Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Власти Нигерии обещают отпустить российских моряков, задержанных в октябре 2003 года


Владимир Кара-Мурза: Сегодня объявлено о скором освобождении из-под стражи под залог 12 российских моряков, около двух лет томящихся в нигерийской тюрьме. Ситуацию обсуждаем с Антоном Самойленковым, главным редактором журнала «Человек и закон», председателем ассоциации «SOS Russia», а также юрисконсультом национального комитета по специальным ситуациям Жанной Денисовой. Антон, почему именно вы и ваша ассоциация оказались в центре событий, происходящих в далекой Нигерии?

Антон Самойленков: В рамках журнала «Человек и закон» существует программа «SOS Russia», и буквально пять месяцев назад к нам обратились родственники моряков с просьбой о помощи. Они сказали, что никто им не помогает, ничего не происходит, что их мужья – буфетчики, механики, инженеры судна, задержанного в Нигерии, находятся в тюрьме. Попросили помочь найти правду в этой истории и разобраться. Мы занялись. Мы два раза были в Нигерии, мы давали три пресс-конференции и, как известно, после последней поездки, не успели практически вернуться в Москву, как их решили отпустить под залог.

Владимир Кара-Мурза: Жанна, расскажите, пожалуйста, о юридических тонкостях, в чем обвиняют российских моряков.

Жанна Денисова: Хотелось бы сначала сказать, что документов ни в МИДе, ни в посольстве Российской Федерации в Нигерии не было. В первую поездку Антон именно сам привез и передал данные документы в МИД и Путину. Когда мы обратились к обвинительному заключению, мы увидели, что ни в какой контрабанде нефти их не обвиняют, а это была просто перевозка нефти без соответствующих на то документов, без лицензии. Кроме этого корабль задержали на 31 миле, где юрисдикция Нигерии абсолютно не действует. Это исключительная экономическая зона. 12 морских миль территориальные воды Нигерии плюс 12 морских миль, то есть всего 24 – это максимум, на что распространяется юрисдикция Нигерии. То есть в данном случае здесь налицо просто, я бы сказала, посольское попущение. Они даже не удосужились просто получить обвинительное заключение на руки и посмотреть, в чем же обвиняют наших российских граждан.

Владимир Кара-Мурза: То есть практически два года 12 российских граждан безо всяких оснований томились в застенках. Слушаем вопрос от Георгия из Санкт-Петербурга.

Слушатель: Здравствуйте. Это ужасная какая-то история. Вот такой вопрос у меня: какая необходимость была некоторых заковывать в цепи – это же рабовладение. А почему так долго - два года? Они, наверное, хотели взятку получить.

Владимир Кара-Мурза: Их держали в кандалах?

Антон Самойленков: Да, их держали. Я хочу сказать, что после того, как греческие судовладельцы украли год назад судно из порта, у моряков действительно начались проблемы, их заковали в кандалы и по три человека бросили в маленькие камеры, приблизительно восемь на восемь шагов. И какая была в этом необходимость? Я думаю, просто вымещали на них зло нигерийцы.

Владимир Кара-Мурза: Какие методы самозащиты применяли моряки? Мы слышали, он объявляли голодовку.

Антон Самойленков: Да, несколько раз они объявляли голодовку, но родственники и наша редакция пытались все время убедить их бросить – это не способ решения конфликтов. Они и так в истощенном состоянии находились, им дороги каждые капли силы.

Владимир Кара-Мурза: Бывший уполномоченный по правам человека в России Олег Миронов верит в торжество справедливости.

Олег Миронов: Российские моряки претерпели много лишений, находясь в нигерийской тюрьме. МИДу надо извлечь уроки и посмотреть, где бывает много российских граждан для того, чтобы с этими странами заключить договоры. У нас очень много случаев, когда российские корабли арестовываются в зарубежных портах, когда экипаж арестовывается, задерживается, люди находятся в тяжелом положении. Нужно использовать должность уполномоченного по правам человека. Когда я занимал эту должность, мне приходилось помогать российским морякам, которые находились за границей. Я обращался и к президентам стран с просьбой о помиловании, если состоялось решение суда. На Африканском континенте институт уполномоченного по правам человека не очень развит, но в некоторых странах даже есть министерство по правам человека, например, в Марокко.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Юрия Владимировича из города Волжского.

Слушатель: Добрый вечер. Скажите, пожалуйста, тот инцидент с нашими моряками, не свидетельствует ли это о падении международного авторитета России со всеми вытекающими отсюда последствиями? Сегодня я по НТВ видел репортаж, например, со строительства школы в Беслане, где было написано «Спасибо Москве и «Единой России». Разве партия «Единая Россия» не способствовала падению авторитета России на международном уровне? С советскими моряками в Нигерии так бы поступили, как поступили ныне с российскими?

Владимир Кара-Мурза: Наоборот, я слышал, что некоторые руководящие лица Думы, состоящие в «Единой России», вам помогали.

