Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Начало вещания православного телеканала «Спас»


Владимир Кара-Мурза: Сегодня объявлено о скором начале вещания православного спутникового телеканала «Спас». Идею использования телевидения в духовной сфере обсуждаем с Михаилом Дегтярем, главным редактором редакции специальных репортажей канала ТВЦ, дважды лауреатом премии ТЭФИ. Удивило ли вас такое быстрое продвижение этого проекта от идеи до реализации первого православного спутникового телеканала в России?

Михаил Дегтярь: Нет, это нормально. Я думаю, что скоро этот канал со спутника перейдет в кабель – я в этом не сомневаюсь. Думаю, что в ближайшее время все регионы России будут видеть его на кабеле. По крайней мере, Кремль сделает для этого многое.

Владимир Кара-Мурза: Что вас наталкивает на такую мысль?

Михаил Дегтярь: Потому что я вижу, как наши руководители относятся к православию, как они стоят в церквях со свечами. Я думаю, что это модно сегодня. И, наверное, по крайней мере, у этого канала больше шансов зайти в кабель во всех регионах России, чем у какого-либо другого.

Владимир Кара-Мурза: То есть по аналогу с каналом «Звезда», который уже вещает.

Михаил Дегтярь: Они очень похожи, распространение этих каналов очень похоже, они будут идти рука об руку. Кстати, символично здесь, что Ваня Демидов, который будет руководить «Спасом», вы знаете, что он рассматривался на должность одного из руководителей и «Звезды» тоже. Я не помню, они что-то не договорились, не знаю причину, он перешел на «Спас». Дай бог, Ваня способный, талантливый человек. Я думаю, у него получится.

Владимир Кара-Мурза: Сам Иван Демидов, главный редактор нового телеканала «Спас», рассказал нашей программе об идеологии нового канала.

Иван Демидов: Я готов скорее ограничиться - общественный телеканал «Спас», но для того, чтобы хоть на первом этапе было ясно, хоть какой-то контекст чуть поподробнее мы добавляем слово «православный». Что касается того, что мы выходим в пакете «НТВ Плюс», то это вынужденная мера. Дело в том, что сейчас выйти в каком-нибудь другом формате просто нереально и невозможно. И мы сразу, кстати, заметьте, сразу объявляем своим зрителям, что у нас будет реклама. Когда говорят, что я заплатил и мне реклама не нужна, это, конечно, безусловно, право человека. Но мы предупреждаем, что у нас будет реклама, потому что для нас она не просто система выживания, а мы бизнес-проект.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Михаила из Новосибирска.

Слушатель: Добрый вечер. Клерикализм в стране идет ударными темпами и семимильными шагами. Только эти недоумки чаще и чаще оскорбляют чувства истинно верующих. Чем? А вот слушайте: так называемая святая вода «Святой источник», «Благовест» – это еще полбеды. А вот микоянский колбасный завод выпустил колбасу «Богородская», довольно паршивая. Теперь вот «Спас». Вы знаете, что такое «Спас» в Новосибирске? Это сервисная служба по эвакуации автомобилей. Я, господа, ярый атеист и агностик, но все равно обидно за настоящих верующих. Колбаса из гнилой лошади, автослужба для братков. Что дальше? Туалетная бумага?

Владимир Кара-Мурза: В пору вашей работы на телеканале «Россия», вы сталкивались с религиозной тематикой? Каково было отношение к этой теме начальства телевизионного?

Михаил Дегтярь: Вы знаете, очень много я сделал репортажей и фильмов, работая на «России», но ни один, по-моему, не был связан с религиозной тематикой, я не могу вспомнить сразу. Были, конечно, мы снимали про буддизм, но не про православие. Поскольку наши программы были всегда познавательными, было бы интересно всегда донести до нашего зрителя то, чего не очень хорошо знают. Буддизм – интересная религия, об этом были передачи, они спокойно воспринимались руководством.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Георгия из Санкт-Петербурга.

Слушатель: Здравствуйте. Как бы там ни говорить, но плюсы перевесят. Это несравненно лучше, чем проповедование разложения в человечестве или пропаганда гомосексуальных браков и тому подобное.

Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, можно ли рассчитывать, что этот канал станет пастырем для теле-паствы?

