Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Возобновление судебного процесса над членами НБП


Владимир Кара-Мурза: Сегодня продолжился судебный процесс по делу 39 юных национал-большевиков, захвативших в декабре прошлого года помещение приемной Администрации президента. Ход суда обсуждаем с одним из адвокатов обвиняемых Натальей Вихровой. Расскажите о сегодняшнем дне этого процесса.

Наталья Вихрова: Сегодня продолжилось рассмотрение уголовного процесса по делу над 39 подсудимыми. Это совсем молодые ребята, где-то средний возраст - 83-84 год рождения. Ребята, которые оказались в декабре прошлого года за решеткой, и сидят до сих пор. Они не совершали преступления, на взгляд защиты, которое им инкриминируют. Они не устраивали массовые беспорядки, не участвовали в них, не устраивали никаких погромов, поджогов, не уничтожали никакое имущество, не применяли никакое огнестрельное оружие. Они просто хотели высказать свою точку зрения. Тем не менее, с декабря месяца они сидят в тюрьме.

Владимир Кара-Мурза: А какую меру наказания предусматривает та статья, по которой они обвинены?

Наталья Вихрова: Они обвинены по статье 212 Уголовного кодекса Российской Федерации, часть вторая. Эта статья предусматривает от трех до восьми лет лишения свободы.

Владимир Кара-Мурза: Как наказали коллег по несчастью, которые захватили приемную Михаила Зурабова летом прошлого года? По-моему, им дали по максимуму. Это как-то огорчает ваших подзащитных?

Наталья Вихрова: Безусловно, мы надеемся, что справедливость восторжествует, и этот процесс не будет носить столь ярко политической окраске и что люди, которые сейчас сидят на скамье подсудимых, все-таки дождутся справедливого судебного решения и к ним не будет очень суров суд. Более того, мы надеемся, что все наши усилия, возможно, приведут к оправдательному приговору, поскольку в настоящее время прокуратура, на наш взгляд, не представила доказательств совершения ими преступления.

Владимир Кара-Мурза: Лидер Национал-большевистской партии Эдуард Лимонов внимательно следит за происходящим.

Эдуард Лимонов: Каждый день я хожу на суд, каждый день меня видят мои ребята. Они смотрят на меня, знают, что я тоже сидел в тюрьме, что они сейчас повторяют мою судьбу. Это есть наш ответ – мы стоим за них. И мы хотели бы стать передовым отрядом революционных изменений в нашей стране. Революционных - это не значит насильственных, имеется в виду кардинальных и радикальных. Сегодня прокурор оперировал словами «погром», «предъявили ультиматум». Никакого ультиматума предъявлено не было, поскольку была предъявлена всего-навсего листовка с требованием отставки президента Путина. У нас во главе стоит человек, который позирует как царь, он всем видом показывает это, как единый властитель. А нам такого не нужно, в 21 веке это устарелый способ политической организации.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Николая из Смоленской области.

Слушатель: Я хочу сказать, что НБП – это какая-то провокационная организация. Вот этих ребят судят, а тех, кто отдавал приказ захватить приемную, тех не судят, те приходят в зал и смотрят, как все это происходит.

Владимир Кара-Мурза: Какое впечатление сами ребята производят на вас и их родители?

Наталья Вихрова: Вы знаете, я хотела сказать и отметить, что все, кто оказался на скамье подсудимых – это люди, которые только либо закончили школу, либо учатся в высших учебных заведениях, студенты, люди грамотные, люди образованные, люди исключительно тактичные и вежливые. Они не производят впечатление людей, которые хотят какого-то свержения власти. Они протестуют против существующего порядка, но делают это в рамках закона. Они не сделали ничего, что свидетельствовало бы о том, что они преступники - это мнение о них ошибочно. Они просто хотели быть услышанными. Ребята пришли в общественную приемную, и они хотели, чтобы к ним просто вышел кто-то и выслушал их мнения, их требования. Вместо этого они подвергались насилию, их посадили в тюрьму, и они так и не были выслушаны.

Владимир Кара-Мурза: Мы слышали, что сегодня суд отклонил ваше ходатайство о присоединении к составу защитников депутатов Илюхина и Мельникова. Чем мотивировали судьи такое решение?

