Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Итоги годового собрания акционеров «ЮКОСа»


Владимир Кара-Мурза: Сегодня годовое собрание акционеров концерна ЮКОС избрало новый Совет директоров компании, и оптимизм собравшихся может служить лучшим подарком Михаилу Ходорковскому накануне дня его рождения. Ситуацию вокруг ЮКОСа обсуждаем с бывшим главой его аналитического управления, ныне депутатом Государственной думы Алексеем Кондауровым. Разделяете ли вы оптимизм сегодняшних участников собрания акционеров ЮКОСа?

Алексей Кондауров: В известной степени разделяю оптимизм, потому что, несмотря на продолжительное давление в течение двух лет компания не просто работает, а как, отметил господин Тиди, ее результаты за 2004 год он назвал выдающимися. Это действительно так, потому что компания вышла на первое место по добыче нефти, добыв 85 с небольшим миллионов тонн, увеличив добычу на 5 с лишним процентов. При всем при этом компания выплачивала задолженность, хотя руководители, Совет директоров считают, что задолженность необоснованная, те претензии, которые предъявляют налоговые службы, необоснованные. Но, тем не менее, компания выплатила две трети из 583 миллиардов задолженности, выплатила 407 миллиардов рублей. Чтобы понять, почему руководство ЮКОСа считает необоснованными претензии, я просто назову две цифры. Сумма претензий по налогам за 2000-2003 год выше, чем выручка компании за указанный период. И вторая, очень характерная цифра, то, что сумма налоговых претензий к ЮКОСу, с учетом пенни, штрафов, в три раза превышает налоговые платежи в среднем по отрасли. Условно говоря, если ЛУКОЙЛ платит два доллара налогов, то ЮКОС вынужден платить шесть долларов налогов.

Владимир Кара-Мурза: Теперь уже после судебных решений или он всегда так платил?

Алексей Кондауров: ЮКОС всегда платил больше среднеотраслевой. В 2000 году была среднеотраслевая, а начиная с 2001 года на тонну добытой нефти он платил всегда выше среднеотраслевой. Я могу примерные цифры назвать: условно говоря, в 2001 году среднеотраслевая ставка налога на тонну добываемой нефти была 1300 рублей, ЮКОС платил 1600 - это без всяких налоговых претензий. В 2002 году среднеотраслевая 1600, ЮКОС платил 1800 и так далее. В общем это цифры, цифры - вещь упрямая. Поэтому все, что угодно могут говорить господа из налоговых служб, прокуратуры, но вот статистика, которая подтверждалась на протяжении многих лет международными аудиторскими компаниями.

Владимир Кара-Мурза: Депутат Владимир Рыжков, член Комитета-2008 Свободный выбор присоединяется к поздравлениям Михаилу Ходорковскому в канун его дня рождения.

Владимир Рыжков: Михаил Ходорковский не совершал тех преступлений, в которых его обвиняют. Все, что делал ЮКОС и Ходорковский в 90 годы – это была легальная практика. Точно такими же операциями, сделками, покупками, продажами, инвестиционными конкурсами и прочим занимались абсолютно все российские бизнесмены. Поэтому, вне всякого сомнения, это выборочная репрессия, это не правосудие. Поэтому, что я сегодня могу пожелать этому очень талантливому, очень умному человеку, много сделавшему, кстати говоря, для России. Я хочу пожелать, чтобы та инстанция, куда он сейчас обратился, вышестоящая судебная инстанция не отнеслась к делу так же формально и раболепно, как отнесся Мещанский суд, чтобы приговор был пересмотрен, и чтобы Ходорковский и Лебедев были полностью оправданы по всем пунктам обвинения. На сегодняшний день это единственное, что я хочу ему пожелать.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Александра из Санкт-Петербурга.

