Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Теракт в селении Знаменское может стать началом новой волны насилия в Чечне


Владимир Кара-Мурза: В Чечне растет число жертв совершенного накануне теракта в селении Знаменское. Шамиль Басаев заявил о наличии 15 террористов-смертников, готовых по его приказу стать шахидами. Тему обсуждаем с Александром Руцким, который, будучи вице-президентом России, еще в 91 году предложил ввести в Чечне чрезвычайное положение. Напомните, пожалуйста, суть своего предложения уже почти 15-летней давности.

Александр Руцкой: Вы знаете, это несложно было посчитать, чем закончится. Поэтому я жестко настаивал на своей позиции ввести именно тогда, на начальном этапе, раскручивание терроризма, откровенного и наглого, в эмбриональной стадии, в зарождении. И кроме чрезвычайного положения ввести жесткие экономические санкции. Но, видите, политика слюнтяев, я их иначе не называю, так называемых демократов типа Ковалева, Якунина, Юшенкова, Новодворской и прочих привела к тому, что мы сегодня с вами видим.

Владимир Кара-Мурза: А верите ли в угрозы Шамиля Басаева провести еще 15 терактов по всей России с помощью террористов-смертников?

Александр Руцкой: Судя по всему тому, что произошло за последние 15 лет, все можно ожидать. Терроризм, он как таковой, не имеет границ. И то оболванивание, которое происходит сегодня на территории Чечни в течение 15 лет, а я не сомневаюсь, это и раньше происходило, несомненно может привести к серьезным трагедиям и к серьезным последствиям. Но это последствия того, что произошло 15 лет назад. Поэтому надо разобраться в причинах, что же привело к этому и вести жесткую бескомпромиссную борьбу, потому что уже заниматься демагогией, вести разговоры о правах человека, которые переодеты в наглую маску преступников – это просто глупо.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от радиослушателя Георгия из Санкт-Петербурга.

Слушатель: Здравствуйте. Я помню, когда-то многие рассчитывали, что выберут президента, и дело пойдет на лад. Но, похоже, что даже конь не валялся. Более того, малые народы стали ненавидеть друг друга, то есть горцы убивают горцев. Куда еще больше?

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, введение местных органов самоуправления, которые многие считают марионеточными, помогает ли мирному урегулированию в Чечне?

Александр Руцкой: Еще раз говорю, если бы 15 лет назад было введено чрезвычайное положение, закрыта граница и активно работали бы правоохранительные органы и органы безопасности страны, мы сегодня с вами бы на эту тему вообще бы не говорили. Ведь вспомните предысторию: за дезертирство Дудаева из вооруженных сил, он по сути дела дезертировал и остался в Чечне, командир авиационной дивизии, Горбачев и Шапошников ему присваивают, Горбачев - президент СССР, а Шапошников - министр обороны, присваивают звание генерала. Далее вспомните, тот же Шапошников, а затем Грачев оставляют склады вооружений, боеприпасов, боевую технику на территории Чечни. Но и где сегодня Горбачев, Шапошников, Грачев? Здравствуют на крови десятков тысяч погибших солдат, офицеров и гражданского населения. Беда в нашей стране в другом: никто и никогда не отвечал за геноцид собственного народа, никто и никогда не отвечал за бездарную, а по сути дела глупую национальную политику. Посмотрите, в официальных государственных структурах и органах используется такое выражение как «лица кавказской национальности». Что это такое? Это же оскорбление людей. Причем тут национальность? Ведь критерии, которые определяют человека, далеко не национальность, а порядочность, честь, совесть, достоинство. Вот в чем надо сегодня разобраться. Ну и, разумеется, активно бороться с терроризмом.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от нашего слушателя из Армавира.

Слушатель: Здравствуйте. Я хочу задать вопрос Руцкому: скажите, пожалуйста, нам говорят по телевидению, пишут в газетах, что там идет восстановление конституционного порядка России. Так или гражданская война там идет, или партизанская. И как называть - бандиты или боевики?

Владимир Кара-Мурза: Вы имеете опыт войны в Афганистане. Чем напоминают вам нынешние сепаратисты чеченские афганских моджахедов?

