Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Предложение законодателей Приморского края отменить ограничение исполнения президентских полномочий двумя сроками


Владимир Кара-Мурза: Сегодня законодатели Приморья выступили с инициативой отменить ограничение исполнения президентских полномочий лишь двумя сроками подряд, как противоречащее конституционному праву избирать и быть избранным. Тему обсуждаем с Андреем Федоровым, директором политических программ Совета по внешней оборонной политике и директором фонда «Центр политических исследований». Добрый вечер, Андрей Владимирович.

Андрей Федоров: Добрый вечер.

Владимир Кара-Мурза: Стала ли для вас неожиданностью инициатива приморских законодателей?

Андрей Федоров: Нет, для меня не стала инициатива приморских законодателей неожиданностью, поскольку разговоры о том, каким образом решить так называемую проблему-2008, они и в рамках элиты, и в рамках экспертного сообщества велись в последний год достаточно активно, причем не столько разговоры уже, сколько выстраивание конкретно, с кем и как это можно было бы сделать.

Владимир Кара-Мурза: Бывший глава Центризбиркома Александр Иванченко раскрывает причины столь сомнительных инициатив.

Александр Иванченко: Последнее интервью президента, показывающее, что он и не против порулить еще третий срок подряд, очевидно, стимулирует подобного рода инициативы, идущие из регионов, из его ближайшего окружения. Есть право избирать и быть избранным у всей страны, есть, в том числе право и у действующего президента избирать другого кандидата, другого президента. Но в конституции есть четкая и однозначная позиция, что одно и тоже лицо не может избираться третий раз подряд. На мой взгляд, глубокое заблуждение, что народ это право отдаст в очередной раз решать очередной партии власти.

Владимир Кара-Мурза: Какие на сегодняшний день, не допуская пока изменений в конституции, есть законные пути продления сроков президентских полномочий?

Андрей Федоров: Есть несколько путей. Во-первых, тот путь, который предлагается приморскими законодателями, - это внесение поправок в действующую конституцию. Причем с учетом того, что действительно вносить определенные изменения, связанные с объединением субъектов Федерации и так далее, там поправок технического характера в конституцию может набраться 10-15 в ближайшее время, и одна из них может быть по сроку президентства.

Второй вариант, которые существует в воздухе и не только в воздухе, но и даже частично на бумаге, это вообще принять новую конституцию Российской Федерации, в которой не говорить о том, сколько лет должен президент находиться у власти. В этом тоже есть своя логика, поскольку тем самым, как говорят многие, мы поводим черту под эпохой Ельцина и начинаем жить уже действительно в новой суверенной России и так далее.

Есть действительно вариант через союзное государство, хотя он тоже не очень чистый и прочее. Есть технологически чисто варианты, когда, допустим, технологически избирается другой президент, Владимир Владимирович Путин назначается премьер-министром, вновь избранный президент случайно заболевает, и тогда исполняющим обязанности президента снова становится Владимир Владимирович Путин, снова, уже на законных основаниях, участвует в выборах и через три месяца снова становится президентом страны еще на два срока.

То есть технологически решить проблему третьего срока просто не представляет особой сложности.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Армавира от радиослушателя Сергея.

Слушатель: Добрый вечер, господа.

Владимир Кара-Мурза: Здравствуйте.

Слушатель: Уважаемые ведущий и гость в студии, вы понимаете, сейчас уже народ не избирает губернаторов, а их назначает президент. И сейчас как бы он назначает людей, которые ему необходимы и которые ему нужны. И потом подгонят конституцию, что может на третий срок президент избираться, и губернаторы его поддержат. Не народ, а губернаторы.

Владимир Кара-Мурза: Да, насколько тут важна поддержка губернаторов? Стоит ли их столь активно обновлять?

Андрей Федоров: Честно говоря, не от губернаторов это все зависит, губернаторы будут играть роль меньшую. Как раз большую роль будет играть требование народа. Я думаю, что уже в самое ближайшее время пойдут потоки писем, резолюций, собраний общественности и трудовых коллективов о том, что нельзя Владимира Владимировича ограничить двумя сроками, что страна сейчас на подъеме и, как говорится, птицу на подъеме не бить. Поэтому губернаторы будут только трансляторами определенных мыслей, но на властном уровне. На самом деле легитимизация третьего и последующих сроков президентства Путина, она должна идти снизу, от народа. Я думаю, что она пойдет именно таким путем, через массовые волеизъявления в виде писем, поздравлений, назиданий, наказов не уходить и прочее.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Петербурга от радиослушателя Георгия.

Слушатель: Здравствуйте. К сожалению, я не очень хорошо знаю историю, может быть, кто-нибудь из вас лучше знает. О чем говорит исторический опыт разных стран? Что лучше – когда президенты засиживаются на своих местах, имеется в виду, что они не успели чего-то сделать, или, наоборот, когда они чередуются достаточно быстро? Спасибо.

Андрей Федоров: Вы знаете, исторический опыт самый различный. Например, есть президент Египта Хосни Мубарек, который 20 лет президент.

Владимир Кара-Мурза: И президент Кубы Фидель Кастро.