Слушатель: Добрый вечер. У меня два вопроса, один к вашему гостю, а другой к вам, Владимир, как к члену Комитета-2008. Вопрос к гостю: попытайтесь, пожалуйста, убедительно объяснить, беспристрастно эффективность ЮКОСа по сравнению с другими компаниями. Нам рассказывают о мифическом безумно талантливом менеджере Ходорковском. Насколько ЮКОС компания эффективная по сравнению с другими, есть ли какие-то экономические критерии оценки, что было, что стало. Потому что мнения очень противоречивые. А вопрос к вам, Владимир, вот какой: если мы живем в демократическом обществе, и если демократия не зависит от капитала, хотя Шендерович говорил, что это знаковое событие. Тем не менее, место, которое должно уделяться ЮКОСу и Ходорковскому, не более место, которое должно уделяться мужику, который украл мешок картошки и тоже несправедливо осужден на десять лет. Вот это настоящая демократия, когда не зависит от состояния и от влиятельности. А если это политика, если Ходорковский политик, как утверждают многие, то есть политическое событие под рамками экономических обоснований юриспруденции, то тогда - да. Если действительно большая политика, если человек замахивался на то, чтобы переустроить Россию, то, наверное, тогда это вразумительно.

Владимир Кара-Мурза: В каком состоянии принял Менатеп компанию ЮКОС?

Алексей Кондауров: Компанию ЮКОС мы приняли с долгами разного уровня, от международных кредитов до внутренних. Долги достигали двух с половиной миллиардов долларов. Добыча была в районе сорока миллионов тонн. Компанию мы взяли в 95 году, реально начали работать в 96. В 2004 году компания добыла 85 миллионов тонн, то есть в два раза увеличение добычи. У нас была самая низкая себестоимость добычи в России, да и в мире одна из самых низких, где-то 3 с небольшим доллара за тонну. Мы взяли компанию с нулевой капитализацией, практически не котировались, Ходорковского сажали, когда компания была по капитализации первой в стране, опережая Газпром. И я думаю, если бы не произошло этой трагедии с ЮКОСом, с Ходорковским, с Лебедевым, с Пичугиным, я думаю, что по тому, как мы планировали слияние с Сибнефтью продажи какой-то части пакета, Геращенко сказал о 40%, я о 40% никогда не слышал, я слышал, что должно было продаваться в районе 25%, я думаю, сегодня страна имела бы транснациональную компанию, у страны были бы другие кредитные рейтинги и у страны совершенно другая экономическая составляющая была бы. Капитализация компании уже к 60 миллиардам подходила.

Владимир Кара-Мурза: Я отвечу на ваш вопрос относительно общественного резонанса. В том-то и отличие дела Ходорковского от дела обычного колхозника, что оно рассчитано на запугивание всего общества. Поэтому наш Комитет 2008 Свободный выбор выступает на стороне обвиняемых. Вы сказали, Алексей, о Викторе Геращенко, политолог Станислав Белковский имеет собственное мнение о роли Геращенко в судьбе концерна ЮКОС.

Станислав Белковский: Дело в том, что Виктор Геращенко всегда был известен как человек независимых взглядов и суждений, и это по определению не могло нравиться Владимиру Путину. Именно этим и была обусловлена замена Виктора Геращенко на абсолютно бесхребетного Сергея Игнатьева на посту председателя Центрального банка России в 2003 году. Другое дело, что Виктор Геращенко считал, что он согласовал свой поход в ЮКОС с определенными людьми в администрации президента. Однако впоследствии выяснилось, что авторитета этих людей недостаточно, решения принимают совсем другие люди, поэтому миссия Геращенко как лоббиста оказалась, увы, неуспешной.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Николая из Петербурга.

Слушатель: Добрый вечер. Когда я слышу о том, что такие не очень правосудные суды, что они зависимы от кого-то или управляемы, мне хотелось бы в связи с таким громким делом спросить: неужели вы не можете поднять вопрос о том, что у нас это определено конституцией, глава 7: правосудие осуществляется только судом. Во-первых, правосудие не может осуществляться, оно может достигаться только. Во-вторых, судебная система в Российской Федерации устанавливается конституцией.

Владимир Кара-Мурза: Кстати, вы бывали на процессе в Мещанском суде, какое впечатление он на вас производил?