Александр Руцкой: Погибает под бомбами или под артиллерийским обстрелом семья, и глава семьи, мужчина, остается живым. Какие его действия после этого? Об этом никто никогда не задумывался. Потом этого человека, который мстит за свою семью, называть бандитом, я думаю, как-то неприлично, скажем так. Потому что это естественное поведение, это естественная реакция мужчины заступиться за свою семью, отомстить за свою семью. Поэтому здесь не надо всех смешивать в одну кучу. Бандит есть бандит, а человек, оказавшийся в этой среде по иронии судьбы и не просто судьбы, а управляемой судьбы, потому что были даны соответствующие команды, оказался в этом логове. Президент России Путин принял решение об амнистии тех, кто добровольно придет, сдаст оружие, будут прощены. И в отношении многих была применена амнистия. Но те, кто сегодня продолжают вести боевые действия, а тем более уничтожают мирных людей, проводя террористические акты, а тем более на территории своей страны, на территории Кавказа, на территории, где проживают такие же верующие мусульмане, вы меня извините – это бандиты. Поэтому с бандитами разговор может быть только один - только сила, другого разговора быть не может. И вот та сегодняшняя работа, которая проводится на территории Чечни, вы знаете, я военный человек и прекрасно все понимаю, она не просто недостаточна, она непрофессиональна.

Владимир Кара-Мурза: Главный редактор «Новых известий» Валерий Яков, очевидец событий в Буденновске и Первомайском, склонен верить угрозам Шамиля Басаева.

Валерий Яков: Угрозу Шамиля Басаева провести 15 терактов или 10 терактов всегда нужно рассматривать очень серьезно. Потому что состояние наших правоохранительных структур и спецслужб таково, что Басаев может в любой момент в любом городе России, включая Москву и Петербург, провести сколько угодно терактов. Что касается Рамзана Кадырова, который претендует на роль примирителя противоборствующих сторон, то мне кажется, что эта роль для него не очень подходит, потому что он является в том числе одним из раздражителей ситуации в республике, и его фигура достаточно противоречивая. На сегодня мирные жители республики боятся как минимум трех сторон участников конфликта: с одной стороны – боевиков, с другой стороны - федеральных сил, с третьей стороны, может быть даже больше, всего кадыровцев, людей Кадырова.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Владимира из Санкт-Петербурга.

Слушатель: Добрый вечер. Мне бы Александру Владимировичу хотелось бы вопрос задать: Александр Владимирович, вам не кажется, что вы должны тоже вину нести вместе с Ельциным? Вы же тогда командовали.

Александр Руцкой: Вы вспомните, чем закончил Ельцин и чем закончил Руцкой. Ельцин продолжал руководить страной, а Руцкой, который был категорически против такого рода действий не только в отношении Кавказа и Чечни, но и в отношении в целом всей страны, оказался на нарах в Лефортово. Что-то у вас с памятью не то.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Александра из Петербурга.

Слушатель: Здравствуйте. Александр Владимирович, в печати имелись свидетельства, что генерал Соколов, который возглавлял 173 учебный центр Северокавказского военного округа, был причастен к продаже оружия чеченским сепаратистам в 91 году. Проводились ли расследования по этому вопросу, и каковы были результаты?

Александр Руцкой: Вы знаете, я не Генеральный прокурор, и не следователь, и не представитель Министерства внутренних дел, скорее уместно задать этот вопрос им. Я вам скажу другое: в 91 году не надо было ничего продавать, потому что министр обороны СССР и министр обороны Российской Федерации оставили склады вооружений, боеприпасов, боевой техники. Мало того, что оставили, еще через командующего округом велись сепаратные переговоры с Дудаевым по поводу того, сколько и чего ему оставить. Поэтому этот вопрос уместнее всего задать Генеральному прокурору, какие все-таки будут меры приняты в конце концов в отношении тех, кто оставил вооружение и боеприпасы на территории Чечни. И потом от этих вооружений, от этих боеприпасов, от этой боевой техники гибли наши солдаты и офицеры.

Владимир Кара-Мурза: Бывший председатель Госсовета Чечни Малик Сайдулаев делает пессимистический прогноз относительно будущего своей республики.

Малик Сайдулаев: По моим прогнозам, этот год будет решающим. Мы стоим как раз в преддверии того, что можем потерять Чеченскую республику и весь Северный Кавказ. Но в первую очередь это Чеченская республика и Дагестан. Нельзя навязывать своих ставленников. Кому-то в Кремле именно так и нужно было, чтобы развивался этот сценарий. Там неглупые люди сидят и понимают прекрасно, что может произойти. Но когда люди, понимая, делают такие шаги, у меня складывается впечатление, что этим людям именно так и нужно, чтобы Дагестан и вообще Северный Кавказ, чтобы вся Россия разваливалась.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича вектора.

Слушатель: Здравствуйте. Александр Владимирович, генералам в Чечне очень выгодно воевать, и они, наверное, будут долго воевать. Это первое. Здесь «нашисты» у нас, их пестует «Единая Россия» и правительство - это приблизительно то же самое, как Дудаева подкармливали и выкормили.