Антон Самойленков: Как раз так получилось, что одновременно с обращением в редакцию журнала «Человек и закон» группа родственников обратилась и в Государственную думу, именно во фракцию «Единая Россия». И второй раз, когда я ездил в Нигерию, со мной поехал депутат Государственной думы Владимир Васильев, он как раз «единоросс», и он координатор связей в парламенте Африки. И вместе с ним мы выступали перед парламентом, перед сенатом Нигерии, встречались со спикером, с новым министром юстиции. Я считаю, что «Единая Россия» именно в этом деле, особенно не выгораживаю их, но они действительно сыграли какую-то роль.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Подмосковья от радиослушателя Андрея.

Слушатель: Здравствуйте. У меня такая мысль, что нашему правительству на русских наплевать, которые находятся вне России. И если бы задержали американцев, то был бы скандал международный.

Владимир Кара-Мурза: Кстати, не будем говорить только про русских, там же не только российские граждане в экипаже.

Антон Самойленков: Там 12 россиян, два румына сейчас в тюрьме находятся, один грузин. Я бы не стал так говорить, что правительство - это от каждого из нас зависит. Тот же консул, в обязанности которого, согласно 61 статье конституции и других законов, Жанна сейчас может назвать, в его обязанности входит защищать российских граждан. Если бы нормальный юрисконсульт взглянул на первом этапе на это дело, когда они были задержаны, как мы знаем, было задержано в октябре 2003 года это судно, официальное обвинение было предъявлено только в марте 2004, если в этот промежуток человек бы просто обратил внимание на эту ситуацию, я не думаю, что нужно вмешательство Путина, Госдумы, правительства, просто нормально человек выполнял бы свои обязанности, никто бы в тюрьме не сидел.

Владимир Кара-Мурза: Почему именно октябрь 2003 года? Довольно смутное время: арестовали Ходорковского, были выборы в парламент. Может быть из-за этого? Бывший заместитель министра иностранных дел России Андрей Федоров считает, что здесь сказалась специфика самой Нигерии.

Андрей Федоров: Обвинение было тяжелым, как считается по нигерийским понятиям – это контрабандный вывоз нефти. Это у них приравнивается чуть ли не к государственному преступлению против власти и так далее. Поэтому нигерийские власти жестоко это карают. Наши моряки попали, как говорится, под нигерийский закон и тут ничего не сделаешь. Второй момент заключается в том, что Нигерия одна из самых коррумпированных стран. Если бы владельцы судна быстро подсуетились и финансово решили все проблемы, то моряков бы столько не держали. И то, что их сейчас выпускают, с одной стороны, результат давления в том числе с стороны России, а с другой стороны - это понимание нигерийской стороной, что из этой ситуации больше не вытянешь, чем они получили.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Одинцова от радиослушателя Игоря.

Слушатель: Скажите, я не по теме, почему много времени уделяется, чего Ющенко сын купил или Саакашвили, я в оппозиционных газетах читаю. А чего старушку сын Иванова сбил или сын в Карачаево-Черкессии семь человек настрелял, чего не уделяется внимание? Чего колхозников оболванивают опять по первому, второму каналу?

Владимир Кара-Мурза: Как видите, мы судьбам наших соотечественников в Нигерии уделяем внимание. Слушаем Георгия Георгиевича из Петербурга.

Слушатель: Здравствуйте. Как известно, император Центральноафриканской республики поедал своих политических противников и вообще занимался людоедством. А среди нигерийских этим занимаются, балуются людоедством или нет?

Владимир Кара-Мурза: Антон, вы были в Нигерии, какова там политическая ситуация?

Антон Самойленков: Я был там два раза, практически месяц общего времени, я не встречал таких случаев.

Владимир Кара-Мурза: Мы не обвиняем в людоедстве. Какова там доля политической стабильности, нет ли там гражданской войны?

Антон Самойленков: Гражданской войны там нет. О какой-то стабильности в этой стране я бы не говорил, ни о политической, ни о какой. Сам президент, который сейчас правит страной, сам сидел в тюрьме, и в той же, где сейчас сидят ребята. Он отсидел там четыре года, вышел, совершил переворот и стал президентом.

Владимир Кара-Мурза: Я слышал, что по итогам вашего расследования головы полетели.

Антон Самойленков: Вы знаете, нам вставляли палки в колеса, многие люди были не заинтересованы, чтобы правда была показана всем. И главком ВМФ был снят и министр юстиции новый сейчас в Нигерии. Это то, что видимая верхушка, что еще было, мы можем только догадываться, но ситуация изменилась.

Владимир Кара-Мурза: Депутат Думы от фракции «Родина» полковник в запасе Виктор Алкснис констатирует равнодушие Кремля в этом вопросе.

Виктор Алкснис: Я не думаю, что если что-нибудь произошло с американскими моряками или английскими, французскими, подобное продолжалось бы два года. А тут людей бросили на произвол судьбы, и они вроде бы никому не нужны. Если бы средства массовой информации не подняли шум по поводу судьбы наших моряков в Нигерии, то они бы там и гнили до сих пор в тюрьме.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от москвича Александра.

Слушатель: Здравствуйте. Скажите, пожалуйста, был или не был вывоз контрабандной нефти из Нигерии? Потому что говорят много, но непонятно, посадили справедливо или все-таки он вывозили и их посадили именно за это.