Михаил Дегтярь: Не знаю, трудно сказать. Вы знаете, вообще в нашей церкви, к сожалению, не все сейчас хорошо, на мой взгляд. Вы знаете об этих скандалах в православной церкви и гомосексуальные скандалы церковные были и обвиняли церковь в том, что она занимается беспошлинным ввозом спиртного и сигарет. И обвиняли руководителей церкви в том, что они служат в КГБ. Мне трудно сказать. У меня такое ощущение, что вера, как-то какое-то изменение вообще, люди не так верят сейчас, как верили раньше. Что-то меняется в этом. Не так верят каналам телевизионным. Я думаю, история с Бесланом нанесла очень большой вред, когда врали, сколько человек в школе. Мне кажется, что-то сейчас меняется именно с верой. Я не говорю о религиозной вере, а вообще вере в телевидение.

Владимир Кара-Мурза: Директор Института религий и права Анатолий Пчелинцев критически отнесся к коммерческой составляющей нового православного канала.

Анатолий Пчелинцев: Поскольку в последнее время Иван Демидов вел передачу «Русский взгляд» и поскольку там достаточно обширно присутствовала православная, религиозная тематика, то это фигура узнаваемая в религиозных кругах, в православных прежде всего кругах. Если мы говорим о православном канале, то аналогично можно говорить и о праве атеистов на такой же канал. Сегодня, чтобы протестантам или католикам попасть на телевизионный канал, за это надо платить деньги. Православные чаще всего получают все даром. Конечно, деньги от рекламодателей будут привлекаться. Хотелось бы, коль скоро такой канал будет существовать, я хочу сказать, что я критически отношусь к этому, но коль скоро телеканал будет существовать, то пусть он оправдывает свое название – православный телеканал «Спас», чтобы реклама там была достойная.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от москвички Дианы.

Слушательница: Добрый вечер. Вы знаете, я хотела бы сказать, что это не самая лучшая идея - создание такого канала. Потому что в России очень много различных направлений, различных религий. И к великому сожалению, наша православная религия не обладает такой гибкостью с учетом того, что их много у нас. Далай-ламу не пускают, Папу не пустили. Папа умер, я к своему ужасу прочитала, что, оказывается, Алексий не посоветовал Путину туда лететь на похороны. Это просто возмутительно. Предположим, на этом канале будет только одна православная вера проповедоваться, но у нас сколько много католиков, сколько много мусульман и кого только хотите. Мне кажется, что это будет такое засилье и приведет к тому, что когда-нибудь православная вера почувствует себя выше других, и начнутся разборки как в Югославии.

Владимир Кара-Мурза: Как вам соседство с работой третьего телеканала, где работает сейчас Иван Демидов, пересекается ли ваша аудитория, растет ли рейтинг, колеблется ли от перехода с вашего канала на их?

Михаил Дегтярь: Насколько я знаю, у них неплохие рейтинги. Они вещают, примерно ТВЦ 18 часов и они часа два примерно в сутки. Вообще странно: мы единственная частота, где существуют две разные телекомпании. Это как вставной зуб какой-то. Я уверен, что это неправильная ситуация, она должна разрешиться как-то - это ненормально. Но сосуществование с этим каналом абсолютно нормально, я не вижу никаких проблем. Передачи Вани я, честно говоря, не смотрел. С Ваней хорошо знаком и при встречах он рассказывает о том, как он стал религиозным, воцерковленным. И насколько я вижу, действительно не игра, действительно он поверил в это. Многие говорят о том, как человек вел «Музобоз», чуть ли не дискотеку и вдруг стал руководителем православного канала. Не знаю. Он человек способный, телевизионный. Канал, насколько я знаю, он заказал оформление у Шановича - это один из лучших дизайнеров телевизионных. Я думаю, что с точки зрения картинки там все будет в порядке. Посмотрим, что будет с точки зрения идеологии.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Петербурга от Георгия Георгиевича.

Слушатель: Здравствуйте. Давно сказано, что религия - опиум для народа. Конечно, пускай народ молится и не думает о том, как жестоко он обобран приватизацией, что появились миллиардеры ниоткуда и нищие, бюджетники наши. Пускай молятся, конечно.

Владимир Кара-Мурза: Напомню, что сейчас в вопросах собственности православная церковь также активный участник рынка, судя по последним указам президента. Слушаем Валентина из Рязани.

Слушатель: Здравствуйте. Я хотел сказать, согласен с вашим гостем, что вера сейчас подменяется внешними атрибутами. И вот пример этому, прямой причем пример – это создание этого канала.

Владимир Кара-Мурза: Да, но мы пока его обсуждаем заочно, можем судить только по работе самого Ивана Демидова. Как вам, кстати, привлечение туда депутатов думы, политических деятелей таких полумаргинальных, которые будут там иметь трибуну?