Владимир Кара-Мурза: Кстати, про движение «Наши», о котором говорит Виктор, у них целая программа умиротворения в Чечне. Они считают, что давно уже прекратился вооруженный конфликт в этой республике. Как вы относитесь к движению «Наши», которые сейчас провели учения на озере Селигер?

Александр Руцкой: Высказывания такого рода, что генералам выгодно воевать - это звучит как-то несерьезно. Какая выгода генералу вести боевые действия, управлять войсками, терять личный состав, боевую технику? Что от этого генерал выигрывает в материальном плане, в моральном плане, в физическом плане? Эта война не война генералов – это война политиков. Вот мы сегодня с вами говорим о Чечне, а почему мы с вами не вспоминаем, например, Нагорный Карабах, война между Арменией и Азербайджаном? Почему мы не вспоминаем Абхазия – Грузия, Грузия - Южная Осетия, Приднестровье - Молдавия? Почему мы не вспоминаем? Потому что у нас память коротка. Правильно бывший председатель Совета безопасности Чечни говорил по этому поводу. Ничего само по себе не происходит, политическими процессами управляют, точно так же управляют и физическим процессом, и химическим процессом, чтобы получить заданный результат.

А цель была такая: ведь на первом этапе борьба за власть между Горбачевым и Ельциным привела к развалу Советского Союза. Вспомните, как Советский Союз разваливался. Вот эти вспышки, кровь лилась практически по всему периметру Советского Союза. А затем этот же сценарий был переведен в масштабах России, и сегодня Кавказ накручивается не просто так, ведь этим процессом управляют. Не Басаев управляет этим процессом, Басаев - исполнитель. И когда я предлагал 15 лет тому назад ввести чрезвычайное положение и ввести экономические санкции не для того, чтобы зажать народ, а для того, чтобы дать народу самому внутри у себя в республике разобраться. Я встречался со старейшинами, они меня, кстати, в этом поддержали. Потому что, говорят: Александр Владимирович, передайте, пожалуйста, политическому руководству страны – дайте нам самим возможность разобраться у самих себя. И будет все нормально. Но нашелся умник Грачев, который решил преподнести подарок Ельцину на новый год – ввел танковый полк в Грозный. Даже сержант знает, что этого нельзя делать – вводить танки без артиллерийской подготовки атаки и обеспечения таковой атаки. Вспомните, весь практически полк был уничтожен. Вот это все безобразие, которое происходит на Северном Кавказе и вообще на Кавказе в целом, не закончится никогда до тех пор, пока не ответят люди за тот произвол и беспредел, который начал твориться в 91 году.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от москвича Александра.

Слушатель: Здравствуйте. Александр Владимирович, у меня долгая память, я прекрасно помню, как вы получали генеральское звание. Елена Боннэр, был такой случай, она сказала, что у нас есть полковники, которые достойны стать генералами. И у меня к вам такой вопрос: вы чуть-чуть до этого говорили о том, что надо у чеченцев навести порядок. Русских, таких как вы, 150 миллионов, а чеченцев с родственниками - полтора миллиона. А если бы было наоборот? Не легче ли вас уничтожить, дорогих русских?

Александр Руцкой: Вы понимаете, у вас рассуждения, извините, дебила. Во-вторых, по поводу генерала. Генерала я получил в соответствии со своей занимаемой должностью. Потому что я пришел в политику после окончания академии Генерального штаба с должности генерал-лейтенанта, чтобы вам было понятно и известно. А по поводу уничтожения тех или других, прошу прощения, можно вас отнести только к категории дебила. Именно благодаря таким людям, как вы, у нас нестабильная национальная политика. Как вы не поймете, какая разница какой национальности человек, критерии, которые характеризуют человека, совершенно другие, не национальность, а порядочность, совесть, честь, достоинство, любовь, уважение. Вот что характеризует человека, а не национальность.

Владимир Кара-Мурза: Председатель движения «За права человека» Лев Пономарев считает вчерашний теракт тревожным симптомом.

Лев Пономарев: Знаменское находится в области, которая давно уже считается зачищенной. Раз такой сложный теракт можно было совершить на хорошо охраняемой территории, то, очевидно, аналогичные акты, может быть даже более масштабные, можно ожидать на всей территории Чечни. К сожалению, не только Чечни, но и Кавказа. А президент не нашел возможности хотя бы какие-то слова сказать, которые бы соответствовали политическому обсуждению этой проблемы. Когда нам говорят, что осталось 200 сепаратистов или моджахедов, как угодно можно называть, – это очевидная ложь. Их много, причем молодежь уходит в горы довольно интенсивно. Главное, что политика власти все время умножает ряды людей, которые берутся за оружие.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Олега из Санкт-Петербурга.