Владимир Кара-Мурза: Жанна, объясните, пожалуйста, в чем юридический казус с этим танкером.

Жанна Денисова: Они находились в исключительной экономической зоне на 31 миле и к ним как раз подплывали четыре маленьких нигерийских баржи и сгружали нефть. Каково происхождение этой нефти, опять-таки хозяин, здесь все отдается на усмотрение самих нигерийских властей.

Антон Самойленков: На борту судна в момент задержания находился фрахтовальщик, судно был зафрахтовано нигерийской фирмой, он находился на борту. Его не задержали, не арестовали, его нет в тюрьме. Но есть наши механики, буфетчики, инженеры и так далее.

Владимир Кара-Мурза: Даже если их отпустят под залог, неизвестен исход суда.

Антон Самойленков: Я думаю, что он уже известен, просто нигерийцам нужно какое-то время аккуратно выйти из этой истории.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Муслима.

Слушатель: Здравствуйте. Я вас приветствую. Я хочу сказать, в мире есть три страны – Нигерия, Боливия, Колумбия, а четвертое место после этих стран занимает Россия. Мы должны забывать, что они наши враги.

Антон Самойленков: Я не думаю, что у нас вообще есть какие-то страны-враги, мы ни с кем в состоянии войны не находимся. Тем более, мы ждем от Нигерии позитивных шагов, и говорить, что они враги, не стоит.

Владимир Кара-Мурза: Мы слышали, что есть еще несколько аналогичных казусов с русскими моряками. Какова их судьба? Как участвует ваш журнал и ваша ассоциация в их судьбах?

Антон Самойленков: На самом деле просто море этих ситуаций, особенно с моряками. Есть ситуация в Испании, они уже шесть лет находятся в тюрьме по обвинению якобы в транспортировке наркотиков. Недалеко от Кореи стоит арестованный танкер «Феникс». Моряков кормят, от них практически отказался судовладелец, их кормят местные корейские жители. Естественно, наши ничего не делают. «Наши», я подразумеваю, и профсоюзы, и посольство, потому что танкер стоит 9 месяцев на приколе, а российские граждане до сих пор находятся в таких условиях. В Польше, рядом с Польшей стоит корабль, католическая церковь осуществляет питание наших моряков. Судно практически развалилось, у них нет возможности выехать на родину. Недавно был случай в Панаме: продали на металлолом целый танкер, и весь экипаж остался без денег, и некоторые из них практически по два, по три года добрались домой, искали деньги.

Владимир Кара-Мурза: В Нигерии может быть слабый юрисконсульт, но нельзя же об этом сказать, что в Испании, там когда-то был послом министр иностранных дел Иванов, или в Польше.

Антон Самойленков: Вы знаете, каждое дело нужно рассматривать в отдельности. Мы как раз занимаемся делом в Испании, мы не готовы предоставить в открытую, провести пресс-конференцию, но, по все видимости, и там было очень много допущений, нарушений.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Санкт-Петербурга от Николая.

Слушатель: Здравствуйте. Скажите, пожалуйста, как вы думаете, сколько времени в таких же обстоятельствах примерно находился бы какой-нибудь дальний родственник члена правительства, Государственной думы или на худой конец губернатора или вице-губернатора?

Владимир Кара-Мурза: Как известно, сын Сталина Яков Джугашвили умер в концлагере. Тут так вопрос вообще не стоит. Все российские граждане равны перед законом.

Антон Самойленков: Кем он работал на судне. Если был бы буфетчиком – это одно дело, если капитан, то, может быть, до сих пор бы судился.

Владимир Кара-Мурза: Сегодня вы принесли в студию копию документом, в чем их новизна и что они сулят российским морякам?

Антон Самойленков: Эти документы - это постановление суда от 4 августа о том, что суд выносит постановление об освобождении под залог. Оно состоит из пяти пунктов. «Суд настоящим постановляет, рассмотрев данные обстоятельства, и выносит решение от 4 августа. Первое: Послы Российской Федерации, республики Румыния, республики Грузия в Нигерии должны представить отдельные документы обязательств принятия под залог обвиняемых из их стран и предоставления указанных обвиняемых в каждом случае, когда суд будет рассматривать данное дело по существу».

Владимир Кара-Мурза: То есть они просто до суда выйдут под залог. Давайте послушаем вопрос из Петербурга от Надежды.

Слушательница: Добрый вечер, Владимир, добрый вечер ваши гости. Скажите, пожалуйста, если такое происходит в разных странах, в дальнейшем не могут быть они быть проданы в рабство?

Владимир Кара-Мурза: Имеется в виду, если захватят российских граждан, и судьба их будет безразлична на родине.

Антон Самойленков: Она не безразлична на родине. Сейчас у нас есть две ситуации на самом деле. Катар, если все помнят, вырезалось государство, чтобы двух граждан российских освободить. А в данной ситуации с Нигерией практически идеальная структура общества, когда все - и средства массовой информации, и чиновники, и юристы, и профсоюзы, и родственники, все включились в это дело. За три месяца мы смогли повернуть ситуацию в нашу пользу. С того момента, как к нам попали материалы дела, еще трех месяцев не прошло, а их уже отпустили под залог. Я считаю, что в крайнем случае такое должно быть. И говорить, что в России их судьба безразлична, я бы не стал, абсолютно не безразлична.