Андрей Федоров: Да. И при Хосни Мубареке за эти 20 лет Египет действительно совершил огромный рывок вперед, в том числе во многом потому, что там Хосни Мубарек является гарантом политической стабильности, человек, который держит страну в руках в хорошем смысле слова. Да, есть Фидель Кастро, который очень много лет находится у власти, там немножко другой результат. Поэтому нельзя апеллировать к историческому опыту, в данном случае больше нужно полагаться на тот политический реализм нашей жизни.

Я считаю, что здесь есть одна маленькая проблема. В России от президента до царя один шаг. И то, что сейчас идет своего рода канонизация Путина в средствах массовой информации и так далее, и тому подобное, это очень опасный момент. Потому что мы можем незаметно перейти эту грань, когда нормально действующий президент вдруг станет полубогом. А чем это кончается в российской истории, мы хорошо знаем.

Владимир Кара-Мурза: Бывший глава первой Государственной Думы Иван Рыбкин считает инициативу приморцев покушением на конституцию.

Иван Рыбкин: Я думаю, желание покорежить конституцию ничем не обоснованно. Владимиру Путину надо свой срок дослуживать, как он определил, что он работает по найму у граждан России президентом России два срока, и будет заниматься другими делами. Я хочу сказать, как человек, который был среди руководителей государства, у Владимира Владимировича, помимо президентской, помимо председателя ГД, есть другая жизнь, не менее интересная. Но если говорить совсем серьезно, я думаю, что не столько президент России, сколько его окружение, боясь ответственности за то, что они вытворяют сегодня, наверное, инспирируют раз за разом вот эти так называемые предложения по третьему сроку для президента России. Остановитесь, господа, не играйте с огнем.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Подмосковья от радиослушателя Андрея.

Слушатель: Здравствуйте.

Владимир Кара-Мурза: Добрый вечер.

Слушатель: Я в политике не силен, но, например, если Путин уйдет, то кто будет править государством?

Владимир Кара-Мурза: По конституции у нас нет поста вице-президента.

Андрей Федоров: Есть разные варианты. Условно, если что-то случится с Владимиром Владимировичем Путиным, то по конституции исполнять его обязанности будет премьер-министр Российской Федерации, кто бы не находился на этом посту, и в течение нескольких месяцев будут проведены новые президентские выборы. Что касается человека, то, вы знаете, история показывает, что человек на должность всегда найдется. Когда Владимира Владимировича начали двигать, о нем вообще никто не знал. Когда он стал премьер-министром Российской Федерации, о нем знали примерно 2 процента населения, то есть он был совершенно темной лошадкой и прочее. И действует как президент. Поэтому кандидатов на президентский пост в нашей стране найдется желающих очень много.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Сергея.

Слушатель: Здравствуйте.

Владимир Кара-Мурза: Добрый вечер, Сергей.

Слушатель: Дело в том, что если Лукашенко подпишет с Путиным договор об объединении и сдаст свою Белоруссию, то ему лучше в Белоруссию будет не возвращаться, его тут же арестуют и никто его не поддержит – ни парламент, ни силовики. Никому неохота.

Владимир Кара-Мурза: Я так понимаю, что вариант объединения с Белоруссией уже даже не прорабатывается.

Андрей Федоров: Понимаете, он прорабатывается, только он прорабатывается не как союзное государство, а как союз двух государств, при которых остаются президенты на своих местах, что позволяет, кстати, каждому из них достаточно широко трактовать это объединение и говорить, естественно, не только от имени себя, но и от имени нового государства. Но, надо сказать, что этот процесс уже идет 10 лет, он изрядно уже подкоптился и, честно говоря, с моей точки зрения, если в течение ближайшего года не будет решен вопрос о выборах в союзный парламент, о формировании бюджета и прочее, я думаю, эта идея будет, наверное, в конечном счете, погублена.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвичку Анну Павловну.

Слушатель: Здравствуйте, господа. У меня вопрос вот какой. А почему приморские законодатели не выступают о том, что лично мои права нарушены, а таких 90 процентов граждан России, которые не являются членами партий, но мы не имеем права избираться в законодательные органы.

Андрей Федоров: Почему? Дело в том, что выборы по партийным спискам – это не значит, что в партийном списке должны быть только члены партии. Любая политическая партия может взять любого беспартийного, включить в свои списки и этот человек может быть избран.

Владимир Кара-Мурза: Кстати, не меньше трети женщин.

Андрей Федоров: Да, квота на женщин и так далее. То есть я не вижу здесь нарушений. Вопрос заключается в другом. У самих партий мало желания брать кого-то со стороны, потому что они хотят видеть в новых депутатах своих людей, которые будут подчиняться очень жесткой партийной дисциплине, и которые не будут противоречить линии партии, не будут критиковать власть и так далее.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Сергея из Санкт-Петербурга.

Слушатель: Доброй ночи, господа.

Владимир Кара-Мурза: Здравствуйте.

Слушатель: Как вы думаете, насколько реален такой вариант: что-нибудь рванут перед этими выборами пару раз, потом призовут Басаева, не зря же его держат до сих пор там, и потом народ взалкает и скажет, Владимир Владимирович, не можем без вас.