Слушатель: Здравствуйте. Александр Владимирович, мне хотелось бы, чтобы вы прояснили, как развивались события в ноябре 91 года, кто конкретно вам противодействовал и как вам противодействовал ваш соратник Хасбулатов.

Александр Руцкой: Начнем по порядку. Во-первых, эти события начали развиваться в 90 году, не в 91, и постоянно туда делали вояжи и раскручивали ситуацию, подталкивали именно к конфликту так называемые новорощенные политики от «Демроссии». И когда ситуация стала складываться и понятно было, что это закончится бойней, я обратился, а до этого я неоднократно обращался к президенту России Ельцину и говорил: Борис Николаевич, пора серьезно вмешаться в то, что происходит на территории Чечни. Командир дивизии дезертирует из армии, возглавляет какой-то непонятный совет, свергает Верховный совет и никаких мер не принимается. И только под конец, когда запахло порохом, когда было осуществлено нападение на Министерство внутренних дел Чечни, на Комитет государственной безопасности с целью захвата оружия, только тогда меня туда послали, типа - теперь лети, разбирайся. А что разбираться, когда ситуацию уже накрутили до того, что необходимо было вводить чрезвычайное положение.

И вы знаете, мне удалось убедить Бориса Николаевича, что необходимо ввести чрезвычайное положение и заняться этим вопросом серьезно. Была подготовлена операция, спланированная операция, все было подготовлено абсолютно. Но была дана команда, понятно кем. Одну группу посадили в Моздоке, личный состав, а боевую технику посадили во Владикавказе. А потом дали команду не подчиняться Руцкому и не выполнять его команды. А буквально через два дня провели заседание Верховного совета, где орали в три голоса: Руцкого в отставку, потому что он разжигает национальную рознь. Вот в такой ситуации развивалось.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Альберта Александровича.

Слушатель: Уважаемый Александр Владимирович, я два раза прочитал вашу книгу «Дневник памяти». Скажите, пожалуйста, вы вели огонь на упреждение, вас расстреливали на поражение. Вы сказали, что очутились на нарах в Лефортово. Какая ваша основная была ошибка, когда могло ведь быть все наоборот?

Александр Руцкой: Моя самая главная ошибка то, что я верил людям – это самая главная ошибка. Потому что те, кто довольно были близкие к Хасублатову и докладывали Руслану Имрановичу, что нас поддерживают все без исключения. Потому что тот произвол, который происходил в стране, было понятно, чем закончится эта приватизация, чем закончится эта либерализация, чем закончится эта бездарная национальная политика. Это было понятно большинству. Но нас, к глубокому сожалению, никто не поддержал. А что касается стрельбы по нам на поражение, а мы на упреждение. Поймите правильно, я все-таки военный человек, я командовал людьми, и поднять руку на своего соотечественника у меня просто в голове не укладывается. Я не могу это делать, потому что воспитан и, считаю, правительно воспитан. А те, кто отдавал приказы бить прямой наводкой по зданию Верховного совета из танков, это у них надо спросить что у них с совестью и в конце концов к чему это привело, кто же оказался прав, чем закончилась эта бездарная экономическая политика, во что превратилась страна, где наше боевое могущество, что сделали с нашими вооруженными силами, что происходит сегодня на Северном Кавказе, что происходит в целом в масштабах страны. Посмотрите: беспризорные дети - почти миллион беспризорных детей.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Алексея Викторовича из Первоуральска.

Слушатель: Здравствуйте, уважаемые господа. У меня такой вопрос к Александру Владимировичу: вы говорили о совести, о чести – это очень хорошо. Вы человек военный, и мы вас очень хорошо знаем. В данное время вы могли бы в Чечне без президента Путина сделать то, что предыдущие начальники и предыдущие руководители российские не смогли сделать?

Александр Руцкой: Вы понимаете, это же не самодеятельность. Для того, чтобы что-то делать, надо иметь соответствующие полномочия и власть. Если у тебя нет полномочий и власти, что-то пытаться сделать – это самодеятельность, которая далеко не будет поощрена. Надо знать от начала и до конца ситуацию. Надо правильно оценить обстановку, надо принять соответствующие меры, приоритеты определить. Поэтому, вы знаете, это не может быть решен вопрос, как вы полагаете.

Владимир Кара-Мурза: Обозреватель «Новой газеты» Анна Политковская не склонна доверять угрозам Шамиля Басаева о 15 терактах.