Владимир Кара-Мурза: Конечно, сегодня это центральная новость. Слушаем вопрос от москвича Евгения Фрумкина.

Слушатель: Здравствуйте. У меня вопрос к вашему гостю. Я очень рад, что у нас появился новоявленный правозащитник, у меня вопрос к нему такой: предоставлялась ли площадь журнала «Человек и закон» и вообще предоставлялись какие-то ресурсы журнала «Человек и закон» для того, чтобы защищать права человека внутри России, российских граждан внутри России, а не только в Нигерии они нарушаются.

Владимир Кара-Мурза: Давайте поговорим о журнале. Целый специализированный номер посвящен как раз нынешней ситуации.

Антон Самойленков: Да, это тема номера была. Я вам скажу, что это журнал Министерства юстиции Российской Федерации. В этом году нас большой юбилей - нам 35 лет. У нас очень большие традиции, авторитет журнала. Еще во времена Советского Союза журнал славился тем, что заключенные писали письма в журнал, и редакция помогала вытаскивать.

Владимир Кара-Мурза: Это вопрос с подвохом, потому что сейчас в ведение Минюста перешли места исполнения наказаний. Наверное, радиослушатель считает, что нет ли противоречия между правозащитной деятельностью.

Антон Самойленков: Мы считаем себя правозащитниками от государства.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Владимира Викторовича.

Слушатель: Здравствуйте. Очень рад, что дозвонился. Я Радио Свобода слушаю лет сорок, даже тогда когда ее глушили. Слушаю «Голос Америки», «Немецкую волну», изучал марксизм-ленинизм, в партии не состоял. Но вы очень много вопросов интересных обсуждаете. Мне кажется, что все укладывается в одну простую схему: Горбачев предал страну, предал народ.

Владимир Кара-Мурза: Мы поняли ваш вопрос. Наверное, хочет радиослушатель сравнить ситуацию с временами афганской войны, когда так же наших советских военнопленных из Афганистана, так и не освободив, вывели войска и ушли. Не повторяется ли эта ситуация с нашими моряками?

Антон Самойленков: Вы знаете, я, допустим, представляю президента, кто бы он ни был, Путин или еще кто-то. Чтобы понять ситуацию с моряками, надо нормальный доклад сделать.

Владимир Кара-Мурза: Например, испанская ситуация началась еще при Ельцине, судя по тому, что уже шесть лет.

Антон Самойленков: Давайте возьмем ситуацию, что даже полтора месяца назад ни в МИДе, ни в посольстве Российской Федерации нет копий обвинительного заключения. О чем может президент принимать какие-то решения или министр иностранных дел может переговариваться с нигерийской стороной, если он не знает суть дела, в чем их обвиняют?

Владимир Кара-Мурза: Как я понял, теперь вашими стараниями.

Антон Самойленков: Мы до всех все довели. Хотя мы журнал Министерства юстиции, мы открыли ситуацию, мы критикуем в открытую. То, что мы видим, мы говорим.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Евгения из Петербурга.

Слушатель: Ребята, почему судьба наших моряков, которые прекрасно знали, что они везут контрабанду, так занимает все ваши западные мозги, а почему судьба русского патриота Юрия Шутова вас не занимает?

Владимир Кара-Мурза: Занимаетесь вы ленинградской ситуацией?

Антон Самойленков: Нет, мы не занимаемся.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Олега из Санкт-Петербурга.

Слушатель: Здравствуйте. Как вы объясните, почему русские моряки нанимаются в качестве лакеев в разные сомнительные иностранные компании, а не плавают на отечественных судах отечественных компаний?

Владимир Кара-Мурза: Очевидно, из-за кризиса отрасли.

Антон Самойленков: Наверное, много причин есть, финансовая в первую очередь.

Владимир Кара-Мурза: Напомните, кто откуда родом моряки.

Антон Самойленков: Из Новороссийска, есть из Краснодара, естественно, грузин из Тбилиси.

Владимир Кара-Мурза: Не секрет, что из-за кризиса, из-за безработицы, из-за отсутствия рабочих мест на российских судах приходится наниматься. Слушаем москвичку Ольгу Ивановну.

Слушательница: Добрый вечер. У меня вопрос к вашим гостям: а какие-то санкции будут приниматься по поводу консула в Нигерии, что он не исполняет свои должностные обязанности?

Антон Самойленков: Знаете, пускай на этот вопрос Жанна ответит, какую ответственность несут работники МИДа в таком случае или в похожих случаях.

Жанна Денисова: Я считаю, что мы сейчас не можем принимать никаких решений за это, как за работников МИДа, посольских работников. В принципе, есть законы, они будут отвечать, если будут выявлены какие-то нарушения с их стороны. Я думаю, существуют специальные комиссии, которые будут разбираться, а мы здесь можем только предполагать.