Михаил Дегтярь: На самом деле мы должны посмотреть, как это будет. Честно говоря, все те люди, которые уже заявлены как ведущие различных рублик на этом канале, различных программ, они малоизвестны как телевизионные деятели. Они на самом деле, я согласен, они полумаргинальные. Я не могу даже представить, как это будет. Поэтому невозможно обсуждать то, чего не видели. Хотя бы надо посмотреть хоть что-нибудь. Эти люди, там нет ни одного, кроме Ивана Демидова, который, как я понимаю, вести ничего не собирается, там нет ни одного более-менее раскрученного известного телевизионщика. Поэтому неизвестно, как у них это получится.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от москвича Николая.

Слушатель: Добрый вечер. Вы знаете, наше телевидение существующее, которое мы смотрим каждый день, чудовищно, что если то, что вы сказали, что там не будет людей, связанных с телетусовкой, очень радует. Я надеюсь, что это будет канал консервативных ценностей, рассматривающий проблемы мира и России с точки зрения людей, которые Россию любят, которые хотят ее сохранить. И я бы с удовольствием слушал канал, который бы отмечал позиции Леонтьева, Пушкова. Очень рад, что там будет Нарочницкая. Надеюсь получить телевидение, которое я смогу смотреть.

Владимир Кара-Мурза: Кстати, сам Михаил Леонтьев отреагировал на появление этого канала и считает, что это будет некий диалог религий.

Михаил Леонтьев: На «Спасе» может быть не только православная тематика. 40% - это вещание религиозное, причем не сказано православное именно, религиозное, конечно, доминантно православное. Но в интересы религиозного вещания входит межконфессональный диалог. Например, ожидаю увидеть на этом канале людей типа Гейдара Джемаля, взгляды которого я не разделяю, но который мне интересен со всех точек зрения. Я не понимаю людей, которых обижает введение православной культуры в школе. Я не понимаю, чем, кому может помешать? Это же не молитва обязательная, а изучение православной культуры, то есть культурообразующей традиции в России, а люди же в России живут.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Костромы от Николая.

Слушатель: Добрый вечер. Я бы хотел подлиться мыслью. Мне кажется, что как раз именно появление православного канала еще раз свидетельствует о том, что современная русская православная церковь мало имеет общего с подлинным христианством. То, что она делает, - это завоевание своего рода конфессиональной территории. Но в христианстве ни в одном из отцов церкви, ни раннем, ни позднем такого понятия нет. Это православие присвоило себе территорию и собирается занимать благодаря этому некий угол в государстве, чем всегда занималось.

Владимир Кара-Мурза: Михаил, как вы считаете, возрастает ли роль церковных иерархов в жизни общества? Некоторые сравнивают с неким новым политбюро, обязательное присутствие священников при любом важном событии в стране.

Михаил Дегтярь: Конечно, это очевидно. Особенно главное – это святейший Алексий Второй, человек, которого сейчас подняли на уровень чуть-чуть ниже президента. Встречи с ним примерно на таком же уровне. Я не знаю, честно говоря, правильно это или нет. Такой практики нет ни в одной стране мира. Еще раз говорю, мы воспитаны в Советском Союзе, нас воспитывали атеизму. Не знаю, плохо или хорошо. Я - безбожник очевидный. Когда я вижу, что те же люди, которые учили меня, что Бога нет, учили меня, что атеизм – это научнообоснованное диалектическим и историческим материализмом мировоззрение марксистско-ленинской партии и так далее. Сегодня эти же люди взяли в руки свечи и стоят в церквях. Я не понимаю, что происходит. Я понимаю, что это модно, что эти люди зарабатывают этим самым авторитет в народе, но заработают ли они себе авторитет, я не знаю.

Помню почему-то высказывание Наины Иосифовны Ельциной, которая рассказывала, как в бытность из жизни в Свердловске, когда Борис Николаевич был первым секретарем обкома партии, она тайком от мужа выпекала куличи на Пасху. Я этому не верю. Я не могу представить, что Борис Николаевич мог ей это позволить. Потому что если бы кто-нибудь узнал, что жена первого секретаря обкома тайком печет куличи на Пасху, то, я думаю, что у него были бы большие проблемы с карьерой. Придумываются истории для того, чтобы показать: мы всегда были православными, мы всегда, несмотря ни на какую идеологию и так далее, мы носили крест, мы истово крестились и так далее. Я, честно говоря, не верю. Мне кажется, что это перерождение, это неправда. Нигде в мире люди так не кичатся тем, что они носят крест и тем, что они ходят в церковь.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Коломны от Музы Семеновны.