Наталья Вихрова: Все адвокаты защиты, очень много подсудимых ходатайствовали о том, чтобы помимо тех адвокатов, которые участвуют в процессе, оказывают им профессиональную помощь, еще участвовали в процессе депутаты Илюхин и Мельников. Это люди, которые обладают юридическими знаниями, это люди, которые имеют политический вес, это люди, которые бы способствовали правильному освещению данной ситуации и которые могли бы оказать им поддержку. Потому что со стороны прокуратуры, со стороны некоторых средств массовой информации оказывается огромное давление, неправильно освещается ситуация. Именно из-за того, что они хотели чтобы объективно была освещена ситуация и им была оказана помощь, они ходатайствовали о привлечении данных людей в качестве общественных защитников. Но прокуратура, выступая против заявленных ходатайств, одним из доводов говорила о том, что ни Мельников, ни Илюхин не обладают соответствующими знаниями. Это не так, потому что это люди, которые стояли у истоков написания настоящего Уголовного кодекса, которые обладают огромными правовыми знаниями и опытом.

Владимир Кара-Мурза: Нашей программе Виктор Илюхин заявил о том, что готов к участию в процессе.

Виктор Илюхин: Действительно, я хочу защищать этих ребят. Во-первых, это не шарлатаны - это действительно прекрасные ребята, которые обучаются в самых что ни на есть престижных вузах. Ребята, которые думают о будущем, не о своем будущем, а о будущем России. Власть сегодня пытается руками следователей, руками судей, руками прокурора мстить за тот протест, который они высказали. То, о чем говорили нацболы, их побудительные мотивы я готов разделить.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Владлена Михайловича из Москвы.

Слушатель: У меня не вопрос, я просто хочу высказаться. Я совершенно не сторонник нацболов, но я считаю, что такое отношение к молодым ребятам, которые вышли на практически мирную демонстрацию – это еще одно проявление мерзости нашего режима. И пока люди будут голосовать за «Единую Россию», у нас до тех пор в стране будет твориться безобразие. Они должны один раз потерпеть сокрушительное поражение, чтобы власть поняла, что жить надо для народа, а не для своего кармана.

Владимир Кара-Мурза: Спасибо, Владлен Михайлович. Слушаем Георгия из Санкт-Петербурга.

Слушатель: Здравствуйте. Скажите, пожалуйста, вот этих ребят, как я понял, кто-то послал, они не сами спонтанно пошли? Второе: их предупредили, что могут быть достаточно серьезные последствия за этот поступок или скрыли от них это?

Наталья Вихрова: Я отвечу на ваш вопрос. Я очень хотела, чтобы вы отдавали себе отчет в том, что их не могли предупреждать о том, что за их поступок, на самом деле который не является преступлением, которое им инкриминируют, может быть предусмотрена такая ответственность. Потому что они не совершали подобного поступка. Ребята хотели быть услышанными. И когда они туда пришли, они хотели, чтобы к ним кто-то вышел, их выслушал и понял их позицию. За это деяние нельзя говорить о том, что можно привлечь людей к ответственности, поэтому, естественно, их никто не предупреждал.

Владимир Кара-Мурза: К нашей беседе присоединился адвокат еще нескольких обвиняемых национал-большевиков Владислав Плахотя. Задал нам вопрос радиослушатель о том, спрашивают ли судьи у ваших подзащитных о том, кто послал их на эту акцию.

Владислав Плахотя: Нет, таких вопросов со стороны суда нет. Эти вопросы не задавало обвинение моим подзащитным, то есть подсудимым. Пока нет этих вопросов. Вполне возможно, что в ходе судебного следствия они будут возникать, и будут, соответственно, ответы.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Владимира из Самары.

Слушатель: Доброй ночи. Желаю вам ребят защитить. Я единственное хочу сказать, что Лимонов, он пусть свои книжки матерные пишет и в политику не лезет.

Владимир Кара-Мурза: Вы, наверное, спутали с Владимиром Сорокиным. Слушаем Виталия из Саратова.

Слушатель: Добрый день. Хотелось узнать у адвоката, какие глаза у судьи в этот момент, когда он видит перед собой скованных молодых парней? Кто-нибудь может напомнить от адвоката, от адвокатуры или от присутствующих какую-то реплику, где же их человеческое отношение?

Владимир Кара-Мурза: Наталья, опишите нам мизансцену, почему заседание Тверского суда проходит в помещение Никулинского?

Наталья Вихрова: Такого процесса еще не было - на скамье подсудимых оказалось 39 человек. До настоящего времени в московских судах не было соответствующей клетки. И специально в Никулинском суде была построена клетка, чтобы в нее можно было поместить такое количество народу, и выделен огромный зал. Вы правильно отметили, что условия содержания ребят и то, как это сопровождается, беспрецедентно. Потому что я первый раз вижу, что по такому делу, по такому обвинению и, более того, людей, которые не оказывают никакого сопротивления, доставляют в зал суда скованными цепями.