Алексей Кондауров: Я бывал на процессе. Но впечатление у нас не самое хорошее от заседаний. Иногда я получал какое-то удовлетворение, когда судья вела себя более-менее объективно, это было чрезвычайно редко. Все-таки ее симпатии и поведение было таким, что она подыгрывала обвинению и не очень объективно вела себя по отношению к защите Ходорковского. Масса ходатайств, которые заявляла защита Ходорковского, они просто не принимались. Потом, как оказалось, они не учитывались при вынесении приговора, судья называла ту информацию. Хотя защита не обязана предоставлять доказательств, но она поставлена в такое положение, когда прокуратура не смогла представить доказательства обвинения, она стала собирать доказательства невиновности. Так вот, суд счел, что те доказательства, которые предоставлялись, они предвзяты и необоснованны.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Владимира из Санкт-Петербурга.

Слушатель: Добрый вечер. Мне бы хотелось узнать, мое лично мнение такое, что Геращенко – это засланный казачок. Потом мне хотелось узнать, кто же в Совет директоров входит – Силантьев, Сабуров?

Владимир Кара-Мурза: Иван Силаев, бывший предсовмина СССР. В чем, Алексей, по-вашему, сегодняшнее обновление Совета директоров? В чем смысл?

Алексей Кондауров: Смысл в том, что появились новые лица в Совете директоров. Эти люди были согласованы и идут в Совет директоров совершенно осознанно, понимая, какую на себя взваливают непосильную ношу и те риски, которые в связи с этим возникают. Что касается Геращенко, я к нему отношусь и всегда относился с громадным уважением и считаю, что Геращенко по определению не может быть засланным казачком. Потому что человек, проживший 68 лет, имеющий такую репетицию, он никогда не позволит себя использовать в какой-то недостойной игре. И за то время когда он был председателем Совета директоров, он доказал что ни в какие игры с ним играть невозможно, которые шли бы в ущерб компании, в ущерб работникам и в ущерб акционерам. Поэтому Геращенко, на мой взгляд, проявил себя профессионально и достойно. И спасибо ему за это.

Владимир Кара-Мурза: Директор программ фонда «Открытая Россия» Александр Осовцов считает, что неясный исход собрания акционеров ЮКОСа - не лучший подарок ко дню рождения Ходорковского.

Александр Освоцов: Что можно пожелать сейчас Ходорковскому? Я ему желаю быстрее выйти на свободу. Судьба компании определяется другими людьми в другом месте и совершенно независимо от того, что по этому поводу думает Совет директоров ЮКОСа или кто угодно еще.

Алексей Кондауров: Но при этом не значит, что Совет директоров не нужно избирать или что Совет директоров не должен работать. Я согласен с Осовцовым, что судьбоносные для ЮКОСа решения принимаются все мы знаем, где. Но это не значит, что нужно поднять руки и не сопротивляться.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Георгия, радиослушателя из Петербурга.

Слушатель: Добрый вечер. Я считаю, что осуждение Ходорковского и других, надеюсь, должно быть тоже олигархов – это вполне правильное решение. Это единственная возможность прекратить утечку из страны больших капиталов. Поскольку все олигархи у нас замкнуты на трансконтинентальной корпорации.

Владимир Кара-Мурза: В чем было отличие Михаила Ходорковского от других олигархов относительно размещения своих капиталов?

Алексей Кондауров: Вы знаете, Ходорковский вообще, мое личное ощущение от Ходорковского, он не был настоящим олигархом. Он всегда чуждался власти, он не общался, общался, но не с точки зрения лоббизма, а с точки зрения решения текущих вопросов, стратегических вопросов с сильными мира сего. Понимаете, в чем дело, такая постановка вопроса, я ее в корне не приемлю: я считаю, правильно, что его осудили. Это примерно то же самое сказать: я считаю, правильно, что его посадили. Там, где не доказано инкриминируемое преступление, я считаю, осуждать очень опасно. С точки зрения утечки капиталов, чтобы вам было понятно, после того, как посадили Ходорковского, инвестиции последовательно в российскую экономику сокращаются, а отток капитала увеличивается. И знаете, что самое страшное, об этом никто не говорит, у собственника возникает синдром временщика - это очень опасное явление. То есть дальше будет происходить хищническая нажива, что я боюсь, и эксплуатация тех основных активов, которые есть, будет недоинвестирование, а в итоге мы с вами получим мосэнергонизацию всей страны.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Владимира.