Слушательница: Здравствуйте. Вы знаете, наблюдая за этой вакханалией, которая у нас осуществляется за последние годы, только становится стыдно за президента, за депутатов, которые имеют духовников, исповедуются им. И я, например, мне нравился Рогозин, теперь я за него голосовать ни за что не буду. Если человек в 21 веке мыслит как человек из средневековья, то как можно на него вообще надеяться? Это стыд и позор, что у нас происходит. Этот клерикализм – это просто омерзительно в наше время просто омерзительно.

Михаил Дегтярь: Видите, это просто подтверждение моим словам, действительно, это очень странно все.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Сергея из Санкт-Петербурга.

Слушатель: Владимир Алексеевич, это не вопрос. Хочу вас поблагодарить за собеседников, которых вы приглашаете в студию. А во-вторых, я целиком согласен с тем, что сказал ваш гость. Хочу к этому добавить: я разношу печатную продукцию по бизнес-центрам города, и кое-где стоят телевизоры, где лица выступающих о нашем российском бизнесе очень похожи на тыквы и арбузы на прилавках. А как старушка будет смотреть спутниковое телевидение?

Владимир Кара-Мурза: Как считаете, целевая аудитория канала правильно рассчитана, что это только элита, имеющая спутниковые тарелки?

Михаил Дегтярь: Сейчас, пока этот канал будет заведен на тарелку «НТВ Плюс», естественно, что смотреть могут только, те кто имеет ресивер. По-моему, около ста долларов стоит установка и 20-30 долларов в месяц нужно платить за месяц. Естественно, те бабушки, которые ходят в церковь, они этот канал видеть не будут. Потому здесь очень серьезный вопрос. Честно говоря, не знаю, как отвечает Ваня Демидов, на кого этот канал рассчитан. Он рассчитан на обеспеченных людей, на людей-предпринимателей, которые могут себе позволить такую установку. Я не знаю, как рассчитывалась целевая аудитория.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Евгению Витальевну, москвичку.

Слушательница: Добрый вечер. У меня до революции дед был священник, его расстреляли в 1924 году. Но дух этого деда всегда витал в нашей семье, и нам объясняли, что вера – это не соблюдение обрядов, а образ жизни. И я хочу задать такой вопрос. Не кажется ли вам странным, что при советской власти церковь была в тени, но народ жил праведно, сегодня церковь цветет золотом, а все грешат, кругом воруют. В чем секрет?

Михаил Дегтярь: Вы знаете, воровали и при советской власти, не надо идеализировать советское время. Думаю, что ничего не изменилось.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Юрия Владимировича из города Волжского.

Слушатель: Добрый вечер. У меня главным образом вопрос к вам, Владимир. Дело в том, что на Радио Свобода есть только передача «С христианской точки зрения». А по-моему, до 86-87 я слышал передачи, где давалось время для иных конфессий, будь то ислам, иудаизм и даже буддизм. Скажите, пожалуйста, вы не считаете, что христианские заповеди в большей степени выполнялись при советской власти?

Владимир Кара-Мурза: Это вечная тематика. Кстати, скажу, что Радио Свобода примерно в равных пропорциях предоставляет слово различным религий.

Слушаем москвича Григория Алексеевича.

Слушатель: Доброй ночи вам. Вы знаете, мне кажется, вся проблема в том, что уже 20 лет ни одной мало-мальски толковой идеи политической, национальной, экономической. Идет тыканье пальцем от Горбачева, Ельцина и далее. Второе: как можно в 21 веке распевать про открытую поповщину и скрытый национализм? Это двигаемся вспять.

Михаил Дегтярь: Не знаю, трудно ответить на такое сумбурное, даже вопроса не прозвучало. О какой национальной идее вы говорите? Национальная идея – хорошо жить - вот национальная идея. А живет она пока, к сожалению, не очень хорошо. И до тех пор, пока мы так будем жить, у нас никакой национальной идеи не будет. Точно не этот канал национальная идея и не православие национальная идея. Национальная идея – нормальная человеческая жизнь, чтобы 140 миллионов наших сограждан хорошо жили. Вот когда это произойдет, я надеюсь, вот тогда можно говорить о национальной идее.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Игоря Михайловича.