Антон Самойленков: В тюрьму никто не посадит их, максимум что могут снять.

Владимир Кара-Мурза: Служебное несоответствие на военном языке называется.

Антон Самойленков: Несмотря на то, что люди сидели два года в тюрьме, могут снять, но никакой ответственности не понесет за это уголовной.

Владимир Кара-Мурза: Адвокат Дмитрий Штейнберг, председатель международной комиссии по расследованиям военных преступлений и массовых нарушений прав граждан, видит в данной ситуации изъяны российской внешней политики.

Дмитрий Штейнберг: Все, что происходит с нашими соотечественниками в Нигерии, свидетельствует о явных просчетах нашего внешнеполитического ведомства. Можно по-разному реагировать на факты ущемления соотечественников за рубежом, можно, допустим, отлупить где-нибудь в Москве в переходе иностранцев и тем самым спровоцировать антироссийские настроения, а можно действовать эффективно в рамках тех международно-правовых норм, которые разработаны, которые действуют. Генеральная ассамблея ООН в 1985 году рекомендовала и разработала типовые соглашения о передаче заключенных на родину. То, что происходит с нашими соотечественниками, в частности, в Нигерии – это полный беспредел.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Юрия Владимировича.

Слушатель: Господин Самойленков, меня интересует такой вопрос: есть ли случаи задержания нашими властями, то есть властями Российской Федерации судов и самолетов, которые провозили, скажем, какую-либо контрабанду для северокавказских террористов или вывозили что-либо неразрешенное от нас? И какие санкции при этом были применены нашими судебными органами?

Владимир Кара-Мурза: Сейчас на Дальнем Востоке показывают сюжеты о китайских контрабандистах.

Антон Самойленков: В Балтийское море, была пара случаев задержания на турецкой водной границе. Этот вопрос стоит задать не нам, а главкому ВМФ. Мы стараемся, занимаемся помощью соотечественникам за рубежом.

Владимир Кара-Мурза: Пограничная служба сейчас в ведении ФСБ.

Антон Самойленков: К сожалению, не владеем информацией, но мы знаем, что такие случаи были.

Владимир Кара-Мурза: Просто радиослушатель намекает, что Россия сама подставляет другую щеку. Это отнюдь не так, она тоже применяет силу в сложных ситуациях. Слушаем вопрос из Петербурга от радиослушателя Сергея.

Слушатель: Добрый вечер. Я бы хотел попросить прояснить следующее обстоятельство: кому принадлежала судно или принадлежит, кому принадлежала эта нефть? Какой был маршрут этого судна? Каким образом оно оказалось в прибрежных водах Нигерии?

Антон Самойленков: Давайте я попытаюсь ответить на этот вопрос по порядку. Судно принадлежало греческой компании, управлялось греческой компанией. Было зафрахтовано нигерийской компанией. Экипаж – сборная солянка – русские, румыны, грузин. Была ли на борту нефть? Вы знаете, строго юридически говорить если, суд еще идет, даже в суде называют не нефть, а карго. Потому что все анализы были взяты с нарушениями. В процессе, когда судно стояло в порту, при помощи нигерийских военных к нему подошел еще один танкер, и карго было скачено с этого судна. Это было большое дело, это был военный трибунал, два адмирала потеряли свои звезды в Нигерии за это. Сколько младшего состава потерло свои места, я уже даже боюсь сказать. Поэтому на данный момент, что это была вообще нефть, а не бензин, не мазут - это не установлено. Суд продолжается. Поэтому этот вопрос я комментировать дальше не буду.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Петербурга от Владимира Сергеевича.

Слушатель: Здравствуйте. В Санкт-Петербурге в Балтийском морском пароходе был такой деятель Харченко, большой демократ, друг Собчака, друг Ельцина и так далее. Сейчас у БМП нет судов. На какие суды должны наниматься капитаны и питерские моряки? И что сейчас делает Харченко?

Владимир Кара-Мурза: Мы уже установили, что «Человек и закон» пока не всеми ленинградскими криминальными историями занимается, но тему подняли правильную.

Антон Самойленков: Пишите нам, будем рассматривать.

Владимир Кара-Мурза: Вы знакомы с женами российских моряков. Как они рассказывают о своем социальном житье-бытье в Новороссийске, Краснодарском крае?

Антон Самойленков: Трудно, конечно. Два года мужей и сыновей нет дома. У кого-то мать при смерти, у кого-то дети без отца растут. Тяжело. Во многих семьях это единственные кормильцы были. И если греческая компания выплачивала базовую зарплату в первые месяцы ареста судна, то после того, как греки украли судно, они перестали платить деньги. Держатся женщины отлично, я считаю. Когда мы поехали с ними в Нигерию первый раз, я провел инструктаж серьезный с ними. И когда привел в тюрьму на первое свидание, я их убедил, чтобы они не плакали, чтобы они поддержали своих мужей, сыновей. Две мамы и две жены поехали со мной в первый раз. И они действительно держались. Когда вышли ребята, изможденные, худые, когда они сказали, что никому не нужны, зачем вы приехали, уезжайте, у них было полностью все опущено. Женщины старались улыбаться, говорили, что все нормально, скоро все изменится, ни одна из них не заплакала. Когда они вышли из тюрьмы (это ребята уже не видели), у них слезы просто ручьем полились, минут 20-30 стояли, просто плакали. Ребята выйдут, узнают, что им это стоило приехать в Нигерию и помогать им в течение этих месяцев, быть рядом с ними. Но ребята ни разу не видели от них ни слезинки, ни проблемной ситуации. Они просто молодцы, особенно матери двух - Красикова и Кравцова. Они просто молодцы.