Андрей Федоров: Понимаете, это уже сейчас происходит. Уже об этом прямо говорят, что, Владимир Владимирович, мы не можем без вас, потому что иначе, как говорится, террористы совсем распоясаться. Безусловно, решение вопроса, например, о принятии новой конституции, оно гораздо облегчается на фоне, допустим, крупного теракта.

Владимир Кара-Мурза: Наверное, Сергей имеет в виду введение в стране чрезвычайного положения.

Андрей Федоров: Вы знаете, проблема заключается в том, что страна за эти годы настолько разболталась и настолько коррумпирована, что ввести чрезвычайное положение просто невозможно. Мы все прекрасно понимаем, что даже если введут чрезвычайное положение, за 100 рублей вы всегда выйдете после 10 вечера на улицу.

Владимир Кара-Мурза: Басаев выйдет.

Андрей Федоров: Да.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Олега из Санкт-Петербурга.

Слушатель: Здравствуйте.

Владимир Кара-Мурза: Добрый вечер.

Слушатель: Если приморским депутатам так нравится Владимир Владимирович, надо тогда Владимира Владимировича отослать во Владивосток приморским губернатором. И хорошо бы, если бы Владимир Владимирович взял бы с собой во Владивосток всех питерских чекистов. Потому что пора Москву освободить и очистить от питерских чекистов.

Андрей Федоров: Во-первых, пока на Дальнем Востоке есть свой губернатор и достаточно неплохой губернатор. Во-вторых, проблема в другом. Не надо замыкаться только на Владимире Владимировиче Путине. Проблема в другом: готова ли страна психологически к демократическим процедурам смены власти? У меня все большие и большие сомнения на этот счет. Потому что все последние опросы общественного мнения показывают, что порядка 85 процентов совершенно спокойно и индифферентно отнесутся к тому, что Путин останется на третий, на четвертый срок. То есть, наше общество сейчас психологически готово принять Путина еще на 25 лет, на 30 лет и так далее. Я не говорю о Москве, о Питере, но общая страна в целом, особенно глубинка, что называется, она в каком-то смысле консервативна и не хочет перемен. Она считает, что при Путине стало жить лучше вроде бы – и зарплаты растут, и пенсию на 6 процентов подняли неделю назад и прочее – чего менять человека, пусть работает.

Владимир Кара-Мурза: Один из идеологов партии «Родина» Михаил Делягин сожалеет о сегодняшней инициативе приморцев.

Михаил Делягин: Инициатива приморских законодателей разрешить президенту Путину оставаться на третий срок, мне очень неловко, что она исходит именно от законодателей Приморского края. Потому что я служил в армии в Приморском крае и сохранил очень теплые воспоминания об этих местах. Существует некоторый обычай в демократических странах, который связан с тем, что общество боится, что по истечению двух сроков президент заиграется и не сможет выполнять свою работу нормально. В этом случае мы видим, наоборот, предложение приморских депутатов поражает в правах не президента, а поражает в правах весь остальной народ. Чем Путин хуже прошлых руководителей? Была сталинская конституция, была брежневская конституция, есть ельцинская конституция. Почему бы не быть путинской конституции? Чем он хуже Брежнева?

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвичку Ирину Николаевну.

Слушатель: Добрый вечер, господа.

Владимир Кара-Мурза: Здравствуйте.

Слушатель: Я москвичка и хотела бы сказать и выразить свое мнение, я за других не буду говорить. В каждой семье, что самое главное? Дети. И дети для государства - самое главное. А вот при правлении Путина, посмотрите, сколько беспризорных, сколько несчастных детей, обездоленных, СПИД, наркомания, алкоголизм. И при этом при всем баснословные лайнеры, дорогие дома, которые покупает государство. Посмотрите, сейчас 1,5 миллиона не могли найти, чтобы спасать наших моряков, а кто-то себе лайнеры ремонтирует за 12 миллионов.

Владимир Кара-Мурза: Кстати, утрата контроля за молодежью – это одна из важных проблем, это беспокойство очередной «оранжевой революции» вызывает. Мы знаем и лимоновцы, и так далее беспокоят нынешние власти.

Андрей Федоров: На самом деле и лимоновцы, и другие, достаточно радикальные молодежные группировки, они никогда не составят основу «оранжевой революции» в России именно в силу своего радикализма. Они могут пошуметь… Я считаю, что они на самом деле выгодны, потому что на них всегда можно списать очень многие вещи. «Оранжевая революция» как раз возникает не от чувства голода, она возникает от чувства несвободы. Пока на самом деле, при всех ограничениях, которые есть в СМИ, страна не почувствовала несвободы. И пока этой несвободы нет, говорить об «оранжевой революции» просто глупо. На Украине оранжевая революция была результатом во многом того, особенно в период предвыборной кампании, власть перешла уже просто к открытой лжи. А у нас ложь интеллигентная.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Мурата.

Слушатель: Здравствуйте, господа.

Владимир Кара-Мурза: Добрый вечер.

Слушатель: Я хотел сказать по поводу избрания президента в 2008 году. Почему бы ни сделать так, никакого референдума не нужно, просто внести в список последним среди кандидатов действующего президента. Народ изберет его, вот это будет настоящая демократия.