Слушатель: Добрый вечер. Вы знаете, я придерживаюсь точки зрения, что религия является делом интимным и не предмет телевизионного действа. Глядя на эти государственные потуги, мне припоминаются слова Александра Радищева, по-моему, «Ода вольности», я не совсем помню слова, но звучит так: «Власть царская веру охраняет, власть царскую вера сберегает. Союзы общество гнетут…» Мне кажется, очень подходящие слова ко всем нашим потугам.

Владимир Кара-Мурза: Главный редактор приложения к «Независимой газете» «НГ Религии» Марк Смирнов так прокомментировал замысел Ивана Демидова.

Марк Смирнов: Для меня Иван Демидов известен еще с конца 80 - начала 90 годов, когда я сотрудничал с программой «Взгляд». В те годы он никакой специальной религиозности, особой религиозности не выказывал. Я только что вернулся из Германии, специально исследовал вопрос, сколько часов различные телеканалы вещают о религии. Это чрезвычайно мало, только в воскресные дни, как правило, только проповеди и трансляция богослужения протестантов и католиков прежде всего, как господствующих конфессий в Германии. Но чтобы иметь целый телеканал и вещать 16 часов – это практически невозможно. В принципе для светского государства, для страны, которая многонациональна, многорелигиозна, сама по себе такая идея несколько провокативна.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Валерия, москвича.

Слушатель: У меня два замечания. Во-первых, Греция является официально государственной православной страной. Это государственная религия, закрепленная в конституции. И нечего пенять на весь мир. Во-вторых, вы уже безбожник, вы уже несущий, вас нет как такового. То, что вы проживете и превратитесь в дерьмо, вы считаете смысл жизни? А в-третьих, Христос воскрес, и как бы вы ни злобствовали, он вечен и в 21 веке, и в 30, и когда придет, он вас … накажет.

Михаил Дегтярь: Ясно, что человек не совсем нормальный, не совсем здоровый. Разве можно звонить на радио и говорить такие слова? Человек, как я понимаю, считает себя православным и позволяет себе материться, тем более в прямом эфире. Вот вам яркое доказательство таких людей. Я еще раз говорю, да, я – безбожник, не потому, что так сложилось, потому что я был воспитан в Советском Союзе как многие люди. И я не считаю, что это неправильно. Я не выступаю против православной церкви, не дай бог. Человек верит - это замечательно. Пусть он лучше верит, чем пьет пиво, дерется, пользуется наркотиками и так далее. Совершенно очевидно, что если это во благо, то это нормально. Но вот так звонить в прямой эфир и материться – это совершенно непозволительно.

Владимир Кара-Мурза: Протоирей отец Всеволод Чаплин, заместитель председателя Отдела внешних церковных связей Московского патриархата, одобряет идею нового телеканала.

Всеволод Чаплин: Можно только порадоваться тому, что один из проектов, начало вещания телеканала, который будет руководствоваться в своей жизни, в своей деятельности христианскими нравственными принципами, сейчас получил путевку в жизнь и начинает вещание на спутниковом телевидении. Православие – это основа культуры России. Я думаю, что никто не должен стесняться того, что православие как основа русского мировоззрения, как вещь, без которой Россия не была и не будет Россией, лежало бы в основе мнения людей, которые будут высказываться на этом канале.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Владимира, москвича.

Слушатель: Добрый вечер. Знаете, мне интересно, Володя, вы китайский язык знаете? А чего же вы его не обсуждаете? Вы не православные, чего же вы обсуждаете то, чего не знаете?

Владимир Кара-Мурза: Мы обсуждаем телевизионный новый проект, который выходит на российском телевидении, а поскольку Михаил работник телевидения, дважды лауреат премии ТЭФИ, он обсуждает с точки зрения профессионала. Слушаем москвичку Валентину.

Слушательница: Я хочу сказать, что этот канал не для настоящих верующих. Настоящие верующие телевидение не смотрят. Они молятся, ходят в церковь и делают богоугодные дела. Иван Демидов не имеет права вести этот канал, по-моему, уже в глазах только доллары. Потому что он только недавно темные очки снял, «Музобоз» и прочее вел, и на острове очень хорошо себя показал. Просто постыдство полнейшее.

Владимир Кара-Мурза: Наверное, имеется в виду «Последний герой».