Владимир Кара-Мурза: Наталья как раз знакома с содержанием девушек-подсудимых, которые содержатся в изоляторе в Капотне. Вопрос к Владиславу: как содержится мужская часть ваших подзащитных?

Владислав Плахотя: Мужская часть содержатся в разных изоляторах. Это и в Бутырской тюрьме, и в пересыльной. Содержание, собственно, оно везде практически одинаково в Российской Федерации, в частности, в тюрьмах, то есть многое что не соответствует требованиям установленным.

Владимир Кара-Мурза: Я так понимаю, что ребята в первый раз оказались в заключении.

Владислав Плахотя: Ранее никто из ребят не судим. Ребята воспринимают все достойно. Но, естественно, для них это шок.

Владимир Кара-Мурза: Наталья хочет рассказать о женской части подсудимых.

Наталья Вихрова: Девчонкам, конечно, очень сложно. Практически все, кто оказался на скамье подсудимых – это студенты. Девчонки - все домашние девочки, они никогда не думали, что они могут оказаться в такой ситуации, им очень сложно. Когда они попадают в перевозку, они теряют сознание, их рвет. Условия, поведение конвоя беспрецедентное. Мы в двух судебных заседаниях вынуждены были ставить вопрос о том, чтобы, по крайней мере, позволили ребятам пить, потому что лишали даже воды. Конвой ведет себя очень грубо. Все подсудимые обращались с ходатайствами, чтобы это прекратилось. Девчонки после суда приходят в себя. Им очень тяжело было оказаться в этой ситуации, они совершенно к этому не подготовлены. Люди сидят 7 месяцев, с декабря прошлого года. Они стараются держаться, но у многих нервные срывы.

Владимир Кара-Мурза: Адвокат Эдуарда Лимонова Сергей Беляк считает, что члены НБП – это подлинные подвижники.

Сергей Беляк: Те люди, которые сейчас находятся под судом, члены НБП, безусловно, не самые худшие люди в нашей стране. Они приходят на свои митинги и демонстрации без денег. Власть боится таких людей, они люди самостоятельные. Они идут в Администрацию президента не за деньги. Они шли в Администрацию президента не устраивать беспорядки, а воспользоваться своим конституционным правом передать петицию президенту, его помощникам. Но никто из чиновников, никто из бюрократов не вышел к ним. В итоге их выкинули за шкирку, еще и избили сотрудники милиции с оружием. Впервые такое было.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от москвича Романа.

Слушатель: Добрый вечер. Скажите, пожалуйста, а знают ли присутствующие, что Лимонов - креатура ФСБ. И вообще все это очень грязная история, и ребят используют в качестве пешек в очень нечистоплотной игре.

Владимир Кара-Мурза: Наоборот, на стороне обвинения выступают сотрудники ФСО.

Наталья Вихрова: Да, сотрудники ФСО выступают на стороне обвинения. Сегодня один из сотрудников ФСО давал показания, это человек, который непосредственно участвовал в взломе дверей обоих и который задерживал ребят. В настоящий момент по показаниям данного свидетеля у стороны защиты возникло очень много вопросов.

Владислав Плахотя: Я подтверждаю. Мы сегодня начали допрос свидетеля, который дал, в частности, показания, которые огласила Наталья Вихрова. Он, в частности, подтвердил, что при захвате кабинета, в котором находились ребята, которые пришли с мирной акцией в общественную приемную Администрации президента, что они взламывали данное помещение топорами и ломами, ломали косяки. Когда они туда ворвались, ребята просто сидели на полу. Сопротивления никакого не было оказано. В частности, эти вопросы задавались свидетелю, свидетель четко на них ответил.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Алексея.

Слушатель: Добрый вечер. Я вот что хочу сказать: в свое время Евтушенко вызвали в ЦК и сказали ему: критикуй нас, но только не больше на 30%. Так вот я хочу про Лимонова сказать: его посадили в свою нишу ФСБ и сказали: вот то-то, то-то ты будешь делать. Что он, собственно, и выполняет.

Владимир Кара-Мурза: Приглашаю Наталью Вихрову опровергнуть эти заявления.