Слушатель: Добрый вечер, господа. Я прошу убедительно Алексея Кондаурова, депутата Госдумы прокомментировать часть вторую статьи 54 конституции Российской Федерации: никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением.

Владимир Кара-Мурза: Я думаю, что это как раз был один из аргументов защиты.

Алексей Кондауров: Да, это был аргумент защиты. И на самом деле защита совершенно справедливо говорит, что по некоторым инкриминируемым деяниям там событий преступлений не было, не только состава преступления, а событий преступления не было. По всем остальным состав преступления не был доказан. И Ходорковский присутствует, и Лебедев, во всех инкриминируемых деяниях присутствуют виртуально. Есть некая абстрактная группа, которую они якобы создали, там ни подписей ничего нет, вроде есть, а вроде нет. Но по 9 лет получили.

Владимир Кара-Мурза: Надо напомнить, что сидит, в частности, Светлана Бахмина.

Алексей Кондауров: Тут много кто сидит. Светлана Бахмина - это вообще, я считаю, издевательство над матерью двух малолетних детей. Я по этому поводу писал депутатский запрос, когда не позволяли, хотя положено, разговаривать с детьми по телефону. Что это за методы?

Владимир Кара-Мурза: Ей пришлось объявить голодовку.

Алексей Кондауров: Нужно было пройти все круги ада, голодать, общественный протест, после этого только разрешили.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Геннадия Сергеевича из Смоленской области.

Слушатель: Добрый вечер. Можно сказать несколько слов в защиту Ходорковского? Я могу за 30 секунд доказать его полную невиновность. Она заключается в следующем: по сведениям Счетной палаты ежегодно уходит из страны сто миллиардов долларов. Умножьте на 15 лет – это полтора триллиона долларов. Переведите по курсу на сегодняшний день – это 45 триллионов рублей. Из расчета шесть триллионов рублей бюджет, не хватает, ушло за рубеж восемь бюджетов, последний за Путиным.

Владимир Кара-Мурза: Мы говорили, что дело ЮКОСа, наоборот, стимулировало.

Алексей Кондауров: Мы говорили, что делал с деньгами Ходорковский. Сейчас инвестиции сократились в два раза. В 93 году инвестиции были в районе двух с половиной миллиардов долларов. Но так, чтобы было понятно, начинало с чего: прилетела группа, шесть человек с Ходорковским, вертолет не мог сесть – болото, они спрыгнули в это болото. И Ходорковский говорит: «Здесь будет порт…». И те люди, которые с ним прилетели, на него смотрели как на сумасшедшего. Был 98 год, цены на нефть были в районе 13 долларов в баррель. В 2003 году это все функционировало. Мне рассказывали анекдот: кто-то из Роснефти приехал посмотреть на свалившиеся богатства. Посмотрели: «Ну, такого у нас никогда не будет».

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Михаила из Новосибирска.

Слушатель: Добрый вечер, господа. Хочу выразить поддержку, к сожалению, моральную Михаилу Борисовичу по этому делу, а также поздравить Михаила Борисовича с днем рождения. Если это не коммерческая тайна, ответьте, пожалуйста, какова доля акций ЮКОСа у нашего милого государства теперь, какова доля акций господина Невзлина и какова доля акций господина Лебедева, если они, конечно, они у него есть.

Владимир Кара-Мурза: Я думаю, что Михаил имеет Юганскнефтегаз, когда говорит про Роснефть.

Алексей Кондауров: Юганскнефтегаз теперь не в ЮКОСе - это как бы составляющая часть. А как было, так и есть. У группы Менатеп где-то 60 с чем-то процентов акций. Они разделены пропорционально, у Лебедева 8, у Невзлина. У Невзлина, поскольку он управляет акциями Ходорковского, а личных как было 8,5, так и осталось. Так что ничего, собственно, не изменилось. Юганск выдернули из этой связки, ушло в «Байкалфинанс групп».

