, человека с настоящей честной совестью. Первый вопрос такой: сейчас Россия производит оружие и отдает его бесплатно. То есть практически идет опошление и обесценивание труда наших граждан. Я имею в виду, что мы продаем оружие, бесплатно дарим его за взятки Армении. И постоянно идет гадость на народы Латвии, Литвы, Эстонии и в последнее время Грузии. Во время Второй мировой войны легион «Армения» и фашистская армянская организация «Драмидар», которую курировал Герберт фон Караян, расстреливали людей разных национальностей, но почему—то про армян не пишут.

Владимир Кара-Мурза: Гаяр имеет в виду то, что Лев Яковлевич Рохлин участвовал в расследовании продаж генералом Грачевым российского оружия в Армению.

Александр Руцкой: Вы знаете, что касается разбазаривания имущества вооруженных сил – это тема отдельного разговора. Здесь вспомнить, куда делась недвижимость, оружие и боеприпасы советской группы войск в Германии, в Польше, в Венгрии, в Чехии, куда это все делось и по каким карманам растолкали. Каким образом оставили склады Северно-кавказского фронта в Грозном, вооружив до зубов так называемых моджахедов Дудаева. Это отдельная тема разговора. Помните, перед этим задавала женщина вопрос, что на таких условиях, что 2016 года не трогают людей, вот этот вопрос не будет задаваться до той поры.

Владимир Кара-Мурза: Справедливости ради скажем, что Владимир Гусинский, Борис Березовский, Михаил Ходорковский тоже были близки к семье Ельцина, тем не менее, это обещание в отношении них нынешняя власть не сдержала.

Слушаем Анастасию из Петербурга.

Слушательница: Добрый вечер. Я хотела спросить, почему так легко и быстро предали нашу армию страны народной демократии?

Владимир Кара-Мурза: Очевидно, Александр Владимирович затронул этот вопрос о распаде Варшавского договора.

Александр Руцкой: Как предали? Дело в том, что мы сами предали. Вы вспомните, чем закончил президент Афганистана Наджибула. Посмотрите, мы молча взирали, смотрели как бомбят Югославию. Какое к нам после этого может быть отношение, когда мы принимаем позу страуса? Сначала гордо выпячиваем грудь, стучим кулаком по столу, а потом, когда начинается побоище, гибнут женщины, дети, люди, и мы молча занимаем такую скромную дипломатическую позицию. Запомните такое выражение, правда, это не модный философ Ницше, но он сказал так: уважение может быть только к сильному, к слабому сострадание, и то не всегда. Поэтому нашим руководителям страны и депутатам Государственной думы надо задуматься над этими словами. Только к силе может быть уважение. Я не говорю о применении силы, я говорю о возможности защитить себя, защитить свой народ. А когда мы празднуем 60 лет победы в Великой отечественной войне, 60 лет прошло после войны, проблемы ветеранов войны так и не решены. И многие из них так и не дождались 60-летия и решения своих проблем и ушли в мир иной – вот что самое страшное. Или, посмотрите, инвалиды, калеки возвращались из Чечни, воевали люди и им не платили боевые. И в судах офицерах и солдаты добивались выполнения закона, чтобы им заплатили боевые. Или же возвращаются инвалидами или дети, семьи остаются без кормильца, дети остаются сиротами. Какое участие государства в судьбе этих людей? Никакого.

Владимир Кара-Мурза: Вдова академика Сахарова Елена Боннэр, ветеран Великой отечественной войны, вынесла из первого дня войны чувство тревоги.

Елена Боннэр: Начало войну, я помню, середина дня, солнечный, теплый, по-настоящему летний день. На улице вдруг заговорили репродукторы. Голос Молотова. И некоторая растерянность от того, почему говорит Молотов, а не Сталин. Слава богу, они перестали нам врать, потому что мы, подростки, и вообще вся страна ждали начала войны в течение последних двух лет. То есть страна жила в подсознательном ожидании, что это должно случиться. И было странно смешенное чувство тревоги и абсолютной уверенности в том, что эта война ляжет на наше поколение, у всех моих друзей школьных, студенческих одинаково совершенно, и облегчение от того, что перестали врать.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от москвича Виктора.

Слушатель: Здравствуйте. Господин Руцкой, скажите, пожалуйста, в войну, как мы говорим, люди проявляли героизм. Ясно, что в войну было разрушений гораздо меньше, чем сейчас. Люди имели опыт совершения героических поступков, почему они сейчас против бюрократов не выступают, почему голосуют за «Единую Россию»?

Александр Руцкой: Вы понимаете, может быть и неудобно об этом говорить, одна из самая страшных бед – тотальная юридическая и экономическая безграмотность населения нашей страны. К глубокому сожалению, в школе нет предмета основ экономики, основ права. Я пытался это сделать, будучи губернатором, но меня за 12 часов до голосования сняли с регистрации, обвинив в том, что я грубо нарушил закон, не указал площадь балкона, чем ввел в заблуждение избирателей. Не успел я это сделать. Я считаю, что сегодня, когда мы говорим о реформе образования, надо ввести обязательно предметы основы экономики и основы права, чтобы человек мог знать азы, чтобы мог с позиции права, с позиции закона защитить. У нас тотальное незнание законов, тотальное незнание основ экономики. Поэтому людей легко ввести в заблуждение. И когда происходят выборы, развешивают на уши лапшу до такой степени, все это вертят.

XS
SM
MD
LG