Владимир Кара-Мурза: Начали зачитывать исковое заявление, давайте продолжим.

Антон Самойленков: Постановление суда. Пункт 2: «Министр иностранных дел или назначенное им лицо, а также советник по национальной безопасности Нигерии или назначенное им лицо Нигерии должны подтвердить подлинность подписей лиц, предоставляющих себя в качестве послов этих трех стран в Нигерии».

Владимир Кара-Мурза: То есть соединились с Грузией и с Румынией.

Антон Самойленков: В Грузии нет посольства, румыны сами за себя. Кстати, хочу ответить, когда румынские женщины приезжали и навещали экипаж и привозили еду, они всегда привозили одежду и еду только на двух человек, на двух румын. Когда наши женщины готовили еду, привозили одежду, деньги, они привозили для всего экипажа, для всех 15 человек, включая румын и грузина.

Владимир Кара-Мурза: Оставим это на совести румынской стороны. Я думаю, что это вряд ли какая-то антироссийская позиция.

Антон Самойленков: Особенности национального характера.

Владимир Кара-Мурза: Строго говоря, румын в шесть раз меньше, чем россиян, поэтому им в шесть раз больше пришлось бы везти.

Антон Самойленков: Третий пункт: «Каждый из послов должен четко указать, кто из обвиняемых является гражданами его страны и в отношении кого предоставлены обязательства». Четвертый пункт: «Обвиняемые должны сдать свои паспорта и дорожные документы главному регистратору Федерального суда». Пятый пункт: «Если обвиняемые будут скрываться от правосудия или предпримут попытку скрыться от правосудия, то освобождение под залог, предоставленное настоящим постановлением суда, аннулируется без каких-либо дополнительных разбирательств». И вот уже две недели все эти заверения подписей происходят, и мы очень надеемся, что ребята находятся последнюю ночь в тюрьме. Мы очень надеемся, что освобождение произойдет завтра в три часа по московскому времени, максимум послезавтра в три часа по московскому времени. 90%, что они последнюю ночь находятся в тюрьме.

Владимир Кара-Мурза: Тележурналист Михаил Леонтьев считает, что вся история, произошедшая в Нигерии, очень поучительна.

Михаил Леонтьев: Нигерийская история, конечно, безобразие, что российское правительство вмешалось поздно, надо было этим заниматься с самого начала и иначе. Вообще, что вмешалось – это против наших правил и манер. С нигерийцами вообще тяжело иметь дело. Тем более, что они в чем-то якобы даже виноваты. Поэтому это сложная история. Если есть возможность держать таких людей в состоянии вменяемости, чтобы они нас боялись. Чтобы не только говорили, что Советский Союз такая страна, которой страшно боялись, что он внушал ужас. Такие, как нигерийцы, очень хотели, чтобы мы их смертельной дрожью боялись.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Владимира Ивановича из Санкт-Петербурга.

Слушатель: Доброй ночи. У меня такой вопрос: поехали женщины, жены, близкие, чтобы накормить наших граждан, наших соотечественников. Скажите, пожалуйста, а разве нет посольства там? Почему посольство не могло выделить? Люди в таком бедственном положении, они находились в ужасном положении. Неужели посольство, представляющее наше государство, нашего президента, нашу думу, всех нас, не могло накормить хотя бы по каким-то низким, по более-менее нормальным пределам, питание элементарное. На какой-то срок - на полгода, на два, но кормить хотя бы понемножку.

Владимир Кара-Мурза: Я слышал, что все переболели малярией, и от нее нет лекарств в Нигерии.

Антон Самойленков: Лекарства есть, но их не разрешают официально передавать, к сожалению.

Владимир Кара-Мурза: Я слышал, что пришлось заплатить за пребывание на территории посольства русским женщинам.

Антон Самойленков: К сожалению, это тоже история неприятная, на мой взгляд, что когда женщины приехали, им сказали, что предоставят машину, проживание, и все это будет бесплатно. По прошествии двух месяцев они выставили счет порядка четырехсот долларов, чтобы заплатить. Что самое интересное, они приехали в Нигерию 6 июня, но счет за машину, за посещение тюрьмы и за электричество им почему-то предъявили уже с первого числа. То есть их физически не было в Нигерии, но им посчитали расходы на бензин.

Владимир Кара-Мурза: Не ожидает ли эта участь всех моряков, если их выпустят под залог, и они будут жить на территории полпредства?

Антон Самойленков: Они вряд ли будут платить, тут уже подключился профсоюз моряков, они берут все расходы на себя, и больше никто счета выставлять не будет.