Наталья Вихрова: Вы знаете, я не обладаю подобной информацией. Я не знаю, на чем основываетесь вы, утверждая подобные вещи. И я считаю, что данный процесс надо рассматривать не столько с политической точки зрения, сколько как процесс над детьми, которые оказались за решеткой, сидят уже семь месяцев, доказательства вины которых не представлены. И какая бы ни была подоплека у этого процесса политическая, мне бы хотелось, чтобы и суд, и прокуратура, и все люди, которые слушают и следят за ходом этого процесса, отдавали себе отчет – речь идет о судьбе детей, которые не сделали ничего плохого. По крайней мере, в том объеме, в котором им инкриминируют. И говорить о том, что они должны нести ответственность за чьи-то действия, которые опять же недосказаны, я думаю, неправильно.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Михаила из Новосибирска.

Слушатель: Добрый вечер, уважаемая госпожа Вихрова, добрый вечер, господин Кара-Мурза. Позвольте высказать свое собственное мнение. Поначалу к нацболам отношение было отрицательное, один флаг чего стоит. Но сейчас отношение изменилось на 180 градусов, потому что то, что они сейчас делают – это, по-моему, гражданский подвиг. А «нашистам», Якеменко и его теплой компании следовало бы провести несколько сеансов терапии, как в «Заводном апельсине», причем обязательно под звуки российского гимна, потом отдать в руки ребятам.

Владимир Кара-Мурза: Как сами ребята, воспринимают ли себя как героев или для них это пока ребячьи шалости?

Владислав Плахотя: Вообще ребята ведут себя, как я уже сказал, достойно. Для них то, что произошло, ни один не жалеет. Совершили они, опять же, как уже прозвучало, гражданский долг. То есть повторятся, они сказали, те обстоятельства, и мы опять бы пошли. В данном случае виновным никто себя не признает.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвичку Раису.

Слушательница: Здравствуйте. Я постоянно слушаю вашу передачу, но никогда не звонила. Сегодня у меня была повестка на 14 часов по трудовому делу в Никулинском суде. Я была потрясена тем, что на несколько кварталов все было оцеплено милицией, стоял автобус зашторенный, проверяли паспорт прежде, чем войти на территорию суда.

Владимир Кара-Мурза: Чувствуются ли повышенные меры безопасности, что власть опасается огласки судебного процесса?

Наталья Вихрова: Безусловно, повышенные меры безопасности присутствуют. Причем сегодня в судебном заседании о том, что это мешает работать, заявили как адвокаты, так подтвердил прокурор, что меры безопасности, которые принимаются, они мешают работе нормальной. Конвой не дает общаться нормально с подсудимыми адвокатам. Конвой не позволяет говорить наедине и каким-то образом обосновывать свою позицию. Все здание суда оцеплено. Ребята многие не допускаются на территорию суда, они сидят на лужайке перед судом и не могут войти в здание.

Владимир Кара-Мурза: Ощущаете ли вы давление правоохранительных органов на ход процесса?

Владислав Плахотя: Безусловно. На сегодняшний день допустили журналистов в зал судебного заседания. Но опять же видеосъемку производить запрещено в ходе судебного заседания, только в перерывах.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Валерия Аркадьевича из города Королева.

Слушатель: Спасибо. Мы во дворе с мужиками обсуждали уже давно. Мы все поддерживаем ребят. Удачи им и выдержки. У меня такие вопросы. Первое: если они из института, скажите, какие там институты и какие существуют акции поддержки. Второе: не считаю, что надо относиться как к детям. Это серьезное политическое дело, и акцент надо ставить только в этом плане.

Владимир Кара-Мурза: Владислав, в каких институтах учатся ваши подзащитные?

Владислав Плахотя: Все ребята практически учатся в вузах, кто-то учится в коммерческих вузах, кто-то в государственных. В частности, мой подзащитный Королев Иван Станиславович является студентом 6 курса Московского института радиоэлектроники и автоматики. То есть он защитил диплом, не успел только сдать государственные экзамены. Что касается поддержки этого института, в данном случае имеется общественное поручительство, а также положительные характеристики.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Виктора.

Слушатель: Я обратился бы к Наташе. Скажите, пожалуйста, если бы эти мальчики подошли к какой-то вилле нашего депутата, начали выступать, перелезали бы через забор и говорили: какими вы привилегиями обладаете, зарплаты какие и какая пенсия у нас и какая у студентов стипендия. Я думаю, что их просто перестреляли и затравили собаками. Мальчики легко еще отделались.