Владимир Кара-Мурза: Руководитель Института проблем глобализации Михаил Делягин передает свои пожелания в канун дня рождения Михаила Ходорковского.

Михаил Делягин: Я желаю Михаилу Борисовичу Ходорковскому здоровья, успехов и свободы, и чтобы его заключение оказалось значительно короче, чем все ждут.

Владимир Кара-Мурза: Вопрос от Георгия из Санкт-Петербурга.

Слушатель: Здравствуйте. Я могу повторить то, что раньше говорил, что нужно гармонизировать отношения с олигархами. И напомнить еще один раз, что сказал Ленин во время НЭПа: пускай хоть архи-жулик, но он основал трест, и трест хорошо работает. Потом мы его экспроприируем. В то время экспроприировать стал Сталин, Ленин не успел. Сейчас какая-то отдаленно напоминающая история, его экспроприировал не Ельцин, а следующий. Его ошибка состояла в том, что он во власть хотел с черного хода залезть. За это он и поплатился.

Владимир Кара-Мурза: Как, кстати, вы относитесь к тем обвинениям, что ЮКОС пытался провести своих людей в Государственную думу?

Алексей Кондауров: Понимаете, в чем дело, ЮКОС, конечно, работал в этом направлении и пытался провести своих людей в Государственную думу. Но ЮКОС в этом был не одинок, и если посмотреть на сегодняшний состав Государственной думы, там кто-то от кого-то присутствует. Что касается меня, то я никогда не делал секрета из этого, это было известно и Ходорковскому, я был, есть и остаюсь человеком левых убеждений, у меня всегда были определенные контакты с коммунистической партией, и я еще в 99 году шел по спискам коммунистической партии. Поэтому, когда говорят о деньгах ЮКОСа, которые Ходорковский финансировал в КПРФ, Ходорковский никогда об этом не говорил, мне об этом неизвестно. Я лично какие-то вещи помогал компартии, но я не могу сказать, что это были какие-то большие пожертвования.

Владимир Кара-Мурза: Фракция КПРФ осудила приговор Мещанского суда?

Алексей Кондауров: Фракция КПРФ, понятно, есть некая идеологическая ловушка. Зюганов достаточно определенно сказал, что это расправа над отдельно взятым человеком и не очень справедливая. Там, где нет законности, конечно, нормальная политическая сила это осуждает. Если бы было доказано, в том числе и публично, над Пичугиным проходил не публично, а здесь на процесс более-менее допускались. Все присутствующие в зале видели ничтожность доказательной базы. Поэтому нельзя на черное сказать белое. А что касается национализации или экспроприации, мое отношение к этому совершенно определенное. Я человек левых взглядов, я наблюдал, да это можно сравнивать по цифрам. Есть государственная компания Роснефть, которой сейчас Юганск достался, была частная компания акционерная ЮКОС, посмотрите на цифры и сравните эффективность двух компаний. Отличие в разы. И я считаю, что курицу, несущую золотые яйца, для государства в том числе, не только для акционеров компании, зарезать преступно. А национализировать вообще что-либо в коррумпированном, плохо управляемом государстве вообще преступно. То, что у нас государство коррумпированное, об этом господин Путин говорит везде. Это обрекать страну на неэффективное вороватое управление.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Василия Петровича из Калача Воронежской области.

Слушатель: Здравствуйте. Я сейчас немножко приведу примеры, у меня тоже ситуация как у Ходорковского. С 95 года я отказался платить вообще налоги, я являюсь главой крестьянского хозяйства. Конечно, размеры у нас разные. Завели уголовное дело. Прошло почти 10 лет, подписка о невыезде, расследование идет. Я хочу поздравить Ходорковского. Еще вопрос: вы являетесь депутатом Государственной думы? Я в апреле месяце написал в фракцию «Единая Россия» и «Родина» обращение к депутатам. Не зачитывали, не было такого?

Алексей Кондауров: Василий Петрович, я мог не присутствовать, но я не слышал. Я мог что-то не слышать в связи с отсутствием на каком-то пленарном заседании, может быть и зачитывалось, но я не слышал.