Владимир Кара-Мурза: Можно ли как-то компенсировать в случае выигрыша в суде их двухлетние страдания, моральный, материальный ущерб?

Антон Самойленков: Вы знаете, это долгое дело. Во-первых, их ни в чем не обвинили, они задержанные, подсудимые. Если их суд признает невиновными, то в чем можно обвинить Нигерию? Нигерия должна подписать некоторые международные договора, соглашения. Просто так с Нигерии спросить не получится - это может занять и десять лет и неизвестно, какие будут решения.

Владимир Кара-Мурза: Наши эксперты говорят, что в виду отсутствия правовых отношений между Россией и Нигерией, что надо компенсировать, какие пробелы?

Жанна Денисова: Надо заключить двусторонне соглашение между Россией и Нигерией хотя бы о взаимной выдаче преступников, скажем так. Помимо этого Нигерия претендует на какие-то места в ООН, в наиболее значимых мировых организациях. Видимо, пока идет судебное разбирательство, на примере русских моряков, я думаю, что им еще рано. Хотя бы базовые договоры и соглашения заключить и тогда уже претендовать на какое-то мировое значение.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Иваново от Юрия Андреевича.

Слушатель: Здравствуйте. Меня такой вопрос интересует: 15 минут назад прошла информация о 39 лимоновцах арестованных. Меня интересует, как относятся ваши гости к этой истории?

Владимир Кара-Мурза: Очевидно, поскольку вы юристы и представляете журнал «Человек и закон», аудитория требует от вас более широкого круга вопросов. Занимается ли «Человек и закон» делами Национал-большевистской партии?

Антон Самойленков: Нет, мы не занимаемся этими делами. Я вам честно скажу, что лимоновцы к нам не обращались в отдел писем и в приемную нашу, материалы о них у нас тоже, к сожалению, в последнее время не попадали. Все, что мы можем знать об этой ситуации, только из новостей вместе с вами, а все остальное это будет личное мнение. Я, допустим, не согласен с ними, и их арест лично меня не очень интересует.

Владимир Кара-Мурза: Расскажите об ассоциации «SOS Russia», какими вопросами она занимается.

Жанна Денисова: Если говорить о «SOS Russia» – это довольно молодая организация неправительственная. Создана для помощи соотечественникам, согражданам за рубежом. В последнее время довольно-таки много проблем, вопросов возникает у россиян именно за границей. С одной стороны, сказывается незнание законов, местных обычаев, традиций. С другой стороны, мы видим, что более и более возрастает поток граждан российских за рубеж по тем или иным причинам, в год эта цифра достигает 14 миллионов. То есть либо уезжают на работу, либо уезжают на учебу, по каким-то другим причинам и сталкиваются с различными рода ситуациями. Данными ситуациями, как мы знаем, занимается и МИД, и другие правительственные структуры, но они, к сожалению, не справляются. «SOS Russia» создана параллельно с данными структурами в помощь МИДу, Минюсту и другим структурам.

Владимир Кара-Мурза: Уже обращался кто-то к вам, кроме родственников моряков, задержанных в Нигерии?

Антон Самойленков: В принципе у нас в редакцию «Человек и закон» приходит около трехсот тысяч писем ежегодно. У нас есть все вопросы, связанные с соотечественниками и так далее. Когда мы открыли «SOS Russia», и особенно освещается ситуация с моряками в Нигерии, нам поступает много вопросов. Сегодня буквально у меня была женщина, ее вместе с дочерью задержали на территории Финляндии, удерживали ее в психбольнице без всякого постановления суда. В течение месяца кололи какие-то препараты ей и ее дочери. Российское посольство тоже никак не среагировало. И вот сейчас она принесла все документы, которые удалось ей собрать, и мы внимательно изучаем. Буквально несколько часов назад мы с ней расстались.

Владимир Кара-Мурза: Посол Российской Федерации в отставке Анатолий Адамишин, бывший заместитель министра иностранных дел, курировавший направление Африки, считает, что в подобных делах нужно проявлять настойчивость.

Анатолий Адамишин: В таких странах, как Нигерия, дело зависит от решения политических деятелей, которые, как показывает мой опыт, часто не руководствуются просто отрицательным отношением к России - так вот, держи российских моряков, а просто своими внутриполитическими соображениями. Мы тоже, наверное, несколько пренебрегли такими делами, как свобода моряков и так далее, и полагались на юридическую сторону. А здесь требуются политические действия, политический нажим.

Владимир Кара-Мурза: Ожидаете ли вы, когда успешный поворот приобрело дело российских моряков в Нигерии, что попытаются российские политики составить себе выгодный имидж и присоединиться к вашему успеху?

Антон Самойленков: Когда прозвучало слово «победа», сначала тихо, потом все поняли, что это победа, сразу появилось много претендентов, что они тоже принимали участие и именно их публикации в том или ином средстве массовой информации привели к тому, что начал МИД действовать, начали что-то делать и так далее. Много кто хочет пропиариться на этом деле.

Владимир Кара-Мурза: Я вижу у вас в этом номере журнала обращение Московской патриархии. Какую роль сыграло обращение патриарха в судьбе наших моряков?