Михаил Дегтярь: Вы знаете, Валентина, дело в том, что вы, наверное, как верующая имеете право так говорить о Демидове, вам, как православной, виднее. Но, с точки зрения телевидения, Ваня очень способный человек. И он один из немногих, кто может из этого канала сделать что-то такое, чтобы люди могли смотреть. Потому что не так просто сделать православный канал. Я просто верю в его телевизионные способности. А имеет ли он право это делать или не имеет – это, конечно, судить не нам.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Давида Яковлевича, радиослушателя из Самары.

Слушатель: 80 лет мне, и многие годы я думаю о религии, много перечитал. Прослушал лекцию архиепископа сан-францисского православную, он изложил теорию Анри Бергсона, лауреата Нобелевской премии. И я поверил в логическое построение, что, вероятно, есть что-то всевышнее. Но я до сих пор глубоко сомневаюсь и считаю, твердо утверждать, что Бог есть - глупо и не менее глупо утверждать, что его нет, нет чего-то всевышнего.

Владимир Кара-Мурза: Как в нашей стране, где провозглашена свобода совести, именно первенство первого православного канала, который получил эфирную частоту, его примат над всеми остальными религиями?

Михаил Дегтярь: Наверное, в процентном отношении на самом деле в России больше православных. И если говорить о том, что какой-то канал должен появляться, то первым должен быть православный канал. Хотя я думаю, что мусульмане, которых у нас не менее 30% в России, могут возмутиться. Да и другие религии хотели бы иметь такой канал. Трудно сказать мне, это очень скользкая тема. Я думаю, что если мы будем обсуждать мы получим много таких звонков с такими неприличными словами, которые мы слышали в прямом эфире.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Ирину Николаевну, москвичку.

Слушательница: Здравствуйте. Я вот что хочу сказать: я родилась в стране, жила и состарилась. И в основном все-таки главная религия - православная. Но меня всегда поражало, особенно в Москве, когда я видела как первосвященник, в каких дорогих одеждах он ходит, когда я знаю, сколько православных граждан сидят с протянутой рукой, побираются или с голода умирают. А вот 25 числа я была на великолепном концерте в храме Христа Спасителя, который построил Юрий Михайлович Лужков и москвичи. И когда я уходила, я рассматривала росписи на библейские темы, и вдруг увидела такую помпезную раму, прямо огромная стоит. Я думала, что там нарисован как раз Иисус Христос. И когда я подошла, увидела, что в этой огромной, бросающейся в глаза раме нарисован Алексий Второй. Меня просто это поразило. Я не понимаю, может быть его показали, как хозяина этого дома? Но насколько это нескромно. Сколько денег угрохать на эту раму.

Михаил Дегтярь: Знаете, мы обсуждаем не православие и не иерархов Русской православной церкви. Меня тоже очень многое смущает. Смущает, что в церквях просят деньги за разные услуги: отпеть – 50 рублей, за упокой – 30 рублей, покрестись – 40 рублей. Это, конечно, очень странно. Но это я не могу обсуждать, это не наше дело. И почему такой помпезный храм Христа Спасителя, и почему там наша слушательница видела Алексия Второго. Но это не наша тема, потому что мы обсуждаем телевизионный канал православный, а не само православие.

Владимир Кара-Мурза: Манана Асламазян, генеральный директор компании «Интерньюс» верит в идею нового православного канала «Спас».

Манана Асламазян: Поскольку канал «Спас» делает Иван Демидов, человек на телевидении очень опытный и с большим стажем, у которого разнообразный телевизионный опыт, я надеюсь, что это будет спокойный человеческий канал, где, конечно, будет преобладать религиозный взгляд на мир, православный взгляд на мир. Но я все-таки надеюсь, что им хватит широты, образованности, опыта и так далее не делать этот канал оскорбляющим чувства и верования людей другой конфессии. Хотя я знаю, говорили об этом с Иваном, он бы хотел, чтобы содержание этого канала было шире, чем просто религиозный канал, православный канал и так далее. Он очень мечтал показывать жизнь России за пределами Садового кольца. Но главное, чтобы у него это получилось, чтобы его желания совпали с желаниями его инвесторов, людей, которые дают деньги на этот канал.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Петербурга от Надежды.

Слушательница: Здравствуйте. Скажите, пожалуйста, церковь у нас теперь коммерция, которая торгует нефтью, спиртным, табаком. Поэтому чем больше денег поступает, наверное, им больше и надо. Второе: канал – тоже коммерция. А скажите, пожалуйста, когда же вера начнется и будет ли она?