Анна Политковская: Я очень надеюсь, что Басаев не способен выполнить это обещание. Но это вовсе не означает, что если произведет 13 терактов, нам от этого будет легче. Это не связано, как Путин вчера вдруг начал говорить, надо серьезнее обустраивать нашу государственную границу, чтобы горные отряды не пропускали людей, которые идут через горы. Все равно можно купить оружие внутри.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Андрея из Санкт-Петербурга.

Слушатель: Здравствуйте. Спасибо за интересную дискуссию. У меня вопрос к Александру Владимировичу: в свое время вы заявили, что в ваших руках находятся 40 чемоданов компромата на наших высших российских политических деятелей - Ельцина, Гайдара, Чубайса. Скажите, пожалуйста, вот эти 40 чемоданов они еще у вас или вы кому-то передали?

Александр Руцкой: Одни говорят 14, другие говорят 40, третьи говорят 60, и непременно чемоданы и при этом используют такое слово как «компромат». Я вам скажу, что никаких компроматов ни на кого я не собирал. По поручению президента России господина Ельцина я был назначен председателем межведомственной комиссии по борьбе с коррупцией и преступностью. И эта комиссия, в состав которой входило 50 человек, это специалисты из правоохранительных органов, из прокуратуры, из судебных органов, занимались исследованием документов, которые выпускались правительством, членами правительства, администрацией президента, то есть изучали эти документы, касающиеся материальных и финансовых решений. Если мы не находили ответы на исполнение этого документа или возникал тот или иной вопрос, куда делись материальные ресурсы или куда делись деньги, эти документы соответственно передавались в Генеральную прокуратуру. Поэтому вопросы все по поводу вывода групп войск из Германии, из Венгрии, из Чехии, из Польши, все эти документы находятся в прокуратуре. Те события 93 года октября, когда нас арестовали, достаточно большое количество документов осталось у меня в сейфе в Кремле. Судьбу этих документов я, к глубокому сожалению, не знаю.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Игоря Васильевича из Петербурга.

Слушатель: Добрый вечер. Уважаемый Александр Владимирович, здоровья вам искренне желаю, выдержки такой, какая у вас по сегодняшний день. Очень жаль, что не могу личного контакта с вами установить. Вы интересный человек, ценный и достойный. Александр Владимирович, вы говорите, что человека определяет честь, достоинство, то есть все добродетели, присущие настоящему человеку. Вы знаете, Добролюбов сказал хорошо о национальности, говоря о героях русской литературы, что национальное не в обычаях, не в идеях, даже не в верованиях, а национальное в манере понимания вещей. Я думаю, это бесспорно совершенно. Теперь еще одно: вы назвали дебилом одного. Это не дебил – это провокатор. К сожалению, отсюда и вопрос мой: с 85 года страна разлагается и разваливается нарастающими темпами. И неслучайно такое совпадение, что сегодня нами на этих распутницах некий Путин, театрально выступающий о защите прав человека, сегодня по телевидению показывали. Так вот, следствием сегодняшних бед является тот камень, который назывался всегда пятой колонной.

Александр Руцкой: Я целиком и полностью вас поддерживаю, потому что, помните, я говорил, что ничего само по себе не происходит. Любыми процессами, если мы хотим получить заданную цель и придти к этой цели, необходимо управлять, будь то экономический процесс, социальный, политический. Поэтому то, что происходит у нас в стране, конечно, это управляемый процесс. И меня, как и вас, глубоко удивляет в конце концов кто-нибудь будет серьезно заниматься этим вопросом? Мало того, ведь на фоне того, что происходит в нас в стране, тот же президент Грузии как ведет себя по отношению к нашей стране. Посмотрите, как начинает себя руководство Украины вести по отношению к России. Посмотрите, как начинает себя вести руководство Молдовы по отношению к России. Я как-то цитировал Ницше: уважение может быть только к сильным, сострадание, и то не всегда, к слабым. Опровергнуть эти слова невозможно. Мы становимся слабыми. Я не говорю, что мы должны кому-то диктовать свои условия, свои принципы, отстаивать жестко политическими, силовыми методами свои интересы, я говорю прежде всего об уважении друг к другу, элементарном уважении друг к другу.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Ольгу из Санкт-Петербурга.

Слушательница: Добрый вечер. Я хочу сказать спасибо товарищу генералу за искренность. Все время следили за вашей судьбой. Очень вам благодарны за все то, что вы выдержали все эти жуткие перипетии. Еще я хочу сказать по поводу Басаева, которого называют еще и по имени, хотя он не человек - он недочеловек. Потому что нельзя называть человеком того, кто с оружием идет в родильный дом и воюет, прикрываясь беременными женщинами и не рожденными детьми.