Наталья Вихрова: Вы знаете, я думаю, что заключение семимесячное, я не знаю, сколько еще будет длиться судебный процесс, мы ходатайствовали об изменения меры пресечения, к сожалению, в этом ходатайстве нам было отказано. Ребята будут сидеть. Я думаю, что это очень жестокое наказание за то, что они сделали. А по поводу того, что они могли подойти к вилле какого-то депутата. В любом случае никто бы это не назвал массовыми беспорядками. Скорее всего, если даже была сломана ветка дерева или еще что-то, это инкриминировалось по другим статьям Уголовного кодекса.

Владимир Кара-Мурза: Владислав, отличается ли поведение защитников Администрации президента или кабинета Зурабова от поведения частных охранников, если бы они попали на виллу депутата.

Владислав Плахотя: Безусловно, отличается. В данном случае процесс охраны, то есть как бы усиленный наряд был, свидетель, который выступал, он является начальником федеральной службы охраны.

Владимир Кара-Мурза: Говорят, их избили.

Владислав Плахотя: Это было потом, когда они ворвались, сломали двери, выломали просто двери. Команды подавались свыше, как свидетель сказал, высокие чины подавали команды на захват данного помещения. По поводу того, что им инкриминируется, что ребята якобы совершили акт вандализма в помещении. Когда сломали дверь, как я сказал, ребята сидели на полу, и как сам свидетель говорит, и ничего не предпринимали.

Владимир Кара-Мурза: Лидер молодежного «Яблока» Илья Яшин считает, что в России полным ходом идут политические репрессии.

Илья Яшин: Посадка в тюрьму такого огромного числа национал-большевиков – это совершенно очевидный месседж в сторону других оппозиционеров: если вы будете вести себя подобным образом, всех вас ждет подобная судьба. Конечно, я считаю, что максимум, за что можно судить лимоновцев – это статья хулиганство. Я достаточно скептически отношусь к методам борьбы лимоновцев. Но всем очевидно, что лимоновцев судят не за захват Администрации президента, а за их политические лозунги. Их судят за то, что они сказали «Путин, уходи».

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от москвича Бари.

Слушатель: Добрый вечер. На фоне того, что происходит во всем мире, в Ираке как молодежь действует, в Лондоне, в Чечне, то это большевистский комариный писк.

Владимир Кара-Мурза: А вы хотели, чтобы так же действовали, как в Чечне?

Слушатель: Нет, не так, совсем не так. Они просто какие-то глупости делают.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Юрия Владимировича из города Волжского.

Слушатель: Добрый вечер. Главным образом у меня есть вопрос к радиослушателям. Разве Путин и его руководство не создали условия для этого выступления национал-большевиков? Я бы хотел получить юридическую консультацию у адвоката. По каким статьям можно было бы судить Ельцина и Гайдара нынешнего Уголовного кодекса за то, что были отобраны сбережения, за развал промышленности, за передачу территории иностранному государству?

Владимир Кара-Мурза: Обращаюсь к Владиславу: какие требования с собой принесли национал-большевики, когда пришли в Администрацию президента?

Владислав Плахотя: Требования были следующие: они не согласны были с тем, что творится, в частности, по последним действиям по поводу пенсий, 122 закон. То есть ребята пришли защитить своих родителей, своих стариков. То есть с этой целью они пришли к зданию общественной приемной. Никто на встречу к ним не пошел, на что они зашли в кабинет, данный кабинет № 14. После чего получилось, что просто-напросто их там запрели.

Наталья Вихрова: Как Владислав совершенно верно сказал, они зашли в кабинет и в течение часа, как показал сегодня свидетель, старший офицер охраны Сухов Алексей Иванович, который непосредственно участвовал в захвате этих ребят, в течение часа к ребятам не подошел никто из представителей администрации президента и просто не спросил, что они хотят. Если бы были переговоры, если бы им дали высказаться, дело бы не получило такого окраса. Вместо этого через час было принято решение о том, что надо взламывать двери. На вопрос о том: вам не приходило в голову в окно зайти, не взламывать две двери, причем это было связано со сложностями, а зайти через окно? На что он сказал: нет, подобный вопрос не рассматривался. Более того, сегодня был курьез. Представители защиты спросили у этого свидетеля: скажите, а кто-то проверял - дверь была закрыта? Первая дверь, которую вы ломали? На что в процессе свидетель сказал: «Я не проверял». Это человек, который принимал непосредственное участие во взломе двери. «Вы знаете, я не знаю, кто сказал, что дверь закрыта, я не могу назвать такого человека».

Владимир Кара-Мурза: Главный редактор газеты «Завтра» писатель Александр Проханов считает, что юные национал-большевики сознательно идут на риск.