Владимир Кара-Мурза: От Воронежской области депутат как раз Дмитрий Рогозин. Слушаем москвича Михаила.

Слушатель: Господа, доброй ночи. Я хочу, во-первых, поздравить своего тезку Ходорковского с днем рождения, пожелать ему крепости духа, здоровья и выразить надежду, может быть, я когда-нибудь доживу, когда он будет наконец на должном посту, например, премьера. Знаете, я просто честно скажу, устал от тоскливого ежедневного чувства стыда из-за этих людишек, хочется настоящих людей там увидеть.

Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, Алексей Петрович, что Михаил Борисович пообещал заняться общественной деятельностью, это иносказательно заняться политикой, как раз претендовать на государственные должности?

Алексей Кондауров: Вы знаете, Ходорковскому несвойственно иносказательно высказываться. Он сказал пока о том, что он ощущает потребность. Я не исключаю, что занятия общественно деятельностью перерастут в политическую. Потому что я убежден, что у Ходорковского громадный потенциал. И политик такого масштаба, как Ходорковский, был бы чрезвычайно полезен для страны с его знанием экономики, с его мозгами, с его пониманием геополитики, с его видением политики и с его человеческими качествами. Нам в политике очень не хватает личностей с большой буквы, он как раз таковым является.

Владимир Кара-Мурза: Главный редактор Еженедельного Интернет-журнала Михаил Бергер передал свои пожелания ко дню рождения Михаила Ходорковского.

Михаил Бергер: Терпения и мужества хочется пожелать Михаилу Ходорковскому в день рождения, как и во все остальные 364 дня одного из годов, которые ему предстоит провести в тюрьме, на зоне. Но при этом сказать, что ему не занимать ни мужества, ни терпения. Он продемонстрировал волю, терпение и такое глубоко философское отношение к происходящему, вызывает самое глубочайшее уважение, граничащее с восхищение. К сожалению, пожелания самые теплые никак не меняют ни его положения, ни его статуса, но не знаю, что бы еще могли сделать.

Владимир Кара-Мурза: Вопрос от Александра Анатольевича из Санкт-Петербурга.

Слушатель: Добрый вечер. Михаилу Борисовичу поклон, поздравления с днем рождения, пожелания терпения большого, скорейшего освобождения и крепкого здоровья. Присутствующим позвольте пару вопросов. Господин Кондауров рассказывал весьма витиевато о том, что если сравнить Роснефть и ЮКОС, для многих, которые слушают вашу программу, нет такой возможности сравнить и показателей. Вы не могли бы озвучить их? Вменяется Ходорковскому то, что он вывозил мешками за рубеж. Вы не могли бы сказать, какая сумма вменяется и как она соотносится с той суммой, которая размещена то ли в «Сити-банк», то ли в «Нью-Йорк» банк в качестве стабилизационного фонда.

Алексей Кондауров: Что касается второго вопроса, то Ходорковскому вменялась неуплата налогов, то, что инкриминировалось ему в суде – неуплата налогов со 152 миллионов рублей, это порядка пяти миллионов долларов. Это то, что ему вменялось. Все налоговые претензии, которые взимаются с ЮКОСа, Ходорковскому в суде это не инкриминировалось, это гражданское судопроизводство и это изымается в соответствие с решениями арбитражных судов. Что касается сравнительных показателей ЮКОСа и Роснефти, я повторяю, только то, что сказал. У ЮКОСа была самая низкая себестоимость добываемой нефти. ЮКОС платил гораздо больше налогов на тонну добываемой нефти. ЮКОС в разы больше добывал нефти. У ЮКОСа была гораздо выше производительность труда на его месторождениях. У меня сейчас нет под рукой цифр Роснефти, я, к сожалению, не могу апеллировать к цифрам, но, я думаю, что это и не очень нужно. Это общеизвестный факт, общее место.

Владимир Кара-Мурза: Напомню, что как раз Роснефть стала поводом для дискуссий между Ходорковским и президентом на памятной встрече с олигархами в 2003 году, когда Михаил Борисович высказал критические замечания в адрес руководства этой компании.