Андрей Федоров: А это и есть инициатива приморских депутатов – внести его в список кандидатов в 2008 году. Естественно, при таком ресурсе, который президент имеет, он легко победит, пусть даже там 100 человек будет в списке.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Юрия Николаевича.

Слушатель: Здравствуйте.

Владимир Кара-Мурза: Добрый вечер.

Слушатель: Я бы хотел такой вопрос задать. Не считаете ли вы, что в Кремле специально был разработан сценарий, который заключался в том, что Путин где-нибудь, например, в Финляндии, кокетливо выступит с желанием стать президентом, заранее подготовили какую-то одну из региональных шавок выступить с инициативой, чтобы он снова по Конституции, там замену какую-нибудь проведут, стал бы президентом? Спасибо.

Андрей Федоров: Естественно, что такие инициативы, как инициатива приморских депутатов, они не рождаются из воздуха, потому что все это тщательно продумывается, готовится и прочее. Действительно, сегодня перед многими лучшими умами президентской администрации стоит очень практическая задача – как сделать красиво, как сделать так, чтобы возможное продление срока пребывания Владимира Владимировича у власти не нанесло, прежде всего, международного ущерба Российской Федерации и ему лично. С другой стороны, чтобы это продление все-таки базировалось не на воле губернаторов или законодателей, а базировалось на народном волеизъявлении. То есть красивая упаковка, она очень важна сейчас.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Александра из Саратова.

Слушатель: Добрый вечер.

Владимир Кара-Мурза: Добрый вечер.

Слушатель: Я с вами уже говорил на прошлой неделе, что Путин обязательно будет баллотироваться на выборах. Он взял власть всерьез и надолго. Не этот способ, так другой, все равно он к власти придет любым способом. Способов очень много, десятки. Так что Путин останется.

Я ваш постоянный слушатель. Я 52 года слушаю радиостанцию Свобода, даже когда она «Освобождение» называлась.

Владимир Кара-Мурза: Тем более. Если вашими устами будет развиваться ситуация в России, еще столько же придется ее слушать.

Слушаем москвича Сергея Павловича.

Слушатель: Здравствуйте.

Владимир Кара-Мурза: Здравствуйте.

Слушатель: Меня несколько удивляет сама постановка вопроса. Ведь если брать нашу конституцию, то это все-таки общий законодательный акт, то есть акт, регулирующий нормы и законодательной, и исполнительной власти. И если там есть коллизия между общими нормами и частными, а общая норма – это право гражданина быть избранным, а частная норма – это запрещение, соответственно, быть избранным президентом более двух раз, то в конституции действуют общие нормы. Я не являюсь сторонником или противником имеющейся власти, но приморцы правы.

Андрей Федоров: Вы знаете, это вопрос довольно спорный. Американское законодательство при праве совершенно быть свободно избранным и избираемым все-таки носит четкие ограничения. То есть, понимаете, всегда закладываются определенные нормы сдерживания, которые исходят из того, что власть не может быть бесконечной и бессрочной, потому что бессрочная власть всегда безотчетна, она уже не будет ни перед кем отчитываться. И два срока – это как раз та граница, которая является на самом деле внутренним стимулом власти.

Владимир Кара-Мурза: Бывший вице-президент Александр Руцкой до сих пор возмущен правовой безграмотностью приморских депутатов.

Александр Руцкой: Авторам таких инициатив, тем более работникам законодательного собрания, не мешало бы знать основной закон страны. По этому поводу и президент высказывался примерно таким же образом, как и я. Основной закон можно менять, только проводя всенародный референдум, потому что конституция, основной закон страны, принималась референдумом, голосованием граждан Российской Федерации. Поэтому изменить конституцию можно только через референдум. Если народ примет такое решение, мы должны подчиниться воле народа.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Рязани от радиослушателя Валентина.

Слушатель: Здравствуйте.

Владимир Кара-Мурза: Добрый вечер. Я хотел сказать, что в XX веке было высказано такое предположение о генетической безотказности русского народа. Я думаю, что если это произойдет, то этот тезис подтвердится 100-процентно.

А вопрос у меня такой. Все-таки вы не сказали, как Путин относится к этому вопросу, не считая его выступления. А как вы сами считаете?

Андрей Федоров: Я думаю, что Владимир Владимирович как раз очень старается сейчас аккуратно высказываться на эту тему. Я думаю, что в душе конечно и психологически он готов и к третьему, и к четвертому, и к пятому сроку, поскольку сам для себя он сформулировал (и в целом ряде случаев публично) такую программу действий, которая невозможна к реализации в сжатые сроки, в 4-6 лет.

Владимир Кара-Мурза: В послании.

Андрей Федоров: Да. Фактически, если сравнивать, исторические параллели проводить, то, что задумал Путин, - это модернистская версия деяний Петра Первого. Петр совершил прорыв в Европу, Путин хочет прорваться в мир, то есть, чтобы новая Россия прорвалась в мир на более-менее условиях, похожих на существование Советского Союза в этом мире. То есть, когда слово Советского Союза ценилось несколько выше, скажем прямо, чем слово нынешней России. И с этой точки зрения Путин мыслит именно терминами комплексного преобразования страны. И всем понятно, что такие реформы невозможно провести ни за четыре, ни за пять, ни за десять лет. То есть технологически Путин хочет выступить в роли Де Голля, то есть поменять страну, поменять ее кардинально и вместе с тем поменять с минимальными потерями.