Антон Самойленков: Вы знаете, я лично попросил Его святейшество написать это послание. На определенном этапе оно сыграло какую-то поворотную роль, потому что посла Российской Федерации Мелихова президент страны не принимал несколько месяцев по вопросу моряков. Но когда он узнал, что есть послание от патриарха, он его принял, он его прочитал и в его присутствии сказал, что он постарается ускорить этот процесс. И если вдруг они будут признаны виновными, он не будет против их амнистирования и скорейшего возвращения на родину. То есть патриарх вступился в тот момент, когда никто не знал в средствах массовой информации, мы даже еще ничего не выдавали, пресс-конференций не было. Он сразу вступился по первой просьбе, узнал, что там невиновные люди. Они действительно невиновные, несмотря на то, что в этом деле говорилось о контрабанде, они знали, на что идут, нефть. Я этим делом занимаюсь пять месяцев и с уверенностью скажу, и скажет депутат Госдумы, который ездил со мной, российские граждане невиновны.

Владимир Кара-Мурза: Кстати, проводят аналогию с историей в Катаре. По сведениям журнала, как содержатся сейчас разведчики, которые выданы на родину? Потому что никаких сведений открытых в прессе нет.

Антон Самойленков: Вы знаете, я тоже не могу комментировать этот вопрос.

Владимир Кара-Мурза: Можно ли так сделать, как с Евгением Адамовым, который задержан в Швейцарии, и просто попросить выдачи российских моряков на родину, чтобы здесь непредвзятый суд занялся этим делом?

Антон Самойленков: На данный момент соглашения с Нигерией нет, но можно заключить разовое соглашение, чтобы передать, судить здесь. И если тут будут признаны виновными, то отбывать наказание на родине. Это можно сделать. Министр юстиции написал свое пожелание своему коллеге. Но, я думаю, что и без этого все обойдется нормально, они действительно невиновны.

Владимир Кара-Мурза: Какие выводы должны сделать российские судовладельцы или российские профсоюзы моряков из этой истории, чтобы не подставлять своих коллег, своих сограждан в рискованных ситуациях?

Антон Самойленков: Я думаю, что они в первую очередь должны подчистить некоторые компании, которые нанимают на работу моряков, профессионалов, не профессионалов, владельцами которых фактически являются греки и другие иностранные граждане, и они действуют в интересах только своих материальных, но ни в коем случае Россия их вообще не волнует. Честь, достоинство и защита прав российских граждан их тем более не волнует.

Владимир Кара-Мурза: Очевидно, после выпуска этого номера журнала польется поток писем с аналогичными обращениями. Что бы вы посоветовали тем россиянам, не всегда такая же громкая история, которая произошла в Нигерии не всегда много российских граждан, одиночные какие-то случаи. Я видел статью о женщинах, чьи жизни под угрозой, оказавшиеся в безвыходном положении за границей. По-моему, вы писали об этом, Жанна. Что бы вы посоветовали, как обращаться за помощью к российским дипломатическим представительствам за рубежом?

Антон Самойленков: Прежде, чем Жанна ответит, я хочу сказать, что не только пойдет поток писем от людей, которые находятся в беде, но и некоторые консульские и посольские работники тоже по-иному взглянут на ситуацию. Мы будем четко следить и будем гарантировать защиту прав и достоинства каждого российского гражданина, даже если они виновные. Мы должны убедиться в том, что им были предоставлены равные возможности с местными жителями, предоставление их интересов в суде – переводчики, права и так далее. В нигерийском случае этого не было.

Жанна Денисова: Если говорить о той же ситуации с моряками, то при приглашении на работу нужно прежде всего четко смотреть пункты договора, где подписываются права и обязанности компаний в случае таких форс-мажорных обстоятельство, которые произошли в данном случае. Если же говорить о женщинах, попавших в рабство, в безвыходное положение, без документов, другие неприятности случились, необходимо прежде всего еще на месте убедиться, куда вы едете, изучить минимальные нормы страны пребывания. Кроме этого заручиться адресами, в частности, посольские адреса. Так же минимальный базис должен быть языка.

Владимир Кара-Мурза: Наши моряки как с судопроизводством нигерийским общаются?

Антон Самойленков: К сожалению, большая часть команды не владеет английским языком, уже в тюрьме некоторые учат. Во время ареста они не владели языками. Во время допроса, во время следствия, которое началось спустя пять месяцев после задержания, переводчиком был капитан. Согласно всем международным законодательствам, только капитан являлся первым подозреваемым, потому что он несет ответственность за все операции с карго на борту судна. Первый подозреваемый являлся переводчиком у всей остальной команды. Это грубейшее нарушение.

Владимир Кара-Мурза: На заключительном этапе суда российское посольство предоставит все необходимые условия?

Антон Самойленков: Нет, посольство не предоставляло переводчика. Вы знаете, после такого внимания на эту маленькую страну, на это маленькое посольство, я думаю, они предоставят все.

Владимир Кара-Мурза: Надеемся на успех начатого вами дела.

XS
SM
MD
LG