Александр Проханов: На примере Лимонова могу сказать, что действительно люди, приходя в его партию, идут под дубины, нарушают социальные и политические табу. Они сознательно идут на каторгу, сознательно идут в тюрьму. Происходит выковывание новой политической кагоры, новой политической элиты. Поэтому лимоновцы так страшны и так ненавидимы властью. Потому что на них со все большим вниманием, со всем большим восхищением смотрит народ, смотрит нация.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Людмилу из Санкт-Петербурга.

Слушательница: Добрый вечер. Вы знаете, я сама пенсионер, инвалид второй группы, не работаю, естественно, диабетик. Я хочу попросить прощения у этих молодых людей, преклоняюсь перед их мужеством, в то время как они, обеспеченные люди, пошли за нас фактически. Хочется сказать словами Пушкина: «Храните гордое терпенье, не пропадет ваш труд и дум высокое стремленье». И тот цинизм, с которым государство противопоставило против их высокого стремления, еще больше этот диссонанс, который отзывается в сердцах народа и который в сердцах и мыслях, против своей собственной страны вызывает протест.

Владимир Кара-Мурза: Спасибо, Людмила. Надеемся, что ребята на окажутся во глубине сибирских руд, откуда вы процитировали строфы. Слушаем москвича Анатолия.

Слушатель: В 19 веке в России был еще один поэт Михайлов, незаслуженно забытый, у него есть такая эпиграмма: «Преданность вечна в характере русского духа. Кто ли не предан теперь? Ни одного не найдешь. Каждый, кто глуп или подл, предан, конечно, престолу. Каждый, кто честен и смел, предан, наверное, суду». Так что привет этим ребятам, пусть растут, а этот опыт им пригодится.

Владимир Кара-Мурза: Лидер молодежного движения «Идущие без Путина» Роман Доброхотов на примере процесса над национал-большевиками показывает, что российское правосудие избирательное.

Роман Доброхотов: В России в последнее время сажают кого угодно. Могут посадить ученых, могут посадить бизнесменов, могут посадить людей, которые громко высказывают свои политические взгляды. Но сами преступники, в числе которых многие чиновники, они остаются на свободе. Вот в этом главная проблема. Нацболов вообще нельзя было сажать. Если поменяется система ценностей, то мы вполне можем изменить ситуацию в 2007-2008 году абсолютно мирным, абсолютно легальным и легитимным путем выборов. Главная задача нашего движения, моего движения в том числе, влиять на массовое сознание. И нацболы в этом смысле наши коллеги.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Ярославля от радиослушателя Владимира.

Слушатель: Здравствуйте. Во-первых, я не знал, что в нашей армии служат дети. Во-вторых, я не знал, что в наших вузах учатся дети – это взрослые люди. Было сказано, что они грамотные, образованные. Как же могут образованные люди, я, например, обхожу слова «нацизм» и «большевизм» за многие километры – это самая большая гадость 20 века.

Владимир Кара-Мурза: Кстати, о том, что это дети, пусть Наталья напомнит, почему из сорока национал-большевиков судят только 39.

Наталья Вихрова: Потому что задержан с этими молодыми людьми мальчик, которому не было 15 лет. Этого мальчика вынуждены были потом выпустить из-под стражи просто потому, что то деяние, которое им инкриминируется, не предусматривает ответственность уголовную такого маленького молодого человека. Отвечая на ваш вопрос, я хочу обратить внимание – это золотая молодежь, которая думает. Это люди, которые имеют свое мнение на то, что происходит в стране. Правильное, неправильное, но оно у них есть. Которые следят за политической ситуацией, которые неравнодушны. Я согласна, что можно спорить по поводу политических взглядов. Но то, что у нашей молодежи эти взгляды есть - это только должно радовать. Потому что если молодежь будет инертна, то наше общество ни к чему хорошему не придет.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Муслима.

Слушатель: Здравствуйте. Я приветствую. Я хотел спросить, я бывший десантник, моим командиром был Георгий Шпак, нынешний губернатор Рязанской области. Я хочу задать вопрос всем слушателям и присутствующим адвокатам: если завтра на Россию будет нападение, кто будет защищать Россию, президент думает об этом?

Владимир Кара-Мурза: Кстати, какие отношения у ваших подзащитных с воинской службой?

Владислав Плахотя: Безусловно, часть ребят отслужили армию, кто-то еще не служил, но, безусловно, у всех, как уже прозвучало, именно цель была мирная и все настроены на защиту, как и государства, так и строя государственного.