Михаил Дегтярь: Трудно сказать. Сегодня Демидов заявил, что на канале будет реклама. Честно говоря, для меня это тоже очень странно, я был уверен, что канал будет без рекламы. И вообще непонятно, если люди будут получать канал в пакете и платить за него деньги, почему они должны смотреть рекламу? Это, кстати, по-моему, здесь есть какая-то неясность.

Владимир Кара-Мурза: Во-первых, у нас на канале «Россия», который заложен отдельной строкой в бюджете и финансируется из наших денег, значит мы его акционеры - налогоплательщики. И кому идут деньги, которые каждые пять минут выплачены за рекламу, тоже непонятно. Очевидно, нечто подобное будет на канале «Спас».

Михаил Дегтярь: Кстати, я не знаю, на этом «НТВ Плюс» все каналы, которые в пакете, есть ли реклама на других каналах?

Владимир Кара-Мурза: Нет.

Михаил Дегтярь: Получается, что «Спас» будет единственным, где реклама будет.

Владимир Кара-Мурза: Да, это чисто коммерческий проект, и Иван этого не скрывал в интервью для нашей программы.

Слушаем москвича Марка.

Слушатель: Здравствуйте. Вы знаете, я по вероисповеданию христианин, но этнически я не русский. Я хотел сказать, что в таком многонациональном и многоконфессиональном государстве не может быть канала «Спас» православного – это плевок всем остальным. Это плевок католикам, мусульманам, иудеям, евангелиевским христианам и так далее, список бесконечный. Так вот, мне кажется, что канал должен был быть, как говорят, в ином формате. Должен быть религиозный канал, где сколько-то часов отводится православным, меньшее количество часов, поскольку процентное отношение меньше, католикам, еще меньшее количество баптистам, сколько-то иудеям, сколько-то буддистам и так далее. Все эти религии представлены живыми людьми, и они имеют точно такое же право, как и православные, иметь информирование хотя бы по поводу происходящего в мире буддизма, как православные будут информироваться, какие праздники, когда пост, когда поститься, когда разговеться. Мне кажется, что оскорбительно, что канал Спас для православных. Остальные что - не люди?

Михаил Дегтярь: Да, можно было ожидать такого мнения. Я думаю, что сегодня многие об этом думают после того, как эта тема стала одной из главных телевизионных тем дня. Наверняка, этот вопрос себе задавали многие. Но мы имеем то, что имеем.

Владимир Кара-Мурза: Очевидно, в такой стране как Россия следует быть аккуратнее, особенно в таких деликатных вопросах, как религия. И после всех событий, которые у нас на этой почве происходят.

Слушаем москвича Владимира Ивановича.

Слушатель: Здравствуйте. Вы знаете, конечно, тема интимная, выносить ее на общественное обсуждение непорядочно. До такой степени непорядочно, что я не могу передать вам. Любить Бога - это не значит его рекламировать. И в этой степени через систему телерадиовещания, когда на одном канале проповедуют насилие, а на другом любовь к Богу, я вообще считаю кощунственным. Второе: нет более божественного купола, нежели небесный. Если вы верите в святое, посмотрите вверх, там много понятий о Боге. Не надо смотреть на голубой экран, не надо его имитировать как любовь к Богу.

Михаил Дегтярь: Мнение имеет место, так человек думает. Многие считают, кстати, что телевидение не может пропагандировать религию. Но вот, видите, решили попробовать создать такой канал. Посмотрим.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвичку Светлану Евгеньевну.

Слушательница: Здравствуйте. Я хотела бы сказать, что кто разумеет делать добро и не делает, тому грех. И вот это относится ко всем нам. Вы знаете, что меня удивляет: что в эфире телевизионном, радиостанции не говорят такую миролюбивую позицию, потому что все познается в сравнении.

Владимир Кара-Мурза: Михаил, вас удивляет, что российская православная церковь, русская не выступает в роли миротворца? Сколько лет идут конфликты террористические акты, и церковь устранилась от политического влияния в этой сфере.

Михаил Дегтярь: Да, это очень странно. Я думаю, что это удивляет многих здравомыслящих людей. У нас почти десять лет идет война в Чечне, почему не участвует Русская православная церковь, я не понимаю. Если она действительно имеет большое влияние, особенно иерархи церкви имеют большое влияние на умы людей. Вот это странно. Больше разговоров, слов, а как только какая-то проблема в самой церкви, они уходят на дно. Я вспоминаю гомосексуальный конфликт в Екатеринбурге, когда один из иерархов был замечен в таких странных для высоких священников действиях, ни какого комментария не было. А когда нужно участвовать в разрешении конфликтов, которых так много в России, они почему-то в этом не участвуют. Это очень странно.