Владимир Кара-Мурза: Возвращаясь к теме терроризма, как вы считаете, сделала ли российская власть нужные выводы из событий в Буденновске, из событий в «Норд-Осте» и в Беслане?

Александр Руцкой: Судя по всему тому, что происходит, я сомневаюсь, что кто-то какие-то выводы сделал. За все те теракты, которые произошли на той же территории Москвы, никто из руководящего состава не ответил. Мало того, присваивают очередные воинские звания, награждают высшими правительственными наградами вместо того, чтобы серьезно спросить, где же этот человек был и чем он занимался.

Владимир Кара-Мурза: Тимур Музаев, главный редактор Центра национальной политики, констатирует бессилие российских властей в Чечне.

Тимур Музаев: Террористический акт в Знаменском является свидетельством того, что ни федеральные силы, которые в таком большом количестве сконцентрированы в республике, ни республиканская власть реально не контролируют сейчас ситуацию в Чечне. Единственное, на что способны руководители северокавказских республик, в том числе в Чечне - это высылать успокаивающие отчеты в центр и подавлять наиболее очевидные вспышки сопротивления. Очевидно, что никакого улучшения ситуации в таком положении не предвидится.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем звонок из Курска от Александра Николаевича.

Слушатель: Добрый вечер. Передает привет Александр Николаевич, земляк ваш. В 96 году я за вас голосовал на выборах. И вот для меня все-таки осталось загадкой, почему вас не допустили до участия в выборах на второй срок?

Александр Руцкой: Я думаю, вы догадываетесь. Потому что я никогда не изменял своим принципам и изменять им не собираюсь. Потому что другой у меня родины нет, моя родина – Россия. Другой народ я любить не могу, я могу любить только свой народ. Я вырос на этой на земле. И поэтому я никогда не менял свои принципы и не собираюсь менять. И такие люди как я, они неудобны для сегодняшней власти. Поэтому был придуман предлог и за 12 часов до голосования сняли с регистрации. Кто так поступает? Тут все понятно без слов. Если ты власть и ты считаешь, что оппонент власти не устраивает тебя, дай возможность народу определиться. Проголосуют «за», значит будем работать, проголосуют «против», значит будем заниматься чем-то другим. Видите, как поступили: за 12 часов до голосования сняли с регистрации, чтобы в судебном порядке я не мог оспорить решение суда областного.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Воронежа от радиослушателя Евгения.

Слушатель: Добрый вечер. У меня будет одно рассуждение о Руцком. Он одному из слушателей сказал, что у него с памятью что-то стало. Я напомню господину Руцкому, что ему звание генерала присвоили после того, как он привез из Крыма Горбачева. Вопрос такой: он воевал в Афганистане, то есть участвовал в захватнической войне. Разве он бандитом от этого не стал?

Александр Руцкой: Я объясню господину, который считает захватническая война, не захватническая война. Во-первых, есть государство – раз. Во-вторых, есть присяга, которую принимает военнослужащий, когда идет на воинскую службу, на верность служения родине. И приказы верховного главнокомандования, политического руководства страны не обсуждаются, а выполняются. Видимо, вы в армии не служили.

Что касается Афганистана, посмотрите, что сегодня происходит в Афганистане. Итог под аплодисменты вывода войск, не завершив начатого дела. Посмотрите, какой поток хлынул на территорию бывшего Советского Союза и России наркотиков. Мировое сообщество не знает, что уже делать с наркотиками, которые идут из Афганистана. Это что вам - мало? По поводу того, что я Горбачева привез из Фороса. Я считаю, что я правильно это сделал, потому что последствия были бы другими, если бы не прибыл президент СССР и не стал руководить страной дальше. Как он руководил дальше – это совершенно другой вопрос. А цель и задача была не допустить побоища в Москве, и удалось это сделать.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Тульскую область, вопрос от радиослушателя Михаила.

Слушатель: Добрый вечер. У меня вопрос к Александру Владимировичу. Я в армию служил и добросовестно служил, о чем свидетельствует грамоты, поощрения. Он много говорил о совести и чести. Я хотел бы узнать, как он понимает, что такое совесть?

Александр Руцкой: Что такое совесть? Это уважение прежде всего к вам, задающему вопрос и любовь к своей стране, уважение и любовь к своим детям, к своей жене – вот что такое совесть. И невозможность совершить поступок, который противоречит морали и образу жизни порядочного нормального человека. Вот это называется совесть.