Владимир Кара-Мурза: Кстати, никакого противоречия в том, что критики существующего режима идут его защищать, нет. Это доказали многочисленные примеры и из Великой отечественной войны. Слушаем Юрия Ивановича из Ярославля.

Слушатель: Добрый вечер. Мне, во-первых, хочется сказать большие слова благодарности этим ребятам. Тут кто-то на них нападает, но я в Ярославле видел их, когда они выходили защищать пенсионеров от 122 злополучного закона.

Владимир Кара-Мурза: Это ведь отделение есть ярославское Национал-большевистской партии, очевидно, наш радиослушатель видел их коллег. Слушаем москвича Дмитрия.

Слушатель: Добрый вечер. Будьте добры, у меня к Наталье вопрос. Наталья, вы знаете, конечно, эту партию я не люблю, но ребят жалко. Мне кажется, пока будет Путин у власти, это безобразие будет продолжаться.

Владимир Кара-Мурза: Я думаю, что правосудие будет в России всегда, Наталья уповает на его справедливость. Слушаем Петра Андреевича, москвича.

Слушатель: Добрый вечер. Относительно этих ребят, я в этой приемной с 94 года обиваю пороги, прошу вернуть мои сбережения, которые Ельцин забрал. И никаких подвижек нет. Много лет, с 94 года, и последнее я Фрадкову писал по этому вопросу, ничего никто не решает. Я благодарю этих ребят, которые действительно защищают нас, пенсионеров. Монетизация, приказ сделали о том, что вместо того, чтобы пенсионерам отдать их пенсию, которую они заработали.

Владимир Кара-Мурза: Владислав, как поставлена работа в приемной Администрации президента, что позволило этой ситуации возникнть?

Владислав Плахотя: Безусловно, какие-то меры предпринимаются со стороны государства. Здесь существует ряд законов по выплате данных пенсий. Работники в администрации, тоже надо отдать должное, пытаются урегулировать этот вопрос.

Владимир Кара-Мурза: То есть ребята по адресу пришли?

Владислав Плахотя: Ребята, конечно, все пришли по адресу и попытались решить миром данный вопрос. Но как выяснилось, миром решить данный вопрос не получилось.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Олега из Санкт-Петербурга.

Слушатель: Здравствуйте. Я вас слушаю и мне как-то не внушают доверия адвокаты. Мне кажется, что у них очень низкая квалификация. Они вместо выполнения своей профессиональной задачи занимаются дешевой политической пропагандой.

Владимир Кара-Мурза: Хочу наоборот сказать, потому что у нас условие - не заниматься политикой. Наталья, скажите, на чем строит свою защиту ваш коллектив адвокатский?

Наталья Вихрова: В процессе участвуют более 20 адвокаты. Адвокаты солидарны в своей позиции. Мы хотели бы услышать от прокуратуры все доводы, которые они могут привести в подтверждение своей позиции. К сожалению, те доводы, которые были собраны в материалах дела, присутствуют, они не подтверждают совершение данного преступления. Мы сегодня определили порядок судебного заседания, будем заслушивать свидетелей, которые представит сторона обвинения. Потом будем исследовать все материалы дела. На каждый материл, который будет предоставлять прокуратура, на показания каждого свидетеля задается масса вопросов. Мы думаем, что после изучения материалов, после предоставления наших доказательств суд сможет вынести решение, которое отразит правильно ситуацию.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем звонок из Греции.

Слушатель: Добрый вечер. Я хотел сказать, как раз перед этим один из слушателей точно сказал, что пока у власти стоит Путин, ничего хорошего не ожидайте. Я жалею, что так все происходит. Хотелось бы иметь у вас порядочного президента. Сколько лет мы ждем, но навряд ли, наверное.

Владимир Кара-Мурза: Вы в Греции ждете вряд ли, мы в России ждем обоснованно. Слушаем Бориса из Подмосковья.

Слушатель: Я хотел высказать свои соображения. Та масштабность процесса, на которую пошла нынешняя власть, она показывает, до какой степени уже нынешняя власть, что называется, закусила удила. Может быть не до той степени, как узбекский президент, но все-таки значительно. И сейчас, видимо, пропасть между властной группировкой, попросту сказать хунтой, и гражданским обществом, которое формируется на наших глазах, эта пропасть расширяется.

Владимир Кара-Мурза: Владислав, после завершения процесса по делу ЮКОСа возрос ли общественный интерес к процессу над национал-большевиками?