Владимир Кара-Мурза: Да, но пример Де Голля не самый удачный, тут пришлось поменять конституцию, а потом уйти в отставку.

Андрей Федоров: Да, может быть и здесь у нас так получится. Но, по крайней мере, может быть, мы пойдем другим путем, может быть, мы при Путине поменяем конституцию.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвичку Евгению Витальевну.

Слушатель: Добрый вечер.

Владимир Кара-Мурза: Здравствуйте.

Слушатель: Я хочу сказать, что я не в защиту Путина, так как мне важны нравственные основы, а я их не вижу. Но Макиавелли сказал: «Форма правления – дело не важное, хотя полуобразованные люди думают иначе. Высшей целью правления должно быть постоянство, которое гораздо важнее свободы». И еще при советской власти, знаете, была такая шутка: войны не будет, но будет такая борьба за мир, что камня на камне не останется. Поэтому за Россию страшно, что будет такая борьба за демократию, что как бы совсем не погибнуть.

Андрей Федоров: Вы знаете, на эту тему, в общем-то, можно вспоминать много различных случаев из российской жизни, но, в принципе, до сих пор конечно у нас доминирующим является подход: лишь бы не было войны. В общественном сознании действительно, пусть Путин, пусть кто угодно, но лишь бы не было войны.

Владимир Кара-Мурза: Так война уже есть.

Андрей Федоров: Война есть, она идет, и еще будет продолжаться. Но в данном случае, условно говоря, уход Путина для многих кажется гораздо большей опасностью для страны, чем то, что он останется у власти.

Владимир Кара-Мурза: Бывший член Центризбиркома от партии «Союз правых сил» Вадим Прохоров подозревает заказной характер приморской инициативы.

Вадим Прохоров: Если и нет прямого кремлевского заказа, то, безусловно, в окружении президента есть люди, которые очень сильно боятся его ухода, которые могут много потерять в случае прихода другого человека и в случае расследования их деятельности, которая, с моей точки зрения, явно не всегда законна. Кончится это, безусловно, плохо. Право избирать и быть избранным - это общее, достаточно широкое право, которое приведено буквально в начале, в одной из первых статей конституции, 32-й, но далее это право развивается, развивается целым рядом положений. В частности президентом Российской Федерации не может быть избран человек младше 35 лет. Что, те, кто оспаривают статью 81-ю в части невозможности быть переизбранным на третий срок, предлагают и это отменить, чтобы можно было 25-летнего избрать?

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Николая из Подмосковья.

Слушатель: Добрый вечер. Спасибо, что вы подняли этот вопрос существенный. Я так думаю, что Владимир Владимирович Путин может остаться в случае, если объединиться Белоруссия и Россия. Тогда, может быть, Александр Лукашенко тоже выдвинет свою кандидатуру. Насколько я знаю, он тоже популярен в России.

И еще такой вопрос. Сейчас образовалась новая Социальная партия России, председатель которой Николай Васильевич Шмаков, председатель Госстроя России. Это такой порядочный, честный человек, кристально чистый. Сколько я знаю его, просто слушаю по «Народному радио», о нем такие отзывы. Его и подкупали, и все ругают. А он говорит: «Нет, я только буду со своим народом и умру со своим народом».

Владимир Кара-Мурза: Сейчас, наверное, актуальнее вступать в «Единую Россию».

Андрей Федоров: Честно говоря, умирать вместе со своим народом не стоит, лучше, наоборот, помогать народу жить.

Я хочу сказать, что в данном случае в принципе, не так важно, кто будет президентом. Важен вопрос главный – мы будем иметь два срока президентства или мы просто снимем эту планку. Потому что мы снимаем эту планку на самом деле не ради Путина тогда, а вообще ради развития президентства в России в нашем понимании, то, что нам нужен президент не на два срока, а на много лет и прочее. Потому что самое опасное, когда мы подгоняем под кого-то. И при решении этого вопроса все-таки главное заключается в том, что, если мы уходим от ограничений срока президентства, значит, мы должны быть готовы к тому, что президент и президентская команда в России могут быть у власти 20, 30, 40 лет на самом деле.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Петербурга от Светланы Александровны.

Слушатель: Здравствуйте. У меня не столько вопрос, сколько я хотела высказать свое мнение. У нас правильная конституция. Как только ее не кроят, как только ее не тянут и тянут под каждого человека, который приходит к власти. С первого момента, как только Путин появился у власти, я его внимательно слушала, все его выступления, и вы знаете, я редко видела последовательность в его выступлениях. И сейчас опять идет эта война за власть и к власти пришел, конечно, не Путин, а пришло КГБ, которое поставило управляемого человека. Я не буду говорить ту надпись, которую я прочитала на домах в городе крупными буквами, но, вы знаете, когда я его вижу, у меня какое-то чувство неловкости, что у нас такой президент. И когда говорят, государство, мне не хочется это слово слышать. У нас не государство, а какая-то живодерня. Меньше всего думает о людях.