Алексей Кондауров: Я думаю, что это наряду с многим прочим было такой отправной точкой атаки на ЮКОС. Почему Ходорковский делал и сделал прозрачную компанию с международными стандартами управления? Потому что Ходорковский понимал, что та непрозрачность, в которой существует олигархический строй, ведь олигархический строй может существовать только в условиях непрозрачности, он уже становится оковами развития страны, экономики, в частности. Поэтому он с таким маниакальным упорством проводил реформы компании, добивался ее транспарентности, прозрачности. И на встрече с Путиным он собственно и предложил ему вектор развития, он предложил вырваться и покончить с этой непрозрачностью, когда он в качестве примера привел покупку Роснефти. Государственная компания купила Северную нефть у господина Вавилова, бывшего заместителя министра финансов. Роснефть заплатила 600 миллионов долларов. А Ходорковский сказал, что совершенно по независимым оценкам красная цена этой компании триста миллионов. И возникал вопрос – а куда триста миллионов? Почему триста миллионов переплатили и по чьим карманам разошлись. Вот он, собственно, указал: давайте заканчивать с этим, начнем жить по другим правилам. Что чрезвычайно не понравилось.

Владимир Кара-Мурза: В результате за десять тысяч рублей арестовали Юганскнефтегаз, это уставной капитал «Байкалфинанс группы». Слушаем Татьяну Васильевну, москвичку.

Слушательница: Здравствуйте, господа. Знаете, я просто действительно очень рада сказать о том, что у нас есть такие люди, как Борисович Ходорковский. Я принадлежу к очень немолодому поколению, то есть к давним пенсионерам, которых якобы ограбил Ходорковский. Нет, я вам скажу, не только я среди моих близких и дальних даже пенсионеров нет такого мнения, что нас он ограбил. Недавно слышала, Познер был на «Эхо Москвы», и он четко и ясно сказал, что своим президентом он видит Ходорковского.

Владимир Кара-Мурза: Как, кстати, распределялись доходы ЮКОСа в гуманитарной сфере? Мы знаем о детском доме «Кораллово», о других проектах Ходорковского, почему пенсионеры как раз испытывают благодарность к этому олигарху.

Алексей Кондауров: Я должен сказать, что на благотворительность Ходорковский тратил приличные суммы. Все эти решения проводились через Совет директоров, это все оформлялось вполне законно. Ходорковский чрезвычайно болезненно относился к любым фактам рекламы, пиара, такой позитивной благотворительности. Он понимал, что это дело очень интимное. Интернат в Кораллово существует с менатеповских времен. В интернате воспитываются дети военнослужащих, пограничников, милиционеров погибших, дети, которые потеряли своих родителей, родители погибли в результате боевых действий или чрезвычайных происшествий. Делалось все это очень тихо и искренне. Ходорковский был инициатором обучения учителей по всей России азам Интернета с тем, чтобы интернетовскую культуру нести в глубинку. Он понимал и видел, что за развитием информационных технологий будущее, и это поколение нужно готовить к броску в будущее не только в Москве, но и по всей стране и на периферии. Он очень много внимания уделял вообще работе с подрастающим поколением.

Владимир Кара-Мурза: Как раз за этим занятием его настигла операция ОМОНа, когда он был в командировке по этой линии.

Алексей Кондауров: По «Открытой России» он ездил по регионам, выступал в студенческих аудиториях, выступал в военных училищах. Как раз его во время этой поездки и арестовали.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Аллу Даниловну из Петербурга.

Слушательница: Доброй ночи, господа. Хочу задать вопрос товарищу. Он так защищает Ходорковского, но все же знают, что эшелоны нефти шли на сторону, денег у него за границей немеренно, а детский дом в определенное русло потом этих детей направит и будет ими командовать как собственностью тоже. Так что не надо его защищать. Конечно, может быть он украл не больше, чем кто-то, но он украл все-таки. А почему вы не подадите в международный суд?