Владимир Кара-Мурза: Бывший полномочный представитель Чечни при президенте России Шамиль Бено считает, что Шамиль Басаев в состоянии реализовать свои угрозы.

Шамиль Бено: Басаев имеет сегодня ресурс для того, чтобы реализовать не один теракт. Вчерашний теракт в селении Знаменском, я уверен в этом, является просто очередным событием в ряду других и абсолютно не означает ничего нового. Идет война, эта война продолжается. Вчера теракт стал последствием неурегулированности кризиса и показателем того, что избранный путь, видимо, не совсем адекватен ситуации.

Владимир Кара-Мурза: Вопрос от москвича Михаила.

Слушатель: Господа, доброй ночи. Александр Владимирович, я хочу вам такой задать вопрос: в 93 году мы с вами находились по разные стороны барьера и в некотором смысле до сих пор еще остаемся. Но, мне кажется, хватит эту жвачку жевать о том, кто, в чем, когда был виноват. Нам надо решать задачи сегодняшнего дня и завтрашнего. Когда вы говорите о том, что делает чеченец после бомбежки – он становится моджахедом. И это мои слова. Когда вы говорите слова о чести и совести - это тоже мои слова. Допустим, все прерогативы и все полномочия есть, вы могли бы предложить какой-нибудь в общих чертах план решения чеченской проблемы, естественно, не в стиле Жириновского с помощью атомной бомбы, а нормальный?

Александр Руцкой: Давайте начнем по порядку. Я к категории Жириновского никогда не относил, и видимо, не буду никогда относить. Во-вторых, я не раз предлагал, когда я сложил свои полномочия губернатора, руководству нашей страны, через администрацию президента предлагал свои услуги и предлагал, чтобы меня назначили заниматься именно этим вопросом. Но я еще раз говорю, я неудобный человек, видимо. И такие люди не в цене, не в фаворе, сегодня совершенно другие критерии. Это прогиб, лизнуть вовремя, написать то, что нужно, сказать, что нужно. А людей действия сегодня не воспринимают в среде власти. Поэтому мы и наблюдаем подобное. Посмотрите: никто никогда ни за что не отвечал. Вспомните трагедию «Норд-Ост», назовите мне хотя бы одну фамилию, кто ответил за эту трагедию. Никто, все на месте. Сейчас нападение на Дагестан. Кто ответил за эту трагедию? Никто, все на месте, получили очередные воинские звания, получили ордена, высшие награды страны. Сегодня в Знаменском это случилось. Вы думаете, кто-нибудь ответит за это? Опять никто не будет отвечать. А выход из этой ситуации есть: надо дать возможность народу провести реальный референдум на территории Дагестана, Кабардино-Балкарии, Осетии, Чечни, Ингушетии. Один единственный вопрос – как вы хотите жить? Дать возможность людям высказаться и не делать против их воли. И закончится все это безобразие, закончится кровопролитие.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Гатчины от радиослушателя Владимира.

Слушатель: Доброй ночи. У меня такой вопрос: раньше в армию, когда провожали сыновней, с радостью, с музыкой, как положено. Сейчас наши внуки боятся идти в армию. Мой внук сказал: я лучше убегу, чем меня будут каждый день бить. Неужели нельзя навести в армии порядок? Куда смотрит наш верховный главнокомандующий?

Александр Руцкой: Понимаете, я в армии оказался неслучайно. Я вырос и родился в семье боевого офицера. И шел служить в армию с одной целью – овладеть профессией защищать свою родину. Я думаю, что я овладел этой профессией и честно служил в вооруженных силах. Действительно, такого безобразия, какое сегодня происходит в вооруженных силах, это в страшном сне не могло присниться. А почему это сегодня происходит? Ответ есть – это называется реформа вооруженных сил, которая в конце концов развалила вооруженные силы, сделала небоеспособными, деморализовала личный состав. Посмотрите, в какое состояние загнали офицеров, хотя бы посмотрите на их заработную плату, на социальное обеспечение. Посмотрите, какой может быть порядок в вооруженных силах, когда нет элементарной дисциплины среди офицерского состава. О чем мы говорим? Какая может быть дисциплина среди рядового состава. А потом, что удивляться, министр обороны у нас филолог сегодня.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Александра.

Слушатель: Здравствуйте. Александр Владимирович, вы не жалеете о фатальном решении в 93 году, когда вы послали народ под дуло ельцинских мясников? Если бы вы не приняли это решение, возможно, не было бы ни Чечни, ни залоговых аукционов. И эта либеральная свора, тотально коррумпированная западными фондами, не убивала бы сейчас страну.