Владимир Кара-Мурза: Кстати, возможны в будущем иллюстрации невозможности занятия выборных должностей бывшими сотрудниками КГБ?

Андрей Федоров: Нет, безусловно, невозможно. Никто на это не пойдет, у нас совершенно другая ситуация, чем была, допустим, в Чехословакии, в Литве, в Германии и прочее. Это невозможно.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Костромы от радиослушателя Николая.

Слушатель: Добрый вечер, господа.

Владимир Кара-Мурза: Здравствуйте.

Слушатель: Мне кажется, что не так уж важно, действительно, кто президент. Важно действительно его окружение, а это окружение и режим, который оно построило, он стоит на бешеных нефтедолларах. И как только этот поток иссякнет, то все, что они сейчас делают, все, что они укрепляют, это как бы обернется против них, и ситуация 1985-1986 годов повторится, только с гораздо большей быстротой.

Андрей Федоров: Вы знаете, я в данном случае не был бы пессимистом, поскольку, по моим личным прогнозам, уже к 1 сентября на нью-йоркской бирже цена нефти может превысить 70 долларов за баррель, и Россия как раз будет захлебываться от лишних денег, которые она не может вложить и разумно использовать. Даже если цена на нефть рухнет, тот самый золотовалютный запас – это примерно на 2-3 года.

Владимир Кара-Мурза: Стабилизационный фонд.

Андрей Федоров: Да, Стабилизационный фонд. В том числе чисто золотовалютный запас, кроме Стабилизационного фонда. Это подушка на несколько лет. Поэтому, даже если произойдет резкое падение цены на нефть, это не будет угрозой Владимиру Владимировичу.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Ивана Ивановича из Томска.

Слушатель: Добрый вечер, господа. Я не буду говорить о будущих выборах 2008 года, и так ясно, останется прежний режим. Я буду говорить о 2012 годе. В 2012 году придет к власти запасной игрок системы, то есть Жириновский, и после этого буквально за очень короткий период времени в России грянет революция.

Владимир Кара-Мурза: Мне кажется, что у ЛДПР маленькие шансы уже на даже на ближайших парламентских выборах.

Андрей Федоров: Я считаю, что при нынешнем состоянии дел и КПРФ, и ЛДПР не смогут преодолеть 7-процентный барьер. Обе партии настолько сейчас находятся в застойном состоянии и в потерянном состоянии, что выйти на выборы с какими-то эффективными идеями, мыслями они не способны.

Владимир Кара-Мурза: Член фракции «Родина» Виктор Алкснис предвидит дальнейшие попытки изменить конституцию.

Виктор Алкснис: Инициатива по поводу третьего срока президента и попытки все это каким-то образом инициировать, провести в жизнь, они будут продолжаться до 2008 года. Я убежден, что есть конституция и если мы сейчас начнем ее подстраивать под конкретного человека, ни к чему хорошему это не приведет. Мы уже это делали при Ельцине и убедились, что это тупиковый путь. Я не удивлюсь, если появятся обращения трудовых коллективов, как альтернатива где-нибудь там ударники капиталистического труда выступят с обращением к президенту, что, Владимир Владимирович, мы просим вас подумать о благе народном и на третий срок пойти.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Сергея.

Слушатель: Добрый вечер.

Владимир Кара-Мурза: Здравствуйте.

Слушатель: То, что ваш гость говорит, в принципе я бы, наверное, с этим согласился, если бы не видел очевидные провалы в политике Путина. Административная реформа, политика перевода социальных льгот на монетарную, отказ от реформы ЖКХ, медицины, здравоохранения, провал в Чечне, на Северном Кавказе. Зачем нужно было Ходорковского сажать, я не понимаю. Что, и дальше так будет, если мы его на третий срок выберем?

Владимир Кара-Мурза: Всегда за все это найдутся ответственные, как был Михаил Михайлович Касьянов.

Андрей Федоров: А потом, понимаете, с одной стороны, провалы, а с другой стороны, народу говорят, вот, смотрите, зарплаты растут, пенсии растут, пятое-десятое. Кстати, давайте вспомним монетизацию. Ведь в начале года все предрекали, что сотни тысяч, миллионы выйдут на улицы и прочее. Где они, эти миллионы? 400-600 рублей прибавки к пенсиям и прочее спокойно вышибли огромную часть протестующих из социального процесса, и так будет дальше. Как только ситуация может накаляться, тут же будут повышаться пенсии и прочее, хотя бы не намного, это будет срывать любой социальный протест.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Владимира из Пензенской области.

Слушатель: Добрый вечер, Радио Свобода.

Владимир Кара-Мурза: Здравствуйте.

Слушатель: У меня такое то ли предложение, то ли идея. Почему не участвует в политическом процессе в России российская диаспора, изгнанная из России. Не обязательно в порядке исторического реванша, но там немало людей сейчас, там у одного Льва Толстого около 300, наверное, родственников.