Алексей Кондауров: На самом деле в международный суд в Страсбург уже подана жалоба. Я вам вот что хочу сказать, если вы так уверены, то вам трудно что-либо объяснить. Обидно только, что в этой собственной уверенности, ни на чем не основанной, вам кажется, что украл, вам кажется, что спрятал миллиарды, вам кажется, что вел себя не искренне и все это делал для того, чтобы потом какими-то полками новобранцев молодых непонятно для чего командовать. Что ж, вы имеете право на такое мнение. Любое умозаключение должно основываться на фактах и на глубоком анализе этих фактов. Я вас услышал, и я могу тоже какое-то мнение составить о вас не очень лицеприятное. Но я только потому, что услышал, я, наверное, буду не прав, если я составлю нелицеприятное мнение.

Владимир Кара-Мурза: Президент Российской финансовой корпорации, бычий министр экономики Андрей Нечаев пожелал Михаил Ходорковскому победы в деле ЮКОСа.

Андрей Нечаев: Я думаю, что Ходорковскому и в день рождения, и независимо от него можно и нужно пожелать мужества и оптимизма. ЮКОС сейчас расплатился примерно с 65% долга. Но эти 35%, они тоже измеряются миллиардами долларов. Конечно, даже при нынешних доходах, которые любая нефтяная компания получается, а ЮКОС продолжает оставаться достаточно крупной нефтяной компанией, даже потеряв Юганскнефтегаз, за счет тех доходов, которые они получают от высоких цен на нефть, все равно в одночасье вытащить несколько миллиардов долларов из оборота невозможно. Поэтому если власть захочет окончательно утопить ЮКОС, у нее есть для этого формальные основания.

Владимир Кара-Мурза: Вопрос от Александра из Санкт-Петербурга.

Слушатель: Я не поклонник Ходорковского, но скажу ему: крепись, мужик. Вот существует ли у него возможность обратиться к гражданам России через средства массовой информации, если, конечно, он захочет? Помнится, он писал открытые письма. Но если у нас все говорят о зажиме свободы слова и если такая возможность у него существует на данный момент, то это не совсем так.

Владимир Кара-Мурза: Напомню, в газете «Ведомости» было несколько открытых писем.

Алексей Кондауров: Было несколько писем Ходорковсокго, которые он писал. У нас нет тотального зажима свободы слова, какие-то клапаны открыты. И то, что мы сегодня разговариваем с вами – это тоже свидетельствует о том, что тотальной цензуры, тотального отказа от свободы слова нет. Но то, что это достаточно узкий спектр этой свободы слова, есть несколько точек, где дают возможность сказать то, что хочешь сказать, и все эти точки, радиостанции, газеты, они считаны на пальцах. А все что касается телевидения, того самого пресловутого «ящика», который смотрит абсолютное большинство людей, и откуда черпает информацию периферия, регионы, там как раз даже этой пресловутой свободы слова нет, и информация дается препарировано, особенно по первому и второму каналам.

Владимир Кара-Мурза: Напомню, что наш пикет Комитета-2008 в поддержку Ходорковского сначала разогнали в первый день, а на следующий день прислали бульдозер на Каланчевскую улицу к Мещанскому суду и начались дорожные работы.

Алексей Петрович, как вы думаете, каковы перспективы компании ЮКОС в свете сегодняшнего решения собрания акционеров?

Алексей Кондауров: Вы знаете, если бы компании не мешали, если бы власть проявила добрую волю и не стала бы резать ту самую курицу, несущую золотые яйца, то, я уверен, компания не только выжила бы, даже под этим страшным налоговым прессингом, но у нее есть потенциал для роста. Часть команды осталась, она достаточно сильная, в этой части я согласен с господином Нечаевым. Но от того, как себя будет вести власть - будущее находится ЮКОСа в руках власти, не в руках менеджерской команды.

Владимир Кара-Мурза: Что бы вы пожелали Михаилу Борисовичу, если он слышит наш программу в Матросской тишине?

Алексей Кондауров: Михаилу Борисовичу я желаю здоровья, прежде всего, мужества (ему его и так не занимать) и веру в то, что на свободе у него много верных, преданных друзей и очень много сторонников и доброжелателей.

XS
SM
MD
LG