Владислав Плахотя: Безусловно, возрос. Со стороны общественности много возникает вопросов, в частности, по данной партии, какие цели партия преследует, на что направлены их действия. В ходе судебного заседания как-то касалось данного вопроса, что за партия и какие цели она преследует. Я не член партии и не сторонник данной партии, но все цели и акции, которые проводились под именем этой партии, они только были нацелены, в частности, та акция, по которой судят ребят, была нацелена на мирное существование общества.

Владимир Кара-Мурза: Напомню, что на этом фоне отменена регистрация национал-большевиков две недели назад. Депутат Алексей Митрофанов считает, что слишком строгий суд над национал-большевиками бесполезен.

Алексей Мирофанов: Этими бесконечными процессами политического плана фактически мы готовим профессиональное политическое подполье. Репрессиями не добьешься, кроме того, что десятки людей проходят путь профессионального революционера - тюрьма, боевые действия, подполье, борьба с ФСБ и милицией, опыт работы такой борьбы, уличные действия. Лучше бы они были парламентскими бойцами.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Сергея Владимировича из Санкт-Петербурга.

Слушатель: Я хочу сказать, что Абрамович, который не сопротивляется Путину, вот он нормальный для Путина. А Ходорковского просто скушали.

Владимир Кара-Мурза: Отношение к делу Ходорковского у национал-большевиков также отрицательное. Слушаем Олега из Санкт-Петербурга.

Слушатель: Я продолжу. Адвокаты все-таки продолжают политическую пропаганду. Каких-то профессиональных действий не видно, чтобы они предпринимали для того, чтобы защищать своих подзащитных. У вас мужчина выступает, он защищает одного человека, а говорит о всех 39. Он бы выполнял свою конкретную задачу и защищал бы конкретного человека.

Владимир Кара-Мурза: Давайте начнем с Натальи. Как дальше будут строиться действия защиты? Как долго, по-вашему, продлится процесс?

Наталья Вихрова: Все адвокаты пошли на то, чтобы сделать все, чтобы процесс прошел как можно быстрее. По поводу неквалифицированных действий адвоката, я думаю, что вы просто не полностью владеете информацией. Потому что все судебные заседания, которые прошли по этому делу, начинались с ходатайства адвокатов. Нас больше 20 человек, и каждый заявляет ходатайство, основывая свое мнение на законе. И действуем мы исключительно в рамках закона. Более того, мне не хотелось бы, чтобы эта тема, она сейчас принимает очень сильную политическую окраску и то, что я говорила в самом начале, мы забываем о том, что мы судим конкретных людей за конкретное преступление, которое, по мнению защиты, они не совершали, по мнению обвинения, соответственно, совершили. И независимо от того, каких убеждений придерживаются эти молодые люди, наверное, понятие уголовное ответственности должно быть исключительно из совершения конкретных противоправных действий, то, что предусмотрено Уголовным кодексом. Я хочу вас заверить, что все возможное для того, чтобы эти молодые люди вышли на свободу или, по крайней мере, решение суда, приговор суда был правильным, чтобы он был обоснованным, чтобы он был справедливым, все адвокаты сделают.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвичку Юлию Николаевну.

Слушательница: Добрый вечер. У меня вопрос к юристу. Сейчас говорили о Ельцине, скажите, это преступление или безобидный поступок, что в 96 году Чубайс из фонда пенсионного выгреб все деньги на выборную кампанию Ельцина?

Владимир Кара-Мурза: У нас адвокаты по уголовным делам. Поэтому, Владислав, вы, очевидно, противник того, чтобы превращать процесс в политический?

Владислав Плахотя: Именно по этому делу. Безусловно, у нас сейчас рассматривается уголовное дело по 212, части второй – это участие в массовых беспорядках. В частности, если отвечать на вопрос слушателя, в данном случае преступление или нет было совершено Чубайсом. Если было бы преступление, то оно как бы было инкриминировано и рассматривалось в свете Уголовного кодекса, соответственно, он бы понес наказание. Соответственно в том, что он сделал, государство не нашло признаков преступления.

Владимир Кара-Мурза: Когда продолжится процесс? Какие будут ваши первые действия?

Наталья Вихрова: Процесс продолжится 27 июля. Начало процесса будет в 11 часов. Мы заслушали одного свидетеля обвинения. Нам осталось заслушать более 20 свидетелей обвинения. После этого будут заслушаны все доказательства, которые представят потерпевшая сторона. После этого мы будем рассматривать письменные материалы дела. После того, как обвинение в соответствии с законом представит все свои доказательства, будет выступать сторона защиты, будут слушаться наши свидетели, рассматриваться наши материалы.

XS
SM
MD
LG