Владимир Кара-Мурза: Сейчас участвуют беглые олигархи, изгнанные и признанные политическими эмигрантами.

Андрей Федоров: Вы знаете, участвовать-то может каждый, но в настоящее время в современном мире участие без возможности доступа к средствам массовой информации обречено всегда на провал.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Антона из Дзержинска.

Слушатель: Здравствуйте.

Владимир Кара-Мурза: Добрый вечер.

Слушатель: Вы говорите, проблема-2008. Проблему я не вижу. Это проблемы не наши, это даже проблемы не Путина, его самого уже готовы терпеть президентом только 24 процента.

Владимир Кара-Мурза: Да, кстати, недавние опросы, правда, негосударственных социологических служб показали рекордное снижение популярности президента.

Андрей Федоров: Понимаете, эти цифры надо воспринимать немножко по-другому. Те, кто готов поддержать Путина, да, действительно, число этих людей снизилось. Но те, кто в принципе одобряет его деятельность… По крайней мере, если формулировать четко вопрос, число тех людей, которые считают, что Путин не наносит вреда России, оно составляет почти 85 процентов.

Владимир Кара-Мурза: Этого достаточно?

Андрей Федоров: Этого достаточно, потому что человек, не наносящий вреда, считается, ну, хорошо, пусть дальше работает.

Владимир Кара-Мурза: Это как по Гиппократу.

Андрей Федоров: В какой-то степени.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Геннадия Васильевича из Петербурга.

Слушатель: Добрый вечер.

Владимир Кара-Мурза: Здравствуйте.

Слушатель: Да, пока еще выживаем, слава богу. Вот 87 лет уже как бы выживаем. Ведь тема все та же самая: были чекисты, теперь ФСБ и начальник самый главный. Спасибо.

Владимир Кара-Мурза: Не все 87 лет подряд были чекисты, был перерыв почти в 10 лет.

Слушаем москвича Михаила.

Слушатель: Доброй ночи, господа. Сегодня был по «Эхо Москвы» опрос и огромное количество народа высказалось (не поверите) за Ходорковского. Такое впечатление, что Россия разделилась на две неодинаковые фракции – Ходорковского и Путина. Но мне кажется, если будет третий срок и, как вы совершенно точно говорите, это значит бессрочно, то у параши окажемся уже вслед за Ходорковским все мы, нормальные люди.

Владимир Кара-Мурза: Кстати, под занавес сегодняшней информационной картины дня пришло сообщение о согласии Ходорковского баллотироваться по 201-му Университетскому округу на довыборах вместо депутата Михаила Задорнова. Как вы считаете, это разумное решение?

Андрей Федоров: Я считаю, это разумное решение Ходорковского с точки зрения паблисити и с точки зрения доведения его точки зрения до общественности. Хотя в этом решении есть очень серьезная доля риска, что ему дадут участвовать в этих выборах, он получит 3-4 процента голосов и на этом его политические, условно говоря, амбиции будут похоронены полностью и окончательно. Потому что всегда ведь вопрос заключается в том, кто считает и какой результат будет. Если Ходорковский из 25 кандидатов в депутаты в этом округе придет 24-м, то ему придется забыть о своей идее быть премьер-министром, возможно, президентом страны, ему придется просто забыть о том, что он хочет преобразовать эту страну. Поэтому это рискованная игра.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Подмосковья от Валерия Михайловича.

Слушатель: Доброй ночи.

Владимир Кара-Мурза: Здравствуйте.

Слушатель: Хочу предложить одну интересную мысль, которая достойна все-таки внимания слушателей. Проживая на территории Российской Федерации, мы ее обслуживаем, защищаем, занимаем и называемся российские этны. Согласны, да? То есть на данной территории. Или государством называется, страной. Почему все природные богатства принадлежат не нам? До каких пор чиновник, ничего не производя, будучи слугой, живет лучше хозяина, то бишь меня?

Владимир Кара-Мурза: Это к прежнему тезису о переделе природной ренты.

Андрей Федоров: Да. Тут вопрос заключается в том, что, с одной стороны, безусловно, значительная часть нашего населения осталась без возможности получать свою часть доходов от природных богатств. С ругой стороны, проблема заключается в том, что попытаться повернуть колесо назад настолько опасно, что это колесо может раздавить всех – и нынешних собственников, и тех, кто хотел бы прикоснуться к этой собственности.

Владимир Кара-Мурза: В случае с ЮКОСом повернули как-то колесо назад.

Андрей Федоров: Это частично, во-первых, повернуто, и оно со скрежетом и с большими потерями. По большому рисковать, конечно, никто не захочет.

Владимир Кара-Мурза: Сергей Марков, директор Института политических исследований, считает, что Кремль должен пресечь любой подхалимаж из регионов.

Сергей Марков: То, что президент молчит и никак не высказывается по поводу такого рода инициатив - это политическая ошибка. Тем самым они как бы поощряют к этому. Я считаю, что президент должен занять более четкую позицию, хотя он уже неоднократно говорил, что он не собирается идти на третий срок, что он не собирается менять под себя конституцию. Этого уже недостаточно. Он должен занять более жесткую позицию в критике по отношению к тем людям, которые систематически продолжают провоцировать президента на нарушения конституции и на то, чтобы свернуть страну с пути медленного, постепенного, но все-таки развития демократических институтов.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Игоря, радиослушателя из города Волжского.