Владимир Кара-Мурза: У Максима Шевченко, автора и ведущего программы «Выбор веры», остается много вопросов после появления идеи спутникового телеканала «Спас».

Максим Шевченко: Ивана Демидова очень сильно раскрутил канал «Московия» и так называемый Третий канал, который имеет несколько часов в день на ТВЦ. Демидов, изображая из себя русского Ивана Царевича, вел программу «Русский взгляд» и из такой попсы, которой он занимался, ударившись в благообразный русский православный ультранационализм. Если это телевидение не будет на коммерческой основе, то лично у меня возникнут вопросы, откуда они вообще берут деньги и не выпускается ли этот канал на бюджетные деньги. Потому что если он выпускается на бюджетные деньги, тогда хотелось бы видеть такую строку в бюджете, где записано, что государственный бюджет, часть наших налогов идет на православный или какой-либо иной телевизионный канал. Но если это телевидение коммерческое, тогда вопросов не будет. Чем более открыты будут счета и финансовые активы этого телеканала, тем лучше будет только для него.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Муслима.

Слушатель: Здравствуйте. Меня поразил ответ вашего гостя, что он не признал что он православный. Я ему предлагаю читать Павла Флоренского. Если он будет читать этого человека, он незамедлительно станет православным.

Владимир Кара-Мурза: Спасибо, Муслим. Мы не собираемся религиозной пропагандой заниматься. Приятно, что вы, представитель не русской национальности, так тактично относитесь к нашей теме.

Слушаем Сергея из Санкт-Петербурга.

Слушатель: Доброй ночи, господа. Вы знаете, я внимательно слушал будущего хозяина канала сегодня днем, он ни разу не сказал слово «христианство», там было «православие». Я думаю, что к противоположному результату приведет. Я, в отличие от вашего гостя уважаемого, человек христианского вероисповедания, православный. Я думаю, еще хуже будет то, что у нас сейчас происходит. Я как-то дал свой диктофон на урок типа «Закона Божьего». И когда мы прослушали, что говорил батюшка православный, - это просто как Жванецкого можно было слушать.

Михаил Дегтярь: Нечего сказать.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от москвича Николая.

Слушатель: Скажите, пожалуйста, а чего вы всполошились? Ведь ясно было сказано, что это частное предприятие, которое люди определенных убеждений и верований за свои деньги делают для себя. О чем тут может быть разговор? Что вас так пугает? Не делайте свои каналы для гомосексуалистов и лесбиянок, садомазохистов. Что тут такого плохого?

Михаил Дегтярь: Вообще сама идея, мы обсуждаем, поскольку никогда еще за столько лет существования нашего государства у нас не появлялся канал, который активно заявляет, что он будет православным или мусульманским. Это ноу-хау в России, поэтому мы это обсуждаем. Никто не всполошился, все нормально.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Екатерины из Петербурга.

Слушательница: Добрый вечер, господа. Я хотела задать вопрос: мы несколько лет назад потеряли отца Александра Меня, до сих пор неизвестно, кто его заказал. Может быть господин Дроздов? Они очень разные - один ближе к Богу, а другой к мамоне.

Владимир Кара-Мурза: Это нераскрытое преступление до сих пор. Вы занимались этой темой Михаил?

Михаил Дегтярь: Нет.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвичку Наталью Михайловну.

Слушательница: Здравствуйте. К сожалению, у нас в стране сейчас националисты и так называемые патриоты взяли на вооружение православие, которое в свою очередь частенько потворствует им. Я православная христианка, но я очень боюсь, что этот канал будет создан не для верующих, а для бритоголовых погромщиков.

Михаил Дегтярь: Дай бог, чтобы этого не случилось. Телевидение должно быть таким в России, чтобы каждый скинхед бритоголовый, смотря телевидение, думал, что я тоже немножко татарин, я тоже немножко украинец, я тоже немножко еврей, я тоже немножко русский и так далее. Чтобы он свои стальные палки оставлял у себя дома, шел гулять без них. Когда такое телевидение будет в России, такие передачи будут в России, тогда мы получим национальную идею. Я все-таки надеюсь, что этот канал не будет вызывать в людях желание брать металлические палки и в подъездах нападать на азербайджанцев или на представителей других наций.

XS
SM
MD
LG