Александр Руцкой: Что касается залоговых аукционов, приватизации - это все началось не в 93 году, а 92 год, разбазаривание национального достояния страны. А люди, которые тогда пришли к Верховному совету, они отстаивали те же позиции, которые отстаивали мы. Прежде всего исполнение основного закона страны – конституции. Конституция была растоптана наглым образом. Потому что решение Конституционного суда об отстранении от должности президента России по сей день не отменено, чтобы вы знали. Конституционный суд принял решение о том, что Ельцин грубо нарушил конституцию Российской Федерации, основной закон. А вот то, что устроили побоище, бойню, почитайте «Кровавую осень», я там не философствовал, я собрал все документы, которые выходили из Кремля, которые выходили из Верховного совета, и своего рода получился дневник событий. Почитайте, посмотрите, что на самом деле происходило.

Владимир Кара-Мурза: Бывший министр печати Чечни Руслан Мартагов считает, что в республике ведется ошибочная политика.

Руслан Мартагов: На сегодняшний день на территории Чеченской республики боевиков стало в разы больше, чем их было за обе прошедшие войны. Почему я об этом говорю? Решение конфликта президенту Путину было подсказано в мае 2000 года главами районных администраций Чечни. Но что он сделал? Ровно через две недели после этого собрания в Кремле он убирает Кошмана, назначает Кадырова. И что после этого? После этого «Норд-Ост», Назрань, Беслан, Грозный, Знаменка, еще раз Знаменка. О какой идеологии противостояния терроризму можно говорить, когда вчерашних террористов и по ряду факторов сегодняшних назначают на высшие государственные должности, назначают из высшими государственными наградами? То есть в скором времени надо ожидать всплеск этих террористических деяний на территории всего Северного Кавказа, ну а о Москве и других городах России я уже не говорю.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Курской области от радиослушателя Дмитрия.

Слушатель: Добрый вечер. У меня такой вопрос: Александр Владимирович, вы Герой Советского Союза. Все мы знаем, как в советское время заслуживались кровью награды, тем более звание Героя Советского Союза. Как вы относитесь к тому, что бывшим бандитским элементам верховный главнокомандующий, семье Кадырова дает высшее звание героя России?

Александр Руцкой: Вы знаете, я уже давно перестал чему-либо удивляться. У нас сегодня воинские звания как генерал-майор, генерал-лейтенант, генерал-полковник, генерал армии раздают налево и направо, в том числе и детям. Раздают налево и направо высшие правительственные награды. Это делают те люди, которые не знают и не понимают, что такое Герой Советского Союза и каким образом это звание заслуживается. Не понимают, что такое Герой России и каким образом это происходит. Они не понимают, что такое воинское звание генерал-полковник или генерал армии. Поэтому я давно абсолютно ничему не удивляюсь. Посмотрите, это действительно не просто парадокс, а даже нормальному человеку в голову не укладывается. За какие выдающиеся заслуги сыну Кадырова присвоили звание Героя России? Это дискредитация высшей правительственной награды.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Георгия Михайловича.

Слушатель: Добрый вечер, Александр Владимирович. Я тоже хочу задать вопрос о событиях 93 года. У меня в руках газета «Держава» за 95 год с вашим портретом и призывом «Голосуйте за Александра Руцкого». Там есть статья о событиях 93 года и, в частности, фотография «Демократия» - общество» - это подпись к ней. «Бейтар» и ОМОН избивают демонстрантов. Что вы можете сказать об участии «Бейтара»? Я не читал вашу книгу.

Александр Руцкой: Вы знаете, газету общественно-политической организации выпускает редакция. И мной задавался этот вопрос главному редактору, что за организация «Бейтар»? Она действительно была такая. Не знаю, существует или не существует в Москве. Но именно в тот период была такая организация, которая поддерживала и достаточно остро поддерживала ту политику, которая проводилась в 93 году.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвичку Наталью Ивановну.

Слушательница: Здравствуйте. Руцкой говорит о чести и достоинстве. А мне хотелось спросить, как он мог кричать на весь мир, чтобы самолеты бомбили Кремль?

Александр Руцкой: Вы понимаете, «кричать на весь мир, чтобы самолеты бомбили Кремль» – это все эмоции. Вы посмотрите, что в итоге сегодня происходит. Просто прикиньте, сколько людей погибло с 93 года по сегодняшний день хотя бы в результате террористических актов.

Владимир Кара-Мурза: Надеемся, что угрозы Шамиля Басаева о новых террористических актах не сбудутся.

XS
SM
MD
LG