Слушатель: Добрый вечер, господа.

Владимир Кара-Мурза: Здравствуйте.

Слушатель: Я не думаю, что у нас есть проблема 2008, 2012. Это проблема Кремля. Я полагаю, что смена власти в России произойдет после 2010 года, но не в эти именно сроки, а совсем другим путем. Спасибо.

Владимир Кара-Мурза: Да, это вопрос о той же самой «оранжевой революции». Как вы считаете, ее вариант невозможен для российской действительности?

Андрей Федоров: Я считаю невозможным по некоторым причинам. Первая, потому что у нас ситуация немножко другая, чем на Украине, и с точки зрения психологической, и с точки зрения материальной. И самая главная причина заключается в том, что Путину удалось, условно говоря, решить главную проблему постсоветской России, он полностью убрал идеологию из голов людей и заменил ее потреблением. Сейчас людей получение кредита в банке на покупку машины или телевизора гораздо больше интересует, чем любая политическая деятельность. И именно переключение сознания людей на потребление, в этом как раз может быть залог той самой поддержки, которая у Путина сейчас есть среди населения. То есть люди стали, в прямом смысле слова, потребителями, им дали возможность потреблять через кредиты и прочее-прочее. Дала возможность эта власть, дал возможность Путин, как они считают. Хотя на самом деле это объективные законы экономики нормально функционирующего общества. И, безусловно, с этой точки зрения, у них и формируется мнение о том, что при Путине хорошо живем.

Владимир Кара-Мурза: Например, в классическом обществе потребления, в США, там безразличны вообще, что за президент находится в Белом доме. Не может ли это повториться и в России?

Андрей Федоров: Очень трудно, понимаете, потому что у нас все-таки даже согласно конституции столько на президенте висит, как говорится, обязанностей и так далее, и тому подобное, что у нас по-другому все.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Наталью Львовну, москвичку.

Слушатель: Здравствуйте.

Владимир Кара-Мурза: Добрый вечер.

Слушатель: Я насчет того, что многие считают, что Путин, как президент, не приносит вреда. А развязанная война в Чечне, а неуправляемая коррупция, а подвластность судов, то есть отсутствие независимости судов, наступление на свободу слова? Это все стремление взять под контроль бизнес, дело Ходорковского – это все благие дела президента? Наверное, нет.

Андрей Федоров: Понимаете, вы во многом правы, но вам тут же скажут, что при Ельцине бандиты на улицах из автоматов стреляли, а сейчас этого нет, и прочее. Хотя с точки зрения коррупции, я согласен, уровень коррупции сейчас гораздо выше, чем несколько лет назад.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Петра Ивановича из Петербурга.

Слушатель: Добрый вечер. У меня такое впечатление создается, что наши руководители не знают совершенно литературу: ни Пушкина, ни Лермонтова, ни Толстого. Если бы они читали это, то, наверное, прекратили бы первую чеченскую войну и не развязали бы вторую.

Владимир Кара-Мурза: Скорее, плохо читали Гоголя, Салтыкова-Щедрина.

Андрей Федоров: Вопрос не в этом. Вопрос в том, что у нас зачастую жесткое решение считается единственно возможным. Мы не переговорная страна. В истории России вообще очень мало можно найти примеров, когда внутренние кризисы в стране решались через переговорный процесс, через демократический, хотя бы в минимальном объеме.

Владимир Кара-Мурза: А чеченский кризис, переговоры с Шамилем, который сдался на почетных условиях?

Андрей Федоров: Да, но этому предшествовали ни один год тяжелейших боев, вырезания обеими сторонами друг друга и так далее. Я просто говорю, что в России кризисы всегда старались решить не через диалог, а через топор.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Теймураза Александровича, москвича.

Слушатель: Добрый вечер.

Владимир Кара-Мурза: Здравствуйте.

Слушатель: Я бы хотел вашему гостю сказать. Я добавлю к женщине, которая только что сказала по поводу вреда. Она абсолютно права. Я добавил бы. Вы говорите, что Путин не приносит вред. Во-первых, он меня лишил права выбора. Кто ему дал такое право? - я это хочу у его спросить. Я думаю, что фээсбэшники слушают ваше радио. Вот кто дал? Говорят, что его избрал народ. Хорошо, но он у народа спросил?

Владимир Кара-Мурза: Напомню, что это произошло после событий в Беслане. Как вы считаете, какие-нибудь кризисные явления, ожидаемые сейчас в России, повлекут ли новое закручивание гаек?

Андрей Федоров: Я думаю, что такая опасность, безусловно, существует. Я считаю, например, что сейчас крайне неблагоприятная обстановка в Дагестане, где может рвануть гораздо более жестко и более серьезно, чем в Чечне. И это, естественно, может быть использовано для того, чтобы закрутить гайки, потому что другого способа, я еще раз говорю, мы исторически не знаем, как бороться с трудностями, которые возникают внутри страны.

XS
SM